On-line: гостей 0. Всего: 0 [подробнее..]
АвторСообщение
Shin-san
Любимый внук Наэ-Хомад


Сообщение: 235
Зарегистрирован: 21.08.07
Откуда: Россия
Репутация: 9
ссылка на сообщение  Отправлено: 28.12.09 15:40. Заголовок: Новое Начало - Альтернатива. Часть III (Главы 8-13)


Название: Н.Н. - Аль. Ч. III (1-7) (8-13) (14-22) - Война на восемь сторон света.
Автор: Shin-san (Shinsan@yandex.ru)
Бета: Янина (joyleaf@mail.ru), Элериан (omega151@mail.ru).
Рейтинг: R.
Направленность: Гет.
Пэйринг: ГП/НЖП.
Жанр: AU, Экшн, Дарк.
Дисклеймер: что не моё - принадлежит Леди Дракула аka Mystérieux Shadow (согласие автора на препариование ее фика получено) и еще какой-то тете по фамилии Роулинг.
Саммари:
Вся книга: Всем недовольным фанфиками «Властелины Стихий» и особенно «Новое начало» посвящается.
Альтернативный вариант «Нового начала» - сиквела «Властелинов стихий».
Время повернулось вспять – но Драко и Северус сохранили память о произошедших событиях. Обретя силу и возможности Лоно Хара, они поднялись на неизмеримо высшую ступень над «обычными» магами. Но, как говорится, «Не считай себя самым сильным – всегда найдется сильнее». Или, как минимум равный.
Часть III: Лоно Хара и ее правители, незыблемая империя, распространившая свою власть на многие миры и правящая ими тысячи лет. А с другой стороны — стремительно набирающийся темную мощь Гарри Поттер. Они оба не привыкли уступать и предпочитают говорить с позиции силы. А что бывает, когда две стороны разговаривают друг с другом с позиции силы? Ответ прост - война.
Размер: Макси.
Статус: В работе.

Обсуждение: Сюда


P.S. Для лучшего понимания многих событий и фактов настоятельно рекомендую хотя бы по диагонали ознакомиться с оригиналами:

Властелины Стихий
Первая трилогия:
Властелины стихий. Часть I.
Властелины стихий. Часть II.
Властелины стихий. Часть III.

Новое Начало
Вторая трилогия:
Новое начало. Часть I.
Новое Начало Часть II.
Новое Начало Часть III. Эпилог

Избранный, ты так ничего и не понял. Ложка есть. Это тебя нет... Спасибо: 0 
Профиль
Ответов - 7 [только новые]


Shin-san
Любимый внук Наэ-Хомад


Сообщение: 243
Зарегистрирован: 21.08.07
Откуда: Россия
Репутация: 9
ссылка на сообщение  Отправлено: 28.12.09 15:54. Заголовок: Глава 08. Учителя и ..


Глава 08. Учителя и ученики-1.


Очередной военный совет, проходивший в месте постоянной дислокации сводных аврорских отрядов в дальнем пригороде Брибсби, как обычно, вел Аластор Хмури со своими ближайшими помощниками, супругами Лонгботтом. Собрались командиры всех подчиненных Шизоглазу отрядов, от союзной стороны присутствовали Норт и Поттер со своей «второй тенью», как окрестили присутствующие Рен, ибо Гарри редко когда можно было застать в одиночку, без его немногословной спутницы. Прибыл и представитель центрального штаба Аврората, чей состав только-только начал восстанавливаться за счет вербовки добровольцев с хотя бы минимальным боевым опытом и пополнения из недавнего, все же состоявшегося, выпуска школы авроров в Эпплби.
Резкий белый свет висящей под потолком волшебной лампы с простым, широким абажуром четко освещал большой овальный стол в здании штаб-квартиры, заваленный свежими газетами, сводками о состоянии подразделений, свитками пергаментов с отчетами и заметками, многочисленными вкривь и вкось исчерканными картами, и сидящих за ним людей. Внимание мужчин и женщин было приковано к Хмури, занимавшему место во главе стола. Старый аврор, чуть привстав и тяжело опершись обеими руками о потемневшую от времени столешницу, обычным своим ворчливо-скрипучим голосом подводил итоги:
- ...и на данный момент у Вольдеморта остался ещё один оплот - вернее будет сказать, один-единственный. И ни для кого не секрет, что это – наша знаменитая школа чародейства и волшебства Хогвартс, оккупированная противником еще весной и превращенная им в хорошо укрепленный бастион. Сейчас он битком набит темными тварями, натащенными со всей Европы, и разнообразной черномагической сволочью – с самим Томом Реддлем во главе.
Хмури закашлялся, будто ему захотелось гадливо сплюнуть при одном только упоминании этого имени, глотнул из своей фляжки и продолжил:
- Но тот факт, что наша цель — Хогвартс, сильно осложняет предстоящий штурм. Обычные заклинания будут практически бесполезны - все вы знаете, сколько сил и магии Основатели вложили в свой замок, а особо мощная магия и прочие, гм... нетрадиционные методы, - искусственный глаз Хмури с жужжанием крутанулся в глазнице и уперся в Гарри, Рен и Эдварда, — категорически неприемлемы, иначе мы рискуем получить обратно не старый добрый Хогвартс, а живописные руины на его месте. Хотелось бы услышать ваши соображения на этот счет.
- Я предложил бы медленно сжимать кольцо, - тут же подал голос один из командиров. - В качестве дежурных отрядов и сил быстрого реагирования вполне можно оставить несколько сотен призванных авроров-резервистов, а также привлечь добровольцев из ДПА. Все прочие, наиболее боеспособные части авроров, включая, разумеется, и наши спецотряды, необходимо сосредоточить вокруг Хогвартса, охватив его со всех сторон. От каминной сети он и так давно отключен, а древняя магия этого замка препятствует аппарации в любую сторону. Чтобы заблокировать его, нам будет вполне достаточно наложить на окрестности антиаппарационные щиты максимального уровня, а после – поддерживать их. И когда кольцо замкнется…
- Вот именно. Что мы предпримем, когда оно замкнется? - поинтересовался высокий и худой представитель штаба Аврората, в упор глядя на оратора. - Тот-Кого-Нельзя-Называть стянул туда все свои оставшиеся силы, а они по-прежнему весьма значительны. Чего стоят одни только драконы - а их там, по нашим разведданным, более десятка... Штурм замка в лоб обойдется нам очень большой кровью, и не факт, что вообще увенчается успехом. Может, стоит поискать альтернативное решение?
- Только не говорите, что вы намерены предложить им… - недобро щурясь, начал Фрэнк Лонгботтом, но штабист тут же перебил его.
- Нет-нет, о сдаче на каких-либо уступках или торге с тёмными магами не может быть и речи, - он махнул ладонью, словно бы категорически отметая подобное предположение. - Я всего лишь имел в виду, что, возможно, нам следует устроить им полномасштабную осаду. Домовые эльфы покинули Хогвартс сразу после его захвата, а наколдовывать себе еду… Вы не хуже меня знаете, что это такое… Очень скоро в стане врага, лишенного всяческого снабжения, начнутся раздоры и внутренние распри, и очень вероятно, что через какое-то время они или сами перебьют друг друга, или сдадутся безо всяких условий!
- Пауки в банке? - хмыкнул Фрэнк. - Что ж, в вашей идее, сэр, есть рациональное зерно, и она скорей всего бы сработала, будь там т_о_л_ь_к_о темные маги и все прочие. Но не забывайте — в замке еще и Вольдеморт. - Штабист поморщился, а Лонгботтом откинулся на спинку стула и скрестил руки на груди. – Помните, за последние несколько десятков лет – это самый опасный и изощренный противник, с которым сталкивалась Британия. И одному только Мерлину известно, что может измыслить преступный ум этого дико озлобленного и загнанного в ловушку нелюдя, если дать ему хоть какое-то время. Последствия могут быть просто катастрофичны. И поэтому лично я считаю, что затягивать со штурмом – гибельная затея. Действовать надо быстро.
- Присоединяюсь, - Поттер, до этого момента сидевший молча, немного поднял руку, привлекая к себе внимание. – Медлить нельзя, потому я предлагаю следующий вариант второго этапа действий. Нового в нём ничего нет: замыкаем кольцо блокады, сосредотачиваем силы для удара, и я со своими людьми взламываю оборону врага, пробивая в ней несколько брешей. Все вы видели, на что мы способны, здесь проблем возникнуть не должно. Своей «эскападой» мы одновременно и оттянем силы врага на себя, и выясним, какие сюрпризы - а в том, что они будут, лично я нисколько не сомневаюсь - заготовил для нас Реддль. Я и мои друзья перенесем контакт с ними... скажем так, не в пример легче, чем рядовые волшебники, среди которых действительно возможны большие потери. И вот только после того, как Упивающиеся выложат все, что у них есть в карманах, следует начинать общую атаку.
- Что ж, в качестве первоначального плана твоя наметка вполне годится. Как мы все убедились, идеи Гарри еще ни разу не давали сбоя, так что будем надеяться, что и на этот раз наш мальчик не оплошает, - Хмури позволил себе усмешку, вызвавшую смешки и улыбки у всех присутствующих: среди авроров уже давно никто не относился к Гарри, как к «мальчику».
- Тогда мы начнем стягивать наши силы к Хогвартсу уже завтра, - и Фрэнк опёрся рукой о край стола, собираясь встать. - Более подробные детали нам еще предстоит обсудить и разработать, ну, а окончательную шлифовку наша затея пройдет там же, где и всегда. Непосредственно в бою.


***


Покинув Брибсби, Гарри и Рен не отправились в свою новую штаб-квартиру, а вместе с присоединившимися к ним Гермионой и Джинни аппарировали на Гриммаулд Плейс. Гарри давно собирался нанести визит в старый дом Сириуса, а подруги предложили составить ему компанию.
Окраинная маггловская улица с маленьким сквериком, пожалуй, чересчур громко именуемым площадью, была, как и раньше, малолюдна; унылые дома из серого камня, стоящие сплошной стеной, тоже не изменились, не став ни на йоту привлекательнее.
После быстрой проверки не обнаружив ни малейших признаков какого-либо наблюдения, охранных чар или присутствия волшебников, молодые маги подошли ближе.
Невидимый дом номер двенадцать по-прежнему находился под защитой чар «Фиделиус», но чары, по-видимому, напрямую зависящие от магии волшебника, наложившего их, за последнее время истончились и изрядно ослабли — в голове у Гарри только начала оформляться мысль об искомом доме, когда стены соседних строений послушно раздвинулись, торопливо пропуская вперёд фамильный особняк Блэков.
Не трогая дверной молоток в форме свернувшейся змеи, Гарри бесшумно открыл входную дверь, крашенную коричневой краской, пропустил вперед спутниц и осторожно притворил её. В конце концов, этот дом, согласно завещанию Сириуса, являлся его законной собственностью, и он имел полное право заходить в него без стука.


***


Почти все обитатели и частые посетители дома Блэков, еще не зная о прибытии гостей, находились в обычном месте собраний, на кухне – полутёмном помещении с грубыми каменными стенами, размером с хорошую пещеру, расположенном в полуподвальном этаже особняка. Огонь горящего в конце кухне камина и свет, падавший сквозь небольшие полукруглые оконца под потолком, с трудом разгоняли мрак. Следуя давно установившемуся обычаю, члены Ордена Феникса сидели за большим деревянным столом, заставленным чайными чашками, подносами с бутербродами и прочей нехитрой снедью, и вели неторопливую беседу.
- Ну, господа, у кого какие соображения на этот счет? - нейтрально спросил Кингсли Шеклболт, подойдя к столу от камина и бросив на него целый веер свежих газет.
Одержанная в Бамбурге победа освещалась в магической прессе с ничуть не меньшей помпой, нежели первые три выигранных сражения. Пресс-служба Министерства Магии, как и обещал Фадж на своей знаменитой пресс-конференции, буквально завалила все ведущие издания потоком горячей информации, не забыв и прочих журналистов и корреспондентов, из-за чего практически все новые газетные выпуски шли увеличенными тиражами и были посвящены исключительно этим знаменательным событиям.
На их страницах подробные статьи и интервью перемежались многочисленными колдографиями: обширные мрачные подземелья Бамбурга, в которых ещё совсем недавно шли упорные сражения, груды трофеев, порой совершенно жуткого толка, которые усилиями поисковых команд все продолжали расти, бледные лица пленных Упивающихся, бросающих затравленные взгляды по сторонам…
Почти половину передовиц украшали колдофото с оторванной драконьей головой, лежащей на земле, с вывалившимся из пасти длинным, черным, раздвоенным языком.
И если первый сенсационный выброс правды о победах авроров вызвал в магическом обществе бурный ажиотаж, граничивший с восторженной истерией, то эта серия репортажей, наоборот, успокоила большинство рядовых обывателей, окончательно убедив их, что отныне им нечего бояться — происходящее не было чередой случайностей, и Министр, и Аврорат не собираются останавливаться на достигнутом, а наоборот — полны решимости добить противника, развязавшего эту преступную войну.
Разглядывавшие активно движущиеся картинки газетных заголовков члены Ордена Феникса не спешили отвечать на повисший в воздухе вопрос Шеклболта.
По сравнению с прошлым годом, сегодня за старым кухонным столом Блэков их собралось чуть ли не втрое меньше. Слишком многое в Ордене держалось на его основателе и благодаря ему. Трагические события в Хогвартсе, выведшие его директора из игры, практически ополовинили боевой и политический потенциал Ордена. После вынужденного отхода Дамблдора от дел Орден Феникса возглавил триумвират Шеклболт-Люпин-МакГонагалл. Их общее мнение сводилось к тому, что в нынешнем составе и в текущей ситуации активные боевые действия против многократно превосходящих сил Вольдеморта будут чистой воды самоубийством. А, следовательно, деятельность организации необходимо сосредоточить на разведке, помощи воюющим аврорам и, как ни прискорбно было это признавать, создании материальной базы для перехода на нелегальное положение в случае победы Темного Лорда.
Эта, возможно, верная и дальновидная, но пассивная политика сразу же возымела свои негативные последствия: ряды Ордена покинул Аластор Хмури. Ветеран корпуса авроров категорически не желал ничего слушать о сворачивании боевых действий. Обмен мнениями на очередном собрании перерос в дискуссию, та превратилась в бурный спор, и в конце концов Хмури крайне нелестно и не стесняясь в выражениях, высказал своё мнение о тех, кто в самый разгар сражения уже присматривает, куда бежать и в каком подвале прятаться, и ушел, хлопнув дверью. К нему немедленно присоединилась его протеже – разозленная на соратников, как сто чертей, Нимфадора Тонкс, а также оба супруга Лонгботтом, к тому времени уже вышедшие из больницы. Они целиком и полностью разделяли взгляды Шизоглаза на войну с Тёмным Лордом, что, впрочем, было неудивительно.
Также Орден покинули Наземникус Флетчер – старый пройдоха попросту исчез, затерявшись где-то среди знакомых ему до последнего булыжника переходов и тупичков Лютного переулка, Флёр, несмотря на яростные протесты отправленная Биллом домой, во Францию, и Чарли, вернувшийся в свой драконий заповедник: угроза нападения на него была весьма и весьма реальной. Молли Уизли тоже практически перестала появляться в доме Блэков, посвятив себя уходу за младшим сыном.
Из активных членов организации остались только Минерва МакГонагалл, оказавшаяся на склоне лет без преподавания вообще и своего факультета в частности, Артур Уизли, Кингсли и Стерджис Подмор, работавшие в министерстве, а также Гестия Джонс и Дедалус Дингл, постоянно пребывавшие в разъездах, выполняя задания Ордена.
- Какие тут могут быть соображения, Кингсли? – устало проговорил Ремус. Изможденное лицо оборотня было точно такого же оттенка, как серая потрепанная пиджачная пара, которую он носил, и выглядел он лет на двадцать старше своего истинного возраста. Люпин взял газету, окинув взглядом передовицу, и положил её обратно на стол. – Все последние события свиде

Избранный, ты так ничего и не понял. Ложка есть. Это тебя нет... Спасибо: 0 
Профиль
Shin-san
Любимый внук Наэ-Хомад


Сообщение: 244
Зарегистрирован: 21.08.07
Откуда: Россия
Репутация: 9
ссылка на сообщение  Отправлено: 28.12.09 15:55. Заголовок: Глава 08. Учителя и ..


Глава 08. Учителя и ученики-2.



***


В отсутствие Гарри на Гермиону и Джинни обрушился целый град вопросов; члены Ордена Феникса хотели знать всё, начиная с, мягко говоря, необычных знакомств Поттера и участия недавних школьников в войне и заканчивая их планами на будущее. Но довольно быстро волшебники выяснили, что изменения, затронувшие Гарри, не обошли и его спутниц: девушки держались естественно и непринужденно, вежливо улыбались и столь же вежливо отвечали, но стоило пересечь некую незримую черту – и гостьи попросту замолкали.
- С директором все в порядке, он спит, - войдя, сообщил Гарри. - Кстати, рекомендую озаботиться плотным ужином... Или завтраком? В любом случае, аппетит по пробуждению у него будет отменный, как и положено выздоравливающему. И побольше мясных блюд… Ну, а нам уже пора.
Повисла тяжелая пауза.
- Гарри, а что же дальше? - нарушил тишину Ремус Люпин.
- Что дальше? - призадумался Поттер. - Ну, Хогвартс мы отобьем, директор поправится, и школа заработает вновь. Вас, скорее всего, опять возьмут на должность преподавателя ЗОТИ... Или вы имели в виду что-то другое?
- Нет, я про вас... Тебя, близнецов, девочек... Ведь вы же... Вы сможете вернуться в школу?
- Вот это вряд ли, мистер Люпин, - негромко ответил Гарри после небольшого молчания. - Но мы не исчезнем и никого из вас не забудем. Это я вам могу обещать. А теперь извините, но мы уходим.
Гости направились к выходу, решив из вежливости не аппарировать в помещении, а перенестись к себе с крыльца дома Блэков, но в этот момент дверь на верхней площадке лестницы, ведущей в холл, распахнулась, и в кухню, едва не сверзившись со ступенек, влетела Нимфадора Тонкс.
- Гарри!! - выкрикнула она, не обращая никакого внимания на бывших соратников. - Мы уже полчаса тебя вызываем! Где твое зеркало связи?!
- Хм, - Поттер торопливо обшарил карманы под накидкой и слегка удрученно поглядел на авроршу. - Похоже, забыл на столе в штабе отрядов. Надо будет захватить в следующий раз...
- Не захватишь — штаба, считай, что нет вовсе! - выкрикнула девушка.
Только тут Гарри заметил смертельно-бледное лицо Тонкс, сбившееся дыхание и расширенные, влажные глаза. А ещё - грязную, заляпанную подозрительными темно-бурыми пятнами аврорскую мантию.
- Говори, что случилось, - немедленно посерьезнев, Поттер шагнул к девушке.
- Трое из корреспондентов, приглашенных к нам для интервью, оказались людьми Вольдеморта и применили что-то вроде «Бомбардо», только гораздо мощнее! Двое подорвались сами, похоже, были под Империо, но последний сумел уйти. Треть нашего штаба погибла, Лонгботтомы сильно контужены, а Аластор...
- Что с Хмури?!! - схватил ее за руку Гарри. - Убит?
- Нет, но... – Нимфадора хлюпнула носом. - Взрывом его... Колдомедики дают ему не больше суток... Он… Он…
Не выдержав, Тонкс уткнулась в плечо Гарри и зарыдала навзрыд.
- Не время сопли на кулак мотать! – со злостью рявкнул парень, отстраняя и сильно встряхивая авроршу за плечи. - Соберись! Где он? В Мунго или в Брибсби? Ну?!
- В Б-Брибсби, - выдавила из себя девушка.
- Отправляемся! Немедленно!
Политес и вежливость были тут же отметены прочь — прямо посреди кухни, с могучим порывом ветра, разметавшего в стороны все легкие предметы, возник широкий синеватый круг даймонского портала и через миг ослепительно полыхнул и схлопнулся, унося из дома Блэков всех пятерых гостей, оставив членов Ордена Феникса в тревоге и недоумении.


Избранный, ты так ничего и не понял. Ложка есть. Это тебя нет... Спасибо: 0 
Профиль
Shin-san
Любимый внук Наэ-Хомад


Сообщение: 245
Зарегистрирован: 21.08.07
Откуда: Россия
Репутация: 9
ссылка на сообщение  Отправлено: 28.12.09 15:56. Заголовок: Глава 09. Переходные..


Глава 09. Переходные моменты.


Войдя быстрым шагом в наспех развернутый шатер колдомедиков и заглянув за установленную ширму, Поттер резко развернулся и беззвучно прошептал пару забористых проклятий. Дело обстояло куда хуже, чем он предполагал.
Перенесшись с Гриммаулд Плейс в Брибсби, Гарри со своими спутницами и вызванный им Эдвард Норт попали прямо в центр полевого лагеря авроров, сильно напоминавшего сейчас изрядно разворошенный муравейник.
Выяснив у Нимфадоры, где расположился полевой лазарет, Гарри в сопровождении своих спутников быстрым шагом направился в указанную сторону, все еще не теряя надежды на то, что дело обстоит вовсе не так катастрофично, как рассказывала ему захлебывающая слезами Тонкс.
Эта надежда слегка ослабла, когда они прошли мимо здания штаба, три стены которого были испещрены дырами, как голландский сыр, а одна, вынесенная наружу сильным взрывом, попросту отсутствовала. Груда изломанных, расщепленных бревен – вот все, что осталось от нее. Провалившая крыша почти полностью лишилась черепицы, перебитые, измочаленные стропила свисали в пролом тролльими соплями. Невольно замедлив шаг и оценив всю серьезность разрушений, Гарри порадовался про себя, что погибших было так мало.
Но стоило только бросить на лежащего отдельно от прочих пострадавших Аластора один-единственный взгляд, Поттер понял, что радость была преждевременной. Бледная, влажная кожа, на которой сейчас особенно четко выделялись полоски шрамов, заострившиеся черты лица, темные круги под глазами, синеватые ногти на узловатых руках... Все это и многое другое недвусмысленно указывало на то, что Аластору Хмури осталось недолго. Он был без сознания и хотя еще дышал, хрипло, неглубоко и часто, но, по сути, был уже не жилец. Чтобы это понять, Поттеру хватило увиденного, даже не пришлось заглядывать под белую простыню, закрывающую туловище старого аврора до груди и бугрившуюся от многочисленных повязок, равно как и ловить эманации от многочисленных артефактов явно целительского назначения, стоявших вокруг койки на бронзовых подставках или нависавших прямо над раненым, неярко мерцая в такт его дыханию и пульсу. На полу валялись груды залубеневших, бурых от крови бинтов - последствий многочисленных «Ферул».
- Эванеско, - Гарри почти машинально ткнул палочкой в неубранный кровавый мусор и, подойдя к одному из двух дежурных колдомедиков, негромко спросил, кивнув в стону Аластора:
- Что, никаких шансов?
В ответ лекарь, которому за этот день наверняка уже не раз и не два задавали подобный вопрос, лишь устало покачал головой:
- Нет. И их не было с самого начала. Ни магглы, ни маги не способны выжить будучи разорванными практически пополам. У него сложнейший перелом таза и нижнего отдела позвоночника, от желудка и кишечника мало что осталось, повреждено левое легкое и печень... Плюс обильная кровопотеря и не самое здоровое сердце. Мы держим его постоянными вливаниями зелий и кучей магических артефактов, но это лишь отсрочка неизбежного. Еще полдня, максимум сутки... И все. Мы бессильны ему чем-либо помочь.
Гарри поднял руку, чтобы потереть подбородок в привычном жесте сильной задумчивости, но колдомедик истолковал это по-своему, тут же отступив на шаг, и раздраженно вскинул ладонь:
- Вот только не надо! Не надо хватать меня за грудки и трясти, словно майское дерево! Я делаю, что могу, но я всего лишь простой целитель, а не великий Мерлин, и ни угрозы, ни мольбы о чуде не помогут…
- А? – с легким недоумением откликнулся Поттер. Было похоже, что некоторые подчиненные Хмури, услышав от врачевателя неутешительные новости, уже успели несколько раз взять того в оборот. За что, впрочем, их трудно было винить. - Нет, я ничего не собираюсь требовать от вас. Мне просто надо было узнать ваш вердикт, как врача. Благодарю.
Потер покинул огороженный ширмой угол и остановился перед выжидательно уставившимися на него друзьями и соратниками.
- Да, к сожалению, Тонкс была права — колдомедики дают Хмури максимум сутки.
- И что МЫ реально можем предпринять? - задала резонный вопрос Грейнджер. Рен и Уизли промолчали, а Нимфадора лишь всхлипнула и растерла рукавом мантии влагу и грязь по лицу.
- Что мы можем... - машинально повторил за ней Гарри, лихорадочно размышляя.
Потеря Хмури была неприемлема. Абсолютно. Даже недолгое отстранение его от боев на время лечения совершенно не устраивало Поттера, и не столько из-за личных симпатий Поттера и бесспорных талантов Аластора, как руководителя и тактика. Поттер не без оснований подозревал, что назначение нового командующего выльется в совершенно ненужное препирательство командиров отрядов и представителей штаба Аврората, которые не преминут воспользоваться случаем, чтобы прибрать к рукам ставшие во время войны почти автономными боевые группы Хмури.
Рано или поздно обе стороны, конечно, придут к обоюдному согласию, но вот потеря времени... Промедления Гарри допустить не мог, слишком хорошо зная, какие силы стоят за Реддлем, и как близки эти силы к тому, чтобы поддержать ненавистного лысого ублюдка – если не открыто, то близко к тому.
Выбора, по сути, не оставалось, и Поттер принял решение.
- Мы забираем его.
- Что?!! Куда это вы его забираете?!
- Ты думаешь?.. - не обратив ни малейшего внимания на встревоженный возглас колдомедика, на лету поймала Гаррину мысль Гермиона, уже в достаточной степени посвященная в тайны и возможности Эрц-Хаора.
- Именно. Я пару раз размышлял над этой идеей, но теперь ситуация складывается так, что выход у нас только один. Иссану вполне по силам подобная задача. Шесс-неем Аластору, увы, не бывать, но вот просто «подлатать» и «протянуть» тело, в котором хоть немного теплится жизнь — это без проблем. Так что двигаемся. Идешь ты, - и Гарри кивнул Грейнджер, - Рен и Джинни. А вы, мистер Норт, отправляйтесь пока обратно в наше обиталище, и вместе с близнецами ждите. Вы нам, скорей всего, тоже понадобитесь, но позже.
- А я-то еще зачем буду нужен? - удивленно вопросил Эдвард.
- Затем, чтобы толково и доходчиво, а главное — не вдаваясь в лишние подробности, объяснить Хмури, когда он очнется, что же с ним такое сотворили. И чтоб это исходило не только от меня, а еще и от его давнего знакомого.
Никто и не заметил, как проигнорированный лекарь тихо, бочком-бочком просочился к выходу и выскочил из шатра.
- Но... Куда вы его забираете? - немного робко спросила Тонкс, в чьих глазах по-прежнему блестели невыплаканные слезы.
- Не переживай, - Джинни успокаивающе взяла её за руку. - Лекари ничего не могут сделать, но мы... Мы постараемся.
- Так вы его... туда? В Министерство? В Отдел Тайн? - заметно повеселела молодая аврорша.
Стараниями Гарри и его друзей, выдававших весь свой, мягко говоря, необычный магический и физический арсенал за сверхсекретные разработки министерского Отдела Тайн, этот самый отдел стал для авроров настоящей легендой, таинственным и загадочным местом, подобно мифической земле псоглавцев, где возможным становится если не все, то во всяком случае очень многое. Чему в полной мере способствовал и невиданный ранее режим секретности, установленный Фаджем вокруг этого отдела и всего, что было с ним связано. Вопрос Нимфадоры был вполне очевиден — где же еще могут вытащить человека фактически с того света? Только там, в легендарном Отделе Тайн.
- Почти, - ответил ей Гарри, хмыкнув про себя. - В другое его отделение. Но ты не переживай, все будет в порядке, как только мы вернемся, я дам тебе знать. Ну, раз решили, то пора приступать...
Но тут их прервали и весьма грубо.
- Стоять! Ни с места!!! - и в шатер, рывком распахнув полог, ввалился десяток авроров с угрюмыми лицами, горящими гневом глазами и усиленными палочками наперевес. Следом за ними вбежал и колдомедик, тыча из-за широких спин авроров пальцем в Гарри и компанию.
- Вот! Вот он и все эти... Они собираются куда-то забрать моего пациента!
Но последовавшая реакция оказалась совсем не той, которую ожидал увидеть маг. Толпа авроров, сорвавшаяся в бег при известии о том, что их раненого командира собираются куда-то увозить, заметно расслабилась и опустила волшебные палочки.
- А, так это Поттер...
- Гарри, что тут случилось?
- Куда ты решил утащить Аластора?
- Для начала — решил вытащить его из могилы, - хладнокровно отозвался Поттер. - Эти лекари вам хоть сказали, что он вряд ли переживет эту ночь?
- Что?!!! – для некоторых авроров известие и впрямь было неожиданным, и для всех без исключения – крайне болезненным. Как один, они вперили яростные взгляды в позвавшего их колдомедика, и тот сильно пожалел, что не владеет простой и эффективной техникой проваливания сквозь землю. – Он правду говорит?!
- Эээ... Да. Простите, но разве вам никто не сообщил?..
- Нет!!! И кто, интересно, додумался утаивать такое??!! Надо бы разобраться...
- Погодите, - остановил их Поттер. - Так я его забираю?
- Ни в ко…ем случае! – кое-как совладав с голосом, выкрикнул вспомнивший о врачебном долге лекарь, к которому уже успел присоединиться его коллега. - Пациент совершенно нетранспортабелен! Это наверняка убьет его!
- Гарри, что он говорит...
- Не слушайте его, - отмахнулся юноша. - Если Аластора оставить здесь, он гарантированно умрет. А я... Мы сможем его спасти. Но не здесь.
- Гарри отвезет его туда, - вмешалась в разговор Тонкс, успевшая немного успокоиться. - Ну, вы сами понимаете...
И девушка многозначительно показала пальцем вверх и поиграла бровями.
- А-а-а-а... – переглянувшись, понимающе протянули авроры. - Тогда конечно. Гарри, а ты обещаешь, что наш старик точно выживет?
- Конечно, обещаю, - кивнул Поттер и, решив, что вопрос закрыт, направился с Гермионой и Джинни за ширму к Хмури. Рен уже ждала их.
- Стойте! Я не разрешаю! Это запрещено! – дав петуха, снова подпрыгнул колдомедик и тут же замолк, снова ощутив, как скрестились на нем недобрые взгляды десятка авроров. Спасению их командира пытались помешать? Не самый разумный шаг…
- Слушай-ка ты, прыщ гиппократов…
- Сам ничего не можешь – ползи себе в сторонку и не мешай другим!!!
- Поттер пообещал — а значит, можно уже начинать скидываться старику на праздничный стол по поводу выздоровления!
- Ты вообще знаешь, кто такой наш Гарри, а? Трубка ты клистирная?
Окруженные со всех сторон подталкивающими их к выходу аврорами, колдомедики могли только растерянно пятиться, когда в глубине шатра-госпиталя сверкнула беззвучная сиреневая вспышка. Воспользовавшись секундным замешательством окружающих, лекарь прошмыгнул между двумя аврорами и метнулся к отгороженному ширмой углу, где... не обнаружил ничего, кроме струйки тающих прямо на глазах огоньков. Смертельно раненый командир авроров бесследно исчез вместе с полевой койкой, поддерживающими его жизнь магическими устройствами, Гарри Поттером и тремя сопровождавшими его девушками.
- Да успокойтесь вы... - раздался голос крупного мужчины с короткими полуседыми волосами, пришедшего вместе с Поттером и лениво прислонившегося сейчас к опоре шатра. - Я вижу, вы неглупы и не из робкого десятка, раз уж догадались сбегать за аврорами. И вдобавок еще и неплохой врач — переживаете даже за безнадежных. Так что не волнуйтесь. Шизоглаза залатают в лучшем виде, можете не сомневаться. Идите лучше к другим больным, их тут у вас хватает.
- Но как? Как? – не удержавшись, выпалил колдомедик, уже смирившийся с тем, что в данном случае изменить ничего не сможет. - Такие повреждения не излечить ни известной магией, ни маггловской хирургией!
- Что вы, любезный доктор, на свете порой случается такое, что трудно представить даже нам, магам, - скупо улыбнулся здоровяк. - Вот, например, поверите ли вы, что каких-то полгода назад я, весь больной и гнилой, ездил на инвалидной коляске, был без руки и ноги, да вдобавок еще и одноглазый?
- Мне, знаете ли, сейчас не до шуток, - немного неприязненно ответил ему врач, окинув мимолетным взглядом пышущего здоровьем крупного мужчину. - Рассказывайте ваши байки кому-нибудь еще, а я пойду к больным.
- Вот и я уже почти не верю, что когда-то был таким... - задумчиво проговорил Норт в спину удалявшемуся лекарю.


***


Хмури, доставленный поздним вечером из Даймона замотанным в теплый шерстяной плащ, спал мёртвым сном, так и не придя в сознание после извлечения из Иссана. Но это было и неудивительно: его ситуация резко отличалась от случая с живым и относительно здоровым Нортом. Травмы, полученные Аластором при взрыве, были чрезвычайно тяжелы, и его организму, несмотря на полное физическое восстановление, требовался продолжительный отдых. Но так было даже лучше: не пришлось накладывать на пациента сонные чары – Гарри совершенно не планировал демонстрировать аврору истинный источник его чудесного исцеления. Наблюдательность, острый ум и знаменитая паранойя ветерана неизбежно помогли бы ему сопоставить некоторые факты и прийти к совершенно определенным выводам.
Шизоглаза устроили на широком диване в общей гостиной, обложили подушками, укрыли пледом и поручили Добби дежурить рядом, наказав немедленно сообщить, когда гость проснется.
Памятуя об обещании, данном Нимфадоре Тонкс, Гарри отрядил Гермиону сообщить ей и всем аврорам спецотрядов Хмури радостную весть, а заодно раздобыть одежду для Аластора — те рваные, густо пропитанные кровью и лечебными снадобьями тряпки, что сняли с него перед помещением в Иссан, одеждой назвать было трудно. Грейнджер вернулась довольно быстро, причем не одна, а с Тонкс. На немой вопрос Поттера девушка лишь возвела очи горе и пожала плечами; видимо, молодую авроршу было проще убить, чем убедить, что тут справятся и без нее. Обреченно махнув рукой, Гарри отправил ее в помощь к Добби, и вскоре легкий вскрик и отдаленный грохот чего-то упавшего возвестил о том, что Тонкс в полной мере оценила новый облик отдыхающего командира. Хотя… Вспомнив поведение Нимфадоры и особенно её настойчивость в желании находиться рядом с Хмури (взять измором Гермиону – это ещё надо суметь!), Гарри всерьез задумался, а ограничиваются ли отношения Тонкс и Аластора рамками «обожаемый командир — преданный подчиненный»? Со стороны девушки некая подоплёка просвечивала более чем ясно…
Гарри хмыкнул. Раньше подобную парочку немедленно бы окрестили «Красавицей и Чудовищем», но нынешний Аластор... Сила Эрц-Хаора не сделала из него Аполлона, но все же из немолодого, кряжистого, одноногого и иссеченного заклятиями вояки, вышел крепкий, поджарый мужчина выше среднего роста, лет около сорока, с телом и лицом, испещренными тонкими ниточками шрамов, как и у Эдварда. Еще у него появилась почти человеческая новая нога, а волшебный глаз стал неотличим от настоящего; Иссан изменил его вид и добавил в реконструируемое тело так же, как в свое время волшебную палочку Норта в его искусственную руку. Единственным, что опять не претерпело никаких изменений, были волосы. Но длинная, полуседая, «соль с перцем», шевелюра неплохо вписалась в новый облик Хмури.
«Что ж, Тонкс, - с каким-то светлым чувством подумал Гарри, неторопливо шагая к своему домику, - если вас с Аластором и связывает нечто большее, чем дружба и служба, то я сделал все от себя зависящее, чтобы вам помочь. А дальше уже - дело ваше...»
Густая, похожая на бархатное покрывало, летняя тьма понемногу укутывала скрытый от посторонних глаз кусочек магического мира, выстроенные полукругом дома один за другим зажглись огнями освещенных окон. Красные отсветы, падавшие из окна жилища Гермионы, ясно свидетельствовали, что она снова штудирует содержимое даймонской пирамидки, подаренной ей Гарри. Из дома Норта доносились какие-то негромкие звуки и смех: Эдвард любил маггловское телевидение и был не прочь скоротать вечером за просмотром интересного фильма, и Крис нередко присоединялся к старшему товарищу. Джинни пока отсутствовала, а близнецы снова засели в подземном цехе, мастеря, по их собственным словам, «нечто действительно впечатляющее». Гарри проводил взглядом Окой, неспешно шагавшую от своего домика к спуску в подземелья, держа в руках завязанную в платок коробочку, и взялся за ручку незапертой двери.
«Скорей всего, несет Джорджу что-нибудь перекусить…»
Войдя в дом, он прошел в ванную, где, раздевшись, с наслаждением встал под поток тугих теплых струй, смывающих летнюю испарину и налет усталости — день выдался непростой и богатый на разнообразные события.
Выйдя из-под душа в одном полотенце на бедрах, Гарри мимолетно улыбнулся, сел на краешек кровати и тут же тонкие, но сильные руки скользнули двумя рыбками по бокам и сомкнулись на его груди, на плечо лег подбородок, а жестковатые, белые волосы защекотали ухо и шею. Его явно ждали.
После той, раскрашенной цветами фейерверков фестивальной ночи в Хейверилле, столь спонтанно, а может и наоборот - предопределенно изменившей суть их отношений, Гарри принял эту новую, незнакомую ему прежде сторону жизни так легко, как будто они с Рен были вместе уже не один год, а сейчас всего лишь встретились после недолгой разлуки. Тем более, что никто из команды не сделал из их окончательного сближения суперважного события. Пара-тройка беззлобных шуток близнецов была не в счет.
Они отныне были вместе, но это не вовсе означало, что Гарри и Рен, что-то наверстывая или компенсируя, устраивали еженощные сексуальные марафоны; война как была, так и осталась их основным занятием, забирая массу нервов и сил, но если позволяло время и обстоятельства... Они оба были молоды, а ежедневное соседство со смертью лишь усиливает желание ощутить жизнь во всех ее проявлениях.
Вот и сейчас, спустя кое-какое, довольно продолжительное время, Гарри опустился спиной на уже влажные простыни, стараясь перевести дух. Рядом с ним, раскинувшись по кровати, так же тяжело дышала и Рен. По её раскрасневшемуся лицу с затуманившимися глазами блуждала смущенно-счастливая улыбка. Несмотря на то, что новые отношения с Гарри были для нее почти пределом счастья, некоторая стеснительность и смущение все же оставались. Ее сестры имели право на личную жизнь и все, кроме нее, этим правом пользовались, но ни один из их мужчин не являлся одновременно и их Господином! Каждая Шиан-Эр, не задумываясь, взошла бы на ложе Повелителя, будь на то его воля, но всё же это отдавало чем-то вроде инцеста. И хотя Гарри был совершенно другим, нежели Каэр-Ду, легкий внутренний дискомфорт у Рен все же имелся, хотя и постепенно пропадал, вытесняемый новыми ощущениями и чувствами.
Отдышавшись, Поттер встал и принес большой стакан из дымчато-черного стекла с разбавленным водой холодным лимонным соком с плавающими в нем кубиками льда. Сделав несколько глотков, он передал его протянувшей руку Рен и некоторое время молча наблюдал, как девушка пьет. Напившись, та поставила стакан у изголовья и, довольно мурлыкнув, потянулась, изогнувшись, как кибить лука.
Гарри, молча дернув углом рта в тон каким-то своим мыслям, отошел и взял со стойки Тэцу-Но-Кирай.
С негромким шорохом сталь покинула ножны, и Поттер вытянул руку вперед, держа меч вертикально прямо перед собой.
- А вы и впрямь чем-то похожи... - произнес Гарри, переводя взгляд с поблескивающего в полумраке длинного лезвия на обнаженное, чуть смуглое тело девушки, раскинувшейся на кровати. - Ты и Тэцу. Смертоносные дети одного отца, Каэр-Ду. Смертоносные и... одинокие. Вернее, бывшие одинокими, ведь я нашел вас обоих. Хотя вообще-то под «похожестью» я имел виду вовсе не то, что у вас один общий создатель.
- Что же тогда? - спросила Рен, перекатилась на живот, подгребла подушку под грудь и выжидающе уставилась на Поттера топазовыми глазищами.
- Такую форму японские клинки приняли не сразу, первые мечи вообще были прямыми и обоюдоострыми. Но битвы, тысячи и тысячи битв, словно эволюция, выбрали из множества вариантов именно такие обводы. Длина и изгиб клинка, углы заточки острия и лезвия, степень закалки... Все это каждый раз проверялось в сражении, и каждая неудача означала чью-то смерть. Эта совершенная для убийства форма родилась из крови и была выкована в буквальном смысле на крови, став в итоге чем-то близким к идеалу. Похоже, не находишь?
Вас, Шиан-Эр, тоже получили из многократных проб и ошибок, ваши тела и души ковали и перековывали, будто полосы оружейной стали. - Поттер подошел ближе к кровати, перехватил и упер меч острием в пол и опустился на одно колено, нависнув над повернувшейся к нему Рен. - Вы так же проходили жесточайший отбор и кровавую выбраковку, и на выходе... - Гарри склонился еще ниже, зеленые глаза, не отрываясь, смотрели в золотистые, и следующая фраза оказалась разбита на части поцелуями. - Тоже получилось... нечто... идеальное.
Рен тихо вздохнула, слегка выгнулась и переплела пальцы на шее у Гарри, но тот выпрямился, мягко разорвав кольцо ее рук.
- И еще вы обе живые. Не просто ограниченные, исполнительные машины для убийств, а именно живые.
- И твой меч тоже?
- Конечно, я же рассказывал тебе, что он есть.
- И тебя что-то беспокоит?
- Знаешь, Рен, - усевшись на кровать рядом с девушкой, Гарри поставил меч вертикально, концом длинной рукояти себе на колено, задумчиво изучая зеркально-полированную сталь. - Не то что бы меня это действительно беспокоило, но... То, что заключено в этом оружии, то, чему дал жизнь твой создатель – сущность, природа которой даже мне не ясна до конца… Она действительно меняется.
И Поттер, задумчиво проведя подушечкой большого пальца по обушку лезвия, плавно вдвинул его в устье ножен и положил меч на колени.
- Раньше, когда я только познавал… нет, неверно… Когда я только учился познавать то, что этот меч может мне дать, его темная душа часто, исподволь, проверяла меня на прочность. Она не пыталась нанести мне вред или поработить, как всех, кто держал этот клинок до меня, договор моей матери связал нас в почти неразрывное целое, но... В любой паре всегда есть ведущий и ведомый, и вот по этой части Тэцу как раз и проверял меня. Смогу ли я устоять? Не поддаться соблазнам вседозволенности? Достаточно ли у меня силы и уверенности?
Но с некоторых пор я начал ощущать, что это нечто, возникшее из сонма душ черных магов, как-то изменилось... Оно стало иным... Мне уже давно не приходилось, как раньше, воевать с самим собой, сжимая в кулаке оживший мрак, норовящий взять верх. Нет, его кровожадность и могучая ярость никуда не делись, оно просто стало... более послушным. Несколько раз Тэцу ассоциировался у меня с... ручной тигрицей. Она жестока, свирепа и не раз отнимала жизни, обагряя кровью все вокруг, но меня она слушается и, возможно, где-то в глубине, как-то по-своему... любит.
- Любит? - приподняла голову Рен. - Ты стал относиться к нему, как к чему-то женского рода?
- А ты что, уже ревнуешь? - улыбнулся Гарри, слегка смутив девушку. Он поднялся, вернул своё оружие на подставку и снова лёг на кровать. - Нет, просто... Раньше я ощущал это нечто, спаянное со мной, как что-то одушевленное, но неясное, аморфное, без четких акцентов на какую-либо принадлежность. Сейчас же создаётся впечатление, что эта моя темная половина, заключенная в мече, меняется, может, даже растет и обретает некие новые черты. Хотя, почему нет? Если Тэцу может влиять на меня, меняя некоторые черты характера, то, возможно, наша связь имеет и обратный эффект?
Я рад этому, но одновременно оно и немного настораживает. Что происходит там, внутри? И к чему все это в итоге приведет? Я пока не знаю… Ладно, давай спать, уже поздно.
И притянув к себе Рен, Гарри уснул привычно быстро, как будто повернув выключатель.


***



Поспать им дали часов до девяти, а потом чуткий сон Поттера был потревожен Добби, скрупулезно выполнившим распоряжение немедленно известить хозяев, когда их гость проснется.
Наскоро одевшись и умывшись, Гарри и Рен поспешили в гостиную, где вместе с присоединившимися к ним Гермионой, Эдвардом и Джинни, узрели пробудившегося от целебного сна Хмури. Аврор, задрапировавшись в плед, как римский патриций в тогу, искал места, чтобы одеться, попутно отмахиваясь от Добби с подносом, настойчиво требующего от «больного» выпить укрепляющий травяной отвар, и от восторженно снующей вокруг него Тонкс.
Вошедшие удостоились мимолетного взгляда, после чего, бормоча под нос, что лучше бы его совсем убили, чем вынудили участвовать в этом балагане, Хмури с охапкой одежды уединился в ванной и... вот тогда-то воцарилась тишина. Должно быть, только сбросив свою импровизированную накидку и взглянув в зеркало, Аластор осознал всю полноту произошедших с ним изменений. И в частности то, что ему больше не нужна ни скрипучая деревянная нога, ни его палка.
Он не выходил довольно долго, и Тонкс уже начала беспокоиться, но Поттер на её метания только фыркнул, уверенно заявив, что от того, что с ним произошло, Хмури в ванной точно не повесится. И попросил Добби начать накрывать на стол — никто еще не завтракал, а исцеленный нуждался в пище сильнее их всех.
Появившийся через какое-то время Хмури не заставил приглашать себя дважды. Он сел за стол, доверху наполнив тарелку всяческой снедью, и принялся поглощать ее с поистине волчьим аппетитом, лишь изредка замирая на секунду-другую, чтобы ещё раз рассмотреть свои крепкие руки. И лишь допивая вторую кружку горячего черного кофе, он поинтересовался, не прежним скрипучим голосом, а нормальным мужским баритоном, хотя и не без знакомых интонаций, не соблаговолят ли хозяева поведать, что же именно с ним произошло. Впрочем, судя по косым взглядам на молчаливо веселящегося Норта, кое о чем он уже догадался.
Лишь спустя три часа, ответив на множество вопросов, на некоторые — прямо, а на некоторые — уклончиво, и убедившись, что с Аластором Хмури все в полном порядке, Гарри поручил Джинни вывести аврора и Нимфадору Тонкс за пределы «мертвой зоны» их базы, откуда они могли бы аппарировать.
Покидая их, Шизоглаз, мало чем напоминавший себя прежнего - хромого, старого и увечного - пребывал в сложном состоянии духа, что, зная его непростой характер, было вполне объяснимо. Им владела эдакая смесь дикой радости, по многолетней привычке отчаянно подавляемой, и острого желания действовать, помноженная на плохо скрываемое смущение и огромную, искреннюю благодарность всем друзьям Поттера и самому Гарри — в первую очередь.
Все-таки не каждый день тебя, стоящего одной ногой в могиле, хотя какое там одной! – стоящего в ней обеими ногами с едва-едва торчащим оттуда носом, хватают за этот самый нос и рывком вытаскивают наружу, да не только здоровым, а ещё и помолодевшим на несколько десятков лет!
Чтобы хоть как-нибудь вернуть Аластору почву под ноги, словно великанским пинком, выбитую актом без пяти минут воскрешения, Норт и Гарри растолковали ему, что более подробные объяснения (равно как и выражения благодарности) подождут до полной победы, а сейчас самое главное — не упустить время и продолжить подготовку к финальному штурму. С чем Хмури, моментально вернувшийся в свою прежнюю ворчливо-командную ипостась, не мог не согласиться, немедленно потребовав вернуть его к подчиненным. Что и было выполнено.
А к Поттеру, сидящему на открытой веранде их общей гостиной и глядящему в сторону, где скрылись за маскировочной фата-морганой младшая Уизли, Тонкс и Шизоглаз, подошла Гермиона, помахивая свернутым в трубочку листком бумаги.
- Пришло донесение от Мальсибера. Полагаю, тебя это заинтересует, - не дожидаясь, пока Гарри озвучит свой вопрос, бывшая гриффиндорка бросила листок с донесением ему на колени. - За атаку на штаб Аластора мы должны благодарить никого иного, как Люциуса Малфоя. После последних провалов и поражений он, как главный стратег Вольдеморта, впал в немилость и искал малейшую возможность снова выбиться в фавориты. И вот, похоже, нашел. В донесении сказано, что Лорд нынче доволен, а Малфой снова слегка задрал нос.
- Значит, за всем этим стоит дражайший папаша нашего слизеринского хорька? - недобро сверкнул очками Гарри и тут же слегка выпрямился, правая бровь поползла вверх: хаотично блуждавшие мысли внезапно сложились в пока еще нечеткую, но вполне перспективную схему. - Любопытно... А знаешь, Гермиона, кажется, у меня созрели наметки неплохого плана, как нам отблагодарить этого высокородного аристократа за его неуемную инициативу. Давай-ка позовем Норта, обсудим это, а затем нужно будет пригласить для получения инструкций твою ручную зверушку-упиванца...
И губы Поттера сложились в кривоватую усмешку, при виде которой Гермиона, уже в полной мере узнавшая, на что бывает способен ее школьный друг, подумала, что на месте Малфоя-старшего почувствовала себя в очень относительной безопасности разве что в Антарктиде, прикинувшись императорским пингвином.

Избранный, ты так ничего и не понял. Ложка есть. Это тебя нет... Спасибо: 0 
Профиль
Shin-san
Любимый внук Наэ-Хомад


Сообщение: 246
Зарегистрирован: 21.08.07
Откуда: Россия
Репутация: 9
ссылка на сообщение  Отправлено: 28.12.09 15:59. Заголовок: Глава 10. Tertius ga..


Глава 10. Tertius gaudetts.


Tertius gaudetts — третий радуется (лат.)


***


Как и сотни лет до этого, погруженная в вечерний сумрак громада Хогвартса возвышалась среди холмов Шотландии, вонзая в чернильно-синее небо шпили своих высоких башен. Лишь несколько окон светилось блекло-желтым; прочие же были слепы и темны. Ничуть не изменившись внешне, древнее строение с некоторых пор утратило своё едва ощутимое тепло, ауру места, где дружно живут люди и не только люди, места, которое многие с радостью называли своим домом. Сейчас же от огромного замка веяло лишь холодом, опасностью и страхом, а распахнутые ворота напоминали пасть неведомого чудовища, затаившегося и поджидающего жертву.
Внутри замка горели лишь редкие факелы, и сквозняки гуляли в пустынных коридорах, по которым поодиночке и группами прохаживались порой закутанные в темные балахоны фигуры.
Вот и сейчас одна из них, низко надвинув капюшон на лицо, целеустремленно шагала по лабиринту переходов, не останавливаясь и не оглядываясь по сторонам, пока не замерла перед широкой, двустворчатой дверью. Эта дверь и комната, что находилась за нею, уже давно снискали дурную славу среди новых обитателей Хогвартса и подойти к ней лишний раз решались очень немногие. Окованные железом тяжелые створки преграждали вход во владения сбежавшего Руквуда, главы службы шпионажа и дознания, не так давно перешедшие по наследству к его преемнику, Пакстону, который принялся за порученное дело еще старательнее, чем бывший начальник.
Фигура уронила на плечи плотный колпак капюшона, и Ричард Мальсибер – а был это именно он – отворил тяжелую дверь и лениво, с легким налетом бесцеремонности, переступил порог.
В логове нового главного соглядатая и палача Тёмного Лорда было чисто и прохладно, но в воздухе витало нечто такое, чему ни один маггл не смог бы дать описания, а маг, содрогнувшись и помянув Мордреда и Морриган, не стал бы. Казалось, что вся боль, страдания и вопли невольных гостей этих казематов и звериная жестокость их мучителей впиталась в стены ничем не выводимыми пятнами, повисла в воздухе темным, гнетущим облаком.
Ричард сделал несколько шагов вперед, невольно вздрогнув и скривившись, когда его взгляд скользнул по предмету, стоявшему в центре комнаты. Грубый и жесткий даже на вид деревянный стул с высокой спинкой и прямыми подлокотниками, с которых свисали цепи, неприятно напомнил Мальсиберу знаменитое судебное кресло в Министерстве Магии, в котором ему, как и почти всем схваченным Упивающимся, «посчастливилось» сидеть. Слабым утешением тогда служил лишь один факт: тем из слуг Вольдеморта, что сумели избежать этого креслица, в качестве альтернативы выпала безымянная могила на казенном кладбище — тела убитых Упивающихся Аврорат родственникам никогда не выдавал.
- Ну что, Уильям, как наши дела? – с почти искренней доброжелательностью поинтересовался Мальсибер. - Как продвигается твое расследование?
- А тебе какое дело? – сидящий поодаль за массивным столом Пакстон вскинул голову и обжег Ричарда недобрым взглядом из-под свисающей на глаза челки. – Если ты пока снят с крючка, это вовсе не означает, что я верю тебе и готов вести задушевные беседы. Убирайся!
- Ну-ну-ну, - прищелкнул языком Мальсибер и, взметнув полы плаща, резко шагнул вперед, оскаливая зубы и выбрасывая руку с волшебной палочкой, вылетевшей из рукава. Уильям, выскочив из-за стола и опрокинув кресло, мгновенно ответил тем же, и два волшебника, не сводя друг с друга глаз, медленно, шаг за шагом, пошли по кругу.
– Не забывайся, юноша! – угрожающий голос Мальсибера был полон плохо сдерживаемой ярости, и на этот раз он нисколько не притворялся. - Когда ты еще в Хогвартсе давил ягодицами школьную скамью, тайком сосал огневиски и в первый раз в темном углу лез потными от волнения ладошками подружке под мантию, я уже служил нашему Господину и не боялся запачкать рук! И я тоже сидел в Азкабане, предпочтя отречению тюрьму и общество дементоров. Или ты думаешь, что ты один такой герой?
При упоминании Азкабана во взгляде Пакстона, полыхавшем лютой злобой, словно прикрутили фитиль. Он остановился, уронил руку с палочкой и, опустив глаза, нехотя выдавил:
- Извини, я порой забываю… Нас, пошедших ради верности Господину в этот могильник для живых, так мало… А сейчас осталось и того меньше. Гораздо меньше, чем старых, лживых паразитов, моментально отрекшихся от Темного Лорда в трудную минуту, живших в его отсутствие припеваючи, но тотчас же прибежавших лизать его руки, как шелудивые псы, стоило Повелителю снова войти в силу и славу!
Потемневшее от прихлынувшей крови лицо Пакстона исказила гримаса такой лютой ненависти, что Мальсибер даже качнул головой.
«Отлично, просто отлично…»
- Верно подмечено, Уильям, - кивнул Мальсибер, пряча палочку в рукав и опускаясь на каменную скамью, идущую вдоль стены. – Я тоже не очень-то доверяю этим... слишком уж гибким типам. Ведь те же Руквуд и Каркаров поразительно ловко выкрутились тогда, пятнадцать лет назад. И... кем же они оказались в итоге?
- Предателями… - ответил за него Пакстон, выплюнув это слово так, словно оно было капсулой с ядом акромантула.
- Пойми меня правильно, я не собирался лезть в твои дела, - спокойно продолжил тем временем Мальсибер, отметя недавний инцидент, как ничего не значащий. - Если сам Лорд поручил тебе столь важное дело, как поиск изменника, значит ты, несмотря на молодость, достоин его доверия. Он высоко оценил твою службу и верность, и кто я такой, чтобы сомневаться в Его решениях?
Пакстон чуть прикрыл глаза, как кот, которого почесали за ухом. Слова Ричарда падали на благодатную почву.
- Но ты все же не так долго находишься среди окружения нашего Господина как я, и можешь не уловить некоторые… моменты. Далеко не все слуги Темного Лорда действительно разделяют его идеи и стремления. Достаточная их часть просто пользуется званием и привилегиями Упивающегося Смертью для достижения своих личных целей и выгод.
- Удивил… - криво ухмыльнулся молодой волшебник, отходя и присаживаясь на край своего стола. – Этого не знают разве что привезенные с материка гиганты.
- Возможно и так, - не стал спорить Ричард. - Но вот знают ли гиганты, что некоторые из слуг Господина чуть ли не в открытую потешались над другими Упивающимися, высмеивая их преданность Темному Лорду? Что они, даже находясь во Внутреннем Круге, где все равны, всегда норовили поставить себя надо всеми? Что эти некоторые так высоко задирают свой аристократический нос, что считают себя стоящими всего на одну ступень ниже нашего Повелителя?
- Ты имеешь в виду…
- Я ни на кого не показываю пальцем, Уильям, но поразмысли сам. Как сузить поиски другого, затаившегося «крота» авроров? Для начала – максимально сократить список подозреваемых.
Он из тех, кто не сидел в Азкабане, как мы – это раз. Аврорат не стал бы так рисковать ценным агентом, а среди тех, кто, подобно нам, решил отправиться в темницу, но не изменять своим убеждениям, много не навербуешь.
Ещё этот «кто-то» должен занимать достаточно высокий пост на службе у Господина, чтобы приносить достаточную пользу своим вторым хозяевам. Это два.
И, в-третьих – у него должно быть что терять. Возьми, для примера, нас с тобой. Или Долохова. Или погибших Нотта с обоими Кэрроу. Служба Темному Лорду для нас – все. С ним у нас связано и прошлое, и настоящее, и будущее. Падет Лорд — падем и мы. Другое дело этот... «кто-то»…
Если у тебя есть официальное состояние, обширная недвижимость и доля в легальных предприятиях, то ты смотришь не только вперед, но и вполглаза назад, на уютную нору, в которой можно спрятаться и отсидеться, если что-то пойдет не так. Как, впрочем, однажды и произошло. При таком раскладе оказаться на улице с горстью медяков в кармане может быть для нашего «кого-то» самым большим его опасением. А страх – как клетка, держит крепко; боишься чего-то – значит, даёшь возможность на себя надавить…
- Стоп, довольно. Я понял, к чему ты клонишь. Вернее сказать, к кому… - склонил голову Пакстон, ухмыляясь как-то совершенно по-акульи. – У меня самого были некоторые подозрения на этот счет, но вот только как... Как узнать точно? Накачать его признавалиумом? Хотя Господин и дал мне такое право, но челюсти сводит, как только представлю, какой поднимется вой. Как же – чистокровный аристократ, вернейший слуга и правая рука Тёмного Лорда, дальний родственник и всё такое… А после недавней успешной операции против верхушки авроров Хмури – он и вовсе в фаворе. Тем более, что сильные маги, сам знаешь, порой могут противиться даже признавалиуму. А я меньше всего хочу опозориться перед Повелителем.
- Не надо устраивать никакого скандала с зельями, - лениво помахал рукой Ричард. - Все можно сделать гораздо проще и тоньше. Знаешь такой великолепный маггловский способ казни – смерть через повешенье? Вот ты и раздай всем подозреваемым по веревке и посмотри, кто из них первый ее сам же и намылит. Слушай же.
Настороженно-внимательный Пакстон встал и подошел поближе.
- Надо всем подозреваемым сообщить чрезвычайно важную, но абсолютно разную дезинформацию. Допустим, одному сказать, что через два дня мы всеми силами ударим по больнице Святого Мунго, другому – что через три дня состоится общая атака на... Ну, например, на резиденцию маггловской королевы, а третьему – что сам Темный Лорд инкогнито будет завтра в Лютном переулке. А потом просто посмотреть, куда кинутся авроры. Но тут есть одна сложность - эта информация должна исходить напрямую из уст Лорда, иначе «крот» наверняка усомнится в ее правдивости. Так что добейся аудиенции у Господина и предложи ему этот план. Он сам истово желает наказать изменника и наверняка оценит задумку. Меня можешь не упоминать, быстро выявить предателя сейчас куда важнее личной выгоды.
- И ты даже ничего не потребуешь взамен? - Пакстон недоверчиво уставился на Мальсибера. Как и почившая Беллатрикс Лестранж, он был далеко не глуп, несмотря на оголтелый фанатизм, а подобная «благотворительность» среди Упивающихся, где каждый норовил выслужиться перед господином, без малейших угрызений совести ступая по чужим головам, была очень нетипична и наводила на существенные подозрения. Но Мальсибер тоже не был идиотом и двусмысленность своих действий понимал хорошо.
- Как это — ничего? - поглаживая бородку, с лёгким презрением произнес Ричард. – Неужели я так сильно похож на святого Мунго, чтобы от меня все ждали благодеяний направо и налево? Я всего лишь сказал, что сейчас надо как можно быстрее взять за горло урода, из-за которого все катится в тартарары. А если им окажется тот, о котором мы оба думаем — это будет вдвойне приятней. Но после завершения расследования, после нашего триумфа, мы, разумеется, вместе расскажем господину, как разработали этот план. Вернее, как я его разработал, а ты — воплотил в жизнь. Милость Лорда будет безгранична, ее вполне хватит и на двоих.
- Конечно, Ричард, - кивнул Пакстон, вполне успокоенный тоном и запросами Мальсибера, который лишь за совет сразу же пожелал отхватить немалый кусок пирога. - Мы ведь делаем общее дело.
А про себя подумал:
«Глупый, болтливый старичок... Когда твой недурственный план сработает, Лорд щедро наградит меня. Именно меня, как предложившего его. А ты потом можешь сколько угодно доказывать, что не пытаешься примазаться к чужому успеху, а действительно все это сам придумал. Доказывай - если будет желание, конечно...»
- Благодарю за идею, Ричард, - и Уильям встал с кресла, подошел к Мальсиберу и крепко пожал тому руку. - И я не забуду твоей помощи.
- Конечно, - ответил Мальсибер. - Но надо спешить, пока не стало поздно.
- Ты прав, я немедленно отправляюсь к Темному Лорду.
И страшно довольный Пакстон покинул зал, оставив там Мальсибера, глядящего ему вслед, как, наверное, глядели бы на осажденную крепость ландскнехты, подкатившие к ее воротам телегу, доверху груженую бочками с порохом, и неторопливо, обстоятельно разматывающие моток запального шнура.


***


План, разработанный Гермионой и Гарри, разумеется, не был идеальным. В другое время, в другом месте, в отношении более хладнокровного противника, он мог и не сработать, но здесь и сейчас, построенный в расчете на неуравновешенного Тома Реддля, снедаемого тихим бешенством после череды поражений и целой волны насмешек в прессе, яростно желающего найти и люто покарать виновника своих фатальных неудач, этот «ход конем» оказался весьма к месту.
Предложенная Пакстоном (безо всякого упоминания о Мальсибере, разумеется) двухходовая ловушка пришлась по вкусу Темному Лорду. Одновременно простая и коварная, она обещала наверняка выявить затаившегося предателя, и спустя день Вольдеморт в разное время вызвал к себе шестерых Упивающихся Внутреннего Круга, каждому из которых в знак особого доверия сообщил время и место своего предполагаемого удара, упомянув, что собирается участвовать в атаке лично, а заодно – приказав следить за остальными во время своей отлучки.
Сложных вариантов изобретать не стали: Крэббу, Гойлу, Малфою, Долохову, Трэверсу и Джагсону было сказано о рейде на больницу Мунго, Министерство и нападении на Букингемский дворец. Также в качестве вариантов упоминались ликвидация маггловского премьер-министра, кровавая акция на Трафальгарской площади и уничтожение Тауэрского моста в час пик.
Но никто - ни предполагаемые подозреваемые, ни Пакстон, ни уж тем более Вольдеморт - не знали, что в это самое время Мальсибер, сидя в своей комнате, доставшейся ему от какого-то преподавателя Хогвартса, держал в руках маленькую прямоугольную пластину из блестящего материала, похожего на темную слюду.
Ричард в точности выполнил инструкции, что дали ему его суровая юная хозяйка и Гарри Поттер.
Первый пункт - план «выявления предателя» - был подробно и доступно изложен… да что там изложен, буквально разжеван и запихнут Пакстону в пасть, истекающую слюной от нетерпения.
А во время последнего собрания у Темного Лорда, на котором Люциус Малфой хвастливо отчитался о весьма удачной диверсии против руководства авроров, Мальсибер выполнил второй пункт — незаметно для окружающих уколол палец о булавку застёжки для плаща и размазал каплю крови по слюдяной пластинке, спрятанной в рукаве. А через секунду с изумлением наблюдал, как нанесённый на пластинку иероглиф расплывается, сворачивается спиралью, скользит струйкой обжигающего холода тьмы по его руке, туловищу и ноге на пол и теряется в тени одной из колонн.
И пока Вольдеморт отыгрывал свою часть представления, вещая Упивающимся о своих планах, Мальсибер не отрывал взгляда от таинственной пластины, на которой алыми строками отображалось каждое слово, произнесенное в Тайной Комнате. Узнав необходимое, Ричард приступил к третьей, последней части своего задания. Он, поморщившись, опять ткнул палец серебряной иголкой застежки для плаща и размазал каплю крови по пластинке, которая тут же с дымком развалилась на части, буквально растаяв в его руках. А в Тайной Комнате, у основания второй от трона колонны, в тот же миг угасла точка инородной магии, не оставив после себя ни малейшего следа. Затем Мальсибер набросал на узком листке несколько строк, разорвал его с края и привычно проводил взглядом исчезнувшее донесение.
Дело было сделано, запальный фитиль подожжен. Оставалось только напряженно, перебарывая страх, ждать. Но по сравнению с предыдущей жизнью это было, как ни странно, даже легче. Особенно согревало Мальсибера осознание того, что он, променяв службу Темному Лорду на безоговорочное подчинение той, кто по своим замашкам порой сама напоминала Темную Леди, похоже, не прогадал. Хотя ему сразу же указали его нынешнее место в жизни — где-то между ковриком в прихожей и конурой с цепью на улице, но зато вернули эту самую жизнь и не собирались использовать одноразово для какой-нибудь самоубийственной акции. Об этом свидетельствовала выданная ему Гермионой страховка на случай возможного провала — усилитель на палочку и что-то, что по словам девушки являлось портшлюзом, способным пробить любые запрещающие чары.
У Ричарда Мальсибера оставалась только одна проблема - как отследить тот самый важный момент, когда до Пакстона через его агентуру во внешнем мире дойдут сведения о «сработавшей ловушке», и он, подвывая от счастья, понесется докладывать эту новость Лорду? Это должно было случиться в ближайшие сутки, но знать, когда именно наступит этот момент, было чрезвычайно важно, чтобы как следует затянуть петлю, уже висевшую на шее главной цели всей этой хитроумной комбинации.
Но, запросив инструкций от своей хозяйки и повелительницы, он буквально через полчаса получил ответ. Предложенное решение было настолько простым и эффективным, что Ричард выплюнул любимое долоховское «Tvoyu mat!» (что это означает, он не знал, но звучало подходяще) в досаде, что подобная мысль не пришла в голову ему самому.
Записка гласила: «Наложи Империо на Петтигрю. Эта крыса пролезет всюду».
И вскоре в сторону торопливо семенящего куда-то по коридору Хвоста прилетело невербальное «Империо», а после из бокового прохода, осмотревшись по сторонам, выдвинулся и Ричард Мальсибер.
Петтигрю покорно стоял, и в его маленьких глазах масляной пленкой расплывалось безразличие и готовность повиноваться.
- Слушай, Хвост, - произнес Мальсибер. - Отныне ты день ночь следишь за Уильямом Пакстоном и ждешь одного-единственного момента — когда он, получив некие важные сведения, срочно захочет встретиться с Повелителем. И тогда ты пойдешь в апартаменты Люциуса Малфоя... Нет, ты не пойдешь к Малфою, ты побежишь к нему, понесешься со всех ног, так, как будто за тобой гонится толпа дементоров. И сообщишь Люциусу, что его срочно вызывает Господин с планом по будущему удару возмездия. И что Повелитель очень торопит и что он очень зол. А когда он повернется к тебе спиной — пошлешь в него заклинание «Конфундус», этого от тебя он точно ждать не будет. Ты понял меня?
- Да, - без эмоций ответил Хвост и слово в слово повторил полученное приказание, хотя когда он повторял часть про наложение заклятия на Люциуса, в его взгляде промелькнула микроскопическая толика злорадства. Или Мальсиберу это только показалось?
- Раз понял – действуй. И никому не сообщай об этом своем маленьком задании. Веди себя, как обычно, - сказал Ричард, и Питер, мелко покивав, поспешил прежней дорогой.
А Мальсибер, глядя ему вслед, коротко рассмеялся, представив, как после подобного известия Люциус сначала не найдет на месте столь нужного ему свитка, а потом, опасаясь гнева Лорда, начнет, вмиг растеряв весь аристократический лоск, торопливо перерывать свой кабинет в его поисках. Ну а потом... Потом все должно было выйти и вовсе интересно.
Ричард вытряхнул из рукава и внимательно осмотрел плотно исписанный каллиграфическим почерком Малфоя свиток. Выкрасть его из стола Люциуса и сделать еще кое-что, не составило особых проблем. Он сунул свиток обратно в рукав и, не торопясь, пошел к себе, мурлыча под нос веселый мотивчик.



***


- Проклятье! Куда он мог пропасть? - Люциус Малфой уже минут десять безуспешно обыскивал многочисленные ящики своего письменного стола и секретера. Раздражение по поводу запропастившегося неизвестно куда важного свитка с хитроумным и коварным планом предстоящего удара по Министерству, росло с каждым мгновением, и Малфой, торопясь, потрошил ящики один за другим, не обращая внимания на летящие на пол свитки, пергаменты и перья. Растущий в кабинете беспорядок нисколько не смущал аристократа, с ним он разберется потом, а вот заставлять Лорда ждать... Тут испытывать судьбу точно не стоило. Даже несмотря на то, что за удачно проведенную диверсию Темный Лорд вернул Люциусу часть своего былого расположения, потерять его можно было также быстро, как и обрести.
И поэтому Малфой, совершенно позабыв об аристократическом воспитании, стремительно перерывал бумаги и высыпал содержимое ящиков на пол, все более увеличивая воцарившийся в его апартаментах хаос. Метнувшись к бюро, он споткнулся обо что-то и с удивлением обнаружил стоящий за креслом большой дорожный чемодан из дорогой кожи норвежского дракона. Недоумевая, Люциус приоткрыл его и увидел, что чемодан полностью собран, как будто его владелец собрался немедленно куда-то отбыть.
Совершенно ничего не понимающий, озадаченный Малфой-старший выпрямился, и в тот же момент входная дверь с грохотом распахнулась, и знакомый голос прошипел с такой интонацией, что по спине побежали мурашки:
- Люциус-с-с-с-с-с...
- Не горячитесь, Повелитель, я все могу объяснить... - приподнял руки Малфой в успокаивающем жесте.


***


- Господин! Господин! - стуча каблуками по гладким, заново отполированным плитам пола Тайной Комнаты, в обитель Темного Лорда стремительно влетел запыхавшийся Пакстон. Полученные новости были настолько важны, что заставили его почти полностью забыть о раболепии и ворваться к Повелителю без доклада.
- Пакстон... - разнесся по залу голос, в котором ощутимо колыхнулись гнев и раздражение. - Как ты смеешь так вырваться ко мне?!! Кру...
- Господин! Ловушка сработала! – скороговоркой выкрикнул Уильям и вовремя — Вольдеморт услышал сказанное, и заалевшая на кончике его палочки яркая искра Пыточного заклинания, погасла так же быстро, как и разгорелась.
- Говори! Говори немедленно! - Темный Лорд мгновенно преодолел разделяющее их расстояние и навис над Пакстоном.
- Мой повелитель, я трижды проверил и перепроверил сведения. Аврорами была организована невиданно плотная, мощная засада. Они даже уменьшили охрану больницы святого Мунго и Министерства ради нее. Две сотни магов, в два эшелона… Это был настоящий мешок, оттуда не выскользнул бы никто…
- Где?!!! - оскалившись, проревел в лицо своему слуге потерявший терпение Вольдеморт.
- Дворец королевы, - выдохнул Пакстон, глядя в красные глаза своего господина, как кролик на удава. И невольно содрогнулся, увидев, как его ответ отразился в них лютой, прожигающей до костей ненавистью.
- С-с-с-с-с-з-за мной! – шипение, вылетевшее из уст Реддля, лишь отдаленно напоминало человеческую речь и, сорвавшись с места, Тёмный Лорд устремился к выходу.
Пакстон, следуя за ним по пятам, торопливо продолжал говорить:
– А еще наши агенты сообщили, что аврор Хмури вовсе не при смерти, как сообщил нам он, а более чем жив и здоров…
Лишь сдавленное рычание было ему ответом.
Путь до личных покоев приближенных Лорда не занял много времени. Ударом заклинания Вольдеморт распахнул дверь, и его взору предстало красноречивое зрелище, весьма неплохо вписывающееся в картину под общим названием «Предатель что-то почуял и спешно готовился к бегству». Ковер на полу был сплошь усыпан бумагой и пергаментами, ящики стола выдвинуты до предела, створки шкафов распахнуты настежь, и, как венец всего, имелся сам Люциус Малфой, склонившийся над упакованным дорожным чемоданом.
- Люциус-с-с-с-с-с... - от того, как было произнесено это имя, даже Пакстон попятился вглубь коридора, а Малфой осторожно поднял руки ладонями вперед.
- Не горячитесь, Повелитель, я все могу объяснить...
Это была последняя, фатальная ошибка Люциуса Малфоя. Промолчи он, и скорей всего Вольдеморт, желая насладиться местью в полном объеме, сначала учинил бы предателю глумливый допрос, в результате которого что-нибудь бы, да и вскрылось, но то, что уличенный, буквально пойманный за руку изменник, пригревшийся у него прямо на груди, собрался ему что-то о_б_ъ_я_с_н_я_т_ь, стало для дошедшего до точки кипения Темного Лорда последней каплей.
- Авада Кедавра!!! - проревел Вольдеморт, и для Малфоя-старшего все сущее утонуло в зеленом огне.
И лишь спустя какое-то время, глядя на распростершегося на полу блондина с остановившимся взглядом и безмерным удивлением на аристократическом лице, Том Реддль подумал, что, возможно, погорячился, убив предателя на месте, без дознания и пыток. А следующей его мыслью, после осознания, кем являлся и кому кем приходился ныне покойный Люциус Малфой, была мысль немедленно известить об этом свою сестру.

Избранный, ты так ничего и не понял. Ложка есть. Это тебя нет... Спасибо: 0 
Профиль
Shin-san
Любимый внук Наэ-Хомад


Сообщение: 247
Зарегистрирован: 21.08.07
Откуда: Россия
Репутация: 9
ссылка на сообщение  Отправлено: 28.12.09 16:01. Заголовок: Глава 11. Дела семей..


Глава 11. Дела семейные.


- Идиот! Кретин! D’laeth saaure! Безмозглый шаргх! Stupide merde!!! Inútil chiflado!!! У тебя в голове мозги или протухший драконий навоз?! – выплёвывавшая ругательства сразу на четырёх языках Валькери была вне себя от бешенства.
Они с Томом Реддлем находились в Тайной Комнате одни, и никто не видел, как хищно-красивая, изящная брюнетка наступала на ужасного и всесильного хозяина здешних мест, с неженской силой, размеренно и с обеих рук отвешивая тому одну за другой оглушительные пощечины. А Темный Лорд Вольдеморт, величайший темный маг и гроза волшебного мира, молча отступал, покорно принимая удары, от которых его безволосая голова моталась из стороны в сторону, как у тряпичной куклы.
Наконец, в его колени сзади уперлось сидение его же собственного трона, и последняя оплеуха, показавшаяся Реддлю особенно яростной, отшвырнула Властителя Судеб на высокую спинку. Он судорожно вцепился в подлокотники, а Валькери, встав перед ним, уронила голову на грудь и сжала кулаки так, что ногти впились в ладони. Девушка тяжело дышала – не от усталости, а от душившей её бессильной ярости, которую не было возможности выплеснуть на кого-либо.
- И чем ты думал, болван, когда убивал Люциуса Малфоя?! – нависая над братом, прошипела она. - Мне плевать, что он твой слуга! Он ещё и отец Драко, а тот, в свою очередь — мой муж! И Вольдерихар, Лорд, так его перетак, Серебряный Дракон! Ты хоть представляешь, что будет, когда он узнает о произошедшем?! Если ты вознамерился покончить жизнь самоубийством, можно было выбрать менее хлопотный и проблемный для всех вариант! Например, попросить меня!
Выкрикнув последнюю фразу, Леди Дракула с силой ударила ладонями по подлокотникам трона, отступила на шаг назад, выпрямляясь, глубоко вдохнула, потёр

Избранный, ты так ничего и не понял. Ложка есть. Это тебя нет... Спасибо: 0 
Профиль
Shin-san
Любимый внук Наэ-Хомад


Сообщение: 252
Зарегистрирован: 21.08.07
Откуда: Россия
Репутация: 9
ссылка на сообщение  Отправлено: 24.03.10 10:19. Заголовок: Глава 12. Удар вслеп..


Глава 12. Удар вслепую.


Утром четвертого августа Гарри Поттер и Аластор Хмури стояли на взгорье к востоку от Хогвартса и изучали с помощью приближающей магии будущее поле боя. Белесый утренний туман наплывал на Хогвартс с озера, укутывая его подножие полупрозрачным покрывалом. Гарри Поттеру не раз доводилось видеть это зрелище из окна Гриффиндорской башни, но никогда – со стороны. Казалось, весь громадный замок вот-вот оторвется от земли и плавно заскользит над озером на невесомом облаке.
- Все же люди – главное мерило любого события, - заметил Аластор Хмури, стоявший рядом с Поттером. – Хогвартс всегда был для волшебников олицетворением чего-то чистого и светлого, хотя бы потому, что почти все они окончили эту школу. И их дети, и внуки тоже. Когда наставали темные времена, что в этот раз, что пятнадцать лет назад, Хогвартс становился маяком света в надвигающемся сумраке и самым безопасным местом в Англии. А сейчас… - аврор дернул углом рта, - сейчас он для нас всего лишь вражеская цитадель. И все это – из-за людей.
- Вы правы, мистер Хмури, - ответил ему Гарри. – Но это поправимо и что самое приятное – именно в наших силах все исправить. Согласитесь, это внушает некий оптимизм и уверенность в своих действиях.
- Верно, - кивнул Аластор, повернувшись к юноше. За время, прошедшее с тех пор, как исцеленного командира авроров вместе с ошалевшей от счастья Тонкс, Гарри с друзьями проводили из своего логова, Хмури изменился ещё сильнее. От прежнего него остались разве что резкость и прямолинейность в речи, полуседые волосы до плеч, да словно приросший к его плечам старый кожаный плащ с широкими отворотами воротника, который он отказался сменить даже после своего второго рождения.
Произошедшие же изменения касались не только внешности и физических кондиций, в которых он теперь почти не уступал Эдварду Норту – иными стали осанка, походка. Даже выражение вечно хмурого лица, полностью оправдывавшего его фамилию, стало несколько бодрее, да и улыбаться, вернее, зубасто ухмыляться, аврор начал куда чаще.
Как рассказала Гарри Нимфадора Тонкс, после появления исцеленного командира его подчиненные сначала вообще не поняли, кто появился перед ними. Но, как только Аластор вызвал ответственных за обеспечение безопасности авроров, и прямо перед строем учинил им жесткий разнос в самых простых и доступных словах, перемежая выволочку начальственным рыком: «Бдительность! Неусыпная бдительность!!», авроры схватили Аластора в охапку и качали на руках до тех пор, пока тот не взъярился настолько, что пригрозил проклясть всех «тыквоголовых кретинов» вместе и каждого - по очереди.
Неудивительно, что получив обратно еще более деятельного и энергичного командира, авроры отдельных отрядов буквально рвались в бой, желая окончательно добить загнанного в угол врага. И командирам приходилось то и дело остужать слишком горячие головы.
Широкое кольцо окружения было замкнуто – это удалось сделать, мобилизовав почти все доступные силы Аврората. Граница блокады прошла по берегу озера, дороге от станции, по которой старшекурсники на повозках приезжали в школу, захватила гористую часть территории и замкнулась глубоко в Запретном лесу, далеко за местом обитания хагридова питомца Арагога.
Для будущей атаки планировалось использовать регулярные силы авроров – почти двести опытных магов и все три отряда Аластора, один из которых вместе с бойцами Поттера должен был стать острием главного удара. Штабные стратеги справедливо рассудили, что нападение девяти человек может и не выманить наружу все вольдемортово воинство. Остальным же подразделениям авроров отводилась роль «наковальни», по которой предполагалось размазать втянувшегося в бой противника.

- Пора! – сказал Гарри, глядя на часы. – Начнем ворошить этот гадюшник. С нами идет подразделение Уорбека, остальные начинают наступление по вашему сигналу.
Хмури лишь молча кивнул в ответ, и Поттер, немного отойдя, исчез, переместившись на юго-западный берег озера, где проходила главная дорога к Хогвартсу.


***


- Внимание! – голос Уорбека, возведенный «Сонорусом» усиленной палочки почти до уровня гласа Господня, загромыхал над Хогвартсом и его окрестностями громовыми раскатами, подняв из Запретного леса целые стаи всполошившихся птиц. – Внимание! Хогвартс окружен! Все выходы с его территории блокированы! Всем темным магам, именующим себя Упивающимися Смертью, их предводителю – Томасу Марволо Реддлю и прочим его последователям предлагается сдаться! Добровольно сложившим оружие и отказавшимся от сопротивления гарантируется жизнь и справедливый суд!
Вся группа Гарри Поттера, прихватив с собой Тома Уорбека, отдалилась от его приготовившихся к атаке авроров на добрую сотню метров, чтобы объявить осажденным ультиматум.
Еще не успели эти слова раскатистым эхом замолкнуть над озером и высокими шпилями замка, как из глубины леса в небо взмыли около двух десятков управляемых всадниками драконов, тут же спрятавшихся за низкой облачностью, но наверняка готовых напасть в любую минуту. А фигура в балахоне, появившаяся на парапете ближайшей башни, метнула в передовой отряд Аваду, выбившую черное пятно в земле в десяти метрах от них.
- Я так понимаю, что сдаваться никто не собирается, - уже нормальным голосом констатировал факт Уорбек. – И кто бы в этом сомневался…
Поттер на его слова лишь фыркнул и наклонился над расстеленной на земле картой.
- Итак, начинаем щупать оборону противника тремя отрядами. Первый, с Нортом в качестве силовой единицы, зайдет со стороны гербологических теплиц. Второй пойдет мимо Дракучей Ивы в сторону поля для учебных полетов на метлах. Этот отряд будут прикрывать Уизли с приданным им Крисом. Джинни, ты доставишь их на оконечность леса и вернешься сюда. Третий отряд и Гермиона пойдут со стороны квиддичного поля. Мы с вами, Том, четвертым отрядом, Окой и Джинни в качестве резерва продвинемся ближе к замку, приблизительно туда, где во время Тремудрого турнира стоял дурмстранговский корабль. И оттуда поглядим, что выползет к нам наружу.
- А как же я? – вопросительно подняла брови Рен, заметившая отсутствие своего имени в оглашенном раскладе сил.
Услышав вопрос, Поттер на секунду оценивающе взглянул на Уорбека, словно прикидывал, стоит ли открывать при нем свои козыри, но потом, будто согласившись с чем-то, кивнул. И подошел к Рен поближе.
- А для тебя, Рен, задание совершенно особенное, - и рука Гарри нырнула за отворот его темно-серых даймонских одежд. Он достал плоский, овальный футляр, немного напоминающий карманное дамское зеркальце, но когда раскрыл его, то на подложке из углублений плавно встали на вытянутые острия три светящихся рубиново-красных кристалла. Ак-ноты плавно покачивались, и в них, заключенное в темницу полированных граней, плескалось живым, жидким огнем сосредоточие древней мощи не менее древнего, далекого мира.
Пальцы Поттера пробежались по тупым остриям верхушек кристаллов и остановились на самом малом, величиной почти в два раза уступающим самому крупному из них.
Он поднял его двумя пальцами и протянул девушке:
- У врага много драконов. Аврорам с ними не совладать, а у наших близнецов сегодня другая задача. Так что сегодня небо твое, Рен.
- Слушаюсь, - благоговейно принимая ак-нот, произнесла девушка.
Сжимая в ладони магический кристалл, она другой рукой перехватила свое оружие и как-то плавно провела по нему пальцами, из-за чего хетсаан разошелся вдоль по изогнутой линии рисунка одного из утолщений, как по шву, открыв взорам присутствующих матово-серебристое нутро и вытянутое треугольное углубление.
Ак-нот, помещенный в него, несколько мгновений стоял стоймя, потом опустился и тут же был опутан десятками красных нитей, выросших из его ложа и прикрепившихся к кристаллу, как нервы. Или, скорее, кровеносные сосуды, потому что каждая нить, присосавшись к ак-ноту, тут же вспыхивала ярким светом, начиная получать от него поток магической силы.
Хетсаан с громким щелчком соединился, спрятав внутри себя могучий источник энергии, и по густо покрывающим оружие плавным и изогнутым линиям побежали мириады огоньков, постепенно сливаясь в сплошные светящиеся полосы.
Первой изменения с подругой заметила Джинни, издав удивленный звук. Дорожки света не остановились только на хетсаане – они перескочили на руку Рен, стремительно расползаясь под одеждой, словно давным-давно по всему ее телу был нанесен некий магический узор. Теперь, получив магический импульс, эти невидимые ранее линии и символы постепенно проявлялись на коже неярким голубоватым светом.
Рен одним движением отбросила верхнюю одежду, оставшись в своем облегающем тело костюме, и все увидели, что ее пластинчатый пояс быстро расползается, закрывая хозяйку сплошным покровом тонких стальных разнокалиберных пластин с синеватым отливом. Облачение Рен в броню походило на принцип действия волшебной брони Эдварда Норта, но ее доспех был иным, более пластичным, гибким, облегая фигуру без излишней массивности и складываясь в рисунок, чем-то похожий на узор чешуи рептилий. Лишь наиболее крупные и толстые пластины закрывали плечи, бедра, грудь с животом и, поднимаясь от шеи, защищали голову слева и справа, оставляя лицо открытым для маски.
Гарри Поттер с друзьями зачарованно следил за удивительным преображением, но это было еще не самое зрелищное.
Из скошенного острия выставленного вверх хетсаана выдвинулся тонкий стержень, похожий на хрустальный, вокруг него с шипением обвилась зеленая молния и вдруг резко, рывком, выросла в настоящий факел зеленого огня. Мятущееся в воздухе пламя с шорохом удлинилось, вытянулось, сплющилось с боков, словно вода, затекающая в форму, и, застыв, приняло вид широкого трехметрового лезвия, будто отлитого из зеленого стекла с бегущими по нему черными разводами. Хетсаан стал чем-то вроде гигантского, зауженного к концу тесака с самим боевым посохом в роли двуручной рукояти.
За плечами Рен со звенящим хлопком возникли два небольших, с полметра в диаметре, уже всеми узнаваемых даймонских магических круга с бегущими по краям символами, а из них выстрелили шесть светящихся голубизной длинных, узких, ромбических крыльев, по три с каждой стороны.
Она менялась буквально на глазах. Рен, которую и Норт и Гермиона, да и Джинни с близнецами видели молчаливой и безжалостной в боях, напуганной, потерянной и отчаявшейся в тот момент, когда она поняла, что в этом мире магия ей не помощница, и лучившейся тихим счастьем, когда Гарри, наконец, прекратил играть в неуместное благородство и обратил на нее внимание, была всем знакома и привычна.
Но не эта.
Друзья Гарри помнили все, что Поттер рассказывал им про свою подругу, но только сейчас они начали осознавать, кого же именно привел с собой Гарри из иного мира. Такую Рен, закованную в матово поблескивающую сизо-стальную чешую, с громадным, мерцающим зеленым пламенем клинком в руке, шестью световыми крыльями за спиной и светящимся магическим рисунком на ставшем чуть отрешенном лице, они еще не видели.
Гермионе память услужливо выложила большинство рассказов Поттера, и бывшая гриффиндорка подумала, что именно такую Рен легко можно было представить как стоящей с четырьмя сестрами у подножья трона Эр-Кхана, затмевающего свет Повелителя и Бога Даймона, так и несущей его волю, а также смерть и разрушение целым городам.
А девушка, надев рассеченную тремя бороздами маску на единственно оставшееся незащищенным лицо, еще раз коротко поклонилась, Гарри взмахнул рукой, словно спуская с рукавицы охотничьего сокола, и Рен, держа на отлете свой «драгонслэшер», как про себя сразу же окрестила ее изменившееся оружие Грейнджер, с набором скорости ушла вбок и вверх, за облака, явно собираясь зайти стае драконов с тыла.
Сказать, что произошедшая с Рен метаморфоза впечатлила зрителей, означало не сказать ничего. Люди подавленно молчали еще несколько минут, пока Гарри их не окликнул:
- Действуем по плану! Все вперед!
- Поттер, - несколько нервно сглотнув, осторожно поинтересовался Том Уорбек. – Что это было?
- Это было то, сэр, чего вам видеть по идее и вовсе не положено, - ответил Гарри голосом, ясно дающим понять, что спрашивать его о чем-либо бесполезно.
Уорбек еще несколько мгновений постоял, пытаясь совладать с разбушевавшимся как у мальчишки любопытством, а потом резко выдохнул и присоединился к резервному отряду.


***


Первыми в соприкосновение с противником вошли авроры, миновавшие Дракучую Иву и вышедшие на край поля для полетов.
Вернее, это было не совсем так – стоило им выйти на открытую местность, как, вывалившись из низких облаков, на них устремился дракон. Раскрывший пасть ящер пикировал, как коршун на цыплячий выводок, но тут же вслед за ним метнулась одетая в светящийся ореол многокрылая фигурка. В небе полыхнуло целое полотнище зелени, и дракон продолжил свой полет отдельно от головы, срубленной по самое основание шеи, и финишировал в гербологических теплицах, практически их уничтожив. Перед изготовившимися к обороне аврорами упал и разбился насмерть вылетевший из седла погонщик, а сам ангел-хранитель столь же молниеносно ушел обратно за облака и, судя по донесшимся оттуда оглушительному шипению и пронзительным трубным звукам, принялся за остальных драконов.
Но на земле все было тихо, даже со стороны замка, враждебно смотрящего темными пятнами окон, не доносилось ни звука. И никто сначала не заметил, как в легкий шорох деревьев вплелся иной шелестящий звук. Легкая тень упала на движущийся отряд, и только благодаря ловкости двое авроров сумели увернуться от камня величиной с квиддичное кольцо, упавшего сверху почти отвесно.
Авроры тотчас же образовали защитный круг и, прикрывшись щитами «Протего» заозирались в поисках источника угрозы, который не заставил себя долго ждать. Молодые деревья на опушке леса раздвинулись, и между ними показалась треугольная голова с редкими, спутанными волосами, могучей нижней челюстью и мощным надбровными дугами, под которыми поблескивали злые маленькие глазки.
- Великан, - констатировал командир группы, и авроры перестроились в редкую цепь, отлично зная привычку великанов швыряться камнями и стволам деревьев в скопления людей. Их усиленные палочки с достаточно близкого расстояния наносили заметный ущерб даже весьма стойким к магии гигантам. «Авада Кедавра» хоть и не убивала их на месте, но наносила крайне болезненные раны и вызывала временный паралич. А уж усиленного огненного заклинания великаны опасались именно как огня.
Так что авроры, ничуть не испугавшись, заняли позицию, готовые к отражению нападения. Загнать обратно в лес и отбить охоту швыряться булыжниками у одного-двух или даже трех великанов они вполне были способны. Плотный залп, состоящий целиком из Авад, улетел в скрывающегося в лесу противника, и ответный рев известил, что заклинания нашли свои цели.
Однако то, что произошло дальше, стало крайне неприятным и опасным сюрпризом: из леса, сгибая и с хрустом ломая молодые стволы, вывалилось сразу семь великанов. Видимо, это были последние гиганты, задержавшиеся на службе у Вольдеморта даже в тяжелые для того времена, и потому особо упертые и озлобленные. А полученные от заклинаний раны не сделали их ничуть добрее.
Великаны, утробно рыча и спеша добраться до близкой добычи, перешли на неторопливый, грузный бег, ощутимо сотрясая землю.
- Не отступать!
Но выполнить этот приказ было трудно – даже у опытного, обстрелянного отряда авроров было немного шансов отбиться от сразу семерых алчущих крови злобных переростков. Ведь стоило хоть одному из них добежать до них вплотную…
Волшебники уже были готовы показать врагу спину, как от опушки Запретного леса, почти вплотную примыкавшего к хогвартсовскому полю для полетов, ширкнули две серые дымные полосы и, пройдя прямо над головами авроров, воткнулись в подбиравшихся к ним великанов.
Два ударивших по ушам взрыва отшвырнули пару неотвратимо надвигающихся туш в обратном направлении – одну с оторванной вместе с плечом рукой, а другую – с развороченной грудью.
Оставшиеся великаны резко поубавили прыти, недоуменно крутя непропорционально маленькими шишковатыми головами, а авроры, до которых долетели рваные ошметья плоти, дружно разинули рты. Маггловское тяжелое вооружение в действии они видели впервые, а от рева издыхающих чудовищ едва не оглохли.
- Давай скорее, - поторопил Фред Криса, и тот сноровисто подал ему из ящика длинную гранату BASTEG – заряд к гранатометам «Бункерфауст», которые сейчас близнецы и перезаряжали, готовясь к новому залпу.
Братья Уизли уже давно заняли указанное место и неплохо успели устроиться на замаскированной огневой позиции – растянутая над головой камуфлированная сеть, любовно подготовленное к бою оружие. Разве что Поттер вместо привычного третьего номера – Джинни, выделил им в помощь Криса, чем парень не скрываясь, гордился. Его поставили прикрывать тылы, а это что-то да значит.
Великаны повели себя именно так, как и предсказывал Гарри – тут же атаковав увиденных магов. Ну, а дальше теория подтвердилась практикой: гранатомет, созданный для разрушения вражеских укреплений, неплохо справлялся и с плотными, глыбообразными телами великанов; гранаты сначала проникали внутрь и лишь потом – взрывались.
- Так, еще разок…
- Давай!
Братья вскинули оружие, наводя округлые цилиндры гранат с торчащими вперед штырями взрывателей во врага, решившего во что бы то ни стало добраться до занявших оборону магов.
- Хей-хо! – Выстрел, толчок, взрывы, и еще два громадных, корчащихся в агонии тела рухнули на спины, не добежав до авроров тридцати метров – ударная сила взрывов играючи опрокинула многотонных великанов даже на бегу.
Оставшиеся три гиганта снова остановились, и на этот раз даже их небольшого умишка хватило, чтобы понять, что что-то тут неладно. Не выпуская дубин из ручищ, они развернулись и резво потрусили туда, откуда пришли – в лес за разрушенной хижиной Хагрида. Однако Уизли не собирались так легко отпускать столь заманчивые мишени, и вслед им раздался третий залп, уложивший в траву под радостные выкрики авроров еще двух незваных гостей с громадными, дымящимися дырами в спинах.
Третий великан, густо посеченный осколками от близких разрывов, выронил свою дубину и, жалобно завывая, вломился в лес, как тяжелый танк на полной скорости. Стремясь как можно быстрее скрыться, он пер наобум, и еще долго в лесу был слышен удаляющийся хруст ломаемых деревьев.
Группа авроров присоединилась к своим коллегам, заходившим от квиддичного поля, а группа огневой поддержки Уизли осталась на кромке леса, как передовой дозор.


***


- Что-то мне все это не очень нравится, - протянул Гарри, хмуря брови и осматривая Хогвартс и его окрестности. – Отряд у теплиц не встретил никакого сопротивления и продвигается на встречу с отрядом, заходящим от квиддичного поля. Авроры, которых атаковали великаны, отделались легким испугом – Уизли разделали тех под орех. Итог – великаны уничтожены, драконы...
В этот момент, будто по заказу, за облаками в который раз полыхнуло изумрудно-зеленым, и оттуда вывалился кувыркающийся и рассеченный почти надвое гигантский ящер, с грохотом рухнувший в воды озера и поднявший многометровый столб воды.
- Драконам сейчас точно не до нас, - закончил свою мысль Поттер, глядя на поднятую падением немалой туши волну, дошедшую до берега. – Видел бы это Чарли Уизли – проклял бы нас на месте. Зато как рада будет вся озерная живность – еды одним махом привалило сразу на полгода вперед.
Он перевел взгляд на место недавней гибели великанов, чьи тела горбами украшали поле для полетов, и выругался:
- Ох ты, черт… - и магия послушно приблизила далекую картинку.
Ситуация складывалась не из лучших.
Близнецы Уизли отступали по кромке леса к развалинам хижины Хагрида, огрызаясь на ходу из своих стволов, в приглушенные очереди которых порой вплеталось точно посланное заклинание Кристофера. А преследовала их невесть откуда взявшаяся группа из почти двадцати до боли знакомых балахонников, причем преследовала умно – одни держали и подпитывали магией «Протего», защищающее их от градом сыпавших пуль, а другие под прикрытием короткими перебежками двигались вперед, стараясь оттеснить троицу от леса.
- Близнецы вот-вот влипнут по крупному… Джинни! – Гарри повернулся, было, к их младшей сестре, как его за рукав взяли тонкие пальцы.
- Разрешите мне, Гарри-сан, - серьезно посмотрела на него Окой.
-Ну, еЕсли ты так хочешь… Действуй!
- Хай! – и японка, достав из-за широкого пояса кимоно длинный черный шнурок, молниеносно пропустила его под мышками и вокруг ворота, одним движением стянув и подвязав свои широкие рукава, обнажив изящные руки до локтя. И в следующий миг исчезла в едва заметной вспышке бледно-голубого пламени.
Нет, это не было аппарацией или другим способом мгновенного перемещения: движение Окой, скорее, напоминало пунктир, ломаную цепочку размытых фигур-призраков, отстоящих друг от друга на несколько десятков метров - от места возле Гарри Поттера и до отступающих братьев Уизли.
Возникнув между преследуемыми и преследователями, девушка остановилась и, опустив руки и недобро глядя из-под челки, твердо произнесла:
- Вы и пальцем не прикоснетесь к ним. Сдавайтесь или умрите, выбор за вами.
Залп из пяти «Авад» был ясным и понятным ответом на это предложение. Но пущенные заклинания не достигли цели, не долетев до чуть наклонившей голову Окой какого-то метра; вытянутые капли смертельной магии разбились об невидимую стену, обозначив места попаданий растекшимися концентрическими кругами.
А потом настало время хода Окой, и на этот раз она не стала прибегать к иллюзиям. Японка вновь растворилась в бледно-голубой вспышке и возникла прямо перед двумя вырвавшимися вперед Упивающимися. Еле заметное, резкое движение обеими руками на проходе между ними – и два тела осели, как наполненные опилками куклы, каждое с пробитой почти до лопаток грудью. Опять вспышка, черная волна взлетевших волос, взмах обеими руками, воздух чертят десять тонких красных полос, как будто у японки на каждом пальце возникло по тлеющему угольку – и еще двое магов разлетаются в стороны с почти оторванными головами. Смерть настигала каждого – Окой казалась вездесущей, возникая за спиной у врагов, сбоку, а порой - демонстративно спереди, нос к носу, глаза в глаза, где расширившиеся от страха зрачки в прорезях серебряной маски сталкивались с отливающим багрянцем золотистым сиянием. Но результат был один – еле заметное движение и очередной мертвец либо падал, либо отшвыривался в сторону с совершенно неженской силой. Уменьшившись за рекордно короткое время почти втрое, отряд противника в панике стал отходить глубже в лес, стремясь как можно скорее выбраться за антиаппарационный барьер, но, судя по настрою Окой, направившейся за ними, до этого барьера не должен был добраться никто.
Лишь через несколько долгих минут девушка показалась из чащи, заканчивая вытирать руки обрывком чьего-то балахона. Снова став прежней Окой, спокойной, невозмутимой и все время как бы чуть улыбающейся уголками рта и глаз, она подошла к Крису, Фреду и Джорджу.
- Вы не пострадали? – спросила она у всех, но глядя на Джорджа.
- Н-нет, - с некоторой запинкой ответили братья, а быстрее всех опомнившийся от демонстрации скрытых талантов японки Фред пихнул брата прикладом в бок и прошептал: – А ты еще тогда, в Бамбурге, боялся отпускать ее одну. Хе. Бедные, бедные упиванцы…
- Спасибо тебе, Окой, - сказал Джордж. – Ты очень нам помогла.
- Да что там, - смущенно скосила вниз глаза та. – Не стоит…
- Гхм, - прервал возможный поток любезностей Крис. – Извините, что прерываю вас, но нам, пожалуй, стоит вернуться к Гарри. Судя по всему, скоро будет общее наступление.


***


Мальчишка оказался прав. Посовещавшись со своим штабом, Хмури дал команду на ввод основных сил. Участвовавший в кратком военном совете Поттер предложил, было, повременить – уж очень сильно не нравилось ему то, что противник выставил в первый рубеж обороны только драконов и великанов, - но потом согласился с общим решением. Враг, уже в достаточной степени успевший ознакомиться со стремительно выросшим боевым потенциалом авроров, в принципе, выбрал верную тактику обороны. Сражения с опытными Упивающимся в коридорах, переходах и тоннелях попортило аврорам немало крови еще в Бамбурге, и, поразмыслив, Гарри пришел к выводу что на месте Вольдеморта тоже сосредоточил бы основные силы магов именно внутри замка, оставив снаружи драконов и великанов, способных основательно проредить наступающих. А предвидеть в их рядах таких никак не учитываемых резервов, как Рен и близнецы со своими вовсе не детскими игрушками, Темный Лорд никак не мог.
К слову о Рен. Небо над Хогвартсом то тут, то там, озарялось просвечивающими сквозь облака зелеными всполохами, слышались злобный рык и предсмертные вопли, и оттуда выпадали то драконьи головы, то отсеченные лапы и крылья, а порой и оглашающие окрестности дикими криками наездники драконов, отправленные в свободный полет. Обретшая после столь долгого перерыва силу Рен, исполняла приказ Гарри с большим воодушевлением.
И почти полторы сотни волшебников в форменных мантиях, разбитые на три отряда, устремились по центральной дороге и ее обочинам к главным воротам Хогвартса.
Нет, то не была лобовая атака, подобной глупости не допустил бы ни Хмури, ни Лонгботтомы. Отряд по центру, не дойдя до ворот пятидесяти шагов, расположился полукругом, и четверо его магов, чьи волшебные палочки имели усилители, с ходу запустили в закрытые ворота усиленными «Диффиндо», от которых зашатался даже магический укрепленный заслон. Стоящие рядом с ними волшебники оставались начеку, будучи готовыми при малейшей угрозе поставить общую защиту, а боковые – запустить боевые заклятия в образовавшийся проем.
Подразделение с левого фланга, приданное Авроратом, рассыпалось по полю, прикрывая штурмующих от возможной атаки из леса, а правофланговый отряд, на ходу перестроившись в цепь и перейдя на бег, начал сноровисто огибать замок справа по берегу, стремясь выйти на лодочную пристань – стратеги не без оснований предположили, что там оборона врага может быть более уязвима.
Прочие возможные входы и выходы из Хогвартса со стороны теплиц и учебного поля контролировала объединенная группа авроров с Гермионой и Нортом.
Хогвартс оказался запечатан вторым, более плотным кольцом блокады, и его падение оставалось только делом времени.
По крайней мере, всем так казалось.
Авроры увлеченно молотили в прогибающиеся ворота магией, товарищи страховали им тыл, как вдруг на площадке перед воротами и в поле, где расположился страхующий отряд, словно взорвалось несколько сотен противопехотных мин, подняв в воздух многочисленные фонтаны пыли и комья земли. И не успела еще эта пыль осесть, как послышался многоголосый стрекот и громкие, отчаянные крики. Крики жестоко убиваемых людей. Неясные, грязно-серо-зеленые силуэты замелькали среди сломавших строй авроров, чьи мантии одна за другой распластывались на земле.
- Что там творится, - пробормотал Гарри. Нехорошее предчувствие его не обмануло – что-то все-таки пошло не так. Вот только он еще и не догадывался, насколько «не так».
В который раз сотворенное увеличивающее заклинание словно рывком притянуло изображение, и дыхание Гарри невольно сбилось.
На поле шла самая настоящая резня. Пытающиеся организовать хоть какой-нибудь отпор авроры попросту выкашивались существами, отдаленно похожими на насекомых. Человекоподобное сегментированное тело, вытянутая голова с тремя парами узких и черных, как у ос, глаз, две пары суставчатых рук - больших, сжимающих широкие, изогнутые мечи и малых, прижатых к животу под выпуклой грудью, мощные, зазубренные задние лапы, предназначенные для быстрого перемещения и прыжков. Существа, выскочившие прямо из-под земли, не обращали никакого внимания на попадавшие в них заклинания, безжалостно пластали волшебников своими ятаганами, истребляя их, как муравьи истребляют жуков, угодивших в муравейник.
И что было самое жуткое, непонятное и пугающее – Гарри знал, что это за существа. В один миг перед его взором пролетело воскрешенное в памяти то «несостоявшееся будущее» - Валькери, Пиро`сары и Аква`сары, Ашкелон и Уничтожители, но ранее этого – истово желавший смерти Валькери лорд Джелар и его подручные-скрийлы. Эти твари выглядели несколько иначе, но это были, вне всякого сомнения, именно они.
- Не может этого быть… - прошептал Поттер внезапно онемевшими губами. – Как это вообще возможно…
И тут же, стряхнув секундный ступор, схватил зеркало связи.
- Аластор! Хмури!!! Немедленно отводи своих! Всех! Слышишь?! Немедленно! Командуй отступление со всех направлений, иначе потери будут… Проклятье, да какие еще потери – иначе выживших не будет вообще!
Гарри снова взглянул на поле боя и похолодел: два отряда авроров, сотня с лишним человек, уже была уничтожена, и это – за какие-то минуты.
Но дело могло обернуться еще хуже – на помощь к уже погибшим бегом приближалась вторая сотня, под командованием Тома Уорбека. Скрийлы, стоящие на поле, сплошь усеянном трупами в мантиях, синхронно повернули головы и быстро двинулись навстречу новым жертвам.
Поттер быстро прикинул - даже если наступающие повернут назад прямо сейчас, покинуть поле боя успеет в лучшем случае половина авроров, находящаяся неподалеку от границы запрета аппарации и успеющая до нее добежать. А вот большая часть ударных сил, вклинившаяся глубже, окажется в ловушке. Аппарировать они не смогут, в скорости скрийлы значительно превосходят их, так что… Оставалась лишь призрачная надежда, что усиленные даймонской магией палочки все же смогут составить некоторую конкуренцию антимагическому оружию и защите скрийлов. Хотя бы на время, необходимое для прибытия подмоги. И кстати о подмоге…
- Черт-черт-черт!!! – дорога была каждая секунда, и вполголоса ругавшийся Поттер, торопливо вставлял в ухо выпавший наушник системы связи. – Рен! Бросай этих ящериц и прикрой отступающих авроров по центру!
- Но они же не отступают, а наоборот – атакуют, - тут же пришел слегка удивленный ответ. Парящая где-то за облаками Рен сверху видела все.
- Сейчас буду отступать, ты, главное, не дай этим насекомым до них добраться!
И он схватил зеркало связи с Уорбеком.
- Том! Том, твою мать!! Отставить атаку!! Эти твари сожрут вас и даже не поморщатся! Используйте огонь в качестве защиты и бегите со всех ног до границы аппарации!
Как ни странно, Уорбек беспрекословно последовал приказу, хотя формально Гарри и не являлся его командиром. Возможно, он уже привык, что вихрастый очкарик, выглядящий порой обманчиво-миролюбиво, никогда ничего не говорит просто так, а может, сблизившись с неведомым противником, уже разглядел, что остается от тех, кому не посчастливилось с ним встретиться.
Несущийся строй авроров как по команде затормозил и начал со всех ног откатываться назад, но и скрийлы не собирались упускать добычу, столь самонадеянно сунувшуюся под их мечи.
Расстояние между ними и отступающими магами быстро уменьшалось. Порой то один, то другой волшебник пускал через плечо неприцельную струю огня усиленного «Инсендио», но колдовское пламя только сбивало нескольких преследователей с ног, которые быстро подымались и продолжали погоню.
И тут в дело вступила Рен.
Метеором упав с неба на тающих светящимися огнями крыльях, она с такой силой впечаталась в землю, что оставила в ней покрытое трещинами солидное сферическое углубление. Скрийлы слегка затормозили, заметив появившийся с фланга новый объект.
А облаченная в броню Рен выбросила вперед в вытянутой руке хетсаан, и зеленое гигантское лезвие, потеряв форму, расплылось, свилось спиралью, как рассерженная змея, и с грохотом ударило вперед. Земля между аврорами и скрийлами застонала, рассеклась глубокой трещиной, пересекшей пространство до самого леса, а из нее рванула ввысь многометровая стена ревущего зеленого огня. Угодивших под нее нескольких скрийлов, разорванных и обугленных, отшвырнуло к успевшим остановиться собратьям, а некоторые отставшие авроры покатились кубарем, получив изрядное ускорение от ударной волны.
Гарри, видя такое, от злости чуть не прикусил язык - надо было приказать Рен атаковать самих скрийлов, такой залп неплохо бы уменьшил их численность. Но он не знал, насколько девушка, истребляя драконов, израсходовала ак-нот, и не стал попусту рисковать. И был прав: дав спасительный для авроров залп, она исчерпала последнюю энергию – крылья за ее спиной рассыпались тающими белыми искрами, а броня постепенно начала съеживаться, словно втягиваясь в привычный широкий пояс. Но, откинув маску, Рен продолжала стоять на месте с хетсааном наперевес, явно намереваясь схлестнуться со скрийлами в рукопашной – ведь приказ прикрыть отступление авроров никто не отменял.
- Отбой, Рен, - произнес Гарри, отзывая своего лучшего воина. - Все отходим к точке общего отхода, обозначенной Хмури.
Штурм потерпел полное фиаско, отряды торопливо отходили за границу запрета аппарации, а оттуда перемещались к Хогсмиду и другим участкам внешней блокады. Скрийлы почему-то не торопились развивать успех, вероятно, их новый хозяин понимал, что за антиаппарационным барьером преследовать магов с помощью не способных магически перемещаться скрийлов будет бессмысленно.
Авроры отступали, а вслед отступающим из, наконец, распахнутых ворот Хогвартса презрительно смеялась высокая, безволосая фигура.

Избранный, ты так ничего и не понял. Ложка есть. Это тебя нет... Спасибо: 0 
Профиль
Shin-san
Любимый внук Наэ-Хомад


Сообщение: 253
Зарегистрирован: 21.08.07
Откуда: Россия
Репутация: 9
ссылка на сообщение  Отправлено: 24.03.10 10:19. Заголовок: Глава 13. Гость с то..


Глава 13. Гость с того света.


Закольцованный водопад лавы, медленно текущий за прозрачной магической завесой, давал густой, мягкий, красный свет и ощущение потока тепла, как от громадного костра. Оранжево-алые отблески плясали на полированном камне пола, падали на лица собравшихся в зале людей, делая их заметно старше своего реального возраста.
С момента провального штурма Хогвартса, единственным существенным плюсом которого было истребление практически всех великанов и драконов противника, прошло уже три дня. Бывшая школа чародейства и колдовства по-прежнему была осаждена силами Аврората, но Вольдеморт, обретя новые силы, позволившие ему сравнительно легко отбить массированный штурм, пока не торопился развивать успех. А авроры, остановленные Хмури и Поттером, не спешили вновь идти на приступ.
Ситуация складывалась почти патовая.
Но вечером первого после провала дня Гарри, некоторое время расхаживавший по общей гостиной с выражением глубокой задумчивости на лице, вдруг остановился, окинул встревоженных друзей таким взглядом, словно видел их впервые в жизни, и, ни говоря не слова, вышел за дверь. Повинуясь какому-то только ей заметному знаку, Рен последовала за ним.
Поттер со своей спутницей вернулся только через полутора суток, уставший, но довольный, и в приказном порядке потребовал от своего отряда собраться ровно в полдень следующего дня в нижнем зале.
И вот теперь вся боевая девятка, одетая в спадающие до пола темные накидки – Поттер настоял и на этом, лишь Норту было позволено сделать выбор в пользу своей брони - сидела вокруг длинного стола и ждала, по словам Гарри, «высокого гостя».
Сам Поттер, такое впечатление, дремал, откинувшись на спинку кресла, но тот, кто брал на себя труд приглядеться внимательнее, сразу замечал, как стремительно движутся полуприкрытые веками глаза: юноша о чем-то напряженно размышлял.
Наконец, его наручные часы негромко пискнули, сигнализируя о заранее поставленной метке, и Гарри сказал Рен:
- Сходи, встреть нашего гостя.
Рен с неизменным хетсааном за спиной быстро и неслышно удалилась, а Гарри обратился к оставшимся:
- Я понимаю, что у вас сейчас полно вопросов, но поверьте – через десять минут вы поймете, почему мне было проще сделать все именно так, а не вдаваться в долгие и пространные объяснения. И еще одна просьба – без резких движений, пожалуйста. Держите себя в руках и ведите себя так, будто вас на свете уже ничем не удивить. Учтите, это важно.
Крайне заинтригованные таким началом, соратники Поттера выпрямились в своих креслах, с нетерпением ожидая возвращения Рен с неведомым приглашенным.
И та вскоре показалась. За ней неторопливо двигался высокий, почти двухметровый силуэт, облаченный в спадающую складками черную хламиду с капюшоном, надвинутым ниже подбородка.
Рен молча подвела гостя к единственному свободному креслу, стоявшему у торца стола, напротив сидящего по другую сторону Поттера и, дождавшись, пока незнакомец сядет, отошла и встала справа от кресла Гарри, скрестив руки на груди.
И как только она замерла, неизвестный плавно поднял затянутые в перчатки руки и не менее плавно опустил капюшон на плечи.
Надо было отдать должное друзьям Гарри – их реакция на разоблачение гостя была едва заметна: вздувшиеся бугры желваков на скулах у Норта, сузившиеся глаза у Гермионы и синхронно дернувшиеся руки у близнецов, легкая волна, пробежавшая по покрову Эгора. Окой с Крисом не выказали вообще никаких эмоций, но им было простительно – ни японка, ни подросток не видели и даже не слышали о почти нечеловеческой форме Вольдеморта.
Потому как за столом сидел он.
Или, вернее, не совсем он.
Высокая, костистая фигура, безволосый, немного удлиненный череп, красные, вытянутые, одновременно похожие на кошачьи и змеиные глаза, бугор с двумя отверстиями вместо носа и плотно прижатые, словно вросшие в череп уши…
Облик, который обрел Вольдеморт после возрождения, был известен всем членам команды Поттера, а не только ему одному, имевшему сомнительное удовольствие уже не раз сталкиваться с Темным Лордом лицом к лицу. Но именно поэтому Гарри и предупредил своих друзей о сдержанности: перепутать Тома Реддля и этого гостя, невзирая на крайнюю внешнюю схожесть, могли только они, не встречавшиеся с Вольдемортом близко.
Это был однозначно не Том Марволо Реддль.
Чтобы стать таким, Вольдеморту надо было прожить еще минимум пару сотен лет, покорить мир, уничтожив в процессе не один народ, взойти на вершину власти и потерять все в единый миг. Потом затаиться, нанести победителям удар в спину, почти победить и… погибнуть в страшных муках. А после – вновь восстать из мертвых.
- Дамы и господа, - нарушил напряженное молчание Гарри. - Позвольте представить вам нашего нового союзника – лорда Джелара из Лоно Хара!
И семь голов синхронно повернулись к Гарри с немым вопросом в глазах.
- Да-да, все верно. Я помню, что когда рассказывал краткую историю своего знакомства с лонохарцами, то упоминал о нашем нынешнем госте главным образом в том разрезе, что он был изрублен на куски в главном зале Хогвартса своей милой родственницей. Но с тех самых пор, как конфронтация с Лоно Хара начала казаться мне все неизбежнее, я все чаще приходил к осознанию, что нам бы совсем не помешал кто-то, испытывающий к Дракулам такие же чувства, что и я, но куда лучше посвященный во всю внутреннюю кухню Лоно Хара. И мысли мои всегда скатывались к одной и той же личности. Но он был мертв, я лично видел его смерть и даже в какой-то степени поспособствовал ей… Хотя чем дальше я размышлял, тем более мне казалось, что тут не все так просто…
Я подумал – уж если Вольдеморт, который по лонохарским, высшемагическим меркам является чуть ли не полным сквибом, сумел отыскать лазейку к пусть несовершенному и незавершенному, но все же бессмертию, то высший маг уровня Архонта Ордена Хаоса, развязавший открытую войну против правителей своего мира, просто обязан был придумать себе некий «страховой полис» на случай самого скверного исхода дел. И чем дальше я обдумывал это, обкатывал гипотезу в голове, как голыш, тем больше склонялся к идее, что это куда больше, чем гипотеза. И некоторые косвенные признаки лишь подтверждали мою правоту. Например, куда пропали уцелевшие после боя в Хогвартсе скрийлы? Ведь они, оставшись без предводителя, должны были банально пойти вразнос и обязательно где-нибудь засветиться. Но нет – о скрийлах с тех пор никто не слышал ни в мире людей, ни в Лоно Хара. Что же могло сплотить и удерживать этих насекомовидных воинов? Может, воля их вождя? А может – вполне определенные приказы на случай его гибели?
Встреча во время штурма Хогвартса с совершенно новыми скрийлами под предводительством Вольдеморта, стала вовсе неприятным сюрпризом, и я решил, что не стоит откладывать дело в долгий ящик.
Самым трудным оказалось напасть на след тех, других скрийлов, воинов лорда Джелара. Сложная выдалась задачка, но мы с Рен с ней справились. И, думаю, могли бы справиться и лонохарские ищейки, если бы, конечно, задались такой целью. Но Валькери то ли опять подвела ее непомерная самоуверенность, то ли ее мысли были заняты чем-то другим, например, мной, - и Гарри мило улыбнулся, - что она и думать забыла о ненавистном троюродном брате, павшем от ее руки.
А зря.
Потому что, как я уже сказал, самым сложным было напасть на след затаившихся скрийлов. Когда же мы с Рен их все же нашли в одном из покоренных Лоно Хара миров, то оказалось, что к нашему появлению почти все готово. Вернее, не совсем к нашему, но…
- Они должны были дождаться Каттгера, моего единственного верного союзника. Именно он помог мне тогда сбежать с люциферовых рудников, - произнес доселе молчавший Джелар низким, чуть вибрирующим голосом. – Я оставил подробные инструкции, куда ему надлежит прибыть в случае подтвержденного известия о моей смерти. Но, похоже, эта сучка Дракула успела добраться до него первой.
- Не суть важно, - расслабленно шевельнул рукой Гарри. – Главное то, что для ритуала воскрешения у скрийлов давно было все готово. Не хватало только одного – достаточно сильного мага, чью роль я охотно и исполнил.
- Я благодарен тебе за это, Поттер, - коротко кивнул шаргх. – И я верну тебе этот долг.
- Разумеется, вернете, лорд Джелар, - согласился Гарри, и на его лице появилось выражение ленивого высокомерия. Поттер явно давал почувствовать всем, включая Джелара, что, несмотря на именование того лордом, он не считает себя ниже его. – Ведь игла жизни из вашего ритуала воскрешения по-прежнему у меня, а без нее ваша новая жизнь… А, впрочем, вы сами все знаете. Не подумайте, милорд, что я приставляю вам меч к горлу – но в достаточной мере пообщавшись с лонохарцами, я просто хочу иметь некоторые гарантии.
Джелар лишь сузил алые глаза и в саркастичной усмешке приподнял угол узкого рта. Для него, лонохарца до мозга костей, такой ход не был неожиданным и не содержал ни грана оскорбления. Наоборот, было заметно, что Поттер, подстраховавшись подобным образом, только вырос в его глазах.
- Тем более что изначально я рассчитывал, что вашей платой за новую жизнь, лорд Джелар, станет полная информация о Лоно Хара, Дракулах и всём, что можно использовать против них. А пойти на более тесное сотрудничество, став нашим союзником, решили вы сами.
- Отныне у нас общий враг, так почему я должен отказываться от такого союза? В случае победы и ты, и я избавляемся от ненавистного нам обоим Люциферова отродья. Я получаю власть, а вы – свободу вашего мира. И, что больше всего мне нравится, нам нечего будет делить даже после триумфа.
- Постойте, постойте, - вмешалась в разговор внимательно следившая за каждым словом Гермиона. – Что значит «свободу вашего мира»? Мы знаем, что империя Лоно Хара неоднократно использовала нас, как застрельщиков в войне с Уничтожителями, и что многие лонохарцы рассматривают наш мир исключительно как дойную корову - во всех смыслах - но что касается свободы… Или есть еще что-то, чего мы не знаем?
Джелар медленно повернул голову к девушке, собираясь одним только презрительным взглядом указать нахальной соплячке ее место, - и застыл. Горящие багрянцем длинные и узкие глаза столкнулись, сцепились с человеческими карими, и воздухе словно лязгнули скрестившиеся клинки. Во взгляде Грейнджер было столько сумрачной силы, спокойной уверенности и достоинства, что даже привыкший повелевать Джелар мгновенно понял, что перед ним отнюдь не бесполезная приживалка или постельная подруга того, кого он прежде знал как Пиро’сара, а самый что ни на есть настоящий темный маг, отлично знающий, что кровь плохо отмывается с рук и вообще пахнет кисло.
После секундной молчаливой дуэли взглядов, Джелар едва заметно дернул острым подбородком, признавая Гермиону если не равной себе, то хотя бы достойной внимания и уважения, и ответил вопросом на вопрос:
- Уничтожители? Дойная корова? Так вы даже не знаете, с чего все началось?
И по тонким бескровным губам скользнула язвительная ухмылка.



***


Как даже самая могучая река начинается с неприметного ручейка, так и эта темная история, в которой в дьявольской круговерти сплелись амбиции, жадность, коварство, ложь, властолюбие и предательство, началась с малого. И лежало это «малое» в тех давних, отстоящих от нынешних на многие сотни лет времен, когда в раздираемой междоусобицами империи Лоно Хара, только-только освободившейся от власти свергнутых Истинных Лордов, один из самых влиятельных кланов – клан Дракул - решил ультимативно и окончательно укрепить свое могущество и право властвовать над всеми.
Тогдашний глава клана, древний вампир Влад Цепеш, отличавшийся настолько изощренными жестокостью и коварством, что заметно выделялся даже среди собратьев-лонохарцев, сумел совершить почти невообразимое, за несколько десятков лет смуты устранив почти всех сильных конкурентов. Одни кланы были подчистую вырезаны, другие обескровлены и лишены наследников, третьи – включены в клан Дракул, как младшие ветви. А для наиболее заметных и выдающихся личностей старый, хитроумный упырь придумал необыкновенно заманчивую ловушку.
Он создал Орден Хаоса.
Провозгласив эту структуру совещательным органом верховной власти Лоно Хара (разумеется, с самим собой во главе), распределив ступени, ранги и связанные с ними привилегии, Влад Дракула на многие десятилетия ловко переключил силы, внимание и интересы самых значимых магов, воинов и алхимиков с борьбы за истинную власть на завоевание целей внутри самого Ордена Хаоса, даровав всем потенциальную возможность со временем его возглавить.
Идея работала, как часы – любой лонохарец, а, порой, и житель другого мира, проявивший незаурядные способности в чем-либо или способный стать в будущем даже теоретической угрозой для правящего клана Дракул, тут же вовлекался в Орден и, попав в круг избранных, сам начинал, по сути, поддерживать эту пирамиду с Дракулами на вершине.
Время шло, система действовала, однако захват и удержание власти в Лоно Хара никогда не были главной целью старого кровососа. Армия укрепленной железной рукой Влада империи и отдельные, непобедимые когорты воинов Ордена Хаоса за сравнительно короткий срок подмяли и подчинили власти метрополии большинство соседних обитаемых миров, расширив Лоно Хара почти втрое и еще более увеличив ее мощь. Но все это было лишь началом, плацдармом для претворения в жизнь непомерных амбиций Влада Цепеша. А мечтал он, не много не мало, о покорении всех доступных живых миров и воцарении Лоно Хара величайшим миром во всей Вселенной. Но как было это осуществить? Имевшихся средств и воинов для таких глобальных целей было явно недостаточно, требовалась армия, большая и непобедимая.
И дальний предок нынешних Дракул направил свой взор в сторону мира, где обитала единая насекомоподобная раса. Цепеш не без оснований рассудил, что искусственно созданная, самовосполняемая и полностью управляемая громадная армия воинов-насекомых никогда не ослушается, не предаст, не будет требовать золота, а в бою – сметет любого врага. Идеальные солдаты, выпестованные самой эволюцией.
План неуклонно начал претворяться в жизнь - ударный отряд Ордена Хаоса, в который вошли самые могучие маги и бесстрашные воины, выполнил возложенную на них предводителем задачу: используя все возможности оружия и колдовства, они с боем выкрали только что вылупившуюся единственную личинку будущей Королевы, чтобы уже в Лоно Хара начать выводить себе послушных, видоизмененных солдат, будущее пушечное мясо для завоевания бесчисленных миров.
Однако Влад Цепеш, чью голову вскружила бесконечная череда успехов, очень скоро понял, что на этот раз сильно посчитался и недооценил противника.
Раса насекомых не собиралась смиряться с похищением наследницы — королева в их сообществе рождалась раз в несколько десятков поколений, и с ее утерей их цивилизация оставалась обреченной на вымирание. Старая Королева-Мать, Хозяйка Улья, серьезно пострадала во время рейда лонохарцев и больше не могла воспроизвести преемницу.
Понимая, что на грани гибели всего вида насекомые будут сражаться до конца, как контрмера неизбежному ответному удару, волей императора Цепеша и усилием магов Ордена Хаоса, на Лоно Хара была опущена единая магическая защита, закрывшая все пространственные проходы, ведущие к нему из других миров.
За исключением одного — через самый ближайший мир.
Мир людей.
Но насекомые быстро это поняли и начали упорно прорываться уже на Землю, чтобы через нее добраться до обидчиков. Именно тогда в мир магов-людей была выпущена чудовищная ложь о «страшной угрозе» – не ведающих пощады «Уничтожителях», стирающих с лица планет целые цивилизации. И тогда же объединенные силы магов Лоно Хара и Земли сумели создать сложнейшую самоподдерживающуюся магическую структуру, по сути, овеществить каждую из четырех основных стихий, отделив от них по части их необозримой силы, сотворив Алас’саров – своего рода духов стихий, вселяющихся в человека при его рождении, дающих ему силу избранной стихии и живущих в нём до самой его смерти. Четырех Алас’саров и их координатора - Хара’сара.
На этом месте Джелар сделал паузу, полагая, должно быть, что его засыплют вопросами, но все новые союзники молчали, и он продолжил.
Первое нашествие «уничтожителей» не увенчалось успехом, хотя и было опасно близко к нему — объединенные силы лонохарцев и магов Земли, в то время мало чем уступавших лонохарцам, понесли большие потери, но отбили вторжение. Ценой стало появление на карте Земли пустыни по имени Сахара и гибель практически всех сильных волшебников-людей, участвовавших в войне. Было это или нет частью плана Влада Цепеша, знал только сам Влад Цепеш, но удар, нанесенный землянам, позволили лонохарцам за следующие поколения опередить их на несколько порядков.
Хара’сар Влад Цепеш был полностью удовлетворён исходом дела: одним камнем ему удалось убить не двух птиц, а значительно больше.
Из того сражения были сделаны выводы - защитный магический щит, закрывающий Лоно Хара, был доработан и усилен, и даже из мира Земли в империю стало возможно попасть только из двух мест — Запретного Леса возле Хогвартса. Замок строился при участии лонохарских мастеров, а те, помимо прочего, придали ему функции маяка и стража внешнего щита.
А вторым, гораздо более укрытым местом, стерегущим путь в Лоно Хара, стала древняя фамильная твердыня Дракул – румынский замок Ашкелон.
- Так вот почему следующие два вторжения Уничтожителей происходили в одном и том же месте — в Запретном Лесу, - еле слышно, почти про себя проговорил Гарри, а Джелар все рассказывал и рассказывал.
С тех пор прошло несколько сотен лет. Обуянный манией величия Влад Дракула так и не увидел торжества своих идей, погибнув при втором нашествии Уничтожителей, когда прорыв произошел уже вблизи Хогвартса, а верховная власть передавалась из рук в руки его потомкам, пока правителем Лоно Хара и главой Ордена Хаоса не стал Люцифер Дракула-Цепеш.
При Люцифере, который оказался достойным преемником своего далекого предка, опыты над подросшей Королевой по созданию идеальной армии, которые шли уже несколько поколений, заметно ускорились, и вскоре, наконец, появились те, кого впоследствии назвали «скрийлами» - плод сложных магических манипуляций, чудовищная смесь изначальных насекомых, людей и некоторых волшебных существ.
Но, создав пробную генерацию скрийлов, Дракула задался вопросом — а кто же будет командовать легионами воинов-инсектов? Множество евгенических экспериментов и скрещиваний личинок с другими существами основательно изменили исходных – они стали антропоморфными, овладели речью, их бойцовские качества сильно возросли, особенно будучи помноженные на генетически закрепленные способности к антимагии.
Но имелся и существенный минус: несмотря на все изменения, скрийлы по сути все равно оставались большей частью насекомыми со всеми вытекающими отсюда последствиями - строгой кастовостью и иерархичностью, а также полным нежеланием подчиняться кому бы то ни было, кто не входил в их социум.
Потратив несколько лет на бесполезные попытки привить насекомым покорность, Дракула решил зайти с другого конца – создать командира из сильного мага, который стал бы для нового поколения скрийлов тем, кому они беспрекословно подчинятся.
Но для подобной цели не годился первый попавшийся маг, и Люцифер коварно соблазнил на это своего дальнего родственника, еще совсем юного Джелара, посулив тому власть над непобедимыми полчищами безжалостных воинов, славу полководца, которому суждено положить к ногам Лоно Хара десятки новых миров, почет и преклонение, и так далее, и так далее… Люцифер всегда умел красиво говорить… Говорить и обещать.
Пройдя через многие, порой крайне болезненные магические опыты и преобразования, получив часть генома похищенной молодой Королевы, Джелар на «отлично» справился с командованием первых пробных отрядов скрийлов. К этому времени в одном из присоединенных к Лоно Хара миров вспыхнуло восстание, и правитель империи не стал упускать такой шанс испытать свое новое, секретное оружие. Результат превзошел все ожидания – выводок скрийлов числом в три сотни особей играючи вырезал двухтысячную армию повстанцев, буквально утопив мятеж в крови и вселив в сердца жителей того мира панический ужас.
Потом было еще несколько схожих испытаний, но все они лишь подтверждали первый результат – армия в двадцать тысяч скрийлов завоюют любой мир.
Но одно гнилое яблочко портило всю радость от столь триумфальных результатов, и этим яблочком был сам Джелар.
Он очень сильно разочаровал Люцифера, проявив себя как слишком самостоятельный, алчный, честолюбивый, крайне малоуправляемый тип. Джелар, отпрыск родственной ветви, полностью уничтоженной при весьма загадочных обстоятельствах, очень быстро понял свою ценность для императора Люцифера, и его аппетиты постоянно росли – золото и драгоценности, земли и замки, дворянские звания и ранг Архонта в Ордене Хаоса… Он получал все, что хотел. Но, потребовав авансом титул вице-короля на будущих завоеванных мирах, Джелар зарвался.
Власть Люцифер Дракула не собирался делить ни с кем и никогда.
За это вождь скрийлов был брошен в тюрьму, и для придания большей лояльности подвергнут «воспитательным мероприятиям», которые продолжались несколько лет.
В его «воспитании» активно принимала участие и подросшая к тому времени дочь Люцифера – Валькери Дракула-Цепеш.
Свойственная подростку жестокость наложилась в ее случае на нешуточную ненависть, которую юная леди испытывала к своему троюродному брату. Высокомерный, горделивый и заносчивый, осыпанный всевозможными милостями и обласканный ее отцом, он был для девушки, воспитанной в лучших лонохарских традициях, прямым соперником на пути к славе, вниманию, богатству и… трону, ибо Джелар, на две трети шаргх, имел почти такие же права на императорский титул, что и Пэнтекуин – дочь лонохарца Люцифера и человеческой женщины.
И когда ненавистный брат из-за своей самонадеянности променял роскошные палаты и почетное место по правую руку от Люцифера на гнилое подземелье и повис на дыбе в пыточной камере, Валькери не упустила возможности выказать ему всю теплоту своих родственных чувств, с энтузиазмом изобретая пытки одну изощреннее другой.
У Джелара, по сути, оставалось всего два выхода – либо добровольно принять магическое ярмо полного подчинения, либо умереть под пытками, но тут в его пользу сыграла оплошность, допущенная в прошлом самим Люцифером. Создавая командира скрийлов, он позабыл одну тонкость – введя в организм Джелара геном чистокровной Королевы, и использовав впоследствии его кровь в воспроизводстве очередной генерации скрийлов, он сделал шаргха для них абсолютным лидером, кем-то вроде королевского трутня их родного улья, вторым по ценности после Королевы. Тем, кому по законам иерархии насекомых нужно безоговорочно подчиняться. И кого нужно спасать любой ценой, не считаясь ни с чем.
Едва узнав о пленении своего вождя, скрийлы взбунтовались, еще раз доказав свою боевую эффективность. Пройдя сквозь наспех стянутые войска, как нож сквозь масло, они легко нашли и разрушили люциферову темницу. В итоге Джелар, вновь возглавив своих спасителей и преисполнившись горячей «любви» ко всем Дракулам, скрылся в одном из сопредельных с Лоно Хара миров, пообещав на прощание, что Люцифер, а Валькери – в особенности, еще очень сильно пожалеют, что вообще родились на свет.
Дальнейшее Гарри уже знал. Таинственное исчезновение Люцифера Дракулы в спонтанной временной петле, похищение Валькери Джеларом, ее побег и «ответный ход», закончившийся пленением брата.
- Но почему она не убила вас? – поинтересовался он у Джелара.
- У нее не было такой возможности, - ответил тот. - Ведь она, чтобы взять приступом мой замок, целиком мобилизовала Орден Хаоса и просто убить меня, плененного, на глазах у всех, Дракула не могла, я все же не какой-нибудь простолюдин. Меня, как бывшего Архонта, должен был судить Орден в полном составе, но я слишком много знал, и на суде мог поделиться с публикой весьма интересной информацией, которая никогда не покидала пределы клана Дракул. И мы… пришли к временному соглашению. На суде я большей частью молчал, а в обмен на молчание получил жизнь в виде заключения в самом глубоком руднике с максимальной охраной.
Конечно, я отлично понимал цену её обещаниям и знал, что заключение будет всего лишь отсрочкой моей внезапной смерти, но… Выбирать мне не приходилось, да и половина моих скрийлов была все еще жива и оставалась на свободе.
Но довольно вопросов, теперь и я хочу кое-что узнать. Это правда, что Валькери заполучила возрожденного Истинного Лорда Вольдерихара?
- Да, заполучила, - кивнул Гарри. - И даже более того – женила его на себе.
- Вот уж воистину – судьба любит корчить гримасы… - казалось, Джелар рассмеется, но веселье, тенью мелькнув по лицу, моментально сменилось привычной бесстрастной маской. - То-то, наверное, прыгает от радости в гробу Влад Дракула-Цепеш…
- Я не понимаю, в чем суть… - нахмурился Поттер, но новый союзник тут же пояснил:
- А суть в том, что в далекую эпоху правления Лордов, в Лоно Хара каждый Истинный Лорд имел подвластные ему кланы. Вроде вассалов, но связанных крепкими, почти рабскими узами подчинения. Лорды использовали их как рабочую силу, формировали из них рядовой состав своих армий, невозбранно брали их женщин… В общем, использовали как банальный источник людских ресурсов. И, кстати, именно в этих кланах впоследствии и затлел огонь восстания, полыхнувший потом пожаром по всей империи и сгубивший всех Истинных Лордов.
Джелар ухмыльнулся точно так же, как в начале своих откровений.
- А теперь вопрос – угадайте с трех раз, у какого Лорда находился в услужении клан Дракул?
- Так вот в чем дело… - коротко рассмеялся Эдвард Норт, ударив кулаком по ладони. – Я-то думал, Лорд-Дракон нужен этим Дракулам только как сильный союзник, как дополнительный гарант их власти, а суть-то вовсе не в этом… Они – всего лишь бывшие рабы, умудрившиеся посадить на цепь своего прежнего хозяина, сделать его ручной зверушкой, ящеркой на поводке. Нет, но каково!
И он фыркнул, покрутив головой.
- Да, в хитроумности, коварстве и умении ждать Дракулам не откажешь, - согласился Гарри. – Но в этом может крыться и слабость. Так каковы будут наши совместные действия, лорд Джелар?
- Очень просты. Не стоит гоняться по лесу за диким зверем – так ты противопоставляешь его сильным сторонам свои слабые. Подманить его - уже лучше, а расставить на его тропе ловушку – почти беспроигрышный вариант.
В нашем случае – достаточно лишь открыть путь тем, кого Дракулы боятся больше всего.
- Не то что бы меня сильно, особенно после сказанного, заботила судьба Лоно Хара, но… Вы готовы отдать свой мир на растерзание неисчислимой армаде насекомых? Вам так хочется получить потом в правление лишь бескрайнюю пустыню?
- Не следует мерить их человеческими мерками, - отмел этот довод Джелар. - Они - не люди, и мыслят совершенно иначе. Логика, поступки, мотивация… Не забывайте - я и сам на какую-то часть скрийл. Им нужна молодая Королева, и если ценой за помощь в её возврате назначить отказ от вторжения, Королева-Мать, не колеблясь, согласится. А нашим делом будет эту помощь ей оказать.
Но не стану скрывать – это будет сложно, - Джелар посерьезнел. - Таай`шар, место, где содержат пленную королеву и проводили все опыты над скрийлами, находится в глубине Лоно Хара, на громадном изолированном горном плато. Это делалось и ради секретности и для предотвращения побегов подопытных. Единственный вход на это плато проходит через Да`хт наэд – Мост Судьбы, узкий каменный мост над многокилометровой кручей, и, чтобы открыть ворота за мостом, нужно иметь ключ и решить сложную магическую головоломку. А про охрану, что может ждать по пути, даже и упоминать не стоит – Дракулы умеют защищать свои секреты.
- Не вижу в этом ничего сложного, – ответил Поттер, уверенно глядя на Джелара.
- Да? – с легкой иронией переспросил тот. - Тогда может юный господин поделится со мной своими идеями?
- Идеи у меня, как вы и предложили, просты. Я уже понял, с вашими собратьями, лорд Джелар, лучше всего проходят простые и до ошеломления дерзкие методы. Они привыкли к тонким многошаговым интригам, изощренному коварству и выверенным, жалящим ударам. Их стиль – это что-то сродни фехтованию: каскад сложных движений и точный укол прямо в сердце. Но если вместо ответных «батманов» и «туше» они получат удар не шпагой, а дубиной, это как минимум их обескуражит и даст нам выиграть время.
Я предлагаю идти сразу по двум направлениям – сначала постараться спровоцировать Валькери на откровенную агрессию против меня, желательно при свидетелях из Ордена Хаоса, и демонстративно предупредить леди о неминуемых последствиях такого шага. Этим самым мы создадим задел на будущее – когда земля под ногами лонохарцев зашатается, им не придется долго искать виновного. Вернее, виновную.
А после провокации я тут же нанесу такой удар, что от звона у них заложит уши. И вот в этот момент мы начнем действовать. От вас, лорд Джелар, потребуется только три вещи - максимально полная информация о Лоно Хара.
- С этим трудностей не возникнет, я предоставлю все, включая карты и описания местности и форпостов.
- Прекрасно… Второе – мне нужна гарантия того, что ваш визит к нашим предполагаемым союзникам будет удачен. Меня не очень радует перспектива устроить «рейд обреченных» в самое сердце Лоно Хара, разворошить это осиное гнездо и оказаться там один на один со всем Орденом Хаоса с разъяренной Валькери во главе.
- Нет, без помощи вы не останетесь. Я знаю, как мыслят инсекты, они не смогут поступить иначе. От тебя и твоих людей потребуется только пробиться на плато и разрушить поддерживающий барьер магический контур в Таай`шар. И ждать прибытия.
- Для этого у нас сил хватит. К тому же, после полученных оплеух Валькери со своей верной гвардией какое-то время будет искать нас где угодно, но только не в самом сердце собственных владений. А потом мы посмотрим, чья еще возьмет… И третье – один раз я хотел бы воспользоваться вашим умением абсолютного антимага.
- Это - легко. И тогда на этом пока и остановимся. Мне нужно немного времени, чтобы окончательно восстановить силы, а потом…
Тут в зале словно негромко ударили в колокол и на зеркально-черный стол опустился надорванный квадратный листок бумаги – не доверяя зеркалам связи, работающим на территории их убежища с перебоями, Поттер для срочных депеш выдал Аластору пачку тех же листков-портшлюзов, что использовал в случае связи с агентами Бритвы Вэнса.
Пробежавшись глазами по тексту, Гарри щелчком отправил донесение к Гермионе, а сам с ноткой удовлетворения сказал:
- Похоже, ни вам, ни мне не придется придумывать способ, как вернее всего вынудить мадам Дракулу на необдуманные действия. Ее братец, свежеиспеченный полководец скрийлов, только что атаковал базу авроров в долине Эпплби. Видимо, решил взять реванш на месте первого сокрушительного поражения. Ну что ж, придется доказать ему, что постоянство – признак мастерства. А заодно использовать и его самого…
Кстати, вы не знаете, лорд Джелар, почему ваша сестрица так упорно нянчится с этим высшемагическим сквибом? Зная Валькери, что-то я слабо верю в бескорыстную родственную любовь.
- Ничего сложного, - тотчас ответил Джелар, хотя было заметно, что еще одно упоминание о Вольдеморте, благодаря которому он проиграл прошлую схватку с Пэнтекуин, радости ему не доставило. – Ей просто хочется, чтобы хоть кто-нибудь всегда был на ее стороне. Принимал ее любую, какой бы она ни была. А кроме этой недоделанной пародии на меня самого, никто на подобное не способен.
- Вот и отлично, - удовлетворенно проговорил Гарри, вставая. - Тем приятнее ей будет узнать, что ее драгоценный братик, наконец, допрыгался. Итак, все готовы для финального представления?
Семеро его друзей поднялись вслед за ним. Гарри коротко кивнул.
- Отлично. Рен – проводи лорда Джелара наружу.
- Гермиона – свяжись с Хмури, надо согласовать диспозицию и действия. Мистер Норт, Окой, Джин и Крис – быть в полной готовности.
- Фред и Джордж? Как ваш обещанный сюрприз, готов?
- Целиком и полностью, Гарри! – ответили близнецы.
- Ну, тогда пора танцевать румбу. И как говорится, пусть проигравший плачет.

Избранный, ты так ничего и не понял. Ложка есть. Это тебя нет... Спасибо: 0 
Профиль
Тему читают:
- участник сейчас на форуме
- участник вне форума
Все даты в формате GMT  3 час. Хитов сегодня: 5
Права: смайлы да, картинки да, шрифты да, голосования нет
аватары да, автозамена ссылок вкл, премодерация откл, правка нет



Создай свой форум на сервисе Borda.ru
Текстовая версия



Снарри-форумЯмаSnape UnsnapedRussian Fan Fiction HistoryСказки...Семейные архивы СнейповКлуб Любителей СойераТайны темных подземелий
УсадьбаВидения Хогвартсафемслеш и юриДомианаСайт о Гарри Поттере.Всегда самые горячие новости. Отряд Дамблдора ждет тебя!Библиотека фанфиковХогвартс Нэт