On-line: гостей 0. Всего: 0 [подробнее..]
АвторСообщение
YU_R_KA



Не зарегистрирован
Зарегистрирован: 01.01.70
ссылка на сообщение  Отправлено: 16.02.11 11:57. Заголовок: ГП и много-много крови (Глав. 44 - 55)


Название: ГП и много-много крови (1-9) (10-20) (21 - 33) (34-42) (44-55)
Автор: Wilhelm Tell
Тип: Гет.
Перинг: ГП...
Рейтинг: NC-17
Саммари: С самого детства Гарри начал сьежать на Темную сторону и ничем хорошим для магического мира это не закончится.
Опровержение: Все принадлежит Роулинг. Я же ни на что не претендую, окромя сюжета.
Предупреждение: Крови МНОГО! Это точно.. насилие, пытки, ужасы, ООС, AU
Статус: В работе.

Обсуждение: Сюда

Спасибо: 0 
Ответить
Ответов - 6 [только новые]


YU_R_KA



Не зарегистрирован
Зарегистрирован: 01.01.70
ссылка на сообщение  Отправлено: 16.02.11 11:57. Заголовок: Глава 44. ..


Глава 44.

Как выяснилось из моих наблюдений, этот Колизей был отстроен и оборудован исключительно для магов и волшебных существ. Арена и те помещения под ней, в одном из которых я находился, были накрыты Сферой Отрицания, все решетки были достаточно прочны чтобы выдержать разъяренного тролля, а магловское оружие в руках охранников ясно давало понять что лучше не рыпаться.
Послышались тяжелые шаги в конце коридора, я даже подумал что они вспомнили о завтраке. Как бы не так.
- Вставай, червь, - этот мужик в бронежилете явно гордился собственной участью и был доволен судьбой.
Решетка отворилась без единого скрипа и меня выволокли в коридор. Тело еще не совсем оправилось от ранений, да и дергаться сейчас не стоило. Всему свое время.
Несколько минут блужданий по коридорам и меня грубо швыряют в какую-то комнату. Вместо одной из стен массивная деревянная дверь, в углу стоит подставка для оружия. Несколько мечей, копье, трезубец, некое подобие наплечника и практически сломанный деревянный щит, в общем, полный комплект юного гладиатора. Совсем эти вейлы оборзели, но ничего, я расшевелю этот гадюшник.
Взревели трубы.
- Начинаются третьи ежегодные Игры в честь нашей милостивой госпожи Афины, - послышался приглушенный голос распорядителя со стороны двери. - И первыми будут бороться маглы схваченные на границе наших владений.
Трибуны загудели в предвкушении зрелища. Сквозь толстую дверь лишь изредка пролетал лязг мечей и какие-то выкрики. Вскоре всё стихло.
Похоже, меня решили выпускать в числе последних, когда публика уже достаточно разогрета и желает лицезреть что-нибудь стоящее. Два часа я провел в этом "предбаннике" в ожидании своей очереди, даже взмахнул пару раз мечем, но решил не усердствовать, ибо без толку вгонять себя в панику.
- А теперь, - послышался немного дрожащий от предвкушения голос Афины, той самой вейлы что в данный момент носила диадему, - на арену выйдет тот, который имел наглость убить троих наших сестер.
Массивная дверь, ведущая на арену, с протяжным скрипом отворилась. Там меня уже поджидало четверо крепких с виду парней, двое были вооружены копьями, двое - мечами, притом один из них был со щитом. Едва я успел сделать пару шагов из комнаты, как в голове раздался немного измененный но всё же узнаваемый мой голос:

" - Самовосстановление завершено. Боевой Тактический модуль "Превосходство" подключен".

У меня появилось смутное подозрение о причастности Тома к этому безобразию, тем временем голос продолжил:

" - Обнаружено оружие ближнего боя, загружаю боевые подпрограммы...
Ошибка: отсутствие доступа к сети. Приступаю к автономным расчетам.
Расчет допусков и ограничений... завершено.
Расчет атакующих движений... завершено.
Расчет блокирующих движений...завершено.
Расчет контратак... завершено.
Составление опорной боевой подпрограммы завершено.
Внимание: скорость нейросинаптических реакций недостаточна для достижения максимальной эффективности. Компенсирую..."

Голова начала немного побаливать, а мир вокруг замедлился.

" - Достигнут предел скорости реакции для данного организма.
Внимание: мускульная сила недостаточна для достижения максимальной эффективности. Компенсирую..."

Появилось уже давно знакомое ощущение наполняющихся энергией мышц. Вовремя, однако, это "Превосходство" запустилось.
Внутренний монолог занял несколько секунд, так что никто не заметил ничего подозрительного. Встречающая меня гоп-компания начала изрядно ухмыляться, чувствуя легкую добычу. И действительно кто в здравом уме может предположить что, с виду пятнадцатилетний паренек может представлять какую либо угрозу четверым взрослым мужикам?

" - Обнаружены вражески настроенные цели. Уничтожить?"

- Троих уничтожить, - так же мысленно ответил я, - с четвертым завязать позиционную борьбу. В моей, теперь уже можно с уверенностью сказать ненормальной, голове зародился План.

" - Приступаю".

Не дожидаясь от меня каких-либо команд, тело само рванулось вперед на немыслимой для человека скорости. Первый из борзой четверки даже не успел понять, что произошло: стоящий в двадцати метрах паренек вдруг оказался прямо перед ним, поднырнул под рефлекторно выставленное копье и... мир наполнился болью от разрубанной коленной чашечки.
Мужик упал на одно колено, а мое тело, тем временем развернувшись, одним точным ударом лишило его головы. Остальные оказались более расторопливы, и отскочив в сторону заняли оборонительные позиции.
Второй копейщик оказался крепким орешком. Он действительно знал свое дело, и я никак не мог до него добраться. Видя мое затруднение, двое мечников решили не стоять в стороне и добавить свою лепту в дело моей гибели. Пришлось вертеться как уж на сковородке, уклоняясь от их выпадов и изредка проводя контратаки, которые впрочем не имели должного успеха.

" - Обнаружено колотое ранение правого легкого. Изолирую поврежденный участок. Падение эффективности работы органа на тридцать процентов. Компенсирую..."

Копейщик постарался, но это не принесло ему никакого результата, и мимолетный шок оттого что из раны не пролилось ни капли крови дал мне возможность провести успешную атаку. Выбив из его рук копье вонзаю меч точно в сердце и использую еще подрагивающее тело как щит, блокируя атаку мечника справа.
Секундою спустя в глазах на мгновение потемнело от сокрушительного удара щитом. Я отлетел метра на два и выронил меч.

" - Обнаружен незначительный перелом. Наложена силовая шина. Обнаружено внутренние кровотечение. Изолирую поврежденную область".

Пока я вставал один из мечников уже подбежал ко мне и вновь пришлось проявлять чудеса акробатики дабы не остаться без головы. Снова я допустил ту же ошибку: полностью сконцентрировавшись на одном противнике, я выпустил из виду другого. В последний момент успеваю уклонится от его меча и тут же получаю щитом по спине.

" - Внимание: критические повреждения основного силового канала. Перевожу питание на резервные. Наложены силовые шины. Падение общей эффективности организма на сорок семь процентов".

Хреново дело, если так дальше пойдет, то весь мой План провалится ко всем чертям. Тем не менее этот ублюдок со щитом принес хоть какую-то пользу, а именно толкнул меня к моему, не так давно, выпавшему мечу.
Подобрав меч, ухожу в глухую оборону и пячусь к той трибуне где восседает Афина. Они ничего не подозревают, решили что скоро всё закончится. В чем-то они конечно правы - скоро всё закончится. Осталось несколько метров и она, вместе со своими охранницами, подходит к краю ограждения и наклоняется немного вперед чтобы лучше видеть.
Разгоряченные боем охранницы тоже поддаются общему настроению и прислоняются к ограждению. Это как раз то что мне нужно. Прыжок вверх и одна из них лишается головы. Вторая разворачивается и уже готова открыть огонь, когда брошенный мной гладиус застревает у нее в горле. Вытаскиваю нож из наплечного чехла первой охранницы и беру в заложники Афину. Сидящее на трибунах вейлы шокировано замолкают а я тут же оказываюсь на прицеле не менее чем у дюжины автоматчиц, но приставленный к горлу их предводительницы нож не дает им пристрелить меня на месте.
- Где отобранные у меня вещи? - мы отступаем к выходу.
- Оставь эту безумную попытку к бегству, человек. Так и быть я пощажу тебя на этот раз и позволю вернутся в ряды гладиаторов, - мне пришлось приложить немалое усилие чтобы не прирезать её. - В любом случае тебе не дадут уйти.
- Я успею убить тебя, даже в том случае если мне прострелят голову, тварь. А теперь отвечай где мои вещи.
- Всё что у тебя отобрали не представляло для меня никакой ценности, поэтому было уничтожено, - она еще имела наглость рассмеяться, за что и поплатилась отрезанным ухом.
- Тогда мы с тобой прогуляемся до границ антиаппарационного щита, и если хочешь жить, не доводи меня, - мы уже вышли из Колизея и вернулись в нормальный мир.

" - Возобновлен доступ к сети. Получены данные по аппарации. Приступаю к расчету координат для перемещения двоих ".

Мгновение спустя я обнаруживаю нас возле Palazzo Italiano. Палочка Афины хоть и с трудом но слушается и мы попадаем внутрь. Не обращая внимания на изумленный взгляд уже знакомой мне женщины за регистрационным столом, подымаюсь в свою комнату и тут же перерезаю горло уже ненужной заложнице.
В сумке есть комплект запасной одежды и магловские деньги. Диадема отправляется к Кубку и я проглотив несколько лечебных зелий отправляюсь в душ. В этот момент распахивается дверь и влетает Антонио.
- Мистер Блэк, что случилось? - он смотрит на меня как на воскресшего из мертвых. - Вы в ужасном состоянии, я немедленно позову целителя.
- Не стоит сеньор Пачоли, - хруст шейных позвонков и его бездыханное тело присоединяется к вейле, возле которой уже образовалась немалая лужа крови.
Принимаю душ, переодеваюсь и, выпив стимулятор, покидаю гостиницу через окно. Денег вполне хватит на такси и билет на самолет, не стоит привлекать ненужное внимание, да и я слишком устал для промывания мозгов кому бы то ни было.
Десять часов спустя я открыл дверь дома на площади Гриммо.
- Том, мне нужны лекарства, не знаю сколько еще продержусь, - сказал я по мыслесвязи тем временем спускаясь в подземелья.
- По результатам диагностики ты еще вчера должен был отбросить копыта, не понимаю, каким образом ты еще живой.
- Скажи спасибо этому "Превосходству".
- Так оно заработало? - если бы я его не знал, то мог бы подумать, что он примется прыгать от радости. - Поразительно. Я ведь не успел его полностью загрузить тебе в голову, прежде чем ты пропал.
- Да, поразительно, но это всё может подождать, пока я выздоровею.
- У меня в лаборатории на столе несколько пузырьков с искрящейся и постоянно меняющей цвет жидкостью, это основа для Эликсира Жизни, по сути мощнейший из известных современности регенераторов. Выпей один и ляг там, на диване, когда проснешься, будешь как новенький.
- И вот еще что, Том, - я выпил странную жидкость, - когда там чемпионат мира по квиддичу?
- Завтра.

Глава 45.

- Проснитесь и пойте, мистер Поттер, проснитесь и пойте, - пробрался в мое еще спящее сознание шипящий голос Тома.
- И тебе того же, тем же и по тому же месту, Том, - сон окончательно ушел. - Сколько сейчас времени?
- Полдень. Белла уже час как свалила в салон красоты, будто не квиддичный матч смотреть идет, а на приём какой-то.
- Ну, значит и мне надо отправляться. Мало того, что придется к Олливандеру переться за новой палочкой, так еще и придумать как организовать беспорядки на матче, - я стал подыматься из подземелий, надо еще принять душ и переодеться. - Кстати о матче, как мы туда попадем?
- Начну, пожалуй, по порядку, с самого основного, - Том выдержал паузу, - с квиддича. Оказывается, об этом уже позаботились. Товарищ Вольдеморт решил немного поразвлечься и напомнить простым смертным о своем существовании, так что на матч прибудет отряд его архаровцев и наведет там шороху.
- Вай, какой молодец, и просить не надо.
- По поводу того как вы туда попадете. Пока ты странствовал, выискивая болезненные способы суицида, да с вейлами развлекался Белла достала билеты, в Высшую ложу, между прочим. Доберетесь туда аппарацией.
- Учись Том, как надо дела делать, ибо даже в мое отсутствие всё идет соответственно планам.
- Да, да, великий ты наш стратег, - сарказм в его голосе можно было бы черпать ведрами. - Теперь о палочке. Cоорудил я кое что интересное, на эту тему. У меня на столе должна быть шкатулка.
Я подошел к столу. В шкатулке обнаружилась очень короткая, не больше семи дюймов в длину, с виду металлическая, палочка. На рукоятке было выгравировано несколько рунных комбинаций.
- Ну, как, нравится? - теперь его голос просто излучал гордость. - Эта палочка единственная в своем роде и обладает несколькими весьма ценными свойствами. Материал, из которого она изготовлена я и сам не знаю как назвать. Дело в том, что я проводил опыты с трансмутацией и получил в ходе одного из них весьма интересный метал, прочный и тугоплавкий, но в то же время очень легкий и отлично проводящий магию.
- А что за сердцевина?
- Не перебивай. Сердцевиной является тонкий стержень из философского камня. Если мои предположения верны, то эта палочка будет даже лучше предыдущей, ибо настроена будет именно на твою энергию. Весь прикол в том, что у каждого мага энергетическое ядро работает на своей частоте. Эти частоты не сильно отличаются, но всё же при выборе палочки это имеет серьезное значение. У того же Олливандера сердцевины только трех типов: шерсть единорога, жилы дракона и перья феникса. Вместе с определенным типом древесины они настраиваются на довольно обширный диапазон энергий, но все равно получается не идеально, возникает погрешность.
- А в этой палочке значит всё идеально, так?
- Я же сказал, не перебивай. Да, в этой палочке всё должно быть идеально. Преобразователем служит только сердцевина - Философский камень. Он подстроится под тебя, а не ты под него, в отличие от обычных палочек. Те рунные комбинации, которые ты наверняка заметил, это "неразрушимость" и "принадлежность". Эта палочка и так крепче некуда, но я решил перестраховаться и к тому же после первого же каста сделанного тобой она больше ни у кого работать не будет.
- Ну-с, попробуем, - я взял палочку из шкатулки.
Никакой эйфории, как в предыдущий раз не наблюдалось, вместо этого пальцы будто к ней приросли и индикаторы выхода энергии и мощности ядра, которые теперь постоянно висели в поле зрения, просто взбесились.
- Том, что за нахрен?
- Успокойся, это камень заряжается и перестраивает свою молекулярную структуру. Через пару минут всё закончится.
- И я останусь на нуле.
- И что? Внутри палочки энергии на десяток Авад хватит. Кстати насчет Авады, - Том на секунду затих. - Поскольку она относится к лучевому типу заклятий, тоесть имеет вид луча и не отрывается от палочки, то её можно кастовать непрерывно и накрыть целую толпу, суть в том, чтобы не прерывать поток энергии, когда первая цель убита. То же самое можно отнести и к разрубающему - Seko. Будет что-то наподобие магловского лазера. Я скинул необходимые подпрограммы для "Превосходства".
- Откуда ты вообще о лазере знаешь? - палочка наконец-то отлипла от пальцев. - И как ты вообще до этого "Превосходства" додумался?
- Один из упиванцев когда я "умер" свалил к маглам, чтобы в Азкабан не попасть и сейчас работает в сфере их высоких технологий. Они пытаются создать искусственный интеллект, вот я и подумал что было бы неплохо и самим заиметь нечто подобное. В результате появилось "Превосходство". Этот модуль еще не ИИ, но уже близок к этому. Как базу он использует твою психологическую матрицу, поэтому будет принимать решения и действовать так же как действовал бы ты, вот только быстрее и эффективнее.
- Тебе точно надо было идти в научную деятельность, с лозунгом "Догнать и перегнать". Жили бы уже в золотом веке, а не в дремучем средневековье. - Я, наконец-то, выбрался из подземелий и пошел в душ. - И вот еще что, поставь "Превосходство" всем нашим, в бою оно просто незаменимо.
- Вот так сразу не получится. Его надо настраивать индивидуально для каждого, но так как мне все равно нечего делать, пока я тут врастаю в новое тело, то так и быть займусь этим.
Помывшись и переодевшись я свалил в Косой переулок. На матче мне надо было выглядеть подобающе, да и привести себя в порядок после всех моих злоключений не мешало бы. Угробив пару часов на покупку парадной мантии, а заодно и прошедшись по магазинам для покупки всего необходимого к школьным будням, я зашел в магазин продающий сундуки.
И вышел оттуда счастливым обладателем новой модели оного. Размером с портсигар снаружи и составляющий соперничество гринготским сейфам внутри.
- Том, вот объясни мне почему как только я прикасаюсь к палочке то каждый встречный обводится в зеленую рамочку?
- А инструкцию к "Превосходству" почитать лень, да? - донесся по мыслесвязи саркастичный голос. - Ну, ладно, для тех кто в проруби, объясняю: это захват и сопровождение целей. В случае боевой ситуации вражеские рамки станут красными, а сами враги будут уничтожены в считанные секунды, в идеале. Так что привыкай, или полазь в настройках.
Вернувшись часам к пяти, я увидел всё семейство Малфоев и Беллатрикс мирно беседующими за бутылкой хорошего вина, хотя Драко не участвовал в распивании.
- Добрый вечер всем присутствующим.
- Добрый, мистер Поттер, хотя теперь уже Лестрейндж, я полагаю, - с холодной, для него скорее стандартной, улыбкой поинтересовался Люциус.
- Коль все уже собрались, то давайте отправляться, - не дав мне и слова вставить, сказала Беллатрикс.
Через несколько минут мы аппарировали на опушку какого-то леса. И не одни мы, отовсюду слышались характерные для аппарации хлопки. Люди прибывали десятками и сотнями, отовсюду слышалась иностранная речь, кто-то кого-то проклинал, не стесняясь в выражениях, кто-то спрашивал дорогу...
- При такой цене на билеты, могли бы и организовать портал сразу в ложу, - недовольно проворчал Люциус.
Мы начали выбираться из леса, расшвыривая всех встречных и не желающих уступать дорогу представителям древних и благородных родов, ударными заклятьями. Огромная поляна перед стадионом, что открылась нашему взору несколькими минутами спустя, была буквально усеяна различными палатками. Палатки были самых разных цветов, размеров и форм; начиная от обычной треугольной и заканчивая трехэтажными, с виду похожими на замок.
- А здесь мы можем лицезреть, - Драко сделал взмах рукой, очерчивая всё пространство перед нами, - всех тех неудачников, которым не хватило денег на нормальные билеты и они вынуждены были припереться сюда за две недели.
- Теперь осталось только пробраться сквозь это море, - мрачно сказал я, доставая палочку.
- Есть более гуманные способы, Гарри, - Нарцисса щелкнула пальцами и перед нами приземлился ковер, выгнувшись таким образом чтобы мы могли сесть нормально, а не по-турецки. - Ввиду скопления больших масс народа и необходимость эти массы перемещать, Министерство разрешило использование ковров-самолетов на этом матче.
- Тонкс, ты на матче? - уже находясь в воздухе, спросил я по мыслесвязи.
- Угу, не в охране министра, конечно, но смогу быстро до него добраться. И кстати, Гарри, какого рода будут беспорядки?
- Толпа всамделишных упиванцев с песнями и плясками. Вольдеморт, тот который Вольдеморт, а не Том, решил напомнить о своем добром имени неблагодарному народу, так что благодаря ему мне даже не пришлось ничего выдумывать.
Ковер нас доставил к самой Высшей ложе, не пришлось даже подниматься по лестнице. Ложа была рассчитана на двадцать человек и сейчас пустовала, если не считать чьего-то домового эльфа, явно занявшего место своему хозяину.
Заняв места, мы стали ждать, и не прошло и пары минут как появилось несколько человек, судя по комментариям Беллатрикс по мыслесвязи, то это были Людо Бэгмен, глава Департамента магических игр и спорта, Барти Крауч - старший, глава Департамента международного магического сотрудничества и Министр Корнелиус Фадж с каким-то высокопоставленным иностранцем.
Через несколько минут после них заявились Уизли, по крайней мере те, что остались и я решил не упускать такой момент и когда начнутся беспорядки сократить их поголовье еще на одного человека.
- Артур, какая встреча, - о вражде Люциуса Малфоя и Артура Уизли уже ходили легенды в определенных кругах, - не ожидал тебя здесь увидеть, хотя сокращение семейства наверняка благотворно сказалось на твоем материальном положении, да так что ты смог позволить себе билеты сюда.
Уизли, ничего не сказав и лишь прожигая Люциуса взглядами, уселись как можно дальше. Министр, хоть и всё слышал, но не обмолвился и словом о поведении того на чьи деньги практически работает, но зато поведал, что это Бэгмен пробил для Уизли билеты, по старой памяти. Затем он кивнул Людо чтобы тот начинал.
- Итак, начнем, - сказал Бэгмен, вставая со своего места и прикладывая палочку к горлу, - Sonorus!

Спасибо: 0 
Ответить
YU_R_KA



Не зарегистрирован
Зарегистрирован: 01.01.70
ссылка на сообщение  Отправлено: 16.02.11 11:58. Заголовок: Глава 46. - ..


Глава 46.

- Леди и джентльмены... добро пожаловать! Добро пожаловать в Сити 17...тьфу, это не то, - Бэгмен немного замялся, но, видя что ничего страшного от его оговорки не произошло, продолжил: - Мы рады приветствовать вас на финальном матче четыреста двадцать второй игры за кубок мира.
Трибуны, на которых насчитывалось около ста тысяч магов со всех уголков земного шара, взревели. В воздух поднялись национальные флаги, зазвучали гимны, кто-то начал дудеть в дудки... Над стадионом появилось огромное голографическое табло с надписью: "БОЛГАРИЯ: 0, ИРЛАНДИЯ: 0".
- А сейчас нас порадует группа поддержки Болгарии!
На поле вышли...вейлы. И принялись исполнять какой-то танец. Большинство мужчин сидящих на трибунах повскакивали со своих мест дабы лучше видеть происходящее и быть поближе к, как им сейчас казалось, прекраснейшим девушкам на планете. Не оминула эта напасть и Высшую ложу. Всё семейство Уизли буквально слюной исходило, министр вцепился в какой-то амулет и зажмурился что есть сил, остальные старались не смотреть в сторону стадиона.
Малфоям подобное было побоку, так как у них была давняя примесь вейловской крови и соответственно иммунитет.
- И здесь вейлы. Сговорились все что ли в этом году? - пробурчал я на грани слышимости.
- А теперь группа поддержки Ирландии! - возопил Бэгмен когда вейлы ушли и не желающий их отпускать народ немного успокоился.
В следующее же мгновение на стадион ворвалась огромная зелёно-золотая комета. Она описала круг над игровым полем, разбилась на две кометы поменьше, каждая из которых понеслась к шестам на краях поля. Внезапно над полем дугой, соединяющей два световых шара, повисла радуга. Толпа вновь взревела от восторга. Радуга побледнела, световые шары воссоединились и сформировали огромный трепещущий трилистник, который поднялся высоко в небо и стал парить над трибунами. Из него посыпался... золотой дождь...
Некоторые "особо одаренные" ринулись собирать лепреконово золото, которое не имело никакой ценности, так как через несколько часов исчезало.
- Леди и джентльмены, встречайте... болгарская национальная квиддичная сборная! Позвольте представить: Димитров!
Укутанная в красное фигура на метле, двигаясь с такой скоростью, что её силуэт превращался в размытое пятно, под оглушительные приветствия болгарских болельщиков выстрелила в воздух откуда-то из двери далеко внизу.
- Иванова! - Вылетела вторая фигура в красной робе.
- Зограф! Левски! Вулчанов! Волков! Ииииии - Крам! - неистовствовал Бэгмен.
- А сейчас, прошу приветствовать - ирландская национальная квиддичная сборная! - надрывался Бэгмен чтобы перекричать гул толпы завидевшей кумира в виде молодого ловца болгарской сборной. - Представляю: Конноли! Райан! Трой! Муллет! Моран! Квигли! Ииииии - Линч!
Когда ирландская сборная сделав круг почета зависла на своей стороне поля, а трибуны более-менее успокоились Бэгмен продолжил:
- К нам, проделав далёкий путь из Египта, прибыл наш судья, горячо любимый председатель международной квиддичной ассоциации, Хасан Мустафа!
На поле вышел классический дед Хоттабыч: лысый, поджарый старичок в арабского покроя мантии, больше похожей на халат. Особым его достоянием были длиннющие, под стать бороде усы.
Дунув в свой, явно зачарованный, свисток Хоттабыч..., тоесть Мустафа начал игру. С этого момента на него больше никто не обращал внимание, ибо взоры всех собравшихся здесь ведьм и волшебников были неотрывно прикованы к игрокам и тому что они творили в воздухе. А там было на что посмотреть.
- И вот - Муллет! Трой! Моран! Димитров! Назад к Муллет! Трой! Левски! Моран! - всё так же надрывался Бэгмен, едва успевая следить за передачами квофла и даже немного подпрыгивая на месте, если кто-то выполнит особо удачный маневр.
Эта игра была непохожа на всё что я видел до сих пор. Я даже не представлял, что в воздухе можно вытворять такие, с позволения сказать, фигуры высшего пилотажа. Игроки носились по полю что угорелые, порой размываясь в нечеткие тени.
В это же время болгарский ловец Крам спокойно сидел себе на метле никому не мешая и даже насвистывал какую-то мелодию, при этом пристально высматривая снитч. Вдруг он сорвался вниз и молнией полетел к земле делая сосредоточенное лицо и притворяясь будто увидел наконец-то заветный мячик.
На это представление клюнул ловец команды-противника и тоже сорвался в головокружительное пике. Естественно, никакого снитча там и в помине не было, "Превосходство" ясно давало понять что злополучный мячик находится совершенно в другой стороне. Тем не менее Крам добился своего и вышел из пике в каких то паре футов от земли, в отличии от его соперника, который теперь был больше похож на тряпичную куклу.
Не смотря на это игра продолжилась как ни в чем ни бывало. Счет уже был 130:10 не в пользу болгар. Крам лишившись противника, и теперь являясь единственным, кто может остановить игру поимкой снитча времени даром не терял, осматривая окружающее пространство цепким взглядом. Несколькими минутами спустя он вновь сорвался в пике, вот только в этот раз настоящее, и поймал снитч, закончив таким образом игру со счетом 160:170 и пользу Ирландии.
Команды под одобрительные, и не очень, выкрики толпы сделали круг почета и удалились в раздевалки. Стадион начал постепенно опустевать. Людо Бэгмен сняв со своего горла усиливающее звук заклятье, повернулся к нам:
- Как жаль, что матч закончился так быстро, - произнес он хриплым голосом, - но, несомненно, он навеки войдет в историю Англии.
- Я очень рад что мы все сегодня здесь собрались, - произнес Министр, вставая со своего места и подходя к нам. - Люциус, Беллатрикс, не откажетесь ли от ужина вместе со своими семьями в моей компании?
- С превеликим удовольствием, Корнелиус, - ответила за всех Белла, и мы начали продвигаться к выходу.
Естественно ничему этому не суждено было случится. Как только мы вышли за пределы стадиона как послышались крики доносившееся со всех сторон. Взойдя на небольшую, но тем не мене открывающую отличный вид на поле с палатками, возвышенность мы увидели что причиной этого безобразия стали три группы упиванцев, человек по сто в каждой, заходящих на поляну с трёх сторон и щедро осыпающих заклятьями всех кто под руку попадется.
На пути их следования не оставалось ни одной целой палатки или живого человека. Что ни говори, а наводить шороху вольдемортвы люди умели знатно. Выстроившись в двойную цепь каждая группа продолжала сжимать невидимое кольцо вокруг вышедших со стадиона людей, отрезая их от порталов и зон аппарации.
Семья малфоев скрывшись под дезилюминационными чарами поспешила убраться отсюда поскорее и направила свои стопы в сторону того самого леса в который мы аппарировали в самом начале, стараясь идти в обход группы упиванцев. Министр тоже было решил последовать их примеру, да не тут-то было.
"Превосходство" отлично справилось со своей задачей и мне даже не пришлось переходить на магзрение чтобы видеть четырех авроров из личной охраны министра, что в данный момент незримо стояли рядом, укрывшись мантиями-невидимками. Четыре молниеносных Seko, практически слившихся в одно и их обезглавленные и разрезанные напополам трупы валятся на землю из-под теперь уже бесполезных мантий-невидимок.
- Гарри... - удивленно произнес Министр, перед тем как потерять сознание от ошеломителя выпущенного Беллой.
- Тонкс, немедленно выдвигайся к нам, - сказал я по мыслесвязи, и тут же в бурлящей толпе была подсвечена зеленой рамкой фигурка с подписью: "Тонкс", что стала проталкиваться в нашу сторону.
Пока Тонкс продвигалась к нам, я сосредоточился на том, кто должен сегодня умереть, а именно на Джордже Уизли. В бурлящей и кричащей толпе тут же подсветилась красным фигурка рыжего паренька. Восприятие замедлилось, для лучшего прицеливания на почти запредельном для использования среднедистанционных заклятий расстоянии, и ведомая превосходством рука поднялась на необходимый уровень. Мгновением спустя тонкий бордовый луч рассек пространство, и его голова отделилась от тела.
Через пять минут наконец-то появилась Тонкс и с ходу начала раздеваться. Белла уже освободила от одежды министра и помогла ей кардинально сменить имидж.
- На вот, выпей, - я бросил ей пузырек с обезболивающим зельем. - Надо создать вид что ты чудом отбился от упиванцев, товарищ Лжекорнелиус.
Несколько неприятных заклятий и Тонкс с подпалинами, ссадинами и кровоточащими ранами валится на землю, а Белла трансфигурирует настоящего Министра в какую-то безделушку и мы отправляемся к точке аппарации. Перед тем как мы исчезли в небо над поляной взмыл Смертный знак, он же Тёмная метка, он же зарегистрированный логотип Упивающихся смертью в общем и Вольдеморта в частности.
- Снейп! - рявкнул я, как только мы оказались в гостиной дома на Гриммо, - этого, - я указал на уже вернувшегося в свою нормальную форму министра, когда зельевар прибыл, - отлегиментить по самое немогу и отправить данные Тонкс.
Зельевар занялся вторым по излюбленности делом, Белла отправилась к себе в спальню, приводить себя в порядок и готовится ко сну, а я, завалившись в удобное кресло, так и отрубился со счастливой мыслью, что всё идет как нельзя лучше.

Глава 47.

А вот и первое сентября настало неожиданно. Точнее сказать вечер первого сентября. Наша веселая компания, тоесть Я, Блейз, Драко и Гермиона, к которой все же вернулась речь, заходим в Большой зал Хогвартса.
Гермиона направляется к своему столу, мы к своему. В зале все нарастает шум. Прибывшие ученики, долго не видевшиеся со своими друзьями спешат рассказать друг другу, как они провели лето, что увидали, да и просто поболтать ни о чем.
За преподавательским столом, в отличие от сложившийся традиции на этот раз видно два новых лица. Первый сидит на традиционном месте Снейпа, он лыс, толстоват и имеет пышные усы. Он пристально оглядывает зал и иногда задерживает взгляд на некоторых учениках, будто что-то оценивая. Второй сидит на том месте, где обычно располагается учитель ЗОТИ. Этот выглядит просто устрашающе. Лицо полностью исполосовано шрамами от проклятий, кончик носа срезан, в левой глазнице, ярким синим цветом полыхает волшебный глаз.
Когда закончилось распределение, и шум утих, Дамблдор поднялся со своего места.
- Добро пожаловать в Хогвартс. Как вы уже заметили в этом году у нас два новых преподавателя. Место уволившегося профессора Снейпа займет Гораций Слизнорт, - по залу прошлись жиденькие аплодисменты, так как этого типа никто не знал. - А преподавать защиту у вас в этом году у вас будет Аластор Грюм.
- По вине этого Грюма половина упиванцев в Азкабане сидит, - сказал полушепотом сидящий сбоку Драко.
- А это не совсем Грюм, - так же ответил я. - Подключись к Карте через сеть и увидишь, что это некий Барти Крауч младший. Явно по мою душу прислан.
- Так же с огромной радостью спешу вам сообщить, - продолжил Дамблдор, - что в этом году в Хогвартсе будет проведено мероприятие которого не видели в волшебном мире вот уже больше ста лет. В этом году к нам приезжают ученики из Дурмштранга и Шармбатона для того чтобы принять участие в Турнире Трех Волшебников.
Гвалт в зале поднялся неимоверный. Все, несомненно, были обрадованы таким заявлением, еще бы попасть в Турнир значит официально стать лучшим из своей школы, а выиграть в нем - стать легендой.
- Но я хочу вас всех предупредить, - продолжил Дамблдор, когда все немного успокоились, - задания турнира смертельно опасны, поэтому заявки на участие будут приниматься только от тех кому исполнилось семнадцать лет.
Дамблдор с невозмутимым видом хлопнул в ладоши и сел на свое место, занявшись появившимся на столах ужином, абсолютно не обращая внимание на гул негодования, поднявшийся в зале.
- Будто меня это остановит, - сказал я, накладывая в тарелку всего и побольше, - по сведеньям прослушки, этот Крауч тут именно для того чтобы бросить мое имя в Кубок, который и определит участников.
Следующую неделю нельзя было наткнуться ни на одного человека в школе, который бы не обсуждал предстоящее событие, будущих Чемпионов, и... предстоящий урок у Грюма. Те кто на нем побывал рассказывали что новый преподаватель хоть и псих но свое дело знает и уроки у него интересные.
Вот и настал день когда подобный урок должен пройти у четвертых курсов. Давным-давно заинтересованные ученики загодя собрались у входа в класс. Когда прогремел колокол, оповещающий о начале урока, дверь в класс открылась и все поспешили занять свои места.
- Так как это первый урок у нас с вами, то записывать ничего не будем, - сказал он, вставая со своего места за учительским столом. - Вместо этого я буду вам показывать и рассказывать... Непростительные заклятья.
Грюм подождал минуту, пока все утихнут и продолжил:
- Я должен научить вас как обороняться и я это сделаю, но вы будете абсолютно беспомощны даже зная большинство контрзаклятий и щитов, так как вы не будете знать против чего их применять и когда. Для этого вы должны иметь хотя бы базовое представление о боевых проклятьях. И не забывайте: Постоянная Бдительность! - рявкнул он, так что стекла вздрогнули.
- А разве это законно? - послышался голос с задней парты.
- Дамблдор разрешил, значит законно, тем более что в Азкабан сажают только за примененные к людям Непростительные, остальных живых существ это не касается, - после этого он достал три банки по здоровенному пауку-птицееду в каждой. - Смотрим и запоминаем. Первое непростительное в свое время доставившее министерству немало хлопот...
- Славные были деньки, - прокомментировал голос Тома у меня в голове.
- ...Империус. Произносится Imperio! - при этом Грюм указал палочкой на одного из пауков в банке.
Паук на мгновение замер, но потом, поднапрягшись, расколол банку изнутри и встав на задние лапы промаршировал по доске.
- Абсолютный контроль, - прокомментировал Грюм. - Проклятый исполнит любое пожелание скастовавшего это проклятье, даже если в нормальном состоянии физически не сможет этого.
При этом паук, завертевшись волчком, принялся покрывать себя паутиной до тех пор пока не получился небольшой белый шар.
- Следующее Непростительное - Круциатус, - паук под его действием задергался в беззвучной агонии.
- Мое излюбленное, - снова прокомментировал Том.
- И теперь последнее, третье Непростительное, оно же смертельное проклятье, - Грюм резко повернулся в мою сторону, - Поттер, не продемонстрируешь?
- Почему я, профессор?
- Оно должно быть тебе с детства знакомо, разве нет?
- К сожалению, вы правы, профессор, - не дожидаясь, когда он достанет паука из банки, говорю, - Avada Kedavra.
Класс потрясенно затих, было слышно, как за окном в далеке каркнул ворон. Ученики смотрели на меня со смесью страха и восхищения на лицах. Некоторые, особо пугливые даже немного отодвинулись на своих стульях, другие же вопреки всем ожидания стали просить Грюма разрешить и им использовать одно из непростительных.
- Не знаю, зачем ты это сделал, но это твое дело, - раздался в голове голос Тома. - Заметил, что настоящий Грюм находится в подсобном помещении за классом?
- Нет, блин, я слепой и Картой пользоваться не умею, Том.
- Спасать его не собираешься?
- Нет, по крайней мере, сейчас. Пускай промаринуется хорошенько, дабы был более склонен к компромиссу.


Спасибо: 0 
Ответить
YU_R_KA



Не зарегистрирован
Зарегистрирован: 01.01.70
ссылка на сообщение  Отправлено: 16.02.11 11:58. Заголовок: Глава 48. Н..


Глава 48.

Наконец-то этот день настал. Сегодня активируют Кубок и заодно приедут гости из других школ. Единственное событие, что омрачало этот день так это то, что мы вот уже второй час стоим и ждем пока они заявятся.
Вскоре, к всеобщей радости, в толпе послышался вздох облегчения и кто-то указал на небо, где виднелась непонятная конструкция, приближающаяся к нам на огромной скорости. Как оказалось впоследствии, это была огромная карета, запряженная не менее огромными лошадьми и перевозящая кроме учеников школы Шармбатон еще и огромную, в прямом смысле этого слова директрису. У нее явно была гигантомания, развившаяся на почве своего немаленького размера, по крайней мере, так я себе объяснил гигантскую карету и лошадей.
- И тут вейла, - простонал я, схватившись за голову, когда увидел как из кареты выходят ученики. - Что же это за год такой?
Когда первая делегация скрылась в замке и прошло еще полчаса прежде чем прибыли дурмштранговцы. Суровые славянские парни заявились на неком подобии корабля-призрака, что вынырнул прямо из хогвартского озера.
На этот раз толпа оживилась пуще прежнего ибо в прибывшей делегации был замечен никто иной как Виктор Крам. Но ему самому это всё было до лампочки из-за морской болезни.
В Большом Зале, куда все направились, французы, они же шармбатонцы уселись за столом когтеврана, а вот дурмштранговцы за нашим. Предусмотрительный Забини тут же вытащил из безразмерной сумки бутылку с горячим глинтвейном и принялся заводить полезные знакомства. Гости как оказалось тоже не пальцем деланы и с налаживанием межгосударственных связей у них всё в порядке; по рукам пошла фляга с традиционным для таких случаев русским напитком - водкой.
Дамблдор повременил с речью, и на столах появилась закусь...тоесть изысканные блюда нашей и не нашей кухни. Когда все наелись и напились директор встал со своего места и призвал к тишине.
- Час пробил, - объявил тот, улыбаясь целому морю повёрнутых к нему лиц. - Тремудрый Турнир начинается. До того как внести ларец, я хотел бы сделать некоторые пояснения по поводу того, что будет происходить в этом учебном году. Но сначала позвольте представить вам наших гостей: мистер Бартемиус Крауч, глава департамента международного магического сотрудничества, - раздались вежливые аплодисменты, - и мистер Людо Бэгмен, глава департамента по колдовским играм и спорту.
- Мистер Бэгмен и мистер Крауч многие месяцы трудились над организацией Тремудрого Турнира, - продолжал Дамблдор, - и они, вместе со мной, профессором Каркаровым и мадам Максим, войдут в состав жюри, которое будет оценивать мастерство участников-чемпионов.
Затем МакГонаголл внесла небольшой, оббитый металлом ящичек, из которого директор вытащил Кубок Огня. За этим громким названием скрывалась всего лишь невзрачная деревянная чаша с пылающим внутри синим пламенем.
- Желающие подать заявки на участие в конкурсе на звание чемпиона должны написать свою фамилию и название школы на листке пергамента и бросить этот листок в кубок, - объяснил Дамблдор. - Потенциальным чемпионам предоставляется на раздумья двадцать четыре часа. Завтра вечером, в Хэллоуин, он сообщит имена тех троих, кого он считает наиболее достойными защищать честь их школ. Сегодня вечером кубок установят в вестибюле, в свободном доступе для всех желающих.
- Чтобы у учащихся, не достигших установленного возраста, не возникало никаких искушений, - добавил Дамблдор, - я, как только кубок будет установлен в вестибюле, проведу вокруг него Возрастной Рубеж. Этот рубеж не сможет пересечь ни один из тех, кому не исполнилось семнадцати.
- И наконец, я должен поставить в известность всех желающих принять участие в соревновании, что условия Турнира не так просты. Чемпион, избранный Огненной чашей, обязан пройти весь путь до конца. Опускание листка с вашей фамилией в артефакт создаёт некую неразрывную связь, своего рода магический контракт. После избрания вас чемпионом ничего изменить нельзя. Поэтому, прошу вас, хорошенько обдумайте, готовы ли вы идти до конца. А теперь пора спать. Доброй всем ночи.
Весь следующий день все только и могли что обсуждать кто уже бросил свое имя в кубок, кто станет чемпионом... Я, долго не думая, открыл тотализатор.
Вечером, когда после ужина должны были объявить чемпионов, напряжение достигло своего апогея. Ученики ни сколько ели, сколько смотрели на Дамблдора, ожидая когда он закончит трапезу... или подавится. Но, к моему сожалению этого не случилось.
- Что ж, чаша почти готова выдать ответ, - объявил Дамблдор, - по моим оценкам, осталось ждать не более минуты. Как только имена чемпионов будут названы, я прошу их подойти сюда, к учительскому столу, и пройти вот в эту комнату, - он показал на дверь позади себя, - где они получат первые инструкции.
Дамблдор достал волшебную палочку и широко взмахнул ею; сразу же все свечи, кроме тех, что горели внутри висящих под потолком тыкв, погасли, и в зале воцарился загадочный полумрак. Самым ярким пятном теперь был Кубок Огня, от ярко сверкающего бело-голубого пламени глазам становилось больно. Все замерли в ожидании... некоторые нетерпеливо смотрели на часы...
Огонь вдруг покраснел, полетели искры. И, вместе с длинным языком пламени, оттуда выстрелил обугленный кусочек пергамента - зал ахнул от неожиданности.
Дамблдор поймал пергамент и отставил его от себя на расстояние вытянутой руки, так, чтобы в свете огня, вновь ставшего бело-голубым, можно было прочесть надпись и не спалить себе бороду от еще тлеющих краев.
- Чемпионом Дурмштранга, - прочитал он звучным, ясным голосом, - объявляется Виктор Крам!
Зал взорвался радостными криками и аплодисментами. Крам встал из-за стола и поплёлся по направлению к Дамблдору, потом повернул направо, прошёл вдоль учительского стола и исчез за дверью, ведущей в заднюю комнату.
- Браво, Виктор! - прогудел Каркаров так громко, что, несмотря на грохот, все его услышали.- Знал, что в тебе это есть!
Возгласы и овации стихли. Внимание присутствующих переключилось на Кубок, огонь в которого, пару секунд спустя, вновь сделался красным. Вращаясь в языках пламени, из чаши вылетел второй кусочек пергамента.
- Чемпионом Шармбатона, - сообщил Дамблдор, - объявляется Флер Делакур!
- Та вейла и в чемпионы пробралась, - проворчал я.
- И чем тебе вейлы не угодили? - отозвался сидящий рядом Драко. - По-моему она очень даже ничего.
- Мне бы твои заботы, мой скользкий друг.
С лёгким изяществом упомянутая вейла встала из-за стола, откинула назад густую завесу серебристо-золотых волос и грациозно прошла между столами Когтеврана и Хафлпафа.
Флер скрылась в задней комнате, и в зале снова воцарилась тишина, на сей раз настолько перенасыщенная эмоциями, что её, казалось, можно было попробовать на вкус. Еще бы, остался только самый чемпионистый чемпион... тоесть я и кто-то из семикурсников Хогвартса.
Огненная чаша в очередной раз покраснела; из неё полетели искры; в воздух выстрелил длинный язык пламени, и с его кончика Дамблдор снял третий кусочек пергамента.
- Чемпионом Хогвартса, - выкрикнул он, - объявляется Седрик Диггори!
Все Хаффлпаффцы, визжа и вопя, повскакали на ноги, в то время как Седрик, с широченной улыбкой на устах, прошёл мимо них, а потом по проходу за учительским столом в заднюю дверь. Овации продолжались очень долго, и прошло порядочно времени, прежде чем Дамблдору снова удалось заговорить.
- Прекрасно! - радостно воскликнул он, когда замерли последние вскрики. - Что ж, теперь у нас есть три чемпиона. Я не сомневаюсь, что каждый из вас...
Но он вдруг замолчал, и всем сразу стало ясно, почему. Огонь в чаше снова стал красным. Полетели искры. В воздух выстрелил язык пламени и вынес ещё один кусочек пергамента. Длинной рукой директор автоматически схватил пергамент. Он вытянул его перед собой и уставился на имя, написанное на нём. В течение долгой паузы Дамблдор оторопело взирал на пергамент, а все в зале взирали на него. Затем он прочистил горло и прочитал:
- Гарри Поттер.
Слизеринцы взорвались аплодисментами, к ним присоединились некоторые ученики Когтеврана и даже Гриффиндора. Я неспешно встал и с высоко поднятой головой направился в ту самую комнату, где ранее скрылись остальные чемпионы.
Все трое стояли у камина и о чем-то переговаривались. Хоть они и не знали языков друг друга, но висящие на мантии амулеты-переводчики отлично справлялись со своей задачей. Когда я зашел, они повернули головы в мою сторону.
- Гарри, что ты здесь делаешь? - задал ну очень умный вопрос Диггори.
- Да вот собирался пол подмести, окна помыть... - ответил я скучающим голосом, делая вид что осматриваюсь в поисках инвентаря. - Включи мозг, Седрик. Я еще один чемпион.
- Но как такое может быть? - Крам с интересом и примесью злобы уставился на меня.
- В этой стране я признанный специалист по невозможному и невероятному.
В этот момент в комнату зашли директора остальных школ, споря с Дамблдором. Бэгмен и Крауч, что вошли вслед за ними были совершенно спокойны.
- Я требую объяснений, Дамблдор, - сотрясала пудовыми кулачищами мадам Максим и Каркаров, соглашаясь с ней кивал головой. - Почему Хогвартс выставляет двоих чемпионов?
- Окстись, Олимпия, - небрежным тоном сказал Дамблдор, - я понятия не имею, каким образом имя мистера Поттера попало в кубок. И мы всё равно ничего не можем с этим поделать - контракт уже в силе и ему придется участвовать.
- Гарри, - он повернулся ко мне, - скажи мне, это ты бросил свое имя в Кубок или быть может, попросил кого-то это сделать?
- Конечно же, это был я. Вот этими вот руками, - для наглядности я продемонстрировал их собравшейся публике, - положил бумажку внутрь. В наложенном вами заклятии я обнаружил лазейку, чем и воспользовался.
- Но артефакт не может выбрать двух чемпионов от одной школы, - блеснул знаниями Каркаров.
- Я его убедил, что школ четыре, и я являюсь единственным претендентом от четвертой.
- Весьма неплохо, мистер Поттер, - расплылся в улыбке Бэгмен, - теперь я просто уверен, что вы достаточно сильны, чтобы принимать участие в турнире. Но это все лирика. Барти, будь так любезен, объясни что требуется от наших чемпионов.
- Первое состязание имеет своей целью испытать вашу отвагу, - объявил Крауч, - и поэтому мы не скажем, в чём конкретно оно будет заключаться. Храбрость перед лицом неизвестности суть очень важное колдовское качество... очень важное...
- Первое состязание будет проведено двадцать четвёртого ноября в присутствии всех школьников и судейского жюри. При выполнении заданий Турнира чемпионам не разрешается просить помощи в каком бы то ни было виде или принимать таковую от своих преподавателей. Первое испытание чемпионы встретят, вооружённые единственно своими волшебными палочками. Информация о втором состязании будет получена вами по прохождении первого. Также, вследствие того, что участие в Турнире отнимает много времени и сил, чемпионы освобождаются от сдачи экзаменов.

Глава 49.

На следующее утро я проснулся с замечательным настроением. Всё идет так как и планировалось, Тонкс ака Фадж уже начинает продвигать в министерстве некоторые законы, вскоре так вообще начнется масштабная чистка.
Подключившись к сети и полазив у Крауча младшего в мозгах я обнаружил что он как минимум в замешательстве. Еще бы, Мальчик-Который-Выжил вот так свободно разбрасывается Непростительными, а потом еще и глазом не моргнув, признается в том, чего он не совершал.
Идиллия продлилась недолго, уже после завтрака меня вызвал Дамблдор на чашечку чая, как он выразился. Чай оказался отменным, с бергамотом.
- Гарри, я хотел бы понять причину по которой ты бросил свое имя в Кубок, - начал он серьезный разговор после того как мы выпили уже третью чашку и вдоволь наговорились на отвлеченные темы. - Ведь эти задания не простая развлекаловка. Они смертельно, я повторяю, смертельно опасны.
- Мне определенно не хватает адреналина, профессор, - я надкусил свежеиспеченную булочку. - Да и к тому же победа в столь серьезном соревновании сделает мое имя реально значимым.
- Но ты и так знаменит, - удивился он.
- Вы правы, знаменит, - я потянулся за второй булочкой. Надо будет приказать эльфам доставлять такие мне на завтрак. - Знаменит за то, чего не помню и не имею понятия как совершил. Это никуда не годится.
- Тоесть это просто жажда славы?
- Ну, тысяча галеонов хоть и так себе награда, но тоже сгодится.
- Не понимаю я тебя Гарри. У тебя всё есть, а ты все равно в петлю лезешь. Храбрость это конечно хорошо, но меня совсем не радует мысль о том что ты можешь умереть раньше времени.
- Да ладно вам профессор, кому я нахрен нужен? - я посмотрел в окно задумавшись ненадолго. - Но это все лирика. Я думаю, что ответил на ваш вопрос, так что вынужден откланяться, учеба, знаете ли...
- Можешь заходить в любое время, Гарри.
С того разговора прошел практически месяц и близилось время первого задания. Была даже записка от Хагрида, типа приди я те кой-чего интересного покажу и это притом, что за три года я к нему ни разу не зашел и не собирался. По данным "разведки" столь странное поведение объяснялось вмешательством Лжегрюма.
Благодаря Криви и пригоршне галеонов по школе были развешаны плакаты в мою поддержку и вновь открыт тотализатор. А вместе с ним и бойцовский клуб, так как учащимся надо было где-то спускать пар. В клуб были естественно приглашены и гости нашей школы, но они явно не имели практики боев с дементорами и поэтому страдали со страшной силой.
Хаффлпаффцы оказались не такими уж и тихонями и даже пытались катить на меня бочку и крошить батон. Ровно до тех пор пока их идейный вдохновитель не был в грубой и нецивилизованной форме отпинан ногами прямо в Большом зале, когда там не было профессоров. Остальных обещали повесить, они затихли.
Но вот наконец настал долгожданный день первого испытания. Остальные чемпионы были немного бледны и ничего не ели на завтраке, благодарно принимали похлопывания по плечу и ободрения. Я же с выражением вселенского спокойствия поглощал те чудесные булочки что имел удовольствие попробовать в кабинете дамблдора и рубился с Томом по Сети в какую-то магловскую хрень с названием "DOOM". И что они курят эти маглы...?
Уроки сегодня отменили, давая нам последний шанс всё проверить и изгрызть ногти от беспокойства. После обеда всех чемпионов собрали в палатке, что была установлена в Запретном лесу.
В углу, на табуретке, сидела Флер с таким видом, будто её гарантированно на эшафот поведут. Крам хоть и был необычайно хмур, но держался молодцом, ну или не показывал своего страха. Диггори кружил по комнате, нервно заламывая руки и бормоча себе под нос все те заклятия что он мог вспомнить.
- Ну, когда вы все собрались, - зашел в палатку Бегмен с таким видом, будто выиграл в лотерею миллион, - я расскажу вам, что от вас потребуется на этом задании. Видите этот мешок? - он потряс оным перед нами. - Когда зрители рассядутся, вы кое-что оттуда вытащите, это будет вашим препятствием на испытании. И вот еще что, ваша задача добыть золотое яйцо.
Флер, которая и так не отличалась смуглостью, стала еще бледней. Крам вытащил палочку и вцепился в нее так что пальцы побелели. Диггори просто кивнул с невозмутимым видом, но было заметно, что у него немного трясутся руки.
Когда через несколько минут в палатку залетел какой-то паренек и сообщил, что все собрались и можно начинать Бэгмен развязал мешок и сказал всем нам подойти поближе.
- Дамы первыми, - сказал он, протягивая мешок Флер.
Она засунула руку в мешок и вытащила анимированную модель дракона серо-зеленой раскраски, на шее зверька была бирка с номером "2". Крам решительно сунул руку внутрь и вытянул красного с черными полосками дракона с номером "3". Диггори, трясущимися как у алкоголика руками извлек злобную тварюку серого цвета, как я потом узнал это была венгерская хвосторога, с номером "1". Я, запустив руку в мешок, тут же почувствовал, как в нее впились три небольшие пасти и таким образом вытянул это чудо с четвертым номером наружу.
- О, прекрасный выбор, мистер Поттер, - обрадовался Бэгмен. - Вам достался Змей Горыныч с далеких русских земель. Говорят, они очень умны... и настолько же опасны.
Бэгмен ушел оставив нас одних ненадолго. Вскоре выстрелила пушка, приглашая первого чемпиона на арену. Когда он вышел я взмахнул палочкой и стены в палатке с нашей стороны стали прозрачными.
Посреди некоего подобия карьера расположился дракон. Он не дал Седрику толком подготовиться, а сразу начал поливать огнем, раскаляя камни и норовясь превратить чемпиона в жаркое. Диггори попытался отвлечь его сотворив несколько собак и пустив их в сторону дракона. Сам же он тем временем, под ободряющие крики толпы пробирался к гнезду, где среди настоящих драконьих яиц лежало одно золотое.
Хвосторога сначала переключилась на собак, так как их было больше и вели они себя явно агрессивно. Но не долго длилось счастье первого чемпиона. Ровно до тех пор пока дракониха не попробовала на зуб одну из собак. Диггори же в это время прошел лишь половину необходимого пути.
Яростно взревев, она повернулась к незадачливому обеду...тоесть магу, и попыталась изжарить его вновь. На этот раз она явно хотела получить отбивную, так как к языкам пламени прибавились еще и всесокрушающие удары хвостом. Но Седрик оказался достаточно ловок чтобы уклонятся от него.
Толпа ликовала. Хогвартский чемпион проявлял просто чудеса акробатики и огнеупорности в его стремлении выжить. И вот когда он уже почти добрался до вожделенного яйца крайне разозленная такой наглостью дракониха не придумала ничего лучше чем просто схватить его зубами и немного подбросив проглотить.
- Долго же она его достать не могла, я даже начал подозревать что ему это удастся, - сказал я с долей разочарования в голосе. - Эй, Флер, справедливость восторжествовала - я теперь единственный чемпион от Хогвартса.
Бледную вейлу скрутило в углу, хоть она и ничего не ела...почти. Крам сжал палочку еще сильнее, и создалось ощущение, что она сейчас треснет. В это время команда драконологов на арене заменила дракона, и вскоре прозвучал еще один выстрел из пушки.
Флер, кое-как придя в себя, вышла наружу. Её дракон не был таким агрессивным, но вот она... Вейла на смену страху которой пришла ярость не думая долго точно посланным проклятьем ослепила дракона и уклоняясь от летящих куда попало струй пламени унесла яйцо.
Следующим пошел Крам. Его дракон оказался не так прост как хотелось бы. Вместо струй огня он с огромной скоростью выплевывал огненные шары. Крам только и успевал что уклонятся и выставлять щиты, при этом, не сходя с намеченного пути к золотому яйцу. В конце концов, через двадцать минут этой свистопляски он таки добыл яйцо и немного прокоптившись, ушел с арены.
- А теперь выступит четвертый чемпион, - возопил Бэгмен с судейской трибуны, когда на арену уже поместили Горыныча, - мистер Гарри Поттер. Поприветствуйте его.
Под свист и рукоплескания я вышел из палатки пред ясны очи этого дракона, нет ДРАКОНА. Крупнейшая из предыдущих троих хвосторога казалась жалкой козявкой перед этим монстром. Три головы, огромные крылья, хвост длинной как все тело и иссиня черная шкура. Я знаю что такое страх но теперь передо мною стоял Ужас во плоти и смотрел на меня во все шесть глаз.
Змей медленно развернулся ко мне, и стал так, чтобы всем головам было удобно меня видеть. В пасти той что слева уже начинало полыхать пламя.
- Ты главное не дергайся, - зазвучал голос Тома у меня в голове. Мысли, которые при виде дракона покинули мою голову от греха подальше стали снова носиться как угорелые. - Попробуй с ним поговорить, на русском.
- Э, привет? - как-то неловко обратился я к нему.
Все три головы при этом уставились на меня так будто я восьмое чудо света. Та голова, что справа приблизилась вплотную, принюхалась и даже попробовала воздух языком. Трибуны при этом ахнули, думая что меня постигнет та же участь что и Диггори.
- Что-то от него нерусским духом пахнет, - сказала правая голова средней. - Предлагаю съесть, и не парится.
- Сначала поджарим хорошенько, не то несварение еще будет, как в прошлый раз, - поддакнула левая голова и вновь начала формировать огонь в пасти.
- Русский он или не русский это второй вопрос, коль по-нашему говорит, значит, выслушаем, - изрекла средняя и нагнулась поближе. - Ты кто таков будешь?
- Я Гарри, - едва успел ответить я, как снова вмешалась левая голова.
- Да забей ты, - склонилась она к средней. - Давай его съедим, а?
- Какой нахрен съедим? - ответила средняя.- Ты что не видишь что это не какой-то там богатырь с копьем, а колдун местный. Не будем его есть... как пить дать несварение будет. Мучайся потом неделю, - правая голова услышав это захихикала, изрыгая небольшие струйки пламени.
- Так чего тебе надо, Гарри? - вновь склонилась ко мне средняя голова.
- Там в гнезде, - я указал в ту сторону пальцем, - яйцо есть ненастоящее, золотое. Вот оно мне и надо.
- Ну-ка, глянь там, в гнездо, - приказала средняя голова левой.
Туша немного сдвинулась вбок, открывая гнездо для обзора, и левая голова подтвердила наличие оного яйца. После этого расщедрившийся дракон подцепил его хвостом и перекинул через себя, прям мне в руки. И я поспешил скрыться, но услышал напоследок две фразы:
- Ты на кой ему уйти дал, а?
- Напомнил он мне Кощея в молодости, - вздохнула, судя по всему, средняя голова. - Славные были деньки...


Спасибо: 0 
Ответить
YU_R_KA



Не зарегистрирован
Зарегистрирован: 01.01.70
ссылка на сообщение  Отправлено: 16.02.11 11:59. Заголовок: Глава 50. - ..


Глава 50.

- Альбус, тебе не кажется всё это немного странным? - сказала Минерва МакГонаголл, заместитель директора и декан Гриффиндора, и вновь отхлебнула немного чая.
Она вот уже час сидела в кабинете вышеупомянутого директора Хогвартса, обсуждая важные административные вопросы, коих прибавилось немало в связи с приездом делегаций из других школ магии. Но теперь, когда с этим нудным делом было покончено она вновь завела разговор на свою излюбленную в этом году тему.
- Ты опять по поводу мистера Поттера, Минерва? - тяжко вздохнул великий светлый маг и даже немного пожалел, что он не тёмный, так бы осадил её круциатусом и никаких проблем. А так придется в сотый раз выслушивать одно и то же в разных вариациях.
- Да Альбус, именно о нем, - она закинула в рот печенюшку и продолжила: - Тебе не кажется странным то, что Поттер который до этого был непогрешим и был примером для всей школы, хоть он и слизеринец, в этом году решил учудить такое.
- Мы уже сто раз это обсуждали, - Дамблдор подумал что раз он не может в открытую пользоваться Непростительными то, наверное, придется прибегнуть к помощи зелий и в следующий раз добавить её в чай зелье Подвластия. - Я не знаю, что нашло на мистера Поттера, может ему захотелось еще больше славы, но я всё равно не могу ничего поделать, ведь своими действиями он заключил контракт с Кубком.
- А по поводу того что он вот так запросто, по словам моих студентов, применил Непростительное? - теперь Минерва нервно теребила чашку. - Это же возмутительно. Некоторые ученики думают, что из него может вырасти следующий Тёмный Лорд.
- Не вырастет, об этом я позабочусь, - в который раз за последний месяц произнес эту фразу директор и почувствовал, как у него начинается мигрень и так как Северус уволился, то придется варить необходимое зелье самому, ибо Слизнорт не имел достаточной квалификации для этого сверхсложного дела. - И это даже неплохо, что он так легко может его применять, Минерва. Таким образом когда Вольдеморт возродится, Гарри будет легче его укокать.
- А если он захочет к нему присоединиться? - она даже содрогнулась представив себе такое.
- Я даже мысли такой не допускаю. Вольдеморт и Гарри очень похожи и не позволят собой командовать, кому бы то ни было. Если бы Гарри попал в Гриффиндор, как я надеялся, то я бы делал ставку на то что он будет ненавидеть Вольдеморта, - директор старался почаще употребить это имя так как просто наслаждался когда людей от него передергивает, - и мстить ему за родителей и всех остальных кто погиб. Но коль мальчик в Слизерине, то я думаю, это будет борьба за власть. И мы ему в этом поможем... до определенного момента.
- Но, Альбус...
В то время как в директорском кабинете велся спор и декан Гриффиндора заводилась всё больше и больше, а в страдающей мигренью седой голове директора всё чаще и чаще проскакивало слово Crucio, причина всего этого безобразия, а именно Гарри Поттер широкими шагами направлялся в сторону того самого тайного хода которым пользовались в прошлом году дементоры.
Вот уже неделя прошла с момента его славной победы в первом туре состязания между школами магии. Его славное имя даже упомянули незлым тихим словом в газете "Ежедневный Пророк". Сегодня же был великий день. День, которого Гарри ждал еще с прошлого года. Сегодня Том, который уже освоился в новом теле и выглядел лет на двадцать пять, прибывал в Хогвартс. Именно его и шел встречать Поттер.
Закрывающая проход статуя горбатой ведьмы сместилась в сторону и из прохода, с аристократической грациозностью вышел молодой человек с черными, как вороново крыло волосами и голубыми глазами. Небезызвестный Альбус Дамблдор мог бы в нем узнать своего бывшего ученика Тома Марволо Риддла также известного как Лорд Вольдеморт.
Том осмотрелся по сторонам и прикрыл глаза, вспоминая проведенные когда-то в Хогвартсе годы. Именно здесь он нашел ресурсы и людей, чтобы стать великим. Именно здесь, в этой самой школе, он впервые убил человека и именно здесь он узнал секрет бессмертия. Внезапно пустой коридор в котором он стоял оказался не таким уж и пустым. Пустота схватила его за руку, и пространство вокруг озарилось вспышкой портала.
Мгновением спустя они оказались перед той самой дверью, что в прошлом году не мог отворить Поттер. Том осмотрелся вокруг, оценил бывшую когда-то здесь защиту и скорее для самого себя кивнул головой. Он подошел к двери и прикоснулся к ней предварительно надрезанными ладонями.
Дверь вспыхнула причудливым узором и без единого скрипа отворилась, являя за собой небольшую со вкусом обставленную комнату. На полу лежал ковер с гербом школы на нем, посреди комнаты стоял диван и несколько кресел, журнальный столик на котором были шахматы с так и не доигранной партией. Одна из стен представляла собой большое, естественно зачарованное, окно, в котором отображался вид на Запретный лес со шпиля самой высокой башни Хогвартса. Другую стену занимал книжный шкаф уставленный древними фолиантами.
- Не так уж плохо, - протянул зашедший следом за Томом Поттер, - жить можно. Есть что интересное в том шкафу?
- Нифига, - с разочарованием в голосе ответил Том, который как раз занимался инспекцией книжного шкафа. - Большинство стоящих здесь книг я читал во время своих странствий по миру. А те, что мне незнакомы это бухгалтерские записи, отчеты о строительных работах и прочая ерунда. Может при более тщательной ревизии этого барахла и найдется что-нибудь путное.
Осмотрев комнату, они двинулись дальше. Таким образом обнаружилось четыре спальни и столько же ванных комнат, а также одна весьма странная комната при виде которой Том едва не запрыгал от предвкушения.
В оной комнате располагалась весьма интересная конструкция, состоящая из четырех комфортабельных и на данный момент открытых...каменных гробов. Гарри протер глаза, щелкнул перед носом пальцами и когда гробы никуда не исчезли повернулся к Тому.
- Что это за хрень такая? - Гарри ткнул пальцем в сторону изумившей его "хрени".
- Стазисные камеры, - уверенно ответил Том и подошел к той на которой красовался герб Слизерина. - Голову даю на отсечение что это и есть система управления замком, а чтобы во время этого длительного и утомительного процесса, или например, во время осады, не загнуться и не отвлекаться, они использовали стазис.
Том, не сомневаясь в своей догадке, смело лег в слизеринский "гроб" и скрестил руки на груди, точь-в-точь как покойник. Тяжелая, сплошь усеянная рунными комбинациями, каменная плита, что служила здесь крышкой, бесшумно встала на свое место, запечатав Тома внутри. Несколько рун вспыхнули на ней и воздух в комнате стал немного гудеть и потрескивать от струящейся в нем магии. Древние технологии не отличались экономичностью и камера фонила со страшной силой.
- Эй, ты там как? - обеспокоенно спросил Гарри по мыслесвязи, и приготовился в случае чего взорвать крышку этого "гроба".
- Как я и предполагал, это стазисная камера с системой прямой нейросвязи с системами Хогвартса, - Том дал Гарри доступ к операционной системе. - И интерфейс весьма неплохой, думаю, я почерпну отсюда парочку интересностей для "Превосходства".

Глава 51.

Трансфигурация явно не входила в число любимых предметов Гарри Поттера, а уж сегодня так точно. Он никак не мог сосредоточиться на поставленной задаче и уже кипел от негодования. И дело было не в том, что он такой бездарь, а в том, что профессор МакГонаголл, которая как раз и преподавала трансфигурацию, уже час сверлила его взглядом.
И подобные сеансы сверления Гарри претерпевал не только на этом предмете, но и на всех остальных, ну кроме Истории Магии, ибо призрачному профессору было побоку все, что происходит в окружающем мире. Всё началось с того памятного урока с Лжегрюмом на котором он заавадил паука. Но Гарри не жалел что всё так обернулось.
На том уроке многие из слизеринцев изменили свое мнение о нем и некоторые даже высказали предположение, что он заменит приснопамятного Вольдеморта. Гарри это было только на руку, так как некоторые его однокурсники уже стали спрашивать насчет метки и тому подобных "радостей"
Также хорошей новостью стало то, что Том смог изолировать кабинет Дамблдора, а соответственно и министерские детекторы там расположенные, и это означало, что в школе стало возможно спокойно пользоваться Непростительными. Одно было Гарри непонятно - почему Дамб не вызвал его на ковер за Аваду.
- Я бы хотела сделать объявление, - поднялась со своего места МакГонаголл и перестала наконец-то буравить взглядом Поттера. Класс послушно затих в ожидании. - Приближается Святочный Бал - обязательный атрибут Турнира Трех Волшебников. На Бал могут прийти студенты четвёртого курса и старше, хотя для танцевальной пары можно пригласить ученика любого возраста
Класс довольно загудел. Девчонки начали перешептываться и хихикать, то и дело, поглядывая на парней. Но профессор не обращала на это никакого внимания... несколько минут, потом её терпение кончилось и она, негромко кашлянув, призвала всех к тишине.
- Форма одежды - парадная, - продолжала профессор МакГонаголл. - Бал состоится на Рождество в Большом зале, начнётся в восемь вечера и продлится до полуночи. Все свободны.
Как раз в этот момент загудел колокол, тем самым объявляя конец урока. Студенты дружною толпою хлынули к дверям кабинета спеша обсудить всё услышанное, перемыть косточки чемпионам и даже начать делать ставки.
- Поттер! Задержитесь, - профессор подождала пока все уйдут, а Гарри подойдет к её столу. - Поттер, чемпионы турнира обязаны открывать Бал.
- Я это и так знаю профессор, - со скучающим видом протянул Гарри.
- Тогда свободны.
За дверью его уже, или все еще, поджидал его друг, соратник и подчиненный Драко Малфой с довольной ухмылкой. На самом деле ухмылка никогда не покидала его бледное лицо, и у него уже имелось немереное число её вариаций.
- Я только что пригласил Дафну Гринграс, - сообщил он, едва завидев Поттера.
- Ты прав, мой скользкий друг, не стоит откладывать это в долгий ящик, - сказал Поттер направив свои стопы в сторону Большого зала, где сейчас должен быть обед и вышел на связь с Гермионой. - Гермиона, ты идешь со мной на бал.
- Мог хотя бы притворится, что тебе интересно мое мнение, Гарри, - незамедлительно пришел ответ. - Конечно, я пойду с тобой на бал.
- Дай угадаю, - произнес идущий рядом Драко, задумчиво потирая подбородок с таким видом, что решает задачу вселенской сложности. - Ты пригласил Грейнджер.
- Невероятная работа мысли. Я просто поражен твоей проницательностью, - оба засмеялись и вошли в Большой Зал.
Большой зал, как и всегда, поражал своим величием, но на этот раз к нему добавился еще и невероятный гомон. Студенты всех курсов и факультетов обсуждали грядущее событие. Те что были с младших курсов явно желали попасть в число счастливчиков, которых пригласят старшекурсники, если вообще пригласят, но помечтать не вредно.
Сами же старшекурсники бурно обсуждали свои наряды, предполагаемых партнеров и прочую немаловажную ерунду. Как и ожидал Поттер, на него тут же обратилось множество взглядов, как только они с Драко вошли в зал. Не обращая на них внимания и отметив про себя, что смотрят на него не только девушки он прошел к своему столу.
- Ну, как, разгадал загадку яйца? - тут же спросил Блейз. Этот темнокожий слизеринец был любителем сделать ставку на что угодно и теперь, похоже, поставил на сроки разгадки.
- Еще вчера, - безразлично ответил Гарри и принялся за еду. Естественно он ничего и не собирался разгадывать. Не царское это дело напрягать мозг по таким пустякам. Том покопался в мозгу Барти Крауча - младшего и благополучно извлек разгадку злокозненного предмета.
Внезапно Гарри оторвали от трапезы отрывки разговора двоих старшекурсников.
- Эй, ты, - щелкнул пальцами Гарри, привлекая к себе внимание говорившего, - что ты там говорил?
- Не твое дело Поттер.
- Не заставляй меня повторять дважды, холоп, иначе будешь отвечать под Империусом, в лучшем случае, - процедил Поттер, вперив свой самый устрашающий взгляд в слизеринца.
- Я сказал, - преодолевая свою гордость, ответил тот, - что слышал, что Флер Делакур сегодня вечером, а точнее ночью будет в ванной старост.
- Слышал, Драко? - сказал Поттер, повернувшись к своему товарищу. - У меня возникла грандиозная идея.
Время пролетело незаметно для Поттера. Он едва закончил выполнять домашнюю работу, когда часы пробыли полночь. Решив, что лучшего времени можно не ждать, он отправился в ванную старост, где собирался привести в исполнение свой план. Безграничные возможности, которые давали Непростительные в стенах этого замка вскружили ему голову.
Нисколько не скрываясь, как это было раньше, он шел пустынными коридорами Хогвартса, изредка сверяясь с картой чтобы убедится, что коридоры действительно пустынны.
Вот, наконец-то и дверь к которой он стремился. Она открывается даже раньше чем он успел назвать пароль. Комната за дверью полна пара, но не настолько чтобы ничего не было видно. Лунный свет заливает пространство, создавая причудливые картины. Как и ожидалось, в ванной находится чемпионка нынешнего турнира - Флер Делакур.
- Гарри, что ты здесь делаешь? - Поттер возблагодарил Тома за то, что он вбил ему в голову знание французского языка. А затем присмотрелся к тому, что открылось его взору.
По ее телу стекала вода с пеной. В полумраке кожа блестела и переливалась, особенно в этом, практически потустороннем, лунном свете. Ее белые волосы ниспадают ниже груди. Кое-где прикрывая, но оставляя главную картину полностью на виду. На кончиках они мокрые прилипли к телу, создавая интересные узоры.
Лицо ее очень красивое и выразительное. Взгляд Гарри блуждал по нему, выискивая недостатки, но таковых не оказалось. Она обеспокоенно, взором своих огромных голубых глаз, наблюдала за его действиями. Он же преспокойно раздевался.
- Imperio! - ткнул Гарри палочкой в её сторону и залез в ванную. О всем дальнейшем её поведении позаботится "Превосходство".
Полуприкрыв глаза, опахалами длинных ресниц, она немного прикусила спелую, сочную губку. Его взгляд сконцентрировался на этом маневре. Потом спустился ниже, по ее длинной и изящной шее. Еще ниже. Туда где в такт дыханию, вздымались полушария грудей. Соски были нежно розового цвета, выделяясь на фоне белоснежной кожи.
Вдоволь налюбовавшись этими мягкими холмиками с острыми пиками, он повел взгляд ниже. Мимо плоского животика, туда - где сходятся бедра. Немного полюбовавшись его линиями и формой, сделал глубокий вздох. Обвел затуманенным взглядом ее бедра, и спустился по колонам ее длинных, стройных ног. Она была сама нежность и красота. От нее так и веяло молодостью и чистотой.
- Это именно то, что мне нужно, - подумал Гарри.
От этих мыслей и предыдущего созерцания, его маленький друг пришел в положение "по стойке смирно".
Опустив руки, она направилась прямо к нему, по ходу взяв мыло и губку. Присев на бортике возле него намыливает губку. Затем начинает орудовать ею по его плечам, торсу, плавно водя губкой по телу и дополняя поглаживаниями другой руки. Дотронувшись до ее руки, он подумал, что кожа нежная как шелк. А она тем временем перешла к спине. Так как он все еще опирался спиной о бортик, пришлось подвинуться, оторвавшись от стенки ванной, что бы она могла удобно устроится за ним. Флер продолжала свои маневры, ставшие похожими на массаж. Опустив губку в воду, начала смывать с него пену. Затем начала массировать ему плечи и спину. Прикрыв глаза, Гарри слушал ее дыхание. Наклонившись к нему, прошептала на ухо:
- Ты такой напряженный. Расслабься. Я тебе помогу...
От звуков, нежного голоса у него внутри прошел небольшой разряд тока. Все это время он остро реагировал на все ее движения и манипуляции. Теперь сердце отчаянно стучало в груди, рискуя вырваться наружу. Девушка, тем временем, провела языком по ушной раковине и слегка прикусила мочку. Поглаживая его тело руками, спустилась к шее и поцеловала. Дорожкой из легких, дразнящих поцелуев, добралась до губ. Остановившись на мгновение, поцеловала их, тихонько и нежно. Затем еще раз и еще и еще, вошедши во вкус.
Гарри, до этого наблюдавший за ней из полуприкрытых глаз, сохранял бездействие. Но со следующим её поцелуем, неистово впился в её губы. Открыв глаза, заглянул в ее глаза. Поцеловал еще раз, при этом повернувшись к ней и прижав ее тело к себе. Она обняла его, дав рукам вволю побродить по его телу. Он не стал ограничивать в этом свои. Его руки исследовали ее тело с колумбовским азартом, открывая все новые и новые места. Поцелуи стали более пьянящими, и в какой-то момент окончательно вскружили голову. Что бы немного передохнуть он спустился по ее шеи вниз, к полушарием грудей. Там накрыв их руками и убедившись в том, что они отлично в них устроились, поцеловал одну. Потом провел языком по вершине и взяв его в рот, принялся посасывать.
Флер, прижав его голову к груди, запрокинула голову назад, отчаянно ловя воздух ртом. Немного поиграв с ним, он убедился, что вершинка превратилась в тугой шарик, перешел ко второй. Вволю наигравшись с ними, вернулся к губам. Через какое-то время поцелуев и ласк стало, явно, недостаточно. Она изменила положение, прижав Гарри к стенке ванны, покрывая его лицо, шею грудь дразнящими поцелуями. Вернувшись к губам, поцеловала. Потом посмотрела ему в глаза, спрашивая "можно?". Заметив, что она за ним наблюдает, заглянул в ее глаза и утонул. Ни секунды не размышляя, откинулся в ванной, опершись раскинутыми руками, о бортик, представляя небольшое распятие.
Этим он дал ей полную свободу действий. Она, поцеловав его еще раз, опустила руки вниз, там обхватила его копье цепкими пальчиками. От этого, Гарри с шумом втянул в себя воздух. Затем, Флер одной рукой направляя, пальцами другой, открывая вход в свою пещерку, впустила его в себя. Удобно сев на него, держась за его плечи, принялась ласково и не спеша раскачиваться. Через какое-то время, Гарри подстроившись под ее ритм, принялся ей отвечать, немного ускорив темп. Вдруг, они резко взлетели над ванной и Гарри, схватив ее за руки, прижал телом девушку к потолку. Заглянул в глаза.
Но она и не думала сопротивляться, проклятье всё еще действовало. Отпустив ее руки, впился в ее губы, жадным голодным поцелуем. Пробуждая и в ней этот первобытный инстинкт. Он целовал ее рот, то поводя по нему губами, то погружаясь в него. Там он вел жестокие бои с ее языком, дразня и завлекая. Нещадно терзая ее губы, оперся руками о потолок и принялся наносить ей удары своим копьем, убыстряя с каждым ритм. Но, она не хотела ему уступать. Словив ритм, отвечала на его удары со всей силой своего гибкого, молодого тела. А Гарри наносил ей удары быстрые, могучие, стараясь, что бы его кинжал прошел в ней как можно больший путь, погружая его в раскрытую рану по рукоять и почти весь, вытаскивая потом наружу. Яростно, со стиснутыми зубами, трудился он над ней, жадно вслушиваясь в ее хриплые крики, впитывая ее горячий запах. А она билась под ним, подскакивая, словно под ударами хлыста, царапала спину и кричала, кричала, кричала....
Наконец, он излился в нее, примешав к ее крикам свои. А она, вцепившись в его спину, с силой провела ногтями, оставив глубокие борозды. От боли он у него перехватило дыхание. Наслаждение смешалась с болью в немыслимой комбинации, которую он остро ощущал. И боль стала наслаждением. От этого, он ослабил контроль в мозгу, и они полетели вниз, но он успел все возобновить, и они зависли в воздухе в метре над ванной. Она обхватила его за шею руками и прижалась щекой к его. А он одной рукой поддерживал ее ягодицы, а другой обнимал спину. Она при этом обхватила его ногами за талию. Так, с закрытыми глазами, они и застыли, пытаясь, отдышатся и успокоится.
Отдышавшись, успокоившись и насладившись "послевкусием" Поттер вылез из ванны и принялся одеваться. Дойдя до двери, он отменил заклятие подвластия, и прежде чем она успела что-либо сказать, прошептал:
- Nihil Memoria, - отлично зная, что простой Obliviate не подействует.


Спасибо: 0 
Ответить
YU_R_KA



Не зарегистрирован
Зарегистрирован: 01.01.70
ссылка на сообщение  Отправлено: 16.02.11 12:04. Заголовок: Глава 52. - ..


Глава 52.

- Повелитель, - вошел в личные апартаменты Поттера один из новообращенных слизеринцев, - Бал начинается через пятнадцать минут.
Кивнув и тем самым отправив его восвояси, Поттер в последний раз оглядел себя в зеркало и оставшись довольным собой прикоснулся к давно заготовленному порталу ко входу в башню Гриффиндора.
Появившись в беззвучной вспышке света и перепугав до дрожи в коленках нескольких первокурсников с алознаменного факультета он направился ко входу, который немедля открылся перед ним. Ранее он не видел их гостиную и был неприятно удивлен обилием красного и золотого цветов. Здесь всё было отделано в этой гамме: стены красного цвета с золотистым орнаментом, обивка кресел, ковры...
Уяснив причину повышенной агрессивности гриффидорцев, он не обращая внимания на недоуменные взгляды уселся в кресло, развернув его так чтобы видеть лестницу, ведущую в спальни девочек и стал ждать когда спустится Гермиона.
Гриффиндорцы, за исключением нескольких индивидов, всегда отличались буйным нравом, слабоумием и неспособностью определить момент когда надо отступить. Вот и сейчас, несколько семикурсников спустившиеся в общую гостиную ничего лучше не придумали чем показать кто здесь хозяин и то что в этом факультете "змей" не приветствуют... ну по крайней мере они лично не приветствуют.
- Поттер, - двухметрового роста детина, косая сажень в плечах, навис над Гарри словно гора, - встал и вышел сам, пока я тебя не вышвырнул.
Глазам спустившейся через секунду после этого инцидента Гермионы предстало невиданное доселе в этом месте зрелище: трое семикурсников стоя на коленях перед креслом, в котором сидел Гарри, склонялись по мановению его волшебной палочки и молили о пощаде.
Гермиона спустившись в гостиную, предстала во всей своей красе. Платье из золотисто - бежевой парчи переливается в свете свечей. Корсаж подчеркивает тонкую талию и оставляет открытыми плечи и руки. Пышная юбка, с множеством сатиновых нижних юбок, спускается чуть ниже колен, приоткрывая точеные ножки. Она обута в золотисто коричневые лаковые босоножки на высокой шпильке, мешочек в тон им покоится в левой руке. Безымянный палец украшает небольшое кольцо с янтарем.
На правой, лишь золотой браслет. Волосы собраны в высокую прическу. Несколько завитых прядок оставлены на висках и шеи. В ушах на золотых цепочках две одинаковые овальные камеи. Но ярче всего сверкают карие глаза. Из которых так и льется свет. На губах немного терракотовой помады. На щеках персиковый румянец. Несмотря, на золотой наряд, ее кожа маняще мерцает в переливах света, образуя вокруг девушки ореол тепла, молодости и красоты.
- Гермиона, - Гарри встал, и троица повалилась на землю, - затмишь всех на балу.
Перекидываясь ничего не значащими фразами они не спеша пошли ко входу в Большой зал, ловя на себе восхищенные взгляды пробегавших мимо учеников. Впрочем, взгляды ловила по большей части Гермиона.
Дойдя до Большого зала, они увидели всех остальных чемпионов стоящих возле двери и нервно ждущих их появления. Как и ожидал Гарри, Флер появилась с Роджером Девисом - капитаном квиддичной команды когтеврана. Крам тоже позарился на представительницу факультета когтевран - Чжоу Чанг.
- Вы опоздали на десять минут, мистер Поттер, - с недовольством в голосе произнесла появившаяся из-за двери МакГонаголл.
Гарри на этот аргумент лишь презрительно хмыкнул, показывая что ему нет до того никакого дела. МакГонаголл поджав губы, и взглянув на Поттера так, что тот должен был, немедля, провалится сквозь землю, велела им выстроится парами и проходить в зал, где уже нарастал гул недовольства такой задержкой.
Но, едва они переступили порог, зал зааплодировал. Чемпионы вошли внутрь и начали медленно двигаться по направлению к большому столу в конце зала, за которым сидели судьи.
Стены покрывал слой сверкающего серебристого инея; усеянный звёздами чёрный потолок украшали сотни гирлянд из плюща и омелы. Столы факультетов исчезли, вместо них ничего не было. Огромное пространство Большого зала было освобождено для танцев. Как успел узнать Гарри, столы появятся где-то через час.
Когда чемпионы подошли к преподавательскому столу, за которым кроме самих преподавателей и директоров объявились министерские работники в лице Крауча, Бэгмана и Министра магии Корнелиуса Фаджа, шум стих и огни в летающих над головами учеников китайских фонариках погасли. Лишь центр зала остался освещенным, приглашая чемпионов открыть бал. Едва он ступили в освещенное пространство, заиграла музыка и пары закружились в вальсе.
Вскоре зал вновь осветился полностью и все остальные присоединились к танцу. Сразу стало видно представителей чистокровных семей: они танцевали умело, получая от этого удовольствие; они по большей части были у центра зала. Остальные, которые о вальсе слышали краем уха, держались на периферии, стараясь не попадаться под ноги своим более умелым товарищам.
Немного в стороне, ближе к преподавательскому столу танцевали Дамблдор с мадам Максим; рядом с ней он выглядел карликом, и Грюм отплясывал с Синистрой.
- У нас в Шармбатоне, - услышал Гарри, голос какой-то француженки, что танцевала неподалеку, - танцы и этикет являются обязательными дисциплинами. Я удивлена, что в Хогвартсе этого не преподают.
- И в правду, - подумал Гарри, - непорядок. Том, как только станешь директором, введешь эти предметы, а то даже стыдно как-то: лучшая в Европе школа, а этих предметов нет.
- Я стану директором Хогвартса? - раздался у Гарри в голове удивленный голос. - Дамблдор в могиле перевернется.
Музыка сменялась с завидной регулярностью, и никто и не заметил, что час давно уже прошел и пришла пора ужинать. По всему залу стали появляться столики, человек на десять и оголодавшие студенты поспешили занять за ними места. В отличие от остальных дней в году, когда студентам предстояло есть что дают, в этот день они могли сами заказывать себе блюда из меню что было на столах и включало в себя как английскую кухню так и французскую с русской.
Тем не менее танцы на этом не закончились, так как центр зала всё равно оставался свободным и народ продолжал веселится. Гарри решив, что на данный момент с него достаточно, уселся за один из таких столиков и уткнулся в меню.
- Ну как тебе праздник? - на соседний стул свалился Драко и вылакал стакан соку одним махом. - Видел Каркарова? Последние полчаса он сам не свой, то краснеет, то бледнеет. Выглядит будто загнанный зверь.
- Метка горит, вот его и колбасит. Он же сдал целую толпу упиванцев в обмен на собственную свободу, стоит Вольдеморту возродиться Каркарову конец.
- Я боюсь, как бы он из-за этого к Дамблдору не переметнулся, - Драко опустил стакан, что до этого вертел в руках, на стол и придал лицу серьезное выражение. - Согласись, Гарри, директор школы магии может нам пригодится. Дурмштранг хоть и не дотягивает до Хогвартса по уровню образования и защищенности, но с небольшими изменениями это может быть неплохим подспорьем для создания пятой колонны в странах восточной Европы.
- Наконец-то ты стал мыслить глобально, мой скользкий друг, - Гарри что-то прикинул и обратился к Тонкс по мыслесвязи. - Приведи к моему столу Каркарова, под любым предлогом. Вербовать будем.
Спустя несколько минут, в течении которых Гарри и Драко обсуждали методы влияния на бывшего упиванца, появился Фадж с Игорем Каркаровым. У последнего на лице было написано, что он еще здесь только потому, что не хочет портить отношения с Английским Министром.
- Прошу, присаживайтесь, мистер Каркаров, - Гарри указал на стул рядом с собой и бросил по мыслесвязи Тому: - Организуй защиту от прослушивания.
- Готово.
- Боюсь у меня есть куда более важные дела, чем общение с вами, мистер Поттер, - процедил Каркаров и собирался развернутся, когда ему в рёбра уперлась палочка Министра, заставляя сесть.
- Итак, мистер Каркаров, - хищно улыбнулся Поттер. - У меня к вам предложение от которого вы не сможете отказаться.

Глава 53.

Двадцать четвертое февраля, тоесть день второго испытания, подкралось незаметно. Казалось бы, только Рождество прошло... Гарри и не заметил этих двух месяцев полнейшей скуки.
Каркаров, поступив разумно и приняв предложение, смылся в Дурмштранг усиливать защиту замка. Каждый день то и дело приходили отчеты о том, как продвигаются дела. Драко уже был недоволен тем, что тогда сподобил Гарри на вербовку. В награду за эту замечательную мысль он теперь курировал восточно-европейское направление.
В этот день все занятия отменили, давая тем самым чемпионам последние часы на подготовку, а зрителям на то чтобы занять свои места на трибунах, что расположились на берегу озера. Несмотря на погожий денек и отсутствие и облачка на небе, было холодно. Народ кутался в мантии, накладывал на себя согревающие чары... И только чемпионы стояли на берегу, практически, в чем мать родила.
Людо Бэгмен уже расставлял чемпионов на берегу на расстоянии десяти футов друг от друга. Гарри поставили самым последним, следом за Крамом, сосредоточенно державшим наготове палочку.
- Всё нормально, Гарри? - шепнул Бэгмен, отодвигая Гарри от Крама ещё на пару футов. - Знаешь, что делать?
- Да.
Бэгмен быстрым движением пожал ему плечо и вернулся к судейскому столу. Он, также как и на финале кубка, указал волшебной палочкой и его голос, загремев, понёсся над водой к трибунам.
- Итак, наши чемпионы готовы к выполнению второго задания. Они стартуют по моему свистку. У них есть ровно час, чтобы вернуть то, что у них отобрали. На счёт три, прошу: раз... два... три!
В холодном, неподвижном воздухе свисток прозвучал особенно пронзительно; трибуны взорвались радостными криками и рукоплесканиями. Гарри уже дожевал заранее положенные в рот жаборосли и стартовал одновременно со всеми.
Под водой он вытянул перед собой руки и посмотрел на них. Они выглядели призрачно-зелёными, между пальцев появились перепонки. Он изогнулся и взглянул на свои ноги - те удлинились, ступни тоже стали перепончатыми, и у него как будто выросли плавники.
Вода не была ледяной... наоборот, она дарила ощущение приятной прохлады и лёгкости... Наверное, так чувствуют себя русалки, - подумал Гарри. Он вытянулся, наслаждаясь - ноги-плавники с восхитительной скоростью понесли его вдаль, он видел всё вокруг с удивительной чёткостью, и ему больше не нужно было моргать. Вскоре он уплыл так далеко, что уже не видел дна. Потом нырнул и ушёл на глубину.
Еще с момента погружения перед глазами мерцала зеленая точка-маркер, обозначающая положение Гермионы и расстояние до нее. Подобными точками, только желтыми, были также обозначены позиции остальных чемпионов. Гарри мог наслаждаться новым для него чувством минут пятнадцать, прежде чем остальные доберутся до их целей. Что он и делал.

"Множественные цели на девять часов. Сорок секунд до столкновения. Увеличиваю прочность кожи".

Палочка сама прыгнула в руку и воду озарили всполохи разрубающих заклятий. Но даже для Гарри такое количество неведомых тварей было слишком. Он еле успел прикрыть глаза руками и метнутся в сторону, когда десяток из них промчался мимо. Но их оставалось гораздо больше десятка, и ото всех невозможно было уклонится.

"Множественные ранения. Регенерационный модуль подключен.
Внимание: в крови обнаружен неопознанный яд.
Синтез противоядия невозможен. Замедляю ток крови".

- А я еще думал, что меня на арене Колизея отделали, - саркастически подумал Гарри, и принялся что есть мочи грести в сторону своей цели. Он не собирался сливать это испытание из-за какого-то там яда. Вскоре на пределе видимости показалась деревня подводного народа.
В окнах Гарри увидел лица... если это можно было назвать лицами. У русалоидов была серо-зелёная кожа, на головах дикие копны длинных тёмно-зелёных волос. Глаза, как и щербатые зубы, поражали желтизной, на шеях висели толстые связки каменных бус. Они украдкой глядели на проплывающего мимо Гарри; двое или трое, сжимая в руках копья, вышли из своих жилищ, чтобы получше рассмотреть его.

"Внимание: отказ печени. Перезапуск...
Работоспособность восстановлена на двадцать процентов, перенаправляю дополнительную энергию... Достигнут предел мощности при данных повреждениях. Суммарная мощность органа: сорок семь процентов и падает. Сто девяносто одна минута до коллапса.
Внимание: обнаружен некроз тканей сердечной мышцы. Отказ без возможности перезапуска через две минуты, пятнадцать секунд. Перехожу на резервную систему циркуляции крови".

Оглядываясь по сторонам, Гарри ускорил движение. Вскоре домов стало больше, вокруг некоторых из них росли сады из водорослей. Русалоиды, появляясь отовсюду, пристально наблюдали за ним, показывали на его жабры и перепончатые руки, и переговаривались, прикрывая рты ладонями. Гарри поскорее завернул за угол, и перед его глазами открылось странное зрелище.
Перед шеренгой домов, обступающих русалью версию деревенской площади, плавала целая толпа русалоидов. В центре пел призывающий чемпионов хор, а за ним высилась грубо вытесанная из камня скульптура: гигантская фигура то ли русалки, то ли русала. К хвосту этого существа были крепко привязаны четыре человека. Гермиона была как раз посередине, между Чжоу Чанг - заложницей для Крама и Габриель Делакур - заложницей для флер.

"Внимание: критическая масса яда в тканях мозга будет достигнута через сто сорок три минуты".

Медлить больше было нельзя. Если бы не "Превосходство" Гарри уже бы стал планктоном. Разрубив заклинанием веревку, он подхватил Гермиону и, вкладывая все доступные силы в движение, понесся наверх. До поверхности, казалось, было несколько миль, а не пара десятков метров. Силы уже были практически на исходе.
Голова вырвалась на поверхность; от холодного, свежего воздуха защипало лицо, и немедленно произошла обратная трансформация. Перепонки между пальцами исчезли, и висеть в воде стало еще тяжелей, вместе с тем исчезли и жабры и Гарри мог полной грудью вдохнуть морозный воздух... и тут же закашляться, выплевывая сгустки крови.

"Повреждены две трети легких. Изолирую поврежденные участки. Компенсирую недостаток кислорода за счет электролиза воды в плазме крови".
На трибунах дико шумели, кричали и визжали, все повскакали на ноги. Гарри даже обрадовался, что никто не может увидеть его состояние, так как он был достаточно далеко. Гермиона открыла глаза и спросонья тоже не заметила тонкую струйку крови, сочащуюся у Гарри по подбородку.
- Двигайся к берегу, - прохрипел Гарри, и сам же последовал своему совету, тем не менее стараясь не спускать с неё глаз, на всякий случай.
Вскоре после Гарри над поверхностью воды появились головы остальных чемпионов со своими пленниками. Сам же Поттер в это время выбрался на берег и поспешил завернутся в полотенце, пока никто не увидел его ранения.
- Я предполагал нечто подобное, - раздался в голове голос Тома, - поэтому создал запасное тело. Оно даже лучше чем то что у тебя есть сейчас. Дуй ко мне в подземелья и через несколько часов будешь как новенький.
Едва дождавшись оглашения оценок и отмазавшись от мадам Помфри, Гарри дошел до ближайшего дерева, за которым его не было бы видно, и превратил одетое на него полотенце в портал.


Спасибо: 0 
Ответить
YU_R_KA



Не зарегистрирован
Зарегистрирован: 01.01.70
ссылка на сообщение  Отправлено: 16.02.11 12:15. Заголовок: Глава 54. -..


Глава 54.

- Вставай, спящий красавец! - Франкенштейн местного разлива ака Том Риддл вот уже двадцать минут пытался добудиться новоиспеченного Поттера и, наконец, ему это удалось.
Поттер до этого момента валялся бесполезной кучей мяса внутри сложной и не всякому понятной системы, вид которой простого обывателя натолкнет на мысли о страшных сатанинских ритуалах и жертвоприношениях. И этот обыватель будет недалек от истины.
На данный момент новое тело Поттера находилось в полупрозрачном, немного светящемся потусторонним светом саркофаге, к которому шли эфемерные желобки с непонятной субстанцией и вполне материальные трубки с вполне распознаваемой красной субстанцией. Хотя этой субстанцией также мог оказаться Эликсир Жизни, или одна из его фракций.
Вся эта конструкция находилась в подвешенном состоянии посреди немаленьких размеров комнаты, где-то в недрах подземелий тысячелетнего замка Хогвартс. Стены комнаты были испещрены разного рода символами и кругами неизвестной природы. Всё это великолепие переливалось разными цветами, мигало, мерцало и иным способом показывало свою полезность обществу.
- Да очнись ты уже, мать твою за ногу, Поттер, - Том Риддл стоял возле выхода из комнаты у каменного постамента, вокруг которого висели огромные голографические экраны отображавшие состояние пациента. Он мог со спокойной совестью, если таковая еще у него была, заявить что процесс пересадки души в новое тело прошел успешно, и в этом была только его заслуга.
Том прикоснулся к нескольким символам, и камера биореконструкции отсоединившись от всех трубок и желобков мягко опустилась на пол и открылась. Том мог гордиться проделанной им работой. Тело, что лежало внутри саркофага, можно было идентифицировать как поттеровское только по узнаваемым чертам лица и запатентованному шраму на лбу. Если бы кому-нибудь пощастливилось вскрыть это тело, то он был бы несказанно удивлен увиденным.
Наконец-то Поттер открыл глаза... и тут же поспешил их закрыть, ибо мягкий свет, что наполнял комнату, показался ему нестерпимо ярким. Перед его взором тут же вспыхну экран "Превосходства" с отображаемой на нем информацией о новом организме. Информация была далеко не полной, так как еще не завершилась подстройка к новым параметрам и загрузка драйверов из Сети.
- Что-то мне подсказывает, Том, что это тело не совсем такое, к какому я привык, - еле выговаривая слова из-за сухости во рту, произнес Гарри. - Я конечно не против твоих экспериментов, до определенного момента, но тебе придется всё объяснить.
- Ты мне еще спасибо скажешь за это, - сказал Том, взмахом руки поднял Поттера в воздух и направился в более приспособленную для жилья комнату.
Пройдя десяток метров по едва освещенному парой факелов коридору, он открыл ничем особым, кроме своего присутствия, не выделяющуюся дверь и вошел внутрь. За дверью оказалась небольшая комната отделанная в мягких тонах с камином, парой кресел, книжным шкафом и баром. На одной из стен висело зеркало в человеческий рост, перед ним он и поставил заново рожденного Поттера.
Поттер за неимением альтернативы оглядел себя в зеркало, не совсем поверил в то что он там увидел и принялся рассматривать себя тщательнее. Во-первых, он стал выше и теперь ему можно было дать лет шестнадцать на вид. Волосы еще не успели слишком отрасти, и теперь торчали во все стороны, как непонятно что. Лицо тоже было узнаваемым, как и шрам и зеленые глаза, если не считать вертикального зрачка. Основные метаморфозы были заметны начиная с плеч, которые стали шире. Руки, торс и живот теперь нисколько не соответствовали тому что привык видеть Поттер по утрам, потому что они были неплохо подкачаны и отливали неплохим загаром. Взглянув ниже, он присвистнул.
- Всё должно быть пропорционально, - сказал Том, даже не глядя в сторону парня.
- Ну а теперь объясняй, - сказал Гарри, одевшись и усевшись в кресло.
- Начну с того, что с момента твоего прибытия сюда прошло всего четыре с половиной часа, - Том тоже уселся в кресло напротив. - Когда ты вывалился из портала, то на тебя было больно смотреть. Перемещение вскрыло едва затянувшиеся раны и ты своей кровью испортил мне только недавно купленный ковер. Я, недолго думая, так как новое тело уже было готово, переместил твою душу в него.
Теперь по поводу тела. Как ты уже, наверное, успел заметить, оно сильно отличается от предыдущего и не только внешне. Кости и мышцы, по крайней мере, их строение, я позаимствовал от оборотня, и это значит, что ты даже в нормальном состоянии сильнее любого человека. Не беспокойся, ликантропией я тебя не заразил, - сказал Том, увидев обеспокоенное выражение лица Гарри. - Жизненно важные органы дублированы: сердце дублируется системой которую я скопировал у кольчатых червей - самые крупные сосуды в организме окружены микромышцами, которые будут гонять кровь в случае непредвиденных обстоятельств; к легким добавилась электролитическая камера, ибо как показала практика такой подход весьма эффективен, к тому же она вполне способна заменить печень в случае чего. Продукты распада будут использоваться в другом органе.
- Каком еще другом органе? - Поттер выглядел ошарашенным.
- Названия для него я еще не придумал, но сути это не меняет, - задорно улыбнулся Том. - Этот новый орган представляет собой камеру синтеза для практически любого органического и нескольких неорганических веществ. Это станет незаменимым подспорьем при отравлениях, так как можно будет синтезировать противоядие любой сложности, да и яд там можно произвести, коль решишь кого-то травонуть.
- Это всё или...
- Еще твою кожу можно сделать практически непробиваемой. Я вплел в нее энергосеть. Но учти, это требует очень большого количества энергии и чревато обугливанием.
- Теперь осталось выяснить, как мне на люди показаться и избежать лишних вопросов, - пробурчал Поттер. - И вот еще что: что ты сотворил с моими глазами?
- Да ничего страшного я не сотворил, теперь будешь видеть в темноте не хуже чем днем, - отмахнулся Том. - Что же до твоего появления на людях, то нет ничего проще. Твоя кожа, благодаря вплетенной энергосети способна генерировать маскировочное поле, вот и создай иллюзию.
Узнав это, Поттер сосредоточился на своем прежнем образе и, почувствовав покалывание по всему телу, перевел взгляд на зеркало, чтобы в его отражении снова узреть себя бывшего. Ощупав свое тело и убедившись, что оно никуда не пропало, а отражение показывает всего лишь искусную иллюзию он встал и направился к выходу.
Выбравшись из глубоких подземелий, он направился в подземелья не столь глубокие и древние, а именно в гостиную своего факультета, где по случаю его победы во втором состязании уже закатили знатную пирушку. Несмотря на отсутствие виновника торжества.
- Ну как, Том тебя хорошо подлатал? - с беззаботным видом, чисто для проформы осведомился Драко и, кинув Поттеру бутылку пива, пригласил его на его же праздник.

Глава 55.

- Ты только глянь на эти безобразия, - картинно округлив глаза, Драко протянул Поттеру газету. - Авроры совсем жиром обросли, раз допустили такое.
"Нападение на Косой переулок, Хогсмид и магловскую деревушку" - гласила передовица газеты.
Сразу под этим несомненно страшным заголовком красовалась фотография разрушений Косого переулка и Хогсмида. Снимок был сделан, судя по всему, сразу же после нападения и трупы еще не успели прибрать.
"Вчера в десять утра было произведено дерзкое нападение шестерых неизвестных магов в форме Упивающихся Смертью на Косой переулок. Очевидцы сообщают, что они появились посреди толпы спешащих по своим делам людей и принялись обстреливать их заклятиями...".
Не дочитывая до конца, Гарри отложил газету и перевел взгляд на Драко:
- Знатно мы вчера повеселились, да?
Днем ранее ничего не предвещало беды. На улице вот уде две недели с момента второго состязания стояла прекрасная погода, и ничего не происходило ни в политическом, ни в экономическом плане. И именно это и сподобило юного рецидивиста Гарри Поттера на отчаянные меры. Благо была суббота и день был свободен для подобных деяний.
- Драко, - Поттер потряс газетой, которую читал за завтраком, - ты это видел? Ничего не происходит. Вообще. Меня это бесит.
- Ты адреналиновый маньяк, Поттер, - хохотнул, сидящий напротив него Забини. - Не успел второй тур отгреметь, а тебя вновь тянет на "подвиг".
- Именно, - подтвердил он худшие опасения чернокожего. - И поэтому вы, - он указал на Малфоя и Забини, - идете со мной. Креб, Гойл, вы тоже участвуете. Гермиона, - уже мысленно сказал он, - присоединись к нам у Тома.
Поттер встал из-за стола и направился к выходу из Большого зала. Остальные догнали его только у входа в подземелья.
- Может, объяснишь, куда мы так торопимся? - спросил запыхавшийся Малфой.
- Сеять разрушения и смерть, - бодрым голосом ответил Гарри и, хлопнув себя по лбу, развернулся на каблуках. - Совсем уже я из ума выжил, раз добираюсь туда на своих двоих. Хватайтесь за портал.
Возникнув в белой вспышке посреди уже знакомой ему комнаты с зеркалом в полный рост, он принялся превращать мантии своих соратников в балахоны упиванцев. Закончив с этим нехитрым делом, Поттер соорудил из всякого мусора, что нашел в карманах, белые маски. Именно в этот момент в комнату зашел Том с мешком в руках.
- Так, пить в такой очередности: синее, желтое и красное, - сказал он, выуживая из мешка флаконы с зельями и раздавая их всем кроме Поттера.
- Ты знал, что он собирается учудить? - неверяще спросил Драко, держа флакон с зельем в одной руке, а указательным пальцем второй тыча в Риддла.
- Он сообщил мне об этом, перед тем как вы появились, - не оборачиваясь, ответил тот, доставая из мешка артефакты. - Разбирайте, это генераторы щита и пробойники для антипортального барьера, коль авроры сподобятся такой установить. Поттер, снимай маскировку и раздевайся до пояса, буду тебя разукрашивать.
Когда требование было исполнено, Том принялся рисовать на груди, а затем и на спине Поттера странного вида узоры, которые как будто впитывались в кожу.
- Теперь, выпей это, - он протянул ничего не понимающему подростку черное на цвет и вязкое как смола зелье. Когда зелье было, с мученецким видом, потому что оно просто не хотело пролазить в глотку, выпито нарисованные на спине и груди узоры вспыхнули красным светом. - Вся эта хрень даст тебе возможность без угрозы здоровью разогнать энергетическое ядро в десять раз на двадцать секунд.
- Все готовы? - спросил он у всё еще удивленных произошедшими с ним изменениями соратников, и, получив утвердительные кивки, взял у Тома спецпортал, что имел выделенный канал в щитах Хогвартса. - Взялись.
В это субботнее утро Косой переулок был до отказу забит спешащими за покупками магами всех сортов и мастей. Занятые на работе в течение недели они спешили запастись всем необходимым и побыстрее вернуться к семьям. Но не тут-то было.
Шесть человек в черных балахонах и в белых масках - стандартной униформе Упивающихся Смертью - появились в неяркой вспышке посреди улицы и в тот же миг во все стороны полетели всякого рода тёмные проклятья. Малфой и Забини особо не церемонясь бросались взрывными, Гермиона старалась ввернуть что-то позаковыристее и у нее это неплохо получалось. Креб с Гойлом, не придумав ничего лучше, кидались Авадами. Поттер используя свое любимое разрубающее, полосовал все, что было в поле зрения непрерывным, бордовым лучом.
- Гарри, в этом всем хоть есть смысл, ну кроме твоего развлечения, конечно, - раздался в голове Поттера голос Драко. Как заметил Гарри, этот вопрос волновал не только Малфоя, но и всех остальных, кроме Креба с Гойлом, эти просто делали то, что говорят.
- В каждом моем действии таится сакральный смысл, - с гордостью изрек он. - Ну, а если серьезно, то мне надо снять Скримджера с поста главы аврората, но просто так это сделать не может даже Министр, вот мы и занимаемся тем, что портим ему репутацию. Тонкс позаботится о том, чтобы его обвинили в халатности и недобросовестному отношению к работе.
- Сдавайтесь, вы окружены! - пророкотал незнакомый голос со стороны и на несколько секунд всё замерло.
Из переулка появились авроры, десятка два, как успел прикинуть Гарри. Все красавцы удалые, все равны, как на подбор, с ними дядька... Шейкболт. Это именно его голос разнесся по окрестностям несколько секунд назад.
- Гарри, антипортальный барьер, - прошипела стоящая рядом Гермиона.
- На счет три авадим авроров и уходим в Хогсмид, - приказал Поттер. - Раз...Два...Три... Avada Kedavra!
Шесть зеленых вспышек совпали с одной белой, от портала и когда авроры поднялись с земли, то в переулке уже никого не было. Лишь трупы и руины разрушенных магазинчиков напоминали о том, что здесь творилось минуту назад.
- Особо не зверствовать, - сказал Поттер, когда они появились в заполненной по случаю выходного дня деревушке вблизи Хогвартса. - По людям не стрелять, по крайней мере специально. Взрываем витрины, сносим пару домов и валим. Гойл, вернись в Косой и оставь там Вольдемортовскую метку в небе.
И вновь полетели заклятья, причиняя хаос и разрушения. Студенты, жители деревушки и простые туристы с воплями носились, кто куда видит. Некоторые, видимо те, которым паника не сильно ударила в голову спешили аппарировать куда угодно, лишь бы подальше.
- Дамблдор будет у ваших позиций через пять секунд, - раздался в голове у всех лжеупиванцев голос Тома.
- Morsmorde! - рявкнул Поттер. - Уходим.
Секундой позже, Дамблдор появившийся в пламени феникса, увидел лишь разрушенные улицы и несколько пострадавших. Над всем этим висел знак, что вот уже много лет не появлялся перед глазами людей, если не считать того случая на чемпионате по квиддичу.
- Где это мы? - удивился Забини.
- В двух километрах от одной магловской деревни, - Поттер указал рукой в сторону, где располагалась упомянутая деревня. Она отлично просматривалась с той возвышенности, на которой они все находились. - И в этот раз вы будете только смотреть.

"Начата дестабилизация ядра. Пятисекундная готовность".

Воздух вокруг Поттера начал дрожать, и не только воздух. Само пространство не выдерживало такого буйства энергии в одном месте. Земля в радиусе двух метров превратилась в лаву и все поспешили отбежать на безопасное расстояние. Гул становился всё громче, посреди безоблачного неба начали бить молнии и ослепительно вспыхивать непонятно откуда взявшиеся искры.

"Двадцать секунд до выхода из сверхкритического режима. Девятнадцать..."

- Stabilimenta Singularum! - Поттер указал палочкой на видневшуюся вдалеке деревню.
Даже на таком расстоянии можно было услышать грохот, что прокатился по окрестностям после этих слов. Посреди деревни начал образовываться небольшой вихрь, что становился всё сильнее и сильнее. Микроскопическая черная дыра, точка с массой стремящейся к бесконечности засасывала в себя всё что было вокруг. Вскоре с домов под воздействием огромной гравитации и ураганного ветра стало срывать крыши, а затем и стены. Люди, машины, обломки строений и просто грунт, который всасывался как и всё остальное, исчезали в этой точке.
Прибывшие через час на это место члены Ордена и авроры могли лишь наблюдать огромную воронку на месте деревушки и следы урагана невиданной мощи. Никто так и не заметил клочок обугленной земли в двух километрах к югу.
- Повеселились то знатно, Гарри, - вздохнул Драко. - Но я надеюсь, подобное веселье будет не часто. Я все-таки не мясник.
- А нам понравилось, - прозвучало со стороны Креба с Гойлом.
- А вот сейчас мы и узнаем, будет этому всему продолжение или нет, - Гарри встал из за стола и дал Малфою знак следовать за ним. - Хотя, могу тебе сразу сказать: подобное мероприятие будет еще как минимум раз.
- И что мы делаем в воскресенье возле кабинета Защиты от темных искусств? - через несколько минут спросил Драко.
- Приводим в действие завершающую часть моего вчерашнего плана, - ответил Поттер и пинком распахнул дверь. - Incarcerous.
Лжегрюма опутало веревками, а Поттер направился к его сундуку и немного повозившись с замками открыл нужное отделение где и находился настоящий Аластор Грюм.
- День добрый, мистер Грюм, - безэмоциональным голосом поприветствовал он изможденного мужчину. - У меня к вам одно весьма заманчивое деловое предложение.


Спасибо: 0 
Ответить
Тему читают:
- участник сейчас на форуме
- участник вне форума
Все даты в формате GMT  3 час. Хитов сегодня: 1
Права: смайлы да, картинки да, шрифты да, голосования нет
аватары да, автозамена ссылок вкл, премодерация откл, правка нет



Создай свой форум на сервисе Borda.ru
Текстовая версия



Снарри-форумЯмаSnape UnsnapedRussian Fan Fiction HistoryСказки...Семейные архивы СнейповКлуб Любителей СойераТайны темных подземелий
УсадьбаВидения Хогвартсафемслеш и юриДомианаСайт о Гарри Поттере.Всегда самые горячие новости. Отряд Дамблдора ждет тебя!Библиотека фанфиковХогвартс Нэт