On-line: гостей 0. Всего: 0 [подробнее..]
АвторСообщение
nekromant
Архимагистр Ордена Смерти


Сообщение: 235
Зарегистрирован: 17.08.07
Репутация: 5
ссылка на сообщение  Отправлено: 09.01.08 21:57. Заголовок: Избранный, Демон и Метаморф. Продолжение.


Название: Избранный, Демон и Метаморф (1-12) (13-15)
Автор: nekromant
Жанр: AU/ Приключения/ Роман
Направление: Гет
Рейтинг: R
Самари: Шестой курс Гарри Поттера. Как исполнить пророчество и убить бессмертного темного мага? Гарри ищет помощь и он её находит. Какую помощь ему сможет оказать демоница, - дочь Великих, лишенная возможности попасть домой?
Размер: Макси.
Статус: В работе.

Обсуждение: Сюда

Костенейте под землей
До поры, когда с зарей
Тьма кромешная взойдет
На померкший небосвод,
Чтоб исчахли дочерна
Солнце, звезды и луна,
Чтобы царствовал - один -
В мире Черный Властелин! (Это я, если ещё не догадались)
Спасибо: 1 
Профиль Ответить
Ответов - 4 [только новые]


nekromant
Архимагистр Ордена Смерти


Сообщение: 236
Зарегистрирован: 17.08.07
Репутация: 5
ссылка на сообщение  Отправлено: 09.01.08 21:58. Заголовок: Глава 13. С той сто..


Глава 13.

С той стороны портала хлестал ливень… Тьма мертвых земель Хогвартса лишь изредка прорезывалась яркими вспышками молний. Густые черные тучи над бывшей школой магии уже стали нормой, - на эти проклятые земли уже не падал луч света.
Косые, упругие струи воды хлестали по каменной крыше, попадали в гигантские провалы, отверстия, стекали вниз и накапливались глубокими лужами в ямах, оставшихся на месте схваток.
И прямо в одну из этих ям рухнул Гарри Поттер переместившийся через портал. Сияющая призрачным светом воронка портала буквально выплюнула его из себя. Дрожащие после демонической магии ноги не выдержали и подломись. Гарри растянулся во весь рост в холодной луже. Правая щека вспыхнула острой болью, во рту появился солоноватый привкус крови. В тот же момент, словно реагирую на боль, его кости скрутило дикой судорогой. На мгновение Гарри удивился, - как кости может крутить в судороге? Однако эти мысли были тут же сметены нарастающим валом боли, - крутящие конвульсии, родившись в ступнях и кистях, стали ползти вверх, захватывая все большие участки тела Гарри. Гарри изо всех сил закусил губу, сдерживая рвущийся наружу вопль.
Напрягшись, Гарри с трудом перевернулся на спину, подставляя дождю свое лицо. Холодная вода успокоила жгучую боль, терзавшую кожу лица, а затем начался форменный ад, - под череп словно залили раскаленного металла. Мутноватые зеленые глаза широко распахнулись, из горла вырвался глухой стон.
Сжав зубы, Гарри терпел дикую боль, навалившуюся на его тело. Средства, как и причины, он не знал, вернее он догадывался, что причиной послужила магическая атака Арианны, но легче от этого не становилось. Мысленно пожелав Арианне всего самого худшего, чего только мог представить, желая отвлечься от боли, Гарри постарался сосредоточиться на остатках потолка, смутно маячивших в высоте. Особого успеха эта попытка не принесла, - Гарри просто не мог сконцентрироваться в достаточной мере, чтобы отсечь от своего разума ненужные ему болевые ощущения, да и потолок, - единственный видимый объект в поле зрения был почти невидим в сплошной темноте. Впрочем, кое-что Гарри смог выяснить, - он находился в каких-то развалинах, - неровные края пролома достаточно ясно говорили об этом. Боль начала потихоньку утихать. Сначала полегчало в голове, - боль из запредельной превратилась в тупую и ноющую, но терпимую. Затем от боли неожиданно резко избавился позвоночник. До этого он был словно оплетен пульсирующими тонкими нитями боли, а затем они просто… исчезли. Затем боль покинула ноги и руки, которые впрочем, продолжали ныть как у семидесятилетнего старика.
Тихо постанывая, склонившись в три погибели, Гарри с трудом встал с пола – в руках и ногах чувствовалась сильная слабость, да и голова изрядно кружилась. Пошатываясь, Гарри нащупал рукой стену, о которую и оперся. Только после этого он позволил себе выпрямиться в полный рост. В глазах тут же потемнело, и Гарри с трудом удержался на ногах.
На грани слуха до него донеслось чье-то разъяренное шипение. Даже в таком состоянии Гарри смог подумать, что он сделает с ничтожеством, посмевшим зашипеть на него. В глазах медленно прояснилось и поток мысленной брани тут же прервался, - перед Гарри возвышалась хорошо различимая даже в темноте черная фигура, отдаленно напоминавшая человека в плаще дементора. Оставалось только удивляться, как Гарри умудрился проморгать его появление, ведь все его чувства и ощущения буквально вопили о близости опасности. По спине прошла легкая дрожь страха. Словно почувствовав его страх, существо подплыло поближе. Все звуки словно умерли, оставив их наедине. Парализованный страхом, Гарри смотрел прямо во тьму под капюшоном, одно присутствие этого существа словно лишило его воли, он даже не вспомнил о магии. Существо медленно подплывало ближе и остановилось лишь тогда, когда край его капюшона коснулся ба Гарри. Под капюшоном тускло сверкнули два холодных отблеска в глазах.
- Ты боишься смерти, Гарри Поттер?
Звук его голоса, холодного, неторопливо произносящего слова поверг Гарри в дикий ужас. Пересохшие губы едва шевельнулись, когда он через силу выдавил из себя.
- Ты себе даже и представить не можешь, насколько сильно……
Ледяной холод коснулся его левой руки, а затем неведомый призрак просто растворился в воздухе.
В ту же секунду по его ушам как громом ударил шум дождя, смешанный с разъяренным шипением Лили. Ноги Гарри подкосились, и он рухнул обратно в лужу.
- Не забудь вернуть остатки… и помни… ты мне должен…
Ледяной голос духа прозвучал откуда-то из дальнего конца коридора, заставив Гарри вздрогнуть.
- Кто ты? – со страхом спросил Гарри.
- Ты же сам не желаешь знать ответ, маленький колдун, - насмешливо прошелестел голос, - может потом, когда победишь свой страх… только не забудь вернуться…
- Зачем? – выкрикнул Гарри.
- Вернуть должок, - прошелестел голос из темноты, - ты не забыл, что теперь должен мне жизнью?
- С какого это перепугу? – возмутился Гарри.
- Ну будешь должен, - с вековым спокойствием в голосе, поправился незнакомец, - только то, что я тебе дал, поможет выжить с драке с Призрачным советом…
- С чего ты взял… - резко и грубо перебил его Гарри, неизвестный ответил тем же.
- С того, глупое создание, что ты сейчас не сможешь даже почувствовать мою лигилименцию, а не то, что защититься от неё.
- Вот как, - задумчиво молвил Гарри, мысленно “ощупывая” свою голову, - неизвестный был прав, - даже попытка установить ту хилую защиту, что была доступна Гарри, окончилась приступом головной боли и полным провалом.
- Выйти на призрачный совет ты сможешь через его пешек, менее сильных личей. Немного этого сброда ты найдешь там, где я тебе укажу, они проведут тебя к самому Совету, - прошелестел голос из-за спины, - они собираются каждое полнолуние, недалеко от магловской станции метро под названием Собир Рахимов. Советую поторопиться, - сегодня последний день полнолуния, ты же не хочешь ждать ещё месяц?
- Зачем ты помогаешь мне, - устало спросил Гарри, опускаясь на каменный пол, - его начало лихорадить, а в костях ног начала зарождаться противная тягучая боль, угрожавшая сделать его жизнь адом.
- Сам факт того, что ты испортишь жизнь Призрачному совету,будет мне на руку, - донеслось до него из-за угла.
- Решил сделать все чужими руками? – цинично поинтересовался Гарри.
- Именно, - нисколько не смущаясь, подтвердил голос, - мне все равно, кто это сделает, - ты или какой-нибудь другой сильный маг через пару сотен лет, но это лишь поможет тебе, - разве ты не хочешь отомстить этой слизеринской стерве Забини?
- Не смей читать мои мысли! – взорвался Гарри, - Да как…
- А не то, что, - любезно осведомился неизвестный, - а теперь вот, что, Поттер, слушай меня, - голос резко изменился, став почти угрожающим, - следи за своим языком, - ты сейчас даже дементора не отгонишь, не то что меня. Ещё одна грубость с твоей стороны и ты увидишь своих родителей. То зелье, что я тебе дал, даст тебе возможность колдовать, словно и не было той схватки, после которой ты на ногах не стоишь, а может и получше. А теперь убирайся вон, пока жив!
После этой вспышки ярости голос исчез. Гарри взглянул на хрустальный флакончик с зельем. В абсолютной темноте он не мог различить цвета зелья, но все равно мог поклясться, что оно цвета ночи, даже темнее, непроглядный мрак. Гарри убрал хрустальный флакон в карман и только теперь заметил, что в руке у него зажат свиток пергамента, похоже, тоже переданный ему неизвестным. Не глядя, Гарри положил его в карман с зельем. Затем он нагнулся и безошибочно нашел бедную Лили, которая, похоже, была в ужасе после этого незнакомца. Сердечко бедной кошечки так и колотилось.
- Извини, Лили, - вздохнул Гарри, - но нам придется расстаться на некоторое время… Я не могу взять тебя с собой.
Нунда, словно понимая его состояние, ободряюще мяукнула мягким голосом.
- Спасибо тебе, - печально улыбнулся Гарри, - ты помнишь нашего общего друга Саллазара??? Как ты думаешь, он ещё жив?
В следующее мгновение яркий поток ревущего огня охватил со всех сторон фигуру мага, держащего на руках красивую кошку. Огонь сформировался в идеально круглую сферу, закрывая мага со всех сторон, а затем огненный шар с диким грохотом взорвался. Огонь рванулся во все стороны, мгновенно разогнав весь мрак в коридоре и опалив стены. Когда он погас, то мага здесь уже не было.

На этот раз местом своего появления Гарри выбрал коридор, ведущий к главному входу в Палаты Основателя. Как только огненный шар, перенесший его в подземелья, растворился в воздухе, Гарри сразу же закрылся самым мощным защитным куполом. К сожалению, демоническая телепортация, хоть и была весьма удобна, не позволяла перемещаться вместе со своими щитами. Это был весьма большой минус.
Неяркое сияние щита осветило место прибытия и в следующий момент легкая и неприятная ломота в костях превратилось в дикую волну боли, накрывшую все тело. Все тело мгновенно отказало, и Гарри рухнул на каменный пол. Перед глазами поплыли оранжевые круги, из горла Гарри вырвался какой-то хрип. Судорожно вдохнув, Гарри тут же закашлялся, - холодный воздух подземелий словно ножом царапнул по горлу.
Так же внезапно, как и начался, так же и закончился приступ боли, уползая в какой-то дальний уголок его сущности, чтобы вернуться потом, когда он опять использует сильную магию. От этой мысли Гарри замер на полу, обливаясь холодным потом, - подобные мысли, мелькавшие в его сознании уже лет десять, всегда были в какой-то мере пророческими, - они всегда исполнялись. Началось все это в возрасте восьми лет, на его день рожденья. Он тогда понял, что этот день по своей паршивости превзойдет все предыдущие. Он был прав, - в тот день дядя Вернон сломал ему ногу. На свой одиннадцатый день рожденья он знал, что это переменит всю его жизнь, - он твердо решил, что сбежит утром от своих родственников. В ту ночь его жизнь изменило появление Хагрида. Перед своим походом за Философским камнем он знал, что они все трое выживут в этой передряге. Только это ощущение позволило ему разрешить Грейнджер и Уизли следовать за ним. Приводить подобные примеры можно до бесконечности. Единственный раз, когда он не послушал свой внутренний голос, - конец первого курса. Он слишком сильно боялся за Сириуса. Это привело к уже известным последствиям. Тяжело вздохнув, Гарри осмотрелся вокруг.
Эта часть подземелий весьма сильно изменилась. Каменный коридор, слабо освещенный призрачным фиолетовым светом, превратился в поле битвы кротов-мутантов. Коридор расширился в несколько раз, превратившись в зал, стены и потолок были изъедены мелкими тоннелями, похоже, служившими для перемещения Темных Духов, подсветка канула в небытие, и лишь свет от огненного щита позволял Гарри узреть поле боя. Гарри даже удивился, как он смог переместиться в то место, которое было совсем непохоже на нужное ему. Но при всем этом это был нужные ему коридор! Зачарованная дверь и надпись, извещавшая путника о владельце этих мест сохранились нетронутыми, хотя…
Гарри чуть было не подпрыгнул от этой неожиданной идеи, - ведь когда они втроем уходили от орды рвущихся внутрь Темных Духов и всяческой Нежити, то дверь была разрушена, он это точно помнил!!! Темные Духи врядли стали бы восстанавливать эту дверь в палаты своего противника. Если кто-то и мог это сделать, то только Слизерин. Гарри язвительно хмыкнул, - как же мистер Слизерин, увидимся на небесах! Все было подготовлено у него… Не мог он за тысячу лет ни разу не предположить, что однажды Темные Духи вырвутся на свободу. Ну что тут поделаешь, - Слизерин. Он по определению не может не просчитывать варианты развития событий. Гарри поморщился, вспомнив о некой особе, тоже весьма неплохо просчитавшей его реакцию. Судя по всему и реакция Арианны на увиденное ею тоже входила в их план, - демоница все-таки… Если её удастся разозлить, то всё… туши свет, кидай гранату… как говорила Гермиона. Черт, у него вообще остались друзья??? Конечно же! Тонкс, может с ней у него бывали напряженные моменты, но она все-таки пыталась ему помочь. Арианна… надо подождать пока она успокоится, и тогда попробовать поговорить с ней…
При этой мысли Гарри сердито чертыхнулся, - портал Забини уже, скорее всего, исчез, а попасть в мир Демонов просто так не получится. Проклятье… Про Арианну можно пока забыть. Из друзей у него остались лишь Тонкс,Хедвиг да Лили. Грустно улыбнувшись, Гарри поднялся с каменного пола, посадив Лили себе на плечо. Острые коготки нунды тут же впились ему в плечо. Гарри поморщился, но промолчал. Его взгляд упал на зачарованную дверь в палаты. Глаза змеи, обвивавшей дверь по всему периметру, горели живым, необычайно правдоподобным и живым, злобным огнем. Взгляд уперся прямо в Гарри, словно запрещая даже подходить к двери. Гарри мотнул головой, отгоняя непрошенный страх.
*Откройся!* с яростью прошипел он. Глаза змеи яростно сверкнули, но дверь все-таки отворилась. Причем не наполовину, как в первый раз, а до конца. Коридор за дверью мгновенно осветился вспыхнувшими факелами. Палаты Слизерина отнюдь не выглядели как поле боя, - чисто, прибрано, никаких обломков, все цело. На полу ковер, пушистость которого Гарри смог оценить первым же шагом.
- Лорд Слизерин! – громко позвал он, решив, что входить в дом без разрешения хозяина все-таки не очень вежливо.
- Мистер Поттер! – донесся до него радостный голос и портрет Слизериня явился из-за угла, - Я рад вас видеть! Как ваши успехи? Я чувствовал, как вы провели ритуал создания магического оружия. Судя по всему вы достигли успеха… А где же юные леди, - тут Слизерин замолк, заметив, как исказилось лицо Гарри при этих словах, - Что-то не так?
- Все не так, лорд Слизерин, - устало буркнул Гарри, - мисс Забини переняла все традиции вашего факультета, - хитрость, честолюбие и коварство, временами переходящее в вероломство.
- А, кажется я вас понимаю, - протянул портрет, - мой создатель был таким. Она что-то хотела от вас получить? Не говорите ничего, мне тоже надо иногда пользоваться мозгами. Что она могла от вас хотеть? Не ребенка же! Хотя тоже вариант, но оставим его на крайний случай. Артефакты? Но при нашей последней встрече при вас не было достаточно сильных артефактов… А вот после… Ей было нужно оружие, которое вы здесь создали! – озарило Слизерина.
У Гарри аж челюсть отвалилась, - он совсем не ожидал такой эффективной работы мозга.
- Умеете вы думать, Лорд Слизерин, - еле выдавил из себя шокированный Гарри.
- Мозги человеку даны для того, чтобы ими думать, - хмыкнул Слизерин, - вы, Гриффиндорцы редко пользуетесь мозгами. Исключения конечно есть, но вы, похоже, к ним не относитесь, - на этой ноте Слизерин горестно вздохнул
-Ну что тут поделаешь, - пожал плечами Гарри, - Лорд Слизерин, вы сможете присмотреть за этим очаровательным созданием, - Гарри аккуратно пригладил Лили, сидевшую у него на плече.
- Да с легкостью, Лорд Поттер. Что ещё вы хотите?
- С чего вы решили, что мне от вас что-то нужно? – аж заинтересовался Гарри, ещё бы, этот портрет легко вычислил все его проблемы, авось поделится парой секретов.
- По вашему выражению лица, - парировал Слизерин, - у вас оно было таким… нерешительным. Словно вы хотите меня о чем-то спросить, но не решаетесь. Поднимите свою челюсть, юноша, я уже говорил вам, что с открытым ртом вы выглядите глупо?
- Нет, - ошарашено ответил Гарри, - У меня вопрос, Лорд Слизерин, - Что это за зелье?
Гарри достал из кармана пузырек с иссиня-черной жидкостью внутри. Портрет Слизерина нахмурился и подплыл поближе, рассматривая пробирку с разных сторон. Складки кожи на лбу Основателя резко сдвинулись и стали намного жестче.
- Вам неприятно вспоминать об этом? – осторожно поинтересовался Гарри.
- Да. Вы делаете успехи юноша, - Слизерин перевел взгляд на него, - Это одно из зелий Истинной Тьмы, - Зелье Живительной Смерти. Оно позволяет выжить,даже находясь на волосок от смерти. Основной ингредиент – кровь единорога, другие добавки позволяют нейтрализовать эффект проклятья. Главный минус, - оно действует лишь три часа… в жизни. Вторая порция не принесет никакого эффекта, кроме сильного отравления.
- а…
- Мой сын погиб, работая над этим зельем, - резко отрезал Слизерин.
- Извините.
- Извиняю вас, Поттер, еще что-то.
- Как вы так легко понимаете меня, - не сдержал любопытства Гарри.
Слизерин рассмеялся.
- Любопытство может привести вас к большой беде, Лорд Поттер. Я ещё при жизни хорошо владел Лигилименцией и проводил немало своего времени в чужом разуме. А полазив там хоть раз, начинаешь понимать этого человека лучше. Я проникал в разумы самых разных людей. Так что неудивительно, что я понимаю любого человека нередко лучше, чем он сам. Говорите, Поттер, что еще? – портрет явно с трудом сдерживал свою ухмылку.
- Видите ли, недавно я попал под мощное пыточное проклятье и после него остался побочный эффект, я использовал магию перемещения и на меня навалился приступ сильной боли. Такое впечатление будто… будто… кости переламывает… Не знаете, в чем тут дело?
- Тот кто пытал вас, - необычайно сильный маг, - ответил Слизерин, поглаживая бороду руками, - он основательно разрушил саму сущность вашей магии и теперь на применение мощной магии она всегда будет реагировать приступами боли. Вполне возможно, что это относится только к определенному типу магических воздействий. Мне известен случай, когда один маг, чокнутый маньяк, оказался в таком положении. Он не мог применять без последствий пыточное проклятье, - хмыкнул Слизерин, - насколько я знаю, он повесился.
- Но это пройдет?
- Лет через пять-шесть, - злорадно ухмыльнулся Слизерин, - можно ещё исцелиться с помощью зелья. Жалко, что вы не метаморф, - они могут исцелиться с помощью своего дара.
- Я метаморф! – прервал его Гарри.
- Метаморф, так метаморф, - невозмутимо бросил Слизерин, - я сам никогда эти даром не увлекался, но в библиотеке возьмите копию дневника какой-то близкой подруги Морганы, - она была метаморфом и добилась больших успехов.
- Моргана или её подруга? – поинтересовался Гарри.
- Подруга, - пояснил Слизерин.
- Ах да! – вспомнил Гарри, - Что это за свиток? – неизвестный передал вместе с зельем и какой-то свиток.
- Я вам что, справочное бюро? – проворчал старик, но все же осмотрел развернутый перед ним свиток, - заклинание Хаоса, - отрезал он, - рвете свиток на две части и вокруг вас все четыре стихии начинают бушевать так, что чертям в Аду жарко станет! Дьявол! Мистер Поттер, откуда вы все это достали?
Гарри состроив самое честное выражение лица, поведал Слизерину, что наверху ему попался живой скелет, с которым он справился посредством десятка боевых чар. На скелете была черная мантия с карманами, в которой Гарри и нашел эти вещички. Инстинктивно, Гарри возвел на своем сознании ту хилую защиту, которой его научила Тонкс. Слизерин в ответ слишком многозначительно хмыкнул, но ничего не сказал.
- В принципе, это не мое дело, - заметил он через секунду, - откуда вы взяли эти вещи, Лорд Поттер, но я вам посоветую держаться от этого человека или существа подальше, - не каждый может достать такое зелье, я уж молчу про этот свиток. Я вообще его вижу первый раз в жизни.
- И еще, Лорд Слизерин, - решился Гарри, - вы не могли бы рассказать мне, чем личи отличаются от обычных магов?
- По сути дела, это обычные маги, только уже мертвые по собственному желанию. Так как они уже мертвы, то нету толку пытаться поразить им сердце, это бесполезно. Им не нужна еда, они живут за счет чистой силы. Обычно, у них имеется последний слой, самых спрятанных реанимирующих заклинаний. Если ты его гм… убьешь, но не уничтожишь эти заклинания, то лич оживет через пару дней… Если от него что-то останется. А так, это такие же маги. От них можешь не ожидать никаких сюрпризов связанных с огнем, но некромантии и всякой дряни вроде мгновенной заморозки вполне.
- Благодарю вас, Лорд Слизерин, вежливо кивнул ему Гарри, - Мне пора.
- До встречи, Лорд Поттер, - портрет скрылся за углом, - я вас буду ждать.
Гарри спустил с плеча Лили, убрал зелье Тьмы и свиток Хаоса во внутренний карман и двинулся в сторону библиотеки. К его невероятному удивлению все книги, которые они забрали при прошлом посещении, оказались на своих местах. Насколько Гарри помнил, в Мир Демонов они переместились уже без этих книг. Исключение составляли три ценных тома заклинаний, которые Гарри достал из Запретной Секции обычной библиотеки Хогвартса. Их кстати надо будет прочитать, а то Гарри даже и не доставал их из сумки.
Прихватив с полки копию дневника Эреодоры Мэн, близкой подруги самой Морганы, Гарри вышел из Палат Слизерина. Мгновение для концентрации и… он уже стоит в дверях библиотеки Хогвартса.
- Хоть на что-то ты сгодилась, Лейстриндж, - усмехнулся Гарри, наблюдая картину маслом “Темная магия во всей своей красе”.
Полюбоваться было на что, - тот коридор, в котором полторы недели назад Гарри дрался с Пожирателями, превратился… в общую могилу. Как только сейчас вспомнил Гарри, все Пожиратели схлопотали Парализующие, Оглушающие, а особо выдающиеся личности, - смертельно опасные заклинания. Живность, развевшаяся в Хогвартсе, оценила Гарину услугу, - все, что им требовалось, - сожрать тела, не имеющие возможности сопротивляться. В какой-то мере это удалось, - все Пожиратели лишились каких-либо частей своего тела. Обильно забрызганные кровью стены наводили на мысль, что жрали Пожирателей существа, обеденному этикету не обученные. Хотя стиль у них есть, - решил Гарри, - заметив голову Гринграсс, аккуратно и даже красиво нацепленную на факел. Выражение дикого ужаса навсегда осталось на её миловидном личике. Конечным штрихом был тот факт, что трупы всех Пожирателей превратились в “зомби абнакновенных”. По неизвестным причинам, они полностью проигнорировали появление Гарри Поттера в потоке пламени, но вот вопли самого Поттера, которого опять скрутило дикой болью, они заметили и тут же бросились на него. К счастью, Гарри успел наложить на себя достаточно мощный щит, чтобы не дать этим тварям добраться до себя. Когти нежити лишь бессильно скребли по магическому щиту, пока Гарри, стиснув зубы, терпел боль.
Приступ боли закончился, как показалось Гарри, быстрее, чем прошлый, а может он просто начал привыкать к этой боли. Боль ушла, оставив после себя лишь багровые круги в глазах и звон в ушах. Проигнорировав эти неприятные последствия, Гарри вскочил на ноги.
- Ну что, господа Смертожранцы, - гнусно ухмыльнулся он прямо в рожу Лейстриндж, - если вы хотели когда-либо достичь бессмертия, то ваша мечта исполнилась. Возможно, это было несколько… болезненно, но ведь важен именно результат, не правде ли Гринграсс?
Голова Гринграсс с ужасом на лице, пялилась на эту картину со стены…
Гарри аппарировал, чтобы появиться в том месте, образ которого неизвестный вложил в его голову. Согласно сведениям, личи собирались по полнолуниям ночью, недалеко от указанной станции метро, в каменном… Гарри назвал бы это колодцем, широким и неглубоким колодцем, ко дну которого приводили три широких туннеля. Это место было недоступно для магических перемещений. Попасть туда можно лишь на своих двоих.
Появился Гарри на какой-то мусорке. Горы опавших листьев, прятавших под собой старую дорогу. Стены какого-то предприятия с одной стороны, развалины с другой. Кажется, раньше это была автозаправка… Гарри подпрыгнул повыше и заметил, что за каменной стеной была… просто свалка, а за ней виднелся ещё один каменный забор, покрашенный в желтый цвет, но несравненно выше, чем тот, который был перед Гарри. Небо не было видно в такую темень, шел снег, который таял, едва упав на землю. В результате мусорка превращалась в самую натуральную помойку. Теплая погода давала Гарри возможность не беспокоиться о своей одежде, - на нем была обычная школьная форма со свитером. Мантию Гарри снял и свернул. Гарри огляделся и заметив одинокую машину, пронесшуюся по ночной дороге, двинулся в том направлении.
Пройдя сотню метров, Гарри оказался на перекрестье той маленькой дороги, на которой появился и четырехполосной автомагистрали. Солнце уже давно село за горизонт, дороги были мокрые, и любителей прокатиться с ветерком почти не было. Гарри оглянулся в поисках человека, который бы подсказал ему в какую сторону ему надо. Буквально в двух шагах от него находилась ещё одна автозаправка, правда в приличном состоянии, в отличие от той, на которую он переместился. По территории автозаправки неспешным шагом прогуливался какой-то магл, засунув руки в карманы и сигарету в зубы. Гарри подошел к нему.
- Sorry…
- Nima???
Выражение лица у парня было абсолютно дебильное. Гарри плюнул на вежливость и просто назвал станцию метро, для убедительности потыкав рукой в разные стороны. На лице пацана отразилась вся сложная мозговая деятельность. Через пару секунд его лицо просветлело и он указал в нужную сторону. Гарри поблагодарил парня и уже уходя, расслышал сказанную ему вслед тарабарщину. Пропустив мимо ушей то, что на местном языке наверняка было оскорблением, Гарри потихоньку побежал.
По пути он поинтересовался у двух запоздалых прохожих о станции метро. На его счастье один интеллигентно выглядевший парень хорошо владел английским и смог подробно объяснить дорогу, упомянув то, что метро уже закрыто и ему придется ждать ещё пять часов до открытия. Вежливо поблагодарив студента, Гарри двинулся в направлении метро. Пройдя мимо автовокзала, перед которым, несмотря на то, что время уже перевалило за полночь, стояла куча людей с явно криминальными наклонностями, он добрался до входа в подземный переход, который и должен был привести его на место. Здесь Гарри притормозил. Тактику все-таки следовало обдумать, - ему противостояли не Малфой со своими громилами, а существа, ничем не уступающие Волдеморту. Во всяком случае Гарри так считал. Насколько Гарри знал по аврорским пособиям, чуть ли не силой вытянутыми у Грюма летом, когда защитные экраны устанавливают маги такого уровня, то незаметно подобраться почти невозможно, - засекут раньше, чем он сможет обмануть защиту. Значит оставалось переть напролом. Гарри достал палочку, - по пути он заметил, что когда аппарировал, то не испытывал неприятных ощущений. Возможно это было связано с тем, что аппарирование требовало намного меньше сил, чем демоническая телепортация. Возможно, что и обычная магия тоже не выдаст ему порцию боли? Гарри сейчас узнает…
Палочка чертит в воздухе три равные окружности. Гарри представил себе, как мощный непроницаемый купол накрывает всю видимую из этой точки территорию и произносит несколько слов на латыни, вкладывая максимально возможный поток магии в заклинание. С легким звоном территория оказывается закрытой для постороннего магического перемещения. В следующий момент Гарри кожей почувствовал страх тех, кто собрался внизу.
Гарри со всех ног бросился к белеющему в темноте ограждению. Промчавшись через дорогу и едва избежав столкновения с легковым автомобилем, он перепрыгнул через ограждение и развернув демонические крылья, спланировал вниз, на каменный пол, прямо на лужу крови, вытекшую из растерзанного тела. Жертвоприношение. Гарри даже не надо было осматриваться, он все чувствовал, - шестеро личей, круглое помещение, три входа, по периметру стен тянется канава, перекрытая самодельными мостами там, где днем часто ходили люди, пятнадцать раскрытых черных провалов в полу, ведущих вниз, ниже, чем мог представить себе простой маг. Впрочем Гарри не особо интересовался этим.
- Акцидо Флатриус! – заклинание, внешне напоминавшее пучок переплетенных розовых лент, попало в первого лича. Великолепная помехова порча. Даже лич не сможет с ней справится. Ударное заклинание бьет в голову второму личу, голова слетает с плеч и от удара о стену превращается в груду костяных обломков на полу. Два.
Один из личей, оправившись от изумления, посылает в него копье праха. Как примитивно! Палладиум! Великолепный щит, Поттер! Полбалла Гриффиндору!
- Игнис Тенебрарис! – бросил Гарри, направив палочку на лича, пытавшегося подобраться сзади. Интересно, откуда у скелета голосовые связки, чтобы орать благим матом? Три. Такое пламя не тушится. Вернее тушится, но увы… светлой магией, которая по определению не доступна личу.
- Вайс Верса! – мощный зеркальный щит отбивает что-то, подозрительно похожее на теневое лезвие в свободном полете. Гарри о таком ещё не знал. Возьмем на заметку, тем более, что лич произнес заклинание вслух. Ладони наливаются тянущей болью, а в позвоночник словно кол втыкают. Гарри с трудом сдержал крик.
Одного взгляда хватает, чтобы оценить положение. Оно явно лучше, чем могло бы быть, - личи явно ничего не смыслят в дуэлях. Четверо не представляют опасности. Последний разрублен на две части своим же теневым лезвием. Один из ещё живых рисует на полу пентаграмму, но один точно посланный сногсшибатель выбивает мел у него из рук и ломает пару пальцев. Разъяренный лич угрожающе надвигается, а идея использовать все свои знания о Темной Магии кажется весьма неверной. Впрочем, пара трюков в запасе ещё есть.
- Альбус! – громко выкрикивает Гарри, рисуя палочкой сложный символ. Интересно, Дамблдора назвали случайно не в честь этого заклинания? Неяркий свет освещает поле боя. Личи шипят от боли и пятятся, - светлая магия им не по вкусу.
- Экспекто Патронум! – четко произносит Гарри, концентрируясь на воспоминании о своей единственной ночи с Арианной, только потом понимает, что совершил глупость. К его удивлению боль не проявляет себя, хотя он только что применил одно из Высших заклинаний. Сияющий олень встал на дыбы и угостил ближайшего лича ударом передних копыт. Надо сказать, что Гарри и сам не ожидал такого эффекта, - громко вопящего лича буквально размазывает по стенке. Его удивлением с успехом воспользовался последний лич.
- Ллиена Муроно Антартариелло! – глухим голосом прокричал мертвец, размахивая руками.
- Вот дерьмо, - философски заметил Гарри.
Густые, жирные клубы дыма окутали руки лича, а в следующее мгновение оттуда вырвалась какая-то тень. За ней вторая, а потом и третья.
Сгустки самой тьмы не колебались, - заметив Гарри, они тут же бросились на него.
Некромантия в чистом виде. Гарри не знал, откуда были призваны эти тени, да и не очень то и интересовался. Некромантия, - это Темная Магия, ведь так? А что является своеобразным противовесом Темной Магии? Светлая Магия, которую Гарри тоже изучал, вот только так вышло, что её он практически не практиковал. Впрочем, всегда бывает первый раз.
- Люмоссаро Аллахио! – громко выкрикнул Гарри, вспоминая все самые счастливые моменты своей жизни.
Он никогда не применял Светлой Магии такого уровня, даже Патронус считался более легким заклинанием. Поток света, вырвавшийся из его палочки, был настолько ярок, что ослепил Гарри даже сквозь плотно закрытые веки. Его уши уловили дикий предсмертный вопль живого мертвеца, а затем наступила тишина…
Гарри открыл глаза, силясь разглядеть хоть что-то сквозь плавающие перед глазами черные мушки и разноцветные круги. Во всем теле чувствовалась сильная усталость, но никакой боли не было. Лишь приятное чувство усталости. Вообще, насколько заметил Гарри, магическое истощение, вызванное использованием высших светлых заклинаний, было каким-то даже приятным, в отличие от магического истощения, вызванного использованием Боевой или Темной Магией. Интересный факт, которому никто не мог найти объяснения.
Гарри наконец проморгался и смог разглядеть, что творится вокруг. Теней, как и лича их призвавшего не было и в помине. Лишь на том месте, где когда-то стояли, либо лежали тела личей остались обгорелые пятна. Единственным исключением был тот самый лич, которого Гарри обездвижил в самом начале драки. Его наполовину испепеленное тело лежало на полу и слегка шевелилось. Гарри, слегка пошатываясь, подошел к нему и с удивлением заметил, что тот почти полностью сожжен, - ни рук, ни ног у него уже не было. На Гаррино счастье один глаз у него все-таки уцелел, - это давало ему шанс.
- Лигилименс!
Тонкс не учила его лигилименции, лишь пару раз упоминала основные правила использования такой магии.
Гарри ворвался в его разум нарочно грубо, сметая ментальную защиту и буквально выворачивая его разум наизнанку. Найти нужную информацию в чужом разуме оказалось на удивление легко. Гарри за пару секунд вырвал из сознания умирающего лича нужную ему картину, - гигантский ледник Южного Полюса. Пятьдесят метров вглубь льда. Ледяной Дворец Смерти. Как пафосно…


Костенейте под землей
До поры, когда с зарей
Тьма кромешная взойдет
На померкший небосвод,
Чтоб исчахли дочерна
Солнце, звезды и луна,
Чтобы царствовал - один -
В мире Черный Властелин! (Это я, если ещё не догадались)
Спасибо: 1 
Профиль Ответить
nekromant
Архимагистр Ордена Смерти


Сообщение: 355
Зарегистрирован: 17.08.07
Репутация: 5
ссылка на сообщение  Отправлено: 06.02.08 22:02. Заголовок: Глава 14.


Сразу же после того, как Гарри выяснил местонахождение Призрачного Совета, он перетерпел очередной приступ боли и отправился в ближайший магазин. За время его схватки с личами, пролетели остатки ночи и наступило утро. Пошатавшись по городу и основательно продрогнув, Гарри зашел в прилично выглядевший магазин. Хозяин оказался на удивление понятливым и с радостью обменял добрых полсотни долларов на пять золотых галеонов. Довольная улыбка на лице продавца навела Гарри на мысль, что продавец выиграл от этой сделки явно больше чем он. Впрочем, Гарри был обеспеченным человеком и такие мелочи его не очень волновали. Из темного переулка по соседству с магазином, он аппарировал туда же, где и появился, - неподалеку от того места он заметил немаленький базар. Гарри отправился туда, и через пятнадцать минут добрался до главного входа на базар. Поплутав по базару около часа, Гарри выбрал себе отличные меховые куртку и штаны, которые укладывались в его ограниченную денежную сумму. Не торгуясь, Гарри приобрел понравившиеся вещи, чем немало порадовал продавца. Когда же Гарри удалился с товаром, широким жестом отказавшись от сдачи, радость продавца переросла в тихое счастье. Гарри переоделся за углом и взмахом палочки подогнал одежду по размеру и сменив цвет на огненно-красный. В следующее мгновение Гарри аппарировал.
А когда появился на Южном полюсе, то понял, что забыл про такие вещи, как теплые носки, шапку и ботинки!
- Черт, я идиот! – прорычал сквозь зубы Гарри, когда ледяной ветер швырнул ему в лицо порцию холодного снега. Несмотря на теплую одежду, холодный ветер тут же проник под одежду и Гарри промерз до костей. Старательно игнорируя начинавшие замерзать конечности, Гарри плавно взлетел в воздух, старательно маскируя все признаки магической активности с его стороны и одновременно прощупывая пространство вокруг себя.
- Если тебе холодно, то добавь чуточку огня, - пробормотал он слова, которые ему однажды сказала Грейнджер.
Гарри развернулся спиной к ветру, чтобы дышать свободнее. Прикрыв глаза, он входил в некий транс, концентрируясь на своей магии. Сконцентрировав всю свою силу в тугой комок, Гарри последовательно пропустил её через мыслеобразы, наделяя их силой. Ледяной воздух стал тихо потрескивать от струящейся сквозь него магии, становясь абсолютно непроницаемым для всех видов магического перемещения.
Гарри выставил вокруг себя сильную защитную сферу, а затем вокруг него вспыхнул кокон ярчайшего огня, мгновенно расплавившего тонкий лед под ногами. Гарри провалился в Ледяной Дворец Смерти…
- Гарри? – изумленно выдохнула Блейз, с удобством расположившаяся на ледяном кресле.
- Чтобы ты себе застудила почки, чертова некромагичка! – “от души” пожелал Гарри, запуская в неё Авадой.
Ледяной Дворец Смерти однозначно был произведением искусства, которое можно было смело включать в список чудес света. Центр гигантского зала был заставлен девятью ледяными тронами, поставленными в круг. В данный момент на них восседали пятеро личей и Блейз Забини. Тонкий лед, игравший роль крыши, пропускал достаточно света, чтобы освещать весь зал, уставленный красивейшими ледяными скульптурами и композициями. В одной из них Гарри почудилась финальная сцена связанная с удушением Дездемоны. Гарри не помнил, к какому произведению это относится, - он однажды в детстве видел по телевизору выступление актеров театра. Также среди ледяных скульптур нашлись статуи Дамблдора, Волдеморта, Гриндевальда и самого Гарри, между прочим, весьма похожие.
За то мгновение, которое Гарри потратил на осмотр местности, смертельное проклятье успело бы достичь цели, но увы, не судьба, - один из личей успел материализовать перед Блейз скелета. Гарри узнал заклинание, - довольно простое, оно позволяло призвать одного скелета и не требовало ни времени, ни тел для наложения. Оно просто создавало точную копию скелета некроманта. Оно весьма редко использовалось, так как кости человека являлись важными ингредиентами в черной магии, через которые можно было навести порчу на их обладателя.
Блейз шустро спрыгнула с помоста, доставая волшебную палочку. Вот только Гарри был быстрее.
- Эксплозио! – с ледяной ухмылкой произнес он, направив палочку под ноги Блейз.
Рвануло точно у Блейз под ногами, ледяной пол содрогнулся и его прорезали мелкие трещины. В воздух взвились тучи снежной пыли, скрыв Блейз от чужих глаз. Гарри только успел уловить девичий крик полный боли, потом его настиг ответный удар личей… Гарри успел заметить только красивое лицо той, что при жизни была женщиной, а после смерти сохранила свое тело нетронутым, а потом её мощнейшее проклятье настигло его, снеся его щит, он успел только швырнуть в лича маленький огненный шар. Перед глазами потемнело, ледяные когти страха сжали сердце, а ему в лицо словно взглянуло нечто древнее… разрушительное… то, что явилось в этом мире одновременно с первой жизнью… с первой магией. Одновременно со Светом и Тьмой, но намного более могущественное… Ему в глаза смотрела Смерть… Густой серый и холодный туман плотно окутал Гарри, высасывая из его тела тепло, лишая воли к сопротивлению. В холодном взгляде Гарри прочел насмешку…
- Ну вот, Поттер, опять ты, как идиот, полез куда не просили, - донесся до него хриплый голос Забини, которую он, похоже, так и не смог зацепить как следует, - мы же знали, что ты придешь… Как тебе это проклятие?
Ноги Гарри отнялись и он рухнул на лед, чувствуя, как немеет левая рука, правая же, с трудом извлекла из кармана маленький хрустальный флакончик с черной жидкостью. В глазах стремительно темнело, тело почти полностью онемело, Гаррино сознание сконцентрировалось на правой руке, безумно медленно тащившей флакончик с зельем ко рту. Слабеющие пальцы с трудом вытащили пробку и зелье попало в рот Мальчику-Который-Выжил. Как Гарри не пытался, но управлять мышцами горла у него не получилось, но видать этого и не требовалось, - легкое покалывание начало распространять по его рту от черной жидкости. Не прошло и пары секунд, как Гарри почувствовал, что может сделать глоток и он тут же проглотил черную жидкость. Покалывание тут же тало распространяться по всеу телу, спасая его от ледяной смерти.
Тело обрело неестественную легкость. Волшебная палочка сама влетела ему в руку. Гарри нереально плавным движением поднялся на ноги и в следующее мгновение палочка была направлена на личей. Лишь двое заметили, что Гарри освободился из под власти чар, - Блейз и её учитель, - древний даже на вид, но неплохо сохранившийся труп. Гарри скривился от отвращения, взглянув в изуродованное временем лицо и начал атаку.
- Эксплозио! У меня тоже есть тузы в рукаве, твари!
Это заклинание превзошло все, видено Гарри, - полупрозрачное нечто метнулось к личам. В следующее мгновение ту самую… гм… женщину… разнесло на кусочки. Ударная волна оказалась такой силы, что всех остальных личей разметало по углам зала. Гарри не терял времени, - он помнил, что это заклинание было крайне тяжелым даже для Дамблдора, но сейчас зелье Тьмы даровало ему невообразимые возможности.
- Дерекрио ди вэн анмиро, - спокойно произнес Гарри, взмахнув палочкой.
Заклинание действительно оказалось невероятно тяжелым, причем в прямом смысле, - на плечи словно взвалили мешок с цементом. Гарри тихо охнул, но выдержал и с кончика его палочки сорвался язык пламени, быстро сформировавшийся в пятиметровую огненную плеть. Гарри с усилием потянул палочку в сторону, стараясь направить плеть на цель, - ближайшего лича, которого приложило об ледяные стены. Мертвец только успел встать, когда самый кончик плети Шааба коснулся его. Мертвец вспыхнул мгновенно! Гарри не успел и глазом моргнуть, как труп осыпался на пол горсткой пепла.
За это время отсальные мертвецы, за компанию с Блейз успел подняться с ледяного пола. Одного из личей Гарри успел зацепить плетью, и тот погиб мгновенно, хотя честно пытался защититься от смертоносного оружия. Но дальше Гарри ждал сюрприз, - учитель Блейз, развеял Плеть Шааба одним движением руки. Следующий залп личей, Гарри блокировал радужным щитом, - самым мощным из Высшей Светлой Магии, вложив в него всю свою ярость. Магическая стена багрового цвета все таки не выдержала такого испытания, как четыре некромагических проклятья и взорвалась, успев спасти Гарри от неприятных последствий магии смерти. От взрыва он защитился простейшей защитной сферой. В ответ, в личей полетело очередное Эксплозио, которое было с успехом блокировано, а самому Гарри пришлось уворачиваться от трех неизвестных ему заклинаний.
- Флуидум! – Блейз перешла к обычной магии. Гарри перекатом покинул опасную зону, помолившись, чтобы ледник, в котором они находились, оказался достаточно крепким, чтобы выдержать их игры.
- Персум Квентус Уэбто! – прошептал Гарри и отправил огненную сеть в ближайшего лича, - Флуидум! – второй лич был полным тупицей и попытался защититься с помощью одного из простейших некромагических щитов. За что и поплатился, провалившись в ледяную воду, - заклинание разжижения поверхности имело свои причуды и температура воды оказалась на удивление низкой, - около пятидесяти градусов мороза. Мертвец мертвецом, но пока он всплыл, дорогу ему успел перегородить трехметровый слой льда. Гарри от души постарался, устраивая личу ледяную гробницу.
Осталось трое самых живучих и везучих врагов и Гарри пустил в ход все свои способности, поразившись тому, что пара капель какого-то зелья смогла даровать ему такие возможности, - несмотря на применение Высшей Магии, Гарри не чувствовал усталости, лишь чувство безграничных возможностей.
В лича Гарри послал одно из самонаводящихся аврорских заклинаний и пустил вслед за ним мощный огненный шар. Лич не заметил подвоха и поставил необходимый щит, рассчитанный на одно единственное заклинание. Огненный шар оказался для него неприятным сюрпризом. С сильным грохотом шар взрвался, откинув лича на ледяные стены. Его черная хламида вспыхнула, а сила заклинания была такова, что огонь прожег его тело почти насвозь, полностью разрушив тонкую структуру заклинаний, защищавших его мертвое тело от смерти. Учитель Блейз попытался повернуться к нему и помочь бедняге, но ему пришлось отбивать поток атакующих заклинаний черной магии, смешанный с магией Хаоса. Однако, все заклинания Гарри были бессильны, - лич с легкостью блокеировал их. Хотя у него, как и у Блейз, почти не оставалось времени атаковать, он держался. Даже сложнейшие заклинания ХЗаоса не могли его зацепить.
Тем временем Блейз переместилась за спину своему учителю, - пятеро убитых личей её не оставили равнодушными. В этот момент ей впервые показалось, что кое-что было сделано зря…
А Поттер и Глава Призрачного Совета продолжали перекидываться заклинаниями разной степени мощности, попутно разрушая все, до чего дотягивались их заклинания. Только сейчас, выйдя из битвы и чуточку отдышавшись, Блейз поняла, что здесь дело нечисто, - несмотря на то, что вместе они провели не так уж и много времени, она успела хорошо узнать его, если не как человека, то как мага. Она помнила, что такое заклинание разозленного Гарри Поттера… Но это… Это было чем-то большим. Единственное, с чем Блейз могла сравнивать, - это схватка Гриндевальда и Дамблдора. Надо признать, что у Гарри получалось ничуть не хуже, вернее, даже лучше! От заклинаний исходила нешуточная сила, заставившая Блейз спрятаться за спиной учителя уже после пятого отраженного проклятья, - настолько её вымотала эта схватка, хотя она и отбивала не очень сложные заклинания. Но разбираться, чего же нализался этот странный Поттер она будет потом. Блейз сделала два шага в сторону и отточенным движением послала в него смертельное проклятье…



Сражение выматывало… Нет, Гарри по-прежнему был полон сил и энергии, благо зелье Тьмы могло и не такое, но усталость все равно собиралась на периферии сознания, ухудшая реакцию, что учитывая скорость, с которой ведутся магические дуэли, вело к плачевным результатам.
- Персум Квентус Уэбто! – огненная сеть летит в сторону лича, но исчезает в воздухе, не долетев до цели каких-то полметра. Ответное проклятье лича разносит Гарин зеркальный щит, но его самого не задевает.
- Тактус Фулминис! Флайблинкс! Хостчейн Лихтнингус! Семипрогуном! Норумие Антариес! – прошептал себе под нос Гарри. Все заклинания имеют форму молнии, но вот их истинное содержание крайне отличается друг от друга. Фактически, от каждого из этих заклинаний требуется отдельный щит. Попутно, Гарри запускает в лича левой рукой ту самую магию пыток, по которой ему давала мастер-класс принцесса демонического мира! Куда уж там Волдеморту с его театральными эффектами и банальным Круцио!
Из всей этой молниевой атаки только демоническое проклятье настигает лича. Тело мертвеца судорожно дергается, но сконцентрировавшись, лич отводит от себя наполненные злой силой молнии. Один из потоков энергии случайно рикошетит с его ладони и… ударяет прямо в руку Блейз, которая уже произнесла слова смертельного проклятья. Девушка громко вскрикнула, её тело судорожно затрясло, а в следующее мгновение её швырнуло об ледяную стену. Смертельное проклятье все же сорвалось с её палочки, но пыточное проклятье сыграло злую шутку, - зеленый луч ударил в спину личу, занятому блокированием того самого заклинания пытки. Изумленно охнув, мертвец покачнулся, и демоническое проклятье ту же вцепилось в его плоть. Окрыленный надеждой Гарри тут же послал в него молнии и со второй руки, вливая в них всю свою ненависть. Лича оторвало от пола и силой приложило об лед. Хоть он и был мертвым, но боль все же мог чувствовать…
Чувствовать боль? Нет! Гарри не хотел причинять ему боли! Он ведь истинный гриффиндорец, а гриффиндорцы не садисты! Он отнюдь не хотел причинять боли старику…
Его проклятие ослабло сразу же, колеблясь между Люмосом молниевидной формы и полным отсутствием чего либо…
- Да, - признал мысленно Гарри, - я не садист и не развлекаюсь, пытая трупы…
На губах лича мелькнула бледная улыбка…
- …но я убиваю тех, кто мешает мне жить, - прошипел Гарри, вышвыривая холодные щупальца вражеского разума из своего мозга.
С левой руки снова сорвались смертоносные молнии, но теперь они несли не боль… они несли смерть…
Кончик волшебной палочки молниеносно чертит в воздухе пентаграмму. Составленная из переплетений черных и багровых линий, она одним своим видом говорила, - Осторожно! Черная Магия!
- Руниа! – громко произнес Гарри, отворачиваясь, - зрелище было на любителя…
Надо признать, что глава Совета был сильной личностью, - ни под пытками, ни сгорая заживо, он не издал ни единого стона. На месте могущественного лича осталась лишь горстка пепла.
Блейз какое-то время изумленно таращилась на то место, где только что лежал её учитель, а затем перевела взгляд, полный ужаса на Гарри и вздрогнула, встретив его холодный безжалостный взгляд.
- Гарри, - всхлипнула она, - я…
- Заткнись, Забини, - ледяным голосом оборвал её Гарри, - как говорил мне когда-то один маггл, надо уметь отвечать за свои поступки в этом жестоком и несправедливом мире… Ты готова заплатить за предательство? – губы Гарри растянулись в некоем подобии усмешки, - я даже дам тебе право на честную дуэль, которое ты мне не предоставила… Вот только сначала я заберу у тебя кое-что…
- Нет, - вырвалось у Блейз, но было уже поздно…
- Лигилименс!
Гарри ворвался в воспоминания Блейз, специально причиняя её наибольшую боль и громя её ментальные блоки с особой жестокостью. Дикий крик Блейз донесся до его ушей как сквозь вату. Блейз попыталась было выкинуть его из своего разума, но Гарри буквально вбил её волевые усилия в черепную коробку, прорываясь вглубь разума, разыскивая её недавние воспоминания. Попытка подделать воспоминания и подсунуть их Поттеру, провалилась, - Гарри с легкостью почувствовал все её махинации с памятью и откинул в сторону фальшивые воспоминания. Ещё одно усилие и Гарри прорвался к нужным воспоминаниям.
Просмотрев их, Гарри оставил, стонущую от невыносимой головной боли, Блейз, и двинулся к незаметной маленькой двери, покрытой кучей разнообразнейших чар. В следующее мгновение чувство опасности хлестнуло по нервам и Гарри распластался на ледяном полу. Смертоносный зеленый луч пронесся там, где должна была быть его голова и ударил в ту самую дверь, ведущую в хранилище созданного им артефакта…
- Дифендаркус!!! – крикнул во весь голос Гарри, вкладывая в заклинание весь свой страх перед тем, что натворила Блейз, и поворачиваясь спиной к той злополучной двери.
По ушам гулко ударило глухим звуком, пол покачнулся, разламываясь на кусочки, идеально черная стена вокруг Гарри почти исчезла пот натиском взрывной волны и грубой магической силы, хлещущей во все стороны, и Гарри заметил краем глаза тело Блейз объятое огнем. Горящий комок плоти ударился об ледяную стену и исчез в темном проломе.
Лед под ногами резко покачнулся и не воспользуйся Гарри вовремя автолевитацией, то лететь бы ему вслед за Блейз, в компании ледяных обломков. Вся их дуэль происходила на тонком метровом хрупком слое льда. Исключением являлся один из личей, который случайно оказался над небольшим ледяном утесом, в котором Гарри его и утопил. И сейчас весь этот метровый слой льда сыпался вниз в черную пропасть. Щиты, защищавшие дверь напоминали жуткое зрелище. Они имели вид какого-то комковатого красного желе, сплошным слоем покрывавшего всю дверь. В том месте, где в него угодила Авада, это желе выглядело так, словно его тщательнейшим образом пережевали, малость попереваривали в желудке и извергли обратно. И это самое желе извергало из себя багровую жидкость, неприятно напоминавшую кровь. Желе потихоньку таяло, вот только с ним таял и лед двери, впрочем дело было хуже, - начинал разрушаться весь зал.
- Магия крови, - констатировал Гарри, - да еще и Авада. В результате имеем цепную реакцию, разрушающую все вокруг.
С этим было более менее ясно, оставался только один вопрос, - когда все это закончится? Быть тем, кто уничтожил половину Южного Полюса, Гарри отнюдь не хотелось. Впрочем, Полюс Полюсом, а добывать свой артефакт было необходимо.
Так как защитные заклинания защищали большую часть двери, то Гарри обрушил на них всю мощь магии Хаоса. Защитные заклинания охотно поглощали все, что Гарри обрушивал на них, но скорость их разрушения заметно увеличилась. Гарри попытался подключить к делу и правую руку с зажатой в ней волшебной палочкой, но потерпел неудачу, - как он не пытался, но держать одновременно два заклинания совершенно разных типов магии он не мог. Поэтому Гарри положился на магию Хаоса, время от времени прерываясь, чтобы избавить себя от очередной опасности в виде падающих на него крупных глыб льда, которые откалывались от наклонной стены, в которой и находилась та самая дверь.
Как только отверстие в двери стало достаточно большим, чтобы Гарри смог засунуть в него руку, то он именно так и поступил, предварительно наложив на себе три щита, которые действовали “на уровне кожи”, и попытался призвать к себе артефакт. Впрочем, тот проигнорировал такое чрезмерное внимание и остался лежать на ледяном алтаре. Гарри стиснул зубы и послал шестоперу мысленный импульс.
- Эй, Темный, - позвал его Гарри, - ты что, собираешься валяться в этой дыре до скончания веков? А ведь так и случится, потому что, когда весь этот лед рухнет на дно океана, то там тебя не достанет никакой охотник за артефактами…
Черный Шестопер внял мысленному призыву Гарри и как бы нехотя влетел к нему в руку.
В следующий момент Гарри стремительно взлетел вверх, попутно снимая свое антиперемещающее заклинание.
Спустя секунду он исчез во вспышке огня…

* * *

С момента его последнего визита сюда, штаб-квартира Ордена Феникса ни чуть не изменилась, - такая же грязная, темная помойка. Гарри не сходя с места, пообещал своей совести, что обязательно наведет здесь порядок. В этот момент его внимание привлекла сияющая синим светом надпись на стене над камином.
Министерство атаковано! Всем членам Ордена немедленно аппарировать туда на помощь аврорам. Я, Аластор, Чарли и Нимфадора уже там…
Кухню на мгновение осветила вспышка огня. Рональд Уизли, привлеченный шумом на кухне, заглянул сюда и не найдя никого пожал плечами.

* * *

Атака на министерство началась внезапно, - за десять минут до конца очередной ночной аврорской смены. Вымотавшиеся и невыспавшиеся авроры проморгали начало нападения, когда двое Пожирателей заложили мощные взрывные зелья у одной из стен Атриума. Прогремели взрывы, стена рухнула, открыв доступ в Министерство напрямую из Лондона, сработал сигнал тревоги, авроры тут же прибыли на место боя и наткнулись на шайку из доброй сотни горных троллей, штурмовавших Министерство. Тролли всегда были крайне опасными противниками, вот только аврорам было плевать на этот незначительный факт. А уж после того, как к ним присоединились Неописуемые, то эти твари были вышиблены из Атриума менее чем за минуту. Авроры сунулись было к пролому в стене, но оттуда их щедро одарили жидким огнем драконы. Авроры шарахнулись назад и этим моментом воспользовались темные маги, чтобы запустить в Атриум толпу инфери. Авроры тут же применили огненные заклинания, но как оказалось, темные маги нашли таки способ обойти эту слабость инферналов стороной, - теплевали на пламя и перли вперед. Среди Авроров начала было зарождаться паника, но тут в дело вступили Неописуемые со своими экспериментальными разработками. Как раз в это время прибыл передовой отряд Ордена Феникса, который переломил ход сражения в пользу Светлых, с помощью соответственно Светлой Магии.
Как только инфери превратились в горы воняющего мяса, в ход пошли Пожиратели Смерти. Толпа в черных мантиях и белых масках хлынула в проход, на ходу осыпая Авроров потоком мелких заклинаний типа Авад и Ступефаев, в чем не было ни чего удивительного, - все сильные Пожиратели шли во середине, - меньше шанс угодить в число тех, кого авроры накроют еще организованным огнем. Расчет оказался верным, - первые несколько рядов почти сразу присоединились к тем, кто уже валялся на каменном полу, успев заставить Авроров малость рассредоточиться и рассеять внимания на мелких отрядах, пытавшихся зайти с флангов. В этот самый момент Министерство навестил сам Лорд Волдеморт, дабы убедиться, что все идет по плану и испепелить всех, кто пытается этот план испоганить.
Завидев своего главного врага, Дамблдор вместе с остальным Орденом стал пробиваться к величайшему темному магу столетия, расшвыривая бедных Пожирателей как котят. Все попытки темных магов огрызнуться в ответ заканчивались либо одной из бесчисленных вариаций Оглушающего заклинания со стороны Дамблдора, либо всякими неприятными проклятьями Грюма, ну а совсем отмороженные удостаивались какой-либо смертоносной пакости от Тонкс, которая не брезговала ничем.
Троица магов врубилась в плотные ряды Пожирателей Смерти, оставляя за собой широкую просеку, в которую тут же влилось около десятка лучших Авроров Министерства, которые рискнули выйти Волдеморту навстречу. Все эти авроры помнили ещё первую войну, почти все из них уже видели Волдеморта в лицо, а парочка даже ухитрилась выжить на дуэли с ним. Основательно поредевший строй Пожирателей раздался перед ними и Дамблдор оказался прямо напротив Волдеморта. Аластор и Нимфадора бросились ему на помощь, но путь им преградили двое Пожирателей Ближнего Круга. Все шестеро застыли на какую-то секунду, а в следующую секунду шесть Авад сорвались с концов палочек. Толку было немного, ибо все увернулись от них.
Бывалые авроры рассредоточились вокруг них, выбрав себе по сопернику. Вокруг двух предводителей сформировался эпицентр сражения.
- Артадиеро Астрал ибро Турено! – выкрикнул Дамблдор сосредоточившись. Серебристый луч пролетел в паре сантиметров от увернувшегося Волдеморта и попал в стену.
- Эфлертио! – донесся до магов чей то вопль. Затем раздался глухой удар, и отбитое кем-то проклятье пронеслось между ними. Этим тут же воспользовался Темный Лорд, попытавшись скрыть свое проклятье за чужим, но Дамблдор разгадал его маневр и вовремя защитился мощным щитом.
Волдеморт сделал шустрое движение палочкой, и Дамблдору пришлось уворачиваться от полупрозрачного, почти невидимого заклинания. Темномагические чары угодили в спину одному из Пожирателей. Тот на мгновение застыл, а затем с диким воплем рухнул на пол.
Сам Волдеморт в это время аппарировал от огненной сети, созданной Дамблдором. Как только опасное заклинание пролетело мимо, он аппарировал обратно и тут же запустил в Дамблдора Авадой. Старый директор, однако, времени даром не терял и успел сотворить воздушного элементаля, который и принял на себя смертельное заклинание.
- Ах так? Меццо Левис! Авада Кедавра! Меферикусойро! Диментиа! Арцвидилио! Акуилирикио!
Все данные проклятья относились к “почти неблокируемым, но если ты считаешь себя крутым, то можешь попробовать отбить”. Впрочем, Дамблдор старческим маразмом как раз таки не страдал, чтобы не говорили. Он просто аппарировал метром левее и все проклятья Волдеморта ушли в ту толпу, которая занималась уничтожением ближних своих. Аппарировав, Дамблдор тут же запустил в Темного Лорда сгустком сияющей энергии. Особо опасным он не выглядел, но Лорд предпочел защитить себя аж пятью Высшими Щитами, да ещё и загородиться куском пола, наспех выдранным из под ног у Шизоглаза. Как позже выяснилось, он этим поступком защитил аврора от Авады его врага, но Волдеморт об этом не знал, да и плевать ему было на старых инвалидов. Сгусток света ударил в кусок камня и с жутким грохотом взорвался, испустив во все стороны ослепительно-яркие лучи. Все Пожиратели Ближнего Круга аппарировали, не дожидаясь, пока их настигнет яркий свет. Многие успели последовать их примеру. Того, кто не успел защититься мощными щитами или аппарировать, ждала несчастливая судьба, - всех носителей Черной Метки, попавших под лучи света охватило яркое пламя. Авроров не затронуло, и тут обратно аппарировали те, кто успел исчезнуть до того, как их настигла магия Дамблдора. Большая часть тех, кто все же попал под чары Дамблдора, смогли тем или иным образом избавиться от огня и сражение возобновилось с новой силой. Пара взмахов палочкой и в Дамблдора устремился гигантский череп, сотканный из призрачного зеленого дыма. Дамблдор сконцентрировался и послал в череп тонкий серебристый луч. Черепушка замерла на полпути, а затем взорвалась тысячью ярких розовых искр.
В следующее мгновение Дамблдор запустил в Волдеморта огненным шаром, который был отбит в сторону щитом. Волдеморт ответил огненным кнутом, - более простой версией Плети Шааба. Дамблдор резко дернул палочкой, и огненная веревка отделилась от палочки Темного Лорда и взмыла вверх. Там она свернулась в клубочек и исчезла во вспышке огня. Огненный шар мгновенно трансформировался в сияющего феникса, который шустро спланировал вниз и небрежным взмахом крыла отбил в сторону Смертельное Проклятье, предназначенное Директору. Волдеморт стремительно выписывал своей палочкой в воздухе сложные магические фигуры. За секунду до того, как когти феникса распороли бы его на полосы, из его палочки вырвались клубы жирного, черного дыма, мгновенно сформировавшиеся в смутный облик гигантского дементора. Дементор и Феникс налетели друг на друга и взмыли вверх под потолок. А Волдеморт, занятый созданием своей ручной зверушки, проморгал атаку Дамблдора. Отбить в самый последний момент проклятье он успел, но удача была не на его стороне, - его сбило с ног и пронесло по каменному полу пару футов. Вот тут то Директор и показал, что является великим дуэлянтом…

Движения его палочки смазались в какое-то непонятное мельтешение, его фигуру словно осветило изнутри светом, а с кончика палочки сорвался сплошной поток разнообразнейших Высших заклинаний. Попытка Волдеморта встать с пола провалилась, - он стоя на одном колене отражал массированную атаку Дамблдора. Заклинания буквально сливались в один сплошной поток энергии, крошивший щиты Волдеморта один за другим. Директор молча выбросил вперед левую руку и крутанул ею. Волдеморт заскрипел зубами, борясь болью, и резко выбросил вперед свою левую руку. Дамблдор покачнулся, но устоял на ногах. Сжав зубы, он все усиливал натиск на Волдеморта…
И тут между ними пролетело тело в черной мантии с сорванным капюшоном. Люциус Малфой, находясь в недееспособном состоянии, пролетел добрую половину Атриума и звучно шлепнулся на пол в самой гуще схватки.
- Эксплозио! – с яростью прошипел Волдеморт, ткнув палочкой в сторону Аластора Хмури, который собственно и отправил Малфоя в полет. Хмури не успел ни повернуться, ни толком защититься, он успел только наложить на себя слабую защитную сферу для защиты от осколков…
Грохнул взрыв… Тело Аластора безвольным кулем взлетело в воздух и с размаху ударилось об стену. Раздался отчетливый хруст и тело старого аврора сползло по стене, с неестественно повернутой головой. Аврор погиб в бою, как и мечтал… Последнюю пакость сотворить он таки успел, - за секунду до взрыва он послал в Волдеморта Круциатус.
Отвлеченный на Дамблдора, Темный Лорд проморгал Непростительное Заклятье и поплатился, - он смог перебороть пыточное проклятье, но его рука дрогнула, щит не получился и три Высших Заклинания Дамблдора ударили ему прямо в грудь…
Тело Волдеморта неестественно рвануло назад, хрустнули кости, раздался жуткий хрип и тело Темного Лорда вышвырнуло из Атриума прямо на Лондонские улицы…


Костенейте под землей
До поры, когда с зарей
Тьма кромешная взойдет
На померкший небосвод,
Чтоб исчахли дочерна
Солнце, звезды и луна,
Чтобы царствовал - один -
В мире Черный Властелин! (Это я, если ещё не догадались)
Спасибо: 0 
Профиль Ответить
nekromant
Архимагистр Ордена Смерти


Сообщение: 389
Зарегистрирован: 17.08.07
Репутация: 6
ссылка на сообщение  Отправлено: 26.03.08 16:06. Заголовок: Глава 15. (Первая ча..


Глава 15. (Первая часть)

Битва продолжалась без остановки и все были слишком увлечены борьбой за свою жизнь, чтобы заметить, как Темный Лорд покинул Министерство немного нестандартным способом. Пожалуй, это заметили лишь сам Волдеморт, Дамблдор, Тонкс и несколько близлежащих парализованных магов. Не имея никакой возможности встать на ноги, они развлекали себя зрелищем сражающихся Великих Магов. Не хватало только попкорна…
Проводив Волдеморта разочарованными взглядами, маги скосили глаза на сражающихся Тонкс и Лейстриндж. Во время их первой и последней стычки, победу одержала Беллатрисса, причем с помощью весьма опасного проклятья, едва не убившего Тонкс и метаморф буквально пылала жаждой мести, осыпая свою тетку самыми болезненными и опасными чарами из своего весьма и весьма богатого арсенала.
- Авада Кедавра! – выкрикнула Белла, одновременно уворачиваясь от взрывного проклятья Тонкс. Зеленый луч промчался над плечом Нимфадоры и зацепил одного из Пожирателей за мантию. Черная хламида мгновенно вспыхнула зеленым пламенем. Пожиратель дико завопил, но тут же получил режущее проклятье прямо в горло. Вопль перерос в предсмертный хрип, тело рухнуло на пол и пару раз судорожно дернувшись, замерло. Победитель не долго торжествовал, - его настигло чьё-то Смертельное Проклятье.
- Круцио! Авада Кедавра! – Нимфадора резко припала на одно колено, пропуская Непростительные Проклятья над собой, и коснулась кончиком палочки каменного пола. В следующий момент по полу зазмеилась неширокая трещина, направлявшаяся прямо к Беллатриссе. Из трещины на мгновение вырвалось холодное белое сияние, но Беллатрисса уже взмыла в воздух, используя Вингардиум Левиосса… Взмыла прямо в расставленную ловушку…
Заклинание Левитации не требовало для применения ни концентрации, ни сложных движений палочкой, - оно было простейшим… Но и не особенно удобным, - творить другую магию одновременно с Левитацией было невозможно, маневрировать с его помощью – тоже, выше чем на три метра не взлетишь. Нимфадора это знала и уже послала в тетку мощное темное заклинание.
С конца её палочки сорвалось одновременно около трех десятков зеленых, смертоносных лучей, полностью накрывавших своей траекторией все возможные пути отступления Беллатриссе.
Пожирательница Смерти резко прервала свое заклинание Левитации и защитила себя немного выпуклым магическим щитом, падая прямо на, уже гаснувшее белое сияние. Три зеленых луча погасли, наткнувшись на магический щит, а сама Белла по-змеиному извернувшись, избежала белого сияния. В следующий момент в её щит, там, где он соединялся с кончиком волшебной палочки, ударил нереально мощный Ступефай, больше напоминавший багрово-красную молнию. Раздался тихий хруст и Белла взвизгнула, оторопело уставившись на свой неестественно вывернутые пальцы. Палочка темной ведьмы улетела в толпу.
- Ступефай тоже может быть опасным оружием, - холодно процедила Нимфадора. В памяти Беллатриссы всплыло воспоминание, как она сама сказала почти те же слова Нимфадоре во время схватки в Отделе Тайн. Тогда Тонкс еле успела блокировать весьма опасную разновидность Круцио, а в следующее мгновение Ступефай Пожирательницы выбил из её рук палочку. Тогда, стоя над побежденной племянницей, Белла пощадила её, все-таки вспомнив о том, что Нимфа её родная племянница. Неизвестно, что тогда проснулось в мрачной душе садистки и убийцы, может почти материнская любовь, может сожаление, а может просто вспомнились слова Семейного Кодекса Блеков - Не тронь родича своего, ибо это величайшее преступление любого из Блеков. Неизвестно… Но в тот день Белла даровала жизнь своей племяннице. И вот теперь, она пожалела об этом.
- Круцио! Арцвико! Эш-бен Чах! – произнесла Нимфадора с каким-то отстраненным любопытством в голосе. Три пыточных проклятия, одно за другим, вошли в тело Беллы, заставив её неестественно выгнуться от боли. Сжав зубы, Белла тихо терпела эту пытку. Тонкс быстро оглянулась вокруг и убедилась, что дела идут у защитников Министерства и так плохо, а пока она тут развлекается, все становится ещё хуже.
- Жаль у меня нет времени, тетушка, так бы мы неплохо провели время, беседуя о всевозможных разновидностях пыток, - процедила метаморф с ненавистью, - но я тороплюсь, да и обстановка не располагает к беседам, так что я ограничусь только одним заклинанием…
- Сволочь! – выплюнула Лейстриндж сквозь зубы, корчась от боли. Тонкс усмехнулась.
- Уж кто бы говорил, Лейстриндж… Ара’Ратара!
Стремительный белый луч вырвался из палочки аврора и, преобразовавшись в облако белого пара, накрыл Беллатрису. В следующий момент раздался её дикий вопль. Тело судорожно затряслось, а серебристый пар впитался в Беллу. Заклятьем, Тонкс лишила Пожирательницу голоса и бросилась в бой, оставив Беллатрису умирать от заклинания “Светлое Возмездие”…
Здание Министерства потряс еще один взрыв, разлом в стене расширился чуть ли не вдвое. Клубы пыли прорезало несколько стремительных теней, метко приземлившихся на спины сражающимся, не разбирая, Пожирателей и Авроров.
- Вурдалаки! – дико заорал кто-то из толпы. В следующее мгновение его вопль перерос в хрип. Причем предсмертный, впрочем это никого не удивило, - в бою кричать надо заклинания, а не черти что… Впрочем с вурдалаками расправились довольно быстро, - их коньком была высокая скорость перемещения, а не защита от магии.
А тем временем в гигантском провале, на фоне серого лондонского неба явил себя Темный Лорд Гриндевальд, собственной персоной, чтоб его вурдалаки изнас… то есть сожрали…
Пожиратели мигом оказались в самой дерьмовой ситуации, - с одной стороны авроры с Дамблдором, с другой мертвецы с Гриндевальдом, а их Господина нигде не было видно…Сражение на миг затихло и маги настороженно уставились на Гриндевальда, ожидая его действий. Некромант только открыл рот, намереваясь сообщить им, как он рад их всех тут видеть, как откуда-то сбоку раздался звук шагов и некромант, закрыв предварительно рот, повернулся туда. Его взгляду предстал Лорд Волдеморт во всей своей красе, вот только его бледноватая кожица ныне стала замечательного цвета запекшейся крови, а недавно отращенный нос был буквально вбит обратно в череп, да отсутствовало левое ухо. (а почему в 4 фильме они забыли оставить ему уши? Роулинг же его вроде тока носа лишила?)
Два Темных Лорда на мгновение встретились взглядами. Багровые глаза Волдеморта на мгновение сверкнули и в следующий момент они оба повернулись лицами к остальным участникам действа. Пожиратели Смерти, повинуясь мысленным приказам, исходившим от их метки, резво разбежались в стороны, открыв их взгляду “Воинство Света”. Центр орды Авроров занимал Орден Феникса, Невыразимцы, да ветераны, прошедшие первую войну с Волдемортом, да и не только с ним. Где-то там же мелькнуло лицо Алекса Фламмеля, внучатого прапрапра… внука Николаса Фламмеля, большого специалиста в Боевой Магии. Стоящий в первом ряду Дамблдор с наслаждением хрумкал лимонные дольки, очевидно считая, что жестокая бойня – не повод лишать себя маленьких радостей. По бокам к этой группе жались остальные авроры. Впрочем, на них внимания Темные Лорды не обратили, ибо “танки грязи не боятся”. Впрочем, они были недалеко от истины. В тылу виднелись жиденькие цепочки тех Авроров, которые не выдержали нервного перенапряжения и решили смыться, пока все тихо. Первой в рядах Светлых это заметила Макгоннагал.
- Альбус, останови этих трусов! – громко, на весь Атриум возмутилась она, - на нижних этажах целый выводок Василисков! Они же там погибнут!!!!
Этих слов оказалось достаточно, чтоб поток “беженцев” прервался. Волдеморт и Гриндевальд ухмыльнулись и подняли палочки, направив их в самый центр Сопротивления.
- Меро Омнис Тевиа Эксплозио! – хором рявкнули они. Одновременно с этим, Альбус Дамблдор прикрыл глаза, концентрируясь на разумах стоящих рядом Авроров. Все они одновременно услышали у себя в голове тихие инструкции главы Визенгамота, а в следующее мгновение почти сотня сильнейших Авроров, членов Ордена и Альбус Дамблдор ощетинились палочками.
- Паларто Протего! – грянул хор из сотни голосов, и перед аврорами развернулась прозрачная, почти незаметная магическая пленка. Прошло казалось какое-то мгновение, но за это мгновение магическая преграда вобрала в себя мощь сотни сильнейших защитников закона и превратилось из слабой преграды в мощнейшую защиту. Два величайших Темных Разрушающих заклинания срикошетили от этой защиты, как теннисные мячики от каменных стен. К счастью всех сражающихся под каменной крышей, оба заклинания вылетели в пролом и скрылись в небесах. Настоящее сражение еще только начиналось…

* * *

“Хм, может сыграть разочек на публику?” – подумал в этот самый момент Гарри Поттер, надежно скрытый от чужих взоров каменной колонной, едва державшейся на месте. У его ног валялось слабо постанывающее тело. Кто бы вы думали, это был? Правильно, все та же Лейстриндж, решившая сегодня побить свой личный рекорд по количеству пакостей на сутки. Сначала её племянница, потом заклинание Светлого Возмездия, теперь Поттер. Впрочем последнего она не замечала, - она беззвучно кричала от дикой боли, терзавшей её тело и разум. Поттер заклинание опознать не смог, - откуда ему знать про такие заклинания? Он то не интересовался пытками в таком объеме, как его опекунша, которая перелопатила всю библиотеку Блеков, да и не только Блеков. Оставив женщину валяться на полу, парень на мгновение сосредоточился, а в следующее мгновение его тело стало стремительно меняться. Бледная кожа молниеносно потемнела до насыщенно черного оттенка, глаза стали белого цвета, за спиной распахнулись два громадных кожистых крыла. Рост стремительно увеличился, чуть ли не в три раза, а последним делом возникла прочная чешуя, заменившая собой одежду и антимагический доспех. Энергию на все это крайне тяжелое превращение дал ему все тот же темный артефакт, висевший ранее на поясе, а ныне занявший положенное ему место в правой руке. Вот теперь можно повыпендриваться. На Гарри неожиданно нашло эдакое игривое настроение, захотелось схулиганить, натворить чего ни будь этакого, чтоб Дамблдор повесился на собственной бороде… В конце концов, после тех драк с личами надо же отдохнуть!
Чуть в стороне от эпицентра схватки неожиданно для всех из камня вырвался гигантский столб яркого пламени. В воздухе возникла сотканная из яркого огня пентаграмма и тут же рухнула вниз. Стоило только ей коснуться каменного пола, как пламя опало, открыв взглядам магов исполинскую черную фигуру, распростершую черные кожистые крылья. Ярко полыхающие глаза, буйное пламя у его ног, рвущееся вверх, ореол тьмы вокруг фигуры, - даже идиот догадался бы, кто только что навестил Министерство Магии. Демон обвел взглядом Атриум и неспешно шагнул из пентаграммы. когти едва слышно царапнули по каменному полу, из ноздрей вырвались хорошо заметные струйки искр и дыма, впереди демона катилась ощущаемая всем естеством человека волна дикого ужаса, мгновенно парализовавшая всех в Атриуме, даже мертвые воины Гриндевальда не смели шевелиться в присутствии демона. Демон сделал ещё два шага и все стали потихоньку пятиться от него. Лишь четверым хватило силы воли остаться на месте. Дамблдор, Тонкс, Гриндевальд и Волдеморт. Они не сдвинулись с места, наблюдая, как перекатываются могучие мускулы под чешуей, как кружат почти невидимые потоки Мрака вокруг его фигуры, как он одной ногой растер в крошку гигантский каменный обломок. Демон остановился в двадцати шагах от них.
- Кто из вас, - проревел он так, что в ушах зазвенело даже у тех магов, которые успели забиться в самые дальние уголки Атриума, - посмел прибегнуть к запретной Высшей Магии? Признавайтесь, жалкие смертные!!!
Дальнейшее развитие событий удивило самого Гарри, - все четверо дружно шагнули ему навстречу и сказали: Я!!!
- Хм, - демон в недоумении поскреб себе подбородок, незаметно стягивая всю свою магическую силу в кулак, - и кто из вас умрет первым? – ехидно поинтересовался он.
- ТЫ!!! – хором сообщили ему маги и швырнули в него по Высшему заклинанию…
А вот этого Гарри не ожидал…Он едва успел исчезнуть в пламени телепортации, пока его не настигли заклинания Великих Магов…
Появившись десятком метров левее от Волдеморта, Гарри запустил в него и Гриндевальда густым потоком огненных копий. И едва успел защититься мощнейшим щитом от малинового луча Дамблдора. В следующее мгновение ему пришлось уворачиваться от смертельного проклятья своей опекунши. Сотворив огненную волну, Гарри швырнул её в Темных Лордов, одновременно телепортируясь им за спину. Однако, даже занятый сотворением защитного заклинания, Волдеморт смог почувствовать атаку Гарри со спины. Мощный огненный шар был отбит куда-то в сторону, а демон опять телепортировался, дождавшись, когда двое Темных Лордов запустят в него по Высшему Заклинанию. На этот раз Гарри появился в самой гуще мертвой армии Гриндевальда. На секунду Гарри замер, пораженный смесью диких запахов, типичных для всех немертвых, а в следующее мгновение испепеляющие потоки пламени рванулись во все стороны от него, обращая в пепел орды мертвецов.
Планы на веселье стремительно осыпались прахом, особо испортила ему планы некая девушка, вернее женщина, - метаморф, которая настырно пролезала между потоками огня, игнорируя тот факт, что её уже должно было спалить живьем, и находилась в непосредственной близости от Гарри. Прикинув свои шансы остаться в живых на дуэли с Тонкс, когда ты занят поддержанием мощного заклинания, а боевой маг находится в каких-то пяти шагах от тебя, Гарри резво исчез во вспышке пламени.
Вот тут то ему и не повезло, - он малость ошибся в расчетах и появился в вихре огня точно между четырьмя магами, - Дамблдором и Тонкс с одной стороны, и Гриндевальд с Волдемортом оказались с другой стороны.
- Авада Кедавра!
- Экс-Филеус!
- Кенкуэс Акстом!
- Агнитум Агава! – одновременно прозвучало четыре заклинания, и Гарри понял, что веселье обломалось…
Времени на концентрацию для телепортации не было совсем, и Гарри бросился в сторону, левитируя перед собой на манер щита гигантский кусок каменного пола. Первым в его щит попало проклятье Гриндевальда, который вроде как сотворил проклятье самым последним из четверки. Кусок камня легко завибрировал и в следующее мгновение в него угодил луч смертельного проклятья. Плита тут же взорвалась, впрочем, Гарри уже был вне досягаемости ударной волны, отпрыгнув в сторону уже после заклинания Гриндевальда. Отпрыгнув, Гарри тут же телепортировался за колонну, по пути понимая, что Дамблдор и Тонкс промахнулись, причем весьма основательно.
Каменная, еле державшаяся, колонна внезапно звучно хрустнула, оторвалась от каменного пола и плавно взмыла в воздух, на приличной скорости устремившись в Волдеморта. Плавное движение палочкой по окружности, и каменная колонна обратилась в огненный метеор, устремившийся обратно, в Гарри.
Демон тут же переместился, по пути подумав: “Моя физическая сила против колдуна не поможет”.
Следующим заклинанием, Гарри накрыл Гриндевальда и Волдеморта мощной огненной волной, но Гриндевальд погасил огонь одним движением палочки и в следующее мгновение Гарри едва успел отбить Круциатус Волдеморта. Пыточное проклятье изменило свою траекторию и устремилось в сторону Тонкс…
- Протего! – во всю глотку рявкнула метаморф и Непростительное проклятье отскочило в сторону от простейшего из защитных заклинаний!!!
“Это что-то новенькое” – подумал Гарри, перемещаясь в дальний угол Атриума. Вот тут то его и подловили…
- Аппаро Фините Аллиас! – скороговоркой пробормотал Волдеморт, направив палочку на вихрь пламени, в котором только начали проступать контуры демона. Пламя вспыхнуло еще ярче и опало, а самого демона с громким хлопком выбросил прямо перед Темным Лордами. Гарри от неожиданного перемещения потерял равновесие и в следующее мгновение прозвучали подозрительно знакомые слова.
- Аваде Кедавра!!!
- НЕТ!!! Только не Гарри!!!


Костенейте под землей
До поры, когда с зарей
Тьма кромешная взойдет
На померкший небосвод,
Чтоб исчахли дочерна
Солнце, звезды и луна,
Чтобы царствовал - один -
В мире Черный Властелин! (Это я, если ещё не догадались)
Спасибо: 0 
Профиль Ответить
nekromant
Архимагистр Ордена Смерти


Сообщение: 394
Зарегистрирован: 17.08.07
Репутация: 6
ссылка на сообщение  Отправлено: 29.03.08 05:33. Заголовок: Слабонервным не чита..


Слабонервным не читать!!!

Время словно остановилось, палочки Волдеморта и Гриндевальда начало медленно окутывать ярко-зеленое сияние, - предвестник смерти, фигура Тонкс медленно бросалась наперерез смертельным проклятиям, а в голове неожиданно возникло понимание, что его старшая сестра пытается повторить подвиг Лили Эванс и защитить Гарри собой… Решение пришло неожиданно…
Короткий взмах рукой отшвырнул Тонкс на десяток метров в сторону, а сам Гарри со спокойной улыбкой шагнул вперед… на встречу двум смертоносным проклятиям, с грустной улыбкой на губах и прикрытыми глазами.
Гарри вспоминал все самые счастливые моменты своей жизни, вспоминал свою первую встречу с Сириусом, свою первую поездку в наполненный волшебством Хогвартс, свой первый полет на метле…
- Это не то, Гарри, не то, что надо, - донеслось до него откуда-то из глубин памяти…
На смену счастливым воспоминаниям явились видения…
Высокий взрослый мужчина с растрепанными черными волосами обнимал за талию красивую рыжеволосую женщину с ярко-зелеными глазами. Они оба смотрели прямо на Гарри, в их глазах светились счастье и любовь. Откуда-то сбоку появилась растрепанная, радостная Тонкс, обняла его и чмокнула в щеку. Губы оказались заняты поцелуем Арианны. В глазах всех присутствующих светилась неземная радость… и любовь. Дрожащей рукой Гарри несмело коснулся щеки матери. Под пальцами он почувствовал настоящую, живую, теплую кожу. Гарри несмело улыбнулся и притянул мать к себе, зарываясь лицом в её густые рыжие волосы. Все его существо казалось пело от неземной радости и любви…
Два страшных удара в грудь мгновенно нарушили идиллию любви и буквально выбили из Гарри дух…

* * *

Джастин Фрайрен был хорошим аврором. Он не был лучшим, но он не был и худшим. В последней схватке с Пожирателями он смог победить четверых, прежде чем его серьезно задели режущим проклятьем со спины. Как подло!!! Тот факт, что троих Пожирателей он вывел из строя именно со спины, не приходил доблестному аврору в голову. Провалявшись три дня в больнице имени Святого Мунго, он выбил у врачей разрешение вернуться обратно в строй, и попал точно к началу битвы. И ныне жалел, что не довел свое лечение до логического завершения, - усталость начала ощущаться чуть ли не после первого же заклинания, руки дрожали, а на него самого регулярно наваливалась слабость.
Пока четверо, вернее уже пятеро Великих Магов усиленно поливали друг друга мощнейшими заклинаниями, Авроры, Пожиратели Смерти и мертвецы Гриндевальда не замедлили сцепиться друг с другом и угостить ближнего своего чем ни будь неприятным, а затем хором запустили в мертвецов Гриндевальда чем ни будь легковоспламеняющимся. Полыхнуло знатно… до потолка… заодно перекрыв единственный выход из Атриума, - пролом в стене, - камины обратились в обломки, лифты были разрушены, а обычный выход в Лондон тоже превратился в обломки… с изрядным куском стены…
- Авада Кедавра!!!
- НЕТ!!! Только не Гарри!!!
Изумленный этими воплями, Джастин бросил взгляд в центр Атриума и замер. Ну ладно демон, ну ладно два смертельных заклинания… но зачем сильнейшему аврору Министерства закрывать своим телом демона и называть его Гарри??? Вот этого Джастин категорически не мог понять. А действо продолжало разворачиваться…
Плавным, но невероятно стремительным движением, демон отшвырнул Тонкс в сторону и шагнул вперед, навстречу смерти…
Два смертельных, неотразимых проклятия одновременно ударили демону в грудь… призрачное зеленое сияния на мгновение окутало тело демона, резко сконцентрировалось на груди… и сформировавшись в два зеленых луча устремилось обратно, к Темным Лордам…
Это было настолько неожиданно, что Джастин просто уронил свою челюсть и выпустил из рук палочку, наблюдая за этим невероятным зрелищем. Оба Темных Лорда были шокированы не меньше его, но рефлекторно защитились, - Гриндевальд сотворил какое-то черное сияние, похоже пытаясь призвать кого-то, а Волдеморт просто далеко отпрыгнул в сторону. В следующее мгновение проклятия ударили, - одно в духа, призванного Гриндевальдом, другое в каменный пол… вот тут то Джастин понял, что такое ВЗРЫВ!!!
Атриум содрогнулся от пола до потолка, половина оставшихся колонн осыпалась на пол. Сам Джастин не удержался на ногах и рухнул на каменный пол, прямо на палочку, тут же попавшую к нему в руки.
Густые клубы черного дыма и пыли расползались с места взрыва, окутывая весь Атриум. Джастин завертел головой, пытаясь разобраться в этом хаосе, и только вскочил на ноги, как неожиданная и жестокая боль пронзила его живот.
Хрипло вскрикнув, аврор рухнул на колени и неверящим взглядом уставился вниз, на багровое от крови лезвие меча, вышедшее у него из живота, вместе с фонтаном темно-красной крови. Стальные руки тут же вцепились ему в шею, запрокидывая голову назад. Джастин едва успел заметить бледную коже и красные огонек в глазах противника, как в его шею впились два острых клыка, мгновенно распоровших его кожу чуть ли не на всем протяжении сонной артерии. С другой стороны ему в шею впился другой вампир. Дикая ярость захлестнула Аврора…
- Хрен вам, твари, - прошипел он сквозь зубы и направил палочку вниз… себе под ноги, вкладывая всю свою ярость в предсмертное проклятие, самое сильное, которое может создать маг - Пиро Эксплозио!!!
Огненный цветок полыхнул там, где только что находились три скрюченные фигуры… от них не осталось даже пепла… Лишь полуоплавленный клинок был отброшен дикой силой взрыва прочь, - в самую гущу схватки.
Удачно миновав почти сотню метров, наполненную сражающимися и умирающими магами, он краем лезвия задел руку демона, только начинающего подниматься с пола…
Раздраженно прорычав сквозь зубы нечто не очень цензурное, Гарри попытался встать на ноги, но сильная слабость в ногах помешала ему сделать это, и он грохнулся обратно.
“Черт, и что я в детстве то не помер?” – подумал Гарри, проклиная неожиданное завершение действия зелья Тьмы. Заскрипев зубами, Гарри таки встал на колени, и тут на него налетело нечто, мгновенно уронившее на пол втрое большую тушу демона.
- Идиот!!! – рявкнуло нечто, причем подозрительно знакомым голосом, - Ты что здесь устраиваешь?! Придурок!!! Марш домой! Увижу здесь ещё раз… я тебя сама прибью! – рявкнула Тонкс во всю глотку и наградила Гарри весьма и весьма сильным подзатыльником.
Рядом прогремел взрыв, пол под ногами тряхнуло и Тонкс, оглянувшись, нырнул в клубы дыма и пыли, тут же исчезнув с глаз Гарри.
Шокированный Поттер проводил её взглядом, задаваясь вопросом, - Как она его могла узнать???
Впрочем, Гарри быстро откинул ненужные мысли и понял, что в форме демона привлекает слишком много внимания, да и проклятий на такую фигуру можно словить несоизмеримо больше, и начал обратное превращение. Два тёмных артефакта щедро делились с ним своей силой, позволив превратиться обратно буквально за несколько секунд. Единственной, что Гарри не стал преобразовывать обратно, - это демоническую чешую, весьма и весьма хорошо защищавшую от магии, как он мог убедиться, во время схватки с Арианной. Что было весьма кстати, так как из клубов пыли и дыма неожиданно вынырнули фигуры двух магов, которых он желал видеть меньше всего. Волдеморта при виде знакомого лица буквально перекосило.
- Поттер??? – голос Темного Лорда сорвался на “петушиный” вопль.
- Нокс Термидос! – Гриндевальда знакомства его преемника на посту Темного Лорда не волновали, и он сразу швырнул в Гарри какое-то проклятие.
Гарри интуитивно сунул руку в карман и швырнул навстречу черному лучу первую попавшуюся вещь. Это оказалось… кольцо Блейз.
“Что я натворил!!! Такую вещь выкинул!!!”
Черный луч и такое же черное кольцо встретились посередине пути между Темными Лордами и Поттерами. Кольцо резко впитало в себя всю мощь черного луча и резко вспыхнуло черно-багровым пламенем, обращаясь в пепел. Гарри успел заметить выражение ужаса на лице Гриндевальда, когда пепел, оставшийся от кольца резко вспыхнул и рванулся во все стороны, образовав этакую расширяющуюся сферу. Край пепельной сферы коснулся пола и в следующий момент каменный пол толщиной около трех метров, начал разрушаться под воздействием некромантии. Камень мгновенно обращался в пыль, там, где его касалась почти незаметная серая дымка остаточной магии кольца.
- Прео Эксрум!
- Экспекторал! - одновременно выкрикнули Волдеморт и Гриндевальд с выражениями крайнего ужаса на лицах. Сфера праха остановила свое распространение и стала потихоньку сужаться обратно. Еще пара взмахов палочкой и возникший миниатюрный смерч вобрал в себя черный пепел, буквально окутанный аурой смерти, и испарился в воздухе. Одновременно с этим, не давая магам прийти в себя после Высшей Магии, раздался звонкий голос Гарри Поттера:
- Люмоссаро Алахио!!! Исилтио Хостум!!!
Поток густого, яркого, почти, что объемного света ударил прямо по щитам Темных Магов, смял их как бумагу и с силой обрушился на Темных Лордов. Их расшвыряло как котят. Волдеморта на гигантской скорости и под углом ударило об каменную стену, которую он протер собой на протяжении доброго десятка метров. Гриндевальда отшвырнуло куда-то в пыль, судя по направлению, - прямо на Лондонские улицы.
Сам Гарри Поттер остался на месте, пошатываясь на не держащих его ногах и всерьез размышляя над вопросом, - куда падать, - вперед или назад??? От этих несомненно важных размышлений его оторвал тихий шорох сзади. Мгновенно поняв, что от притаившегося сзади существа ждать чего-то хорошего, по определению нельзя, - дружелюбно настроенные существа сзади не подкрадываются, Гарри резко развернулся, окутывая себя облаком пламени и запуская в неизвестного Оглушающими и Парализующими заклинаниями, - более сильные заклинания он сейчас просто не мог наколдовать. Впрочем, вампир с легкостью уклонился от Гариной атаки и оскалив клыки стал обходить его по широкому кругу, ожидая, когда магу надоест держать мощное защитное заклинание. Прикинув свои шансы опередить в реакции древнего вампира, Гарри плюнул на все и решил, что разбираться с этой швалью, - дело Авроров и Ордена, а не смертельно уставшего и потрепанного пацана. Подумал… и исчез во вспышке огня, всем телом ощущая нарастающую дикую боль во всем теле.
К счастью, перенесся он именно туда, куда надо было, - на старенький потрепанный диванчик на кухне Блеков. Зачем понадобилось ставить диван на кухне, было неизвестно, да и мысли эти были тут же сметены волной дикой боли, пронзившей все его тело. Последнее, что успел сделать Гарри, - преобразовать свою чешую обратно в человеческую кожу. Потом его сознание заволокла тьма…

* * *

- Эксплозио!!! – с яростью прошипел Волдеморт, направив палочку в пролом в полу, где виднелись несколько колонн, поддерживающих Атриум.
Пол слабо вздрогнул под ногами сражающихся и в следующее мгновение начал слабо вибрировать, предупреждая стоящих на нем, что вот-вот обвалится. С диким грохотом несколько огромных кусков камня сорвалось с потолка. Битва тут же прекратилась.
- Аппарируйте! – зычно крикнул Дамблдор. По залу тут же раздались выкрики контрзаклинаний, - Авроры пытались снять противоаппарационный щит Министерства. Все их попытки прервал все тот же Дамблдор, одним взмахом палочки, развеявший противоаппарационные заклинания. Пол угрожающе дрогнул и чуть просел вниз, отдельные куски пола, обвалились вниз. По всему залу слышались хлопки аппараций. Как только Альбус Дамблдор исчез в вихре своей мантии, Волдеморт отделился от стены, на которую он опирался и прихрамывая сделал пару шагов вперед, взмах палочкой, безмолвное заклинание призыва и трое его Пожирателей Ближнего Круга заскользили по обломкам к нему, не в силах идти сами, - Беллатрисса Лейстриндж, Люциус Малфой, Амикус Керроу. Волдеморт схватил их за шкирки и аппарировал…
Секундой спустя, на его месте аппарировал другой темный лорд, вернее Полумертвый Лорд, как его звали те, кто боялся произнести его имя. Он оглянулся, взглянул на кучу трупов, присыпанных камнями и радостно ухмыльнулся…
Парой метров левее, сквозь грохот рушащегося здания, донесся тихий хлопок, и только это спасло Гриндевальда от полного поражения, - он успел наколдовать мощный щит. Сверкнула ярко-белая вспышка, и Темного Лорда отбросило на пару метров назад. Удар магии был настолько силен, что Гриндевальд на мгновение потерял ориентацию в пространстве, но все же запустил смертельное проклятие туда, где должен был находиться неизвестный маг. Два зеленых луча сконцентрированной смерти столкнулись в воздухе и с грохотом взорвались. Противник Лорда отшатнулся назад и дал ему время прийти в себя.
- Опять ты! – с ненавистью прошипел он, узрев знакомую ему колдунью.
- Авада Кедавра!!! – процедила Тонкс, вложив в голос столько ненависти, что её хватило бы испепелить нескольких гигантов. Полумертвый Лорд едва успел уклониться от широкой волны гнилостно-зеленого сияния.
Взмах палочки и из воздуха возникла тяжелая чугунная цепь, на огромной скорости устремившаяся к Тонкс. Резкий выпад палочкой и три сотни килограммов чугуна разлетелись мелкими осколками.
- Эксплозио!
- Авада Кедавра! – рявкнул некромант, уклоняясь от мощного Взрывного заклятия. В груди кольнула игла зависти, - он в её возрасте мог только мечтать о такой силе!
За спиной грохнул мощный взрыв. Что-то обожгло кожу возле ныне отсутствующего левого уха и мощная взрывная волна толкнула в спину. Зеленый луч сменил свою траекторию и ударил прямо в палочку Тонкс. Двенадцатидюймовая ясеневая палочка на мгновение засветилась всеми цветами радуги и тут же взорвалась, отшвырнув метаморфа на десяток шагов назад. Гриндевальд с ухмылкой взглянул на перепачканное сажей и кровью лицо Аврора.
- Я сильнее тебя, смирись с этим, - процедил он, игнорируя грохот рушащегося строения.
- Гори в Аду, выродок!!! – с ненавистью процедила Тонкс, выбрасывая вперед обе руки.
“Размечталась, девчонка, не умеешь ты ненавидеть так, чтобы применять беспалочковую Черную Магию” – пренебрежительно усмехнулся некромант.
Дикий, болезненный удар по правой руке выбил из его рук волшебную палочку, а в следующее мгновение невидимые руки захватили его шею в стальные тиски. Из горла Лорда вырвался хрип, а рук рефлекторно схватились за горло, стремясь разжать невидимые пальцы, лишившие Лорда кислорода.
Вспышка ярости Лорда разорвала проклятье Тонкс и Гриндевальд с чувством собственного превосходства, швырнул в девушку мощный импульс своей ненависти и злобы…
… И тем сильнее было его удивление, когда точно такой же, но более мощный импульс, отшвырнул его прочь, как котенка.
Волна дикой ярости захлестнула рассудок Гриндевальда, окрасив окружающий его мир в багровые оттенки, во рту появился привкус горечи, а глаза вспыхнули багровым огнем, казалось, пламя ненависти вот-вот вырвется из его глазниц, чтобы сжечь непокорную волшебницу…
Две волны дикой, нечеловеческой ненависти, ставшие мощнейшим оружием, столкнулись посредине Атриума. Здание содрогнулось до самых глубоких своих подвалов, а два темных мага отлетели друг от друга как кегли.
Едва вскочив на ноги, Гриндевальд заметил гигантский камень, мчавшийся на него со скоростью хорошей спортивной метлы. Один взмах рукой и камень разлетелся тысячью осколков. Им двоим не нужны были палочки в качестве оружия, - ненависть была их оружием…
Редко когда такая магия вырвалась на свободу, - слишком уж сильной должна быть ненависть мага, - за пределами обычного человека… за пределами рассудка…
Гигантские камни мчались по Атриуму, от одного мага к другому, сталкивались, разносили друг друга на куски, а ненависть двух магов перетирала их в пыль.
Из носа магов от перенапряжения струилась кровь, размазывая гарь по лицам, превращая их в каких-то кровожадных демонов, с полыхающими от ненависти багровыми глазами, - сосуды в глазах метаморфини не выдержали и полопались, стирая последние внешние различия между Аврором и Мертвым Лордом.
И тем не менее Гриндевальд проигрывал, - он умел ненавидеть, более того, - последние полвека своей жизни он только и делал, что ненавидел, все окружающее его, но за полвека ненависть успела как-то приесться, стать привычной частью его, а рана потери на душе Тонкс была слишком свежа, она жгла её как раскаленный металл, сжигая её душу, смешиваясь со страшной болью и превращаясь во взрывоопасную смесь, способную размазать по стене даже такого темного мага, как Гриндевальд…
Пол Атриума окончательно провалился и два мага рухнули на нижний этаж, продолжая обрушивать друг на друга потоки своей ненависти…
Яркие, раскаленные добела, выжигающие все на своем пути, потоки ярости, ненависти и боли окутывали Тонкс и мчались сквозь время и пространство, с силой обрушиваясь на саму сущность великого некроманта, прорываясь сквозь пламя его ненависти.
Ментальные блоки профессиональных магов давно снесены, - никто не удержит блок при таком накале страстей. Все самые ужасные кошмары и страхи, боль потери, жгучая ненависть, жажда убивать, - все это рвется из темных глубин сознания и обрушивается потоком раскаленной злобы на некроманта.
Гриндевальд пошатнулся, не выдерживая ненависти девчонки, ненависть стала отступать из его сознания, лишая его силы и последнего шанса устоять. В глазах мелькнуло изумление, - не мог он, могущественнейший из некромагов этого мира проиграть этой соплячке!!! Это было его последней мыслью, - словно ледяные когти пронзили его тело, вырывая из него жизнь, а затем мощный удар превратил Полумертвого Лорда в размазанную кровавую кашу на стене. Темный маг, великий некромаг, Полумертвый Лорд, идейный вдохновитель Адольфа Гитлера, бывший друг Альбуса Дамблдора, Геллерт Гриндевальд так и не получил свою могилу, в насмешку над своей любовью к раскапыванию чужих…
Тонкс тихо откинулась на на обломки, игнорируя тот факт, что здание Министерства просто рассыпается на кусочки…

А в это время в доме Блеков глаза Гарри Поттера резко распахнулись.
- Тонкс!!! Она там!!!
Вырвавшись из настойчивых рук авроров, он рванул к двери, но его попытался остановить Дамблдор.
- Гарри, стой, это…
С тихим, но хорошо слышным хрустом, Великий Волшебник ударился об стену и сполз вниз, оставляя на стене широкие кровавые подтеки…


Костенейте под землей
До поры, когда с зарей
Тьма кромешная взойдет
На померкший небосвод,
Чтоб исчахли дочерна
Солнце, звезды и луна,
Чтобы царствовал - один -
В мире Черный Властелин! (Это я, если ещё не догадались)
Спасибо: 1 
Профиль Ответить
Тему читают:
- участник сейчас на форуме
- участник вне форума
Все даты в формате GMT  3 час. Хитов сегодня: 49
Права: смайлы да, картинки да, шрифты да, голосования нет
аватары да, автозамена ссылок вкл, премодерация откл, правка нет



Создай свой форум на сервисе Borda.ru
Текстовая версия



Снарри-форумЯмаSnape UnsnapedRussian Fan Fiction HistoryСказки...Семейные архивы СнейповКлуб Любителей СойераТайны темных подземелий
УсадьбаВидения Хогвартсафемслеш и юриДомианаСайт о Гарри Поттере.Всегда самые горячие новости. Отряд Дамблдора ждет тебя!Библиотека фанфиковХогвартс Нэт