On-line: гостей 0. Всего: 0 [подробнее..]
АвторСообщение
Aleera
Леди Тенебрарум


Сообщение: 15
Зарегистрирован: 27.06.07
Репутация: 1
ссылка на сообщение  Отправлено: 08.08.07 21:07. Заголовок: Темные Волшебники. Ч. 2. Сила. (18-23)


Название: Темные Волшебники. Ч. 2. Сила (1-6) (7-12) (13-17) (18-23) (24-28) (29-33) (34-38) (39-50)
Бета: Габриэлла Эстера
Автор: Aleera (Chirsine)
Пэйринг: ГП\ГГ, ДМ\БЗ, РУ\ЛЛ, НП\ДУ
Жанр: romance, adventure
Направление: Гет
Рейтинг: PG-13
Самари: Если бы все повернулось иначе и у Гарри Поттера был бы брат? Каким бы стал мир? Величайшие темные волшебники из ныне живущих объединяются против своего собрата, возжелавшего власти.
Размер: Макси.
Стаутс: Заброшен.

Обсуждение: Сюда

Aleera@lady Chirsine Спасибо: 0 
Профиль
Ответов - 6 [только новые]


Mamont
Le serviteur de l`obscurité!


Сообщение: 2644
Зарегистрирован: 22.06.07
Откуда: Прямиком из Ада., Алушта
Репутация: 15
ссылка на сообщение  Отправлено: 12.12.09 22:39. Заголовок: Глава 18. Без приклю..


Глава 18. Без приключений не обошлось.

План Рона, постоянно корректируемый Гарри и Драко, был прост, как крышка от котла: днем он с помощью друзей быстренько напортачит в лаборатории (а сам на самом деле еще быстрее сварит для Гарольда усиленную версию целительного отвара имени Северуса Снейпа). Мастер Зелий, естественно, им устроит за это «жизнь в алмазах» — назначит какой-нибудь аналог школьного взыскания (худшим вариантом из всех было чистить чердак — там находились залежи вековой пыли и мусора, которые благодаря «пробегавшему мимо» Гарри превратились в черт знает что…). Малфой подсуетится с порталом, наложит отвлекающие чары, и трое находчивых слизеринцев с чистой душой на пару часиков смотаются на новый Британский квиддичный стадион. Снейп, которого они, по идее, должны будут своим поведением довести до нервного тика, по заверениям Малфоя-младшего, в таком состоянии о них и до утра не вспомнит. Вроде бы никаких препятствий на пути юных любителей национальной игры волшебников не было. Все было продумано до мелочей (в допустимых приделах, конечно же).
Матч должен был начаться ближе к вечеру, а это значит, что мальчикам, собиравшимся телепортироваться аккурат к его началу, надо будет очень точно рассчитать время. К этому делу подключили изнывающего от нездоровой жажды действия Поттера. Так что пока Рон придумывал, какой же «суперклей» ему придется варить в этот раз, Гарри расписывал по времени все их действия, что было совершенно не удивительно — с деканом Слизерина ухо надо было держать востро. Чего только стоило его неожиданное возвращение раньше времени, пока трое ребят совершенно спокойно и беззаботно прогуливались по Темной Аллее, ни сном, ни духом не чуя никаких подвохов. В общем, весь предшествующий матчу день был посвящен разработке и утверждению плана. Гарри, Рон и Драко, дабы не вызвать лишних подозрений у Снейпа, прилежно делали вид, что все в порядке, и ничего не случилось, чем они, собственно, и занимались со времени своего маленького «совета». Люпин тоже легко мог почуять неладное, поэтому комедию пришлось разыграть и перед ним. Но только он все равно как-то странно косился на мальчиков, что те, не слишком-то мудрствуя, списали на приближающееся полнолуние (как и некоторые «неадекватности» в поведении Гарольда). Сам Поттер, кстати, никаких тревожных перемен в себе не замечал и, каждый раз, когда его друзья начинали волноваться и всерьез рассматривать идею об отмене «крестового похода», он всеми силами их убеждал, что ничего не случится и все будет в порядке. Малфой и Уизли до поры до времени ему верили.
Итак, час «икс» наступил. Оказавшиеся такими замечательными и незаменимыми мантии уже были упакованы, портал был заранее настроен, а сами «юные герои» были решительно настроены и ни за что не собирались упускать свой шанс. Рональд с самого утра окопался в лаборатории (разумеется, с разрешения подозрительно косящегося на мальчиков Снейпа — в противном случае Уизли бы тут в жизни не залез). Там он таинственно позвякивал банками с ингредиентами, хрустел пергаментом, бормотал что-то и на ходу (точнее — прямо в процессе варки) пытался доказать неправильность утверждения «лучшее — враг хорошего». Его в очередной раз втянули в свою бредовую затею Гарри и Драко, хотя и сам он не особенно-то сопротивлялся, да и на матч страсть как хотелось — такое событие…
«Добавить волос из шерсти мантикоры, — Уизли сопровождал свои действия мысленным монологом. — А лучше сразу два — так, на всякий случай. А теперь мелко порезанный пучок травы априн, и основа готова. Еще хорошо был один листочек хирогии, но его легко можно заменить толченым когтем гиппогрифа…. Легко-то легко, а вот надо ли? Ну ничего, чем больше я тут наворочу — тем вернее сработает любимый принцип научного тыка. Главное все-таки не переборщить».
Пока Рон с умным и в высшей степени просветленным видом рылся в запасах ингредиентов в поисках чего-нибудь этакого, его друзья были предоставлены самим себе и усиленно готовились к предстоящему побегу. На самом же деле они просто без дела слонялись по дому, изредка перекидываясь фразой-другой. Периодически заглядывали на кухню и «кусочничали» — все были на нервах, и особенно плотно есть никому не хотелось. К вечеру запас тем для светского разговора «ни о чем» успел истощиться, и мальчики решили заглянуть к Уизли. Тот сидел в центре помещения перед огромным котлом, зловеще побулькивающем на огне, и грыз ногти. Похоже, первоначальный план дал трещину — у Рональда ничего не выходило. Коротко глянув на лицо товарища, Малфой-младший, с присущими ему временами непосредственностью и пр

Однажды пламя Ада доберется и до вас.
Торент - трекер BattleKnight Травиан
Спасибо: 0 
Профиль
Mamont
Le serviteur de l`obscurité!


Сообщение: 2645
Зарегистрирован: 22.06.07
Откуда: Прямиком из Ада., Алушта
Репутация: 15
ссылка на сообщение  Отправлено: 12.12.09 22:40. Заголовок: Глава 19. Чемпионат...


Глава 19. Чемпионат.

Скорость игроков поражала воображение — вот что значит профессиональный квиддич, высшая лига и все прочие прелести настоящей финальной игры между теми, кто действительно достоит звания Чемпиона. На фоне этого, конечно же, хогвартские игры — так, возня в песочнице. Ненамного ушел и тот матч, на который Гарри Поттер впервые отправился, если уж не вместе с другом, так, по крайней мере, товарищем — одна третья финала, Англия — Германия. М-да, та игра и рядом не стояла с тем, что нынче творилось на поле. Для того чтобы оставаться в курсе мгновенно сменяющих друг друга событий приходилось буквально впечатывать омнинокль в лицо. Да и не одни только зрители не успевали уследить за всем, что происходило в игре. Людо Бэгмен, выступавший в роли комментатора матча, часто просто-напросто не успевал называть имена тех, кому в руки попал квоффл, и кто какой маневр совершил. Даже сами игроки не всегда поспевали за темпом развития событий и упускали возможность забить гол. Впрочем, подобные заминки реже всего случались у ирландцев, шедших на матч, по-видимому, под лозунгом «Победа или Смерть» (из-за степени значимости для них событий все с большой буквы), потому что, несмотря на упорное сопротивление со стороны болгарской сборной, именно Ирландия первой открыла счет, и, не дав соперникам опомниться, забила еще два гола.
Возрадовавшиеся победе своей команды, лепреконы тут же вновь поднялись в воздух и сложились в мерцающий трилистник. Вейлам оставалось только мрачно поглядывать в их сторону и надеяться на лучшее, что, собственно, в лице гола, забитого охотницей Ивановой, не заставило себя долго ждать. Теперь же было время торжества талисмана болгарской сборной, с удовольствием отметившего это событие танцем. Ну а зрителям, пожелавшим сохранить здравость рассудка и ясность сознания (и уже наступившим один раз на эти грабли), пришлось снова затыкать уши. Поэтому, большей частью, они, как и игроки ирландской команды, пропустили острый момент — квоффл оказался в руках болгаров. Но на этот так и не удавшийся порыв к ирландским воротам не обратили никого внимания еще и потому, что на другом конце поля приходило куда более значительное для игры и волнующее для болельщиков зрелище: Крам и Линч практически одновременно спикировали на бешеной скорости к земле. Но Виктор Крам в самый последний момент вывернул метлу и успел снова набрать высоту, а вот Эйдан Линч, с четко расслышанным в самых отдаленных уголках стадиона грохотом, врезался в землю. По трибунам, занятым ирландскими болельщиками, волнами недовольства прошлись возмущенные крики и разочарованные стоны.
— Осел, — удрученно прокомментировал Драко.
— А Крам — гений! — тут же сказал Рон.
— Это не Крам гений, а Линч — идиот, — не удержался от комментария и Гарри, очень любивший в самых наиязвительных словесах расписывать квиддичные матчи. — Всем известно, что Финт Вронского — фирменный ход Виктора Крама. Он же таким вот макаром не один десяток ловцов срезал! И еще многих этим же приемом в дураках оставит. Я просто поражаюсь, как одни и те же ловцы (а выбор в соперниках у болгаров не такой уж большой) с завидной регулярностью на этот ход попадаются.
— А в этом и вся хитрость, — пожал плечами Малфой, глядя через омнинокль, как колдомедики буквально «откапывают» из земли Линча, — на эту уловку ведутся абсолютно все, потому что есть возможность того, что внизу действительно окажется снитч. И не один раз так уже было — ловец считал, что его соперник делает обманный ход, а тот просто увидел снитч. Коварный приемчик.
— Ничего себе коварный! — фыркнул Гарольд. Дневной приступ скуки и меланхолии у него сменился на перевозбуждение, что могло обернуться большими неприятностями для окружающих даже с учетом того, что палочки у него не было. — Неужели не видно, что снитча внизу нет?
— Не видно! Ничуть! Чтобы видеть снитч, угадывать его полет, надо дар иметь, Поттер, дар, понимаешь? У кого-то этот дар есть, и они вот так вот издеваются над теми, у кого его нет… — Малфой сразу же окрысился на друга, неосторожно задевшего одно из его больных мест — умение играть.
— Погодите вы со своим даром, мне вот интересно, куда это Грюм собрался? — задумчиво спросил Рональд, вместе со всеми получивший возможность ненадолго оторваться от поля и поглазеть по сторонам.
— И вправду, куда это он? — удивился Поттер, глядя, как глава Аврориата, бросив короткий взгляд на их ряд, заторопился к выходу с верхней Ложи. Поступок его не остался незамеченным — в спину своему начальнику с тем же удивлением смотрели и остальные авроры. Впрочем, они тут же успокоили себя мыслью, что у Грюма могут быть какие-то свои секретные дела, и вернулись к созерцанию игры, которая к этому времени уже возобновилась.
Всерьез разобиженные на соперников тем, что их ловца чуть не покалечили, а так же вдохновленные гордым отказом Эйдана Линча от помощи колдомедиков и его возвращением в игру, ирландцы вплотную занялись атакой колец болгарской сборной. Оскорбленный до глубины души коварством противника Линч даже решил поспособствовать своим охотникам, поскольку в качестве ловца от него, как он сам, да и окружающие в том числе, успел понять, толку не было никакого. За пятнадцать минут Ирландия вышла вперед еще на добрый десяток голов, чем создала огромный разрыв с Болгарией. Естественно, соблюдению игроками правил игры это никак не способствовало — загонщики обоих команд с жуткой силой молотили битами по бладжерам, приобретавшим от воистину могучих ударов смертоносную скорость. Охотники так же яростно лупили друг друга, и, причем, ладно бы, если дело ограничивалось одними только толчками локтей или ног. Первыми пенальти заработали болгары — за сильный удар в живот ирландской охотнице Маллет. Талисманы не остались в стороне — лепреконы, издеваясь над болгарской сборной, сложились в огромный кукиш, за что судья чуть не назначил штрафной уже Ирландии, но инцидент замяли. А вот маленькой неприятности с вейлами избежать не удалось. Попавший-таки под их магию Хасан Мустафа теперь вышагивал перед ними по полю, картинно поигрывая бицепсами и поднимая одной рукой и без мячей не слишком-то легкий сундук с инвентарем.
— Эй, уймите судью! Это уже слишком! — задорно воскликнул Бэгмен, вместе со всеми наблюдавший эту нелепую картину. Один из колдомедиков, вместе со всеми старательно зажимавший уши, все-таки нашел время, чтобы привести судью в чувство — за неимением иных способов, и хорошенько пнул того в голень. Мустафа разразился витиеватыми восточными ругательствами, но в себя пришел. И тут же обрушил справедливый гнев на вейл.
— Ну, надо же, Хасан Мустафа требует удалить с поля талисманы болгарской команды! — с удивлением прокомментировал Бэгмен. — М-да, ждать нам беды — ничем хорошим это не кончится.
Возмущенные загонщики болгарской сборной поспешили спуститься на поле и, приземлившись прямо перед Мустафой, попытались ему что-то объяснить. При этом они яростно жестикулировали и указывали в сторону откровенно веселящихся талисманов Ирландии. Судья сначала просто отмахивался от них, а потом и вовсе рассвирепел и вкатил Болгарии еще один штрафной, что автоматически дало лепреконам еще одну возможность как следует поиздеваться над соперником.
— Вот так, Ирландия пробивает уже два штрафных. Ох, воистину медвежью услугу оказали своей команде Волков и Волчанов. Не стоило им спорить с Мустафой, — продолжал Людо Бэгмен. — Итак, они возвращаются на свои места… Трой берет квоффл — именно ему и доверили пробивать два штрафных. Что ж, на меткость он никогда не жаловался, так что болельщикам болгарской команды остается только скрестить на удачу пальцы.
После удачно забитых ирландским охотником голов, болгары обозлились окончательно и бесповоротно. Уровень жестокости в игре перешел все мыслимые и не мыслим

Однажды пламя Ада доберется и до вас.
Торент - трекер BattleKnight Травиан
Спасибо: 0 
Профиль
Mamont
Le serviteur de l`obscurité!


Сообщение: 2646
Зарегистрирован: 22.06.07
Откуда: Прямиком из Ада., Алушта
Репутация: 15
ссылка на сообщение  Отправлено: 12.12.09 22:44. Заголовок: Глава 20. Задание. ..


Глава 20. Задание.

Вдалеке снова что-то сверкнуло, однако затмить гордо реющую Темную Метку так и не удалось. Гигантская змея, вылезающая изо рта черепа, продолжала нахально извиваться, будто предвещая всем недругам Темного Лорда скорое поражение. Но и сторонники его что-то не испытывали особенного вдохновения. И распростертая над ними, в фигуральном смысле, длань Темного Лорда тонуса никому не придала. Напротив, часть Пожирателей, преследуемая ранеными, но весело улюлюкающими аврорами, поспешила скрыться в лесу и выйти за границу, ими же наколдованного антиаппарационного барьера. К их числу не относились ни Беллатрис Лестранж, ни Дерек Мальсибьер, ни, вынырнувшая из клубов дыма к вящей радости Гарри Поттера, волосатая туша в лице обернувшегося зверем Сивого. Кроме вышеупомянутого Поттера никто эстетического и морального удовольствия от лицезрения главы Британской стаи не испытал. На спине самого грозного волка Англии розовел еще не успевший зарасти шерстью участок шкуры — напоминание о том, что Гарольд тоже не лыком шит. Ожидался второй раунд боев. Убраться с дороги растерявшего последний разум в преддверие полнолуния оборотня и не менее озверелого Поттера спешили все, поскольку мало кто хотел быть придавленным многофунтовой тушей или, что еще лучше, попасть под луч заклятия покорившейся, а оттого не менее зловредной палочки Гарри. Впрочем, просуществовала она не долго, как и разорвавшиеся на руке бинты. Рукав мантии исходился едким дымком, угрожая вот-вот вспыхнуть, что наконец-то заметил получивший передышку в несколько секунд Рон. Переполошившись и припомнив, что его друг с самого утра «ни в одном глазу» относительно своей успокаивающей и заживляющей настойки, Уизли впал в панику, что его судорожным поискам склянки с усовершенствованным зельем способствовало только разве что в обратную сторону — карманы были как никогда глубоки, а флакончик как никогда скользок. Однако, несмотря на всего его старания, увенчавшиеся-таки успехом, склянка в руки к Гарольду так и не попала. А может быть и хорошо, что он из нее так и не выпил… Рон, находясь на достаточно большом от Поттера расстоянии (главным по сдерживанию желающих помочь по-прежнему оставался Сивый), не придумал ничего лучше как бросить другу флакончик с зельем. Гарольд же в это время занимался очень важным и ответственным занятием: отдирал себя от дерева, в которое его любезно швырнул Грэйбек, и бегло оценивал нанесенный ущерб (вышеупомянутая палочка, нагло сломавшаяся прямо посередине, вспыхнувший-таки и жутко зачадивший рукав мантии, а заодно и постепенная потеря чувствительности руки). Склянка угод

Однажды пламя Ада доберется и до вас.
Торент - трекер BattleKnight Травиан
Спасибо: 0 
Профиль
Mamont
Le serviteur de l`obscurité!


Сообщение: 2647
Зарегистрирован: 22.06.07
Откуда: Прямиком из Ада., Алушта
Репутация: 15
ссылка на сообщение  Отправлено: 12.12.09 22:45. Заголовок: Глава 21. Разъясните..


Глава 21. Разъяснительные беседы.

Долгие эмоциональные причитания Лили Поттер по поводу полного отсутствия у ее чада совести и элементарного чувства самосохранения скоро надоели и ей самой. Поэтому, утерев выступившие слезы, она вернулась к своему обычному деловито-бодрому состоянию.
— Вот устроит вам всем Северус выволочку, а я и слова поперек ему не скажу, — пригрозила она. — Да, кстати, а что это вы делаете в кабинете Дамблдора? Сидите тут у него, притихли как мышки, а мы такую поисковую компанию организовали… Ну, что в свое оправдание скажете, наглые и бессовестные дети?
— Да все как обычно, ничего нового, в общем-то, не произошло, — расхрабрился Рональд, — у Малфоя руки-крюки — вот и все оправдание.
— Да что опять не так?— взвился Драко.
— А кто портал сикось-накось зачаровал? Мерлин с Морганой? — подыграл Рону Гарри. — Мам, да серьезно, все в порядке, ерунда натуральная приключилась — как раз в нашем стиле. Драко опять с координатами напутал, и нас вместо Паучьего Тупика принесло сюда. А тут Дамблдор сидит и речь толкает перед своими этими… ну ты же уже слышала о том, что у него трое магов на подхвате работают? Он их еще на матч от своего имени послал. Так вот, сидят они тут, обсуждают что-то, и внезапно мы им буквально на головы из ниоткуда вываливаемся. Пришлось, конечно, разговор прервать, отпустить этих троих… а мы сейчас выслушивали лекцию в исполнении Дамблдора о том, как надо себя вести и как правильно заколдовывать порталы.
— Тогда все ясно, — Лили тряхнула кудрями. — Ну, Драко, готовься к тому, что отец у тебя портал этот отберет — ему Северус на эту тему на мозги уже накапал.
Малфой-младший поморщился в предчувствие разборок.
— Слушайте, ребятки, а где вы умудрились палочки достать? — поинтересовалась бывшая миссис Поттер. — Хотя ладно, это не так уж и важно — главное, в самое пекло как обычно не сунулись, и то хорошо. Когда сказали, что вас в этой толчее никто не видел, у меня аж от сердца отлегло. Там, говорят, такое творилось, что просто ужас…
— Нет, а чему удивляться-то? Грюма нигде не было — смылся куда-то еще во время матча, за главного оставили отца, а он с его извечным головотяпством никого нормально организовать просто не в состоянии… — Гарольд прикусил язык, но было уже поздно.
— Да? А откуда это вы знаете?
— Знаете, недовольные аврорские вопли, особенно их нецензурную составляющую по вышеуказанному поводу только глухой не услышит, — стараясь придать голосу необходимую убедительность, сказал Уизли. — Аластору Грюму так досталось за эти свои шатания неизвестно где…
— Да вы не беспокойтесь, мы особенно никуда не совались, а палочку и вовсе проще простого в лагере достать было — когда Пожиратели появились, там маги толпой рванули куда подальше, все побросали… — Драко попытался внести свою лепту в успокоение нервов Лили.
— Так на момент нападения вы были в лагере? — ужаснулась та. Эффект от слов Малфоя-младшего вышел обратный.
— Ну, мы неподалеку оказались, — втихаря показав ему кулак, сказал Гарри, — у нас же места были в общем секторе, а оттуда, если не хочешь, чтобы тебя размазало по стенам напором толпы, уходить надо пораньше. Так пока там Кубок вручали, мы и ушли быстренько. А впотьмах потом уже наткнулись…
Поверила им Эванс или нет, осталось загадкой — кто же их знает, сердце материнское и женскую логику, которая состоит из ее же полного отсутствия? Иногда разум родительницы в отношении своего чада и слеп, и глух, и нем, а иногда бывает и на редкость прозорлив. Жаль только вот не угадать, когда да как выходит. Но, для виду, волшебница только плечами передернула и ничего не сказала.
Феникс, мирно курлыкнув, переступил со своей жердочки на стол Дамблдора. Перья птицы тускло поблескивали в свете факелов, и на смертоносный огненный шар Фоукс больше не походил. С хвоста, конечно, периодически и соскальзывали искорки, но они мирно гасли в густом ковре. Так, одомашненная курица специфического окраса. Пройдясь по бумагам, феникс совершенно по-кошачьи свернулся в клубочек в центре стола. Как у него это получилось с учетом всей птичье-фениксовой анатомии остается загадкой. Впрочем, истолковать этот «жест» птичьей вежливости было не так уж и сложно: толику царского внимания на вас уже обратили, время драгоценное потратили, так что извольте отправляться по домам.
Методом «научного тыка» выяснилось, что камин был односторонне заблокирован — именно из Паучьего тупика. Значит, Дамблдор решил поговорить со Снейпом серьезно и без возможных неприятностей в лице не вовремя нагрянувших гостей. Использовать решили многострадальный портал Малфоя-младшего. Правда, перед этим пришлось выслушать от Лили Эванс целую лекцию: тут и пятиминутный спич на тему ненадобности таких особых нагромождений в магических узлах на портале, и краткое повторение (как думала сама Лили) невысказанной в реальности речи директора Хогвартса об использовании порталов, и чисто материнские заморочки.… Видимо, давно Лили ни с кем задушевно не общалась и давно никого не отчитывала. Мориса Забини не в счет — с лучшими подругами такие душещипательные проблемы обсуждаются только в форме сплетен и слезливых жалоб на тяжкую судьбу.
Так или иначе, портал их перенес аккурат на порог дома Северуса Снейпа в Паучьем тупике. Тускло горели впотьмах фонари. Рядом, мерно постукивая тростью, туда-сюда в несвойственной ему манере прохаживался Люциус Малфой. То и дело он поглядывал на золотые часы на цепочке и с выражением крайнего недовольства на лице косился на дверь. В окнах подозрительно что-то посверкивало и ну совершенно недружелюбно позвякивали стекла. Похоже, Альбус Дамблдор всерьез занялся проблемой вразумления присутствующего там члена персонала школы Хогвартс. Ну, или напротив — вышеуказанный профессор решил, наконец, вправить мозги своему «работодателю». Характер Снейпа всем был известен давно и даже со всеми многочисленными подробностями. Внутреннее же содержание «Оплота Света» в лице директора Хогвартса вскрылось относительно недавно, что, однако, ничуть не помешало ему внушить кое-какие очень серьезные опасения троим юным слизеринцам, так неосмотрительно заварившим всю эту густую и невкусную кашу.
— Прибыли значит, — утвердительно произнес Малфой-старший, продолжая свое занятие — мельтешение в глазах присутствующих.
— Как они там? — Лили кивнула в сторону двери.
— Да все так же.
— Нарцисса и Молли уже отправились по домам?
— Естественно, да и что им тут делать? Доходчиво объяснить сыну, в каких проблемах он увяз, я могу и без помощи супруги, — тем же будничным тоном произнес Люциус.
Драко поежился. Да, отец часто обещал задать ему хорошую трепку и так же часто забывал это сделать, потому и выросло у него крайне непоседливое и совершенно не знающее, куда приложить свои таланты, «чудо». Вырасти-то выросло, да так из периода затянувшегося детства до сих пор и не вышло. Чем могла, пыталась помочь в сложном процессе воспитания тетя Беллатрис, но зачастую от ее помощи все становилось только хуже. А вот теперь, похоже, что называется «грянул гром».
— Ваше счастье, молодые люди, что вас никто не видел в первых рядах доблестного министерского отряда, иначе одним бы этим не обошлось, — Малфой-старший кивнул в сторону сваленной у порога темной кучи неизвестно чего.
— А что это такое? — заинтересовался Уизли, несколько напрягшись после упоминания о матери. Такие как Молли Уизли, войдя в раж, могли стоить десятка таких, как Снейп, да и последующих проблем от них могло быть куда как больше.
— Ваши вещи.
Рон, невнятно что-то буркнув себе под нос, полез разбирать эту чемоданную кучу-малу, проверяя целостность своих вещей, и, конечно же, главным образом — личной походной алхимической мини-лаборатории, которую ему подарили на день рождения сердобольные друзья. Утешало и настраивало на оптимистический лад одно — в каком бы бешенстве не пребывал Снейп, с такой ценностью он обходиться будет бережно.
— Мой драгоценный, но крайне слабоумный отпрыск, — церемонно начал Люциус, — ты за коим Мерлином все это устроил? — под конец фразы у родителя просто-напросто не хватило никакой выдержки. Удивляться было нечему — с такими «деточками» никаких наследственных запасов спокойствия не оставалось. Ради пущей убедительности, Малфой-старший ухватил своего не маленького, в общем-то, сынка за ухо. К тому сразу же вернулись воспоминания раннего детства, когда такие вот внушения происходили регулярно — стоило только непоседливому Драко грохнуть очередную любимую мамину вазу или растерять по всему дому отцовский коллекционный набор хрустальных фигурок животных.
— Мы на матч пойти хотели, — залебезил Драко, — а крестный нас не пускал! Еще и палочки отобрал у всех.
— Да вас приковать надо было, чтобы не сбежали никуда! Что за дети! Неужели нельзя было обойтись без таких разрушительных последствий? Чтобы вы знали, молодые люди, вашего «воспитателя» вывел из себя именно тот факт, что у него в лаборатории каким-то неведомым образом все зелья изменили свои свойства.
Рон Уизли ойкнул и переглянулся с изумленно таращившимся на взрослых Гарри.
— В самом деле? — удивилась Лили. — Погоди-ка, даже его драгоценный состав «Murata pellis»? Невероятно! Это что же такое вы сварили?
— Эванс, в чем вся невероятность? Я зельями в свое время не очень-то увлекался — в этой области гениями были вы с Северусом, — поинтересовался Малфой-старший, пока его сын, которого он продолжал цепко держать за порядочно припухшее ухо, пытался половчее устроиться, чтобы большего урона этому драгоценному уху нанесено не было.
— Смеешься? Неужели ничего не помнишь про зелье «Каменной кожи»? Да ты же по нему курсовую работу делал! — с веселым недоумением Лили всплеснула руками.
— Повторяю: абсолютной памятью на составы обладаете только вы двое. Да и работу эту я писал, Мерлин знает, сколько лет назад. Думаешь, я держу в памяти все свои курсовые? Эванс, не смешно.
— А можно мне рассказать? — притихший Рон, при упоминании о зелье, встрепенулся и, совсем как на уроке, поднял руку, стараясь привлечь к себе внимание. — Я знаю, что это за зелье. Ну можно? Можно? Я все-все по нему знаю…
— Ага, знаешь-знаешь, кто бы спорил, — хмыкнула Лили Эванс. Уизли сразу сник. — Зелье «Каменой кожи» — один из сложнейших и трудноприготовимых составов. Одним из его свойств является создание в организме принявшего его некоей… субстанции, которая наделяет человека абсолютной невосприимчивостью к физическому воздействию и частично — к магическому. Действие, конечно, варьируется по времени исходя из мастерства того, что сварил это зелье. Но даже, несмотря на это, с учетом всех остальных свойств, этот состав просто бесценен. Что это зелье делает у Северуса, я знать не знаю, хотя очень бы хотела. То ли тут Альбус постарался — с его-то способностями всегда и везде успевать это и не удивительно, то ли та же Гильдия… Тем не менее, приготовить это зелье практически нереально. Хотя бы только потому, что в его основу входят четыре компонента так называемой «вечности»: перо феникса, его же слезы, коготь и лист аконита. Мало того, что их на каждом углу не достанешь — все фениксы в Британии находятся под учетом властей и тихо-смирно сидят по заповедникам, а аконит вообще только в специализированных теплицах выращивают. Так ведь еще эти четыре компонента входят в редкую группу «абсолютно стабильных» — чтобы с ними пошла реакция в уже готовом зелье, да еще притом, хранящемся в особых условиях, должно произойти нечто поистине невероятное. Еще одно крайне неприятное обстоятельство заключается в том, что зелье «Каменной кожи» готовить приходится прямо-таки в экстремальных условиях: температура раствора безоарового камня, которое заменяет в зелье воду, не должна превышать ста шестидесяти девяти. Ровнехонько сто шестьдесят девять, иначе вся эта радость сворачивается прямо на глазах. Шутка ли? Сто семьдесят — температура кипения самого раствора, дальше он начинает испаряться. А измельченный и смешанный с водой и аконитом, который добавляют прежде всего, беозаровый камень превращается в на редкость гадостный яд, несмотря на то, что в твердом состоянии это вернейшее противоядие.
— Эванс, да тебе профессорскую степень по зельям хоть сейчас идти защищать — ты нам целую диссертацию выдала, — восхитился Малфой-старший. — Может, пойдешь к Северусу в компаньоны? Откроете лавочку и будете ежедневно радовать общественность столкновением характеров, поскольку что-то мне не верится, что вы хоть как-нибудь уживетесь.
— Суть вся сводится к тому, — Лили самодовольно улыбнулась, сделав вид, что дружеской подначки Малфоя она не услышала, — что вся эта морока только с основой зелья. Дальше — больше. Во время второй стадии, длящейся, между прочим, ровно тридцать две минуты, условия, в которых готовится зелье, должны попеременно меняться каждые четыре минуты — прямые солнечные лучи, тень и высокая влажность, стандартные лабораторные условия, сухой воздух. И при этом, никакой магии.
— Я — труп, — констатировал Рональд, — потому что все это делать придется мне.
— Скорее уж, котел туда-сюда таскать, — фыркнул Гарри, прислушиваясь к голосам в доме, — после сегодняшнего погрома тебя никто к приготовлению и близко не подпустит. Тем более — к такому, если верить всему, что рассказала мама. А она, между прочим, несмотря на то, что усиленно строит из себя незнайку и неумеху, эксперт в зельях преотличный — тебе с этими врожденными способностями до нее… как до Луны.
— Плакала моя карьера в Гильдии Алхимиков, — тоскливо вздохнул Уизли.
— Да она у тебя горючими слезами каждый Мерлинов день заливается! — зашипел Драко Малфой, растирая наконец-то отпущенное ухо. — Достал уже со своими причитаниями по поводу Гильдии!
— А вот это зря, — заметил Малфой-старший, — тут недавно был Игнациус Прюэтт собственной персоной.
— И когда только успел! — Лили покачала головой и с интересом в голосе спросила: — Опять, наверное, с Артуром поцапался? Игнациус же его терпеть не может — мол, не достоин моей дочери и все прочее…
— Это конечно не мое дело, — без особой уверенности в голосе сказал Люциус, — но ты права. Прюэтт появился как раз из лаборатории Магистрата, потрясая на ходу какой-то колбочкой с результатами их экспертизы — юный мистер Уизли якобы совершил нежданно-негаданно какое-то открытие, из-за чего у них там все на ушах стоят.
— Значит наш хитренький Северус, в первую очередь, отдал пробы состава в Гильдию, — протянула Эванс. — Это в его стиле.
— Ну и Игнациус всем своим видом изображал полное поощрение выходок своего внука — как говорится: «Чем бы дитя не тешилось, лишь бы алхимиком было отличным». Конечно, Артур Уизли вспылил… ну дальнейшее я пересказывать не буду. Добавлю только, что Северус забаррикадировался у себя и наотрез отказался кого-либо из этой делегации впускать. Мы с Цисси вообще предпочли в сторонке постоять и посмотреть, чем все это кончится. Как видишь, окончилось появлением Дамблдора. Это ты его пригласила?
— А то! Перемещаюсь камином в его кабинет, а там эта кампания с истинным смирением в глазах развалилась в креслах и в ус не дует! Альбус им при этом что-то вещает с крайне проникновенным видом — тишь да гладь полная.
Дверь, возле которой с кислыми лицами восседали Гарри и Рон, со скрипом распахнулась. Дамблдор с интересом оглядел ожидающую развязки «переговоров» компанию, взмахом палочки отправил чемоданы обратно в дом и снова скрылся. Дверь оставил открытой — уже можно, мол, все основные пункты договора о перемирии обсудили и согласовали.
С останками своего барахла в зубах юное поколение магов тихонечко прокралось в гостиную — Дамблдор Дамблдором, а со Снейпа же станется, если он им что-нибудь устроит. А он устроит обязательно, что можно было легко понять из его характерного прищура, которым Мастер Зелий одарил мальчиков.
— Ну и как? Неужели ни одно из зелий уже не подлежит восстановлению? — жизнерадостно поинтересовалась Эванс.
— Свойства поменяли все. Подчистую, — нехотя сказал зельевар. — Так что, используя банальную успокаивающую настойку, я рискую оказаться первым и последним дегустатором неизвестного современной Алхимии яда.
— Ну, надо же! Похоже, у тебя в лаборатории эксперты из Магистрата теперь дневать и ночевать будут, — хмыкнула Лили.
— Да уж, хорошо выйдет, если они там и вовсе не поселятся.
— Э-мм, Северус, можно задать животрепещущий вопрос? — последним в дверях показался Малфой-старший. — Мне бы хотелось заблаговременно осведомиться, какие меры наказания ты используешь на этот раз: очень, видишь ли, желаю заранее морально подготовиться к виду четвертованного наследника рода. Или что у тебя там на очереди.
— Не беспокойся, Люциус, список о-очень длинный, — ядовито сообщил тот. — И четвертование там идет только после отравления, снятия скальпа, «испанского сапожка»…
— Но мы вроде как уже условились, что этот список останется исключительно в воображаемом виде, — скромно улыбнулся Альбус Дамблдор, — не так ли, Северус?
— Да, господин директор, — с кислым видом отозвался он.
— Что ж, я хотя бы частично осведомлен о твоих планах, — с некоторым недоверием сказал Люциус Малфой.
— Тогда, пожалуй, мой черед кое о чем поинтересоваться, — Лили скрестила руки на груди, — завтра, если мне не изменяет память, полнолуние.
— Началось, — Гарольд закатил глаза. Именно вот таких вот приступов материнской любви и заботы он боялся больше всего.
— Люпин ни словом с Гарри не обмолвился по поводу превращений и вообще всех этих волчье-оборотнических дел. Да тут и конь не валялся, а завтра уже может что-нибудь случиться! Альбус, вы чем думали? Где носит Ремуса? Что это вообще за безобразие?
— Ремуса носит там, куда я его оправил, — миролюбиво ответил Дамблдор, — ты не хуже меня знаешь, какие у нас нынче проблемы, а Ремус Люпин — единственное связующее звено с Британской стаей. Фенрир Грэйбек и так уже во всю занят агитацией своих собратьев по клану к восстанию.
— Свои политические проблемы решайте, пожалуйста, не за счет моего сына! — рявкнула Эванс.
— Да не мои это проблемы, Лили, не мои, — директор Хогвартса закатил глаза, — но так уж вышло, что мне приходится все это разруливать.
— А заодно и свои дела за общий счет устраивать!
В доме повисла тишина. Малфой-старший на всякий случай отступил к дверям. Снейп попятился к камину, пытаясь незаметно для всех его разблокировать. Не понаслышке знакомые с директорским гневом Гарри, Рон и Драко вовсе забаррикадировались за диваном, откуда высунулись только их макушки. А Дамблдор и не думал раздражаться. С видом радетельного дедушки и еще большей старческой наивностью в голосе он переспросил:
— Что-что, прости?
— А то! — разъяренную Эванс не брало никакое оружие. Против нее даже, пожалуй, и то самое зелье «Каменной кожи» вряд ли помогло бы. — Зачем вы опять впутываете мальчиков?
— Тсс, мы сейчас услышим сенсационные откровения, — нервно хихикнул Рон.
— Каких-то троих магов на посылках держите, — продолжала та, — слышала я о них, и о том, что они делали во время сражения с Пожирателями. Ладно, набрали себе помощничков, а Гарри мой тут причем?
— Что-то я тебя вообще перестал понимать, Лили, ты чем-то очень недовольна? Странно, — Дамблдор уселся в ближайшее кресло. Поза и внешний вид в целом, включая колючий взгляд из-под бровей, очень напомнил притихшим за диваном мальчикам разговор в Иллитрисе, состоявшийся несколько дней назад. — Я от тебя вообще ожидал даже некоторой, скажем так, благодарности.
— Да? А за что, позвольте спросить?
— Между прочим, молодые люди, — Дамблдор немного отклонил в сторону голову, чтобы лучше видеть спрятавшихся за спинку дивана ребят, — насколько я знаю, на кухне акустика ничуть не хуже — вам и оттуда все будет прекрасно слышно. А заодно, может, и перекусите — уже давным-давно подошло время ужина, — заботливо сообщил он в спину понуро удаляющимся на кухню ребятам. — Так вот, Лили, дорогая моя девочка, у меня на глазах выросло не одно поколение юных магов, и ни разу не произошло такого, чтобы стройные ряды среднестатистических учеников не затесались парочка таких вот талантливых в очень специфичных областях ребяток. Таким, между прочим, был и мой лучший друг Нивеус, — выглянувший в гостиную с пакетом молока в руках Гарольд едва удержался от того, чтобы прыснуть со смеху. Актерские таланты Дамблдора, никогда особенно не страдавшего по своему беспутному товарищу, не переставали его восхищать. Голос директора Хогвартса при упоминании о школьном товарище дрогнул, в глазах блеснула печаль... Эффектно, ничего не скажешь. — Чего греха таить, и последующие поколения были богаты на уникальные дарования, — он смерил едва ли не гордым взглядом всех троих выпускников Слизерина, замерших по разным концам гостиной. — К сожалению, не все использовали свои таланты во благо. В свое время я так и не смог наставить на путь истинный Тома Риддла, о чем до сих пор глубоко скорблю. Каюсь, еще очень и очень многих и до и после него я просто не успел спасти… Впрочем, думаю, Лили, тебе ситуация известна лучше всех. Ты и сама прекрасно знаешь, с каким предубеждением сталкиваются в Магическом Мире выпускники факультета Слизерин, что им приходится преодолевать, чтобы устроить свою жизнь. Не буду тебе все это пересказывать. Увы, реальное же положение дел таково, что большая часть по-настоящему талантливых молодых людей, задавленных обществом, не имея мощной и стабильной поддержки семьи и друзей, опускаются до низшего уровня уличного, прошу прощения, отребья. Меня это очень удручает, и поэтому все, что я делаю, направлено исключительно на поддержку таких юных дарований, на помощь им. И, в свете всего этого, мне, знаешь ли, очень неприятно слышать от тебя в свой адрес такие замечания. Уж о чем я и вовсе говорить не хотел, так о твоей беспутной юности, но, видимо, этого никак не избежать.
— А причем тут это? — недовольно осведомилась Эванс. Теперь она прекрасно понимала, что имел в виду Снейп, когда говорил, что с Дамблдором лучше не спорить. Мудрость Северуса Снейпа гласила: лучше вообще как можно меньше обращать на себя внимание Альбуса Дамблдора — это очень чревато тем, что в результате виноватым останешься ты сам, да еще к тому же и всю оставшуюся жизнь будешь страдать от ужасного стыда — оторвал от дел такого человека ради каких-то своих мелких, житейских проблем…
— А вот ты представь, что бы случилось, если бы, скажем, нашего разговора не состоялось?
— Просто была бы она не миссис Поттер, а, предположим… — с ухмылкой начал Малфой-старший.
— А какая-нибудь другая «миссис», — оборвал его зельевар. — Альбус, мы это все уже проходили — а что было бы, если бы не случилось этого, если бы не появился тот… ну и так далее. Никакого Апокалипсиса бы не произошло.
— Вовсе нет, на этот раз я не имею в виду никаких глобальных событий. Просто частный случай. И вот еще одна поправочка для такой ситуации: представим, что Темный Лорд уже уничтожен, а ты была замечена в его рядах, — с совершенно невозмутимым выражением лица старый маг склонил голову на бок, ожидая какого-нибудь вразумительного ответа.
Пока Лили придумывала достойную отповедь, мальчики, по суровой жизненной надобности в лице готовки ужина громыхали на кухне кастрюлями и очень серьезно раздумывали — для кого затеян весь этот бесплатный концерт? Ну не просто же так Дамблдор им «легализировал» проверенную временем и многочисленным опытом подслушивающую систему — «прикинулся ветошью, авось и узнал что-то новое»? И зачем из себя этакий «божий одуванчик» изображать?
— А я тебе скажу, что бы тогда было, — кресло оказалось в дополнение ко всем его талантам еще и качалкой, так что хогвартский директор, судя по виду, был просто вне себя от радости. Но это никак не вязалось с тем, каким тоном он говорил с Лили: — Ты без весомой поддержки со стороны того же мистера Малфоя, например, на «плаву» не продержалась бы и дня. Репутация слизеринки, темного мага да еще плюс ко всему и сторонницы Темного Лорда были для тебя наилучшей рекомендацией на долгосрочную службу в Азкабан в качестве заключенной, Лили. А у твоего сына, благодаря высочайшей психологичности данного ему воспитания, ситуация по большому счету близкая к этой, — вот теперь он, похоже, действительно разозлился. Правда, Дамблдор все равно продолжал это тщательнейшим образом скрывать, только взгляд еще больше посуровел. — Ну что ты замерла с открытым ртом, как выброшенная на берег рыба? Вот что ты можешь теперь полезного сделать, а? Из Аврориата уволилась? Уволилась. Все связи потеряла. Ладно, не велика беда. С Аластором Грюмом разругалась? Разругалась. Слышал я в вашу, с позволения сказать, «беседу» — оба молодцы, просто слов нет! Что стар — что млад! Теперь еще и пропадаешь неизвестно где. И не отнекивайся, у Морисы Забини тебя уже давным-давно не было. Ну, так скажи мне, дорогая моя, какой от тебя на данный момент может быть толк юному, еще не освоившемуся в мире, мальчику? С наиотвратительнейшей репутацией в глазах общественности, между прочим!
Грохот на кухне прекратился. Люциус Малфой, видя, что разговор тут уже давным-давно перешел на личности, тихонько подозвал сына и вполголоса ему доходчиво и с отдельными примерами объяснял, как тот себя должен вести остаток лета, чтобы не устроить отцу еще больших проблем. Драко с умным видом слушал и периодически утвердительно кивал, что все равно не гарантировало того, что в его «дырявой» на подобные распоряжения голове хоть что-нибудь да задержится.
— Что, сказать нечего? — продолжал Дамблдор. — А я ведь в свое время тебя предупреждал, Лили: гляди в оба, не пытайся свалить на других и в очередной раз всем устроить «страшную и кровавую месть» — вместо этого себе же хуже и сделаешь, — теперь он и сам уже понизил голос, — вот, что у тебя с воспитанием детей вышло. Одного на самотек пустила, — он указал подбородком в сторону кухни, — а другого на попечение Джеймсу отдала. Просто умница. Ты бы еще обоих лично в руки Темному Лорду передала, ей Мерлин, результат был бы один и тот же! Да объясни же мне, наконец, кому, что и зачем ты этим доказать-то хотела? Или может у вас с Гарри это семейное? Запустите ситуацию до предела, а потом пытаетесь ее неизвестно какими силами разрулить…
Эванс самую болезненную для нее тему «при всем честном народе» обсуждать не хотела совершенно, и, в очередной раз доказав свой характер, просто-напросто швырнула в камин горсть летучего пороха и на глазах у изумленного Снейпа была такова. Судя по лицу Альбуса Дамблдора, эта выходка была уже далеко не первой, так что единственное, что оставалось — подождать, пока чересчур вспыльчивая колдунья успокоится и будет готова к нормальному, серьезному разговору.
— В общем, Северус, мы все обсудили, — видя, что дальнейшее обсуждение бесполезно, Дамблдор встал с кресла. — Я на тебя надеюсь. Люциус, мое почтение, — коротко кивнув Малфою-старшему, хогвартский директор последовал примеру Лили Эванс и растворился в зеленом пламени камина.
— Ну что, сначала скальп снимать будем? — будничным тоном осведомился Мастер Зелий, поворачиваясь к застывшим в дверях Гарри и Рону. Последний подавился бутербродом от нахлынувших на него при этих словах чувств. — Или на потом отложить? Люциус, не хочешь внести конструктивные предложения по этому поводу?
— Для начала — отдать этим сорванцам волшебные палочки.
— Издеваешься? Лабораторию мне уже разгромили, а с палочками и вовсе за дом примутся!
— Куда хуже выйдет, если они за это возьмутся без палочек, Северус. Масштаб разрушений будет во много раз больше, гарантирую, — хмыкнул Малфой-старший. — В качестве дополнительных мер защиты твоей персоны предлагаю вот что: у меня по дому шатается целая толпа домашних эльфов, которым катастрофически нечем заняться. Не хочешь кого-нибудь из них к себе на помощь взять? Могу порекомендовать Добби — он моего сына с самого детства опекает. Милейшее создание, а, что самое главное, очень полезное.
— Вот еще! Только этого чокнутого домовика здесь не хватало! — возмутился Драко, но, видя, что его эмоциональные порывы ни к чему не приводят, снова сменил тактику на нытье: — Отец, ну зачем нам здесь домовой эльф? Тем более Добби! Он же всех достанет! Ты что, не помнишь, что он год назад устроил? Он меня из-за каких-то своих глупостей чуть не угробил!
— Как оказалось, вовсе не из-за глупостей, — всем своим видом Малфой-старший показывал, что на этот раз решения не изменит. — Пусть уж лучше он за вами присмотрит — хоть какой-то толк будет.
— Кстати, как там дела у Беллатрис? Уже оправилась от культурного шока? — осведомился зельевар, более или менее успокоенный тем, что «этих маленьких монстров» будет кому проконтролировать. Ну, на домового эльфа всех проблем, конечно же, не свалить, но это уже какая никакая, а все-таки помощь.
— На тот момент, когда меня срочно вызвала сюда Эванс, Белла еще не пришла в себя и ничего вразумительного выдать не смогла. Ее, к тому же, судя по всему, перед самой аппарацией задело каким-то проклятием, так что хвала Мерлину, хоть не распополамило…
— Ну, это как посмотреть… как посмотреть, Люциус, — рассеянно пробормотал Снейп, явно прикидывая, какими средствами он будет восстанавливать лабораторию.
— Хотя ее шаткое положение никого особенно и не остановило: Эйвери жаждал крови и срывал злость за провал на каждом встречном. Долохов, я так подозреваю, как только до него дойдут новости о наших «приключениях», огласит Азкабан своими непередаваемо мастерскими нагромождениями ругательств. Ну и диким хохотом заодно. Карроу тихо забились в угол — они первыми подержали эту безумную идейку Беллатрис и первыми же ото всех получили на орехи. Вопрос века, как ты уже понял, что делать с Мальсибьером-младшим, и как за это все в ближайшем обозримом будущем, если случится то, что предполагается, отчитываться перед его папашей. Я краем уха слышал, что изо всех невнятных бормотаний Дерека более или менее четко разбирают только про «козявку Уизли». Это не про вас случаем, Рональд? — ехидно осведомился Люциус. — Или вас, как вы все говорите, и «близко не стояло» с полем битвы?
— Мало ли что там Мальсибьер говорил, — насупился Рон. — У него же на меня еще с лета зуб.
— Кстати о зубах, а что это все-таки были за чары? Колдомедики ничего внятного так и не выдали. Случайно не «Venenatus papilio»?
Рон засопел еще яростнее.
— Откуда что берется! — с некоторым весельем в голосе произнес Малфой-старший. — И это — член почтенного семейства Уизли.
— Это в первую очередь внучок Игнациуса — по степени общей вихлястости один в один, — фыркнул Снейп. — И по всем остальным параметрам тоже.
— Оно и видно. Так, ну напоследок, Драко, будь так добр, портал мне отдай. Без него пока обойдешься. Если уж ты не в состоянии себя вести как нормальный, адекватный взрослый человек, значит, рановато я тебе его доверил. Все равно я не думаю, что в ближайший месяц он мог бы тебе внезапно понадобиться, — Люциус Малфой шагнул к камину и. перед тем, как скрыться в магическом пламени, коротко произнес: — И чтобы больше никаких побегов!

* * *

Добби масштабом своей развернувшейся деятельности превзошел все ожидания, и неприятные в том числе. Нет, даже в одиночку домовик успевал уследить абсолютно за всем — и за бешеным Поттером, и за понурым Малфоем и за депрессивным Уизли. Временами, в особом порыве трудолюбия, даже и за самим Снейпом. В этом же и заключалась негативная часть: никто из мальчишек и шагу не мог ступить без его ведома, а свои наблюдения Добби, по приказу старшего хозяина, тут же передавал Снейпу. И как бы тут ни бился Драко, пытаясь различными способами лишиться этой навязчивой опеки, неправленой на него самого в первую очередь, ничего не выходило — Добби до фанатизма был предан Малфою-старшему.
В тот же день добилась-таки «свидания» с сыном Молли Уизли. Рон был полностью прав в своих предположениях относительно того, что его сначала до смерти зажмут в крепких материнских объятиях, а потом оглушат не менее крепким и звучным материнским рыком. Так что «по шапке» получил и он. Правда, здесь весь неприятный элемент скрасило появление деда, четко поставившего себе цель забаловать внука до полной невменяемости. Заодно Игнациус парой слов обмолвился о том, что его гениальнейший внучек задал хорошую задачку всей Гильдии Алхимиков — над этим неизвестным составом, который умудрился изменить начисто свойства всех зелий, с которыми он вступал в контакт, бились все алхимики Британии. Снейп на это сенсационное заявление выдал нечто невнятное, трактуемое в двух версиях: «Новичкам везет» или «Дуракам везет». На выбор. Самому Рональду, конечно же, был более лестен первый вариант, но что-то подсказывало, что в реальности прозвучало второе высказывание. Ну и чтобы гордое за себя дите не заскучало (несмотря на дикий объем восстановительных работ в лаборатории, зельевар наотрез отказывался его туда пускать), ему дали вариант вступительной экзаменационной работы на низшую ступень в Гильдии Алхимиков. Достаточно, в общем-то, эрудированный Рон волком взвыл на первых же вопросах и бросился выпытывать ответы у друзей.
Как ни странно, наименьшей объем проблем изо всей слизеринской троицы приносил именно Гарри Поттер. И было так по одной простой причине: эпохальное событие в виде своего первого полнолуния Поттер просто-напросто проспал. Соответственно, вместе с ним «проспали» все полнолуние и все связанные с ним проблемы. Зато после своей непродолжительной спячки, продлившейся только первую ночь полнолуния (сам факт чего поставил на уши всю зельеварскую половину обитателей дома), Гарольд был как всегда бодр, весел и потребовал в скорейшем порядке организовать ему возмещение морального ущерба в лице пропуска дня рождения. Вроде кое-как организовали. И даже с подарками. А заодно была найдена и всеобщая панацея: в опустевшем подвальном помещении трое слизеринцев устроили некоторое подобие штаба, где и пропадали круглыми сутками, занимаясь, своими делами. Гарри усиленно нарушал запрет Снейпа на активную физическую и магическую деятельность (несмотря на лечение слезами феникса, перевязки все равно требовались, хотя и не такие частые, по поводу чего очень продолжительно и со вкусом злорадствовал Северус Снейп). Рон обложился всеми имеющимися у него книгами и пытался дать вразумительные и четкие ответы хотя бы на двести из пятисот восьмидесяти вопросов в аттестационном листе, в реальности представлявшем собой этакую стопку бумаги в фут высотой. Драко в кой-то веки забрался в книжный схрон своего крестного, где обнаружил, по его словам, бесценный источник знаний по чарам.
Ну а ключевую роль в успокоении буйных голов сыграло долгожданное всеми появление Ремуса Люпина, принесшего с собой целый ворох новостей. Так быстро, как его крестник, да и к тому же безо всяких последствий, отойти от связанных с полнолуние событий он не смог. Поэтому появился неделей позже. Зато целиком и полностью готовый покаяться во всех своих грехах и предоставить от своего лица всевозможную помощь. Отряхнув свой ветхий плащ от дождевых капель — нудный, серый и какой-то вялый ливень зарядил с самого утра — Ремус обнял крестника, залихватски улыбнулся его товарищам (что у него вышло достаточно убедительно, несмотря на общую пост-полнолунную изнуренность). Ну а Северус Снейп наконец-то получил возможность понаблюдать, как его трое воспитанников достают еще кого-нибудь. Оставалось только рассесться в гостиной и приготовиться к обсуждению событий, о которых «затворники» дома в Паучьем тупике, в виду практически полного отсутствия связи с внешним миром, знали только из газет (а им верить на слово было нельзя — это уже стало народной мудростью). Снейп, если и знал о том, что происходит у Пожирателей, то об этом умалчивал, да и сами мальчики своих ценнейших источников информации лишились — эти самые источники решили, что троим сорванцам можно последний месяц перед началом учебного года провести в тишине и покое, нечего головы лишним забивать. Так что Ремус Люпин был, своего рода, ласточкой, принесшей на своих крыльях различные вести — приятные и не очень. Каковые же из них на какую долю приходились, оставалось определить самим слушателям.

Однажды пламя Ада доберется и до вас.
Торент - трекер BattleKnight Травиан
Спасибо: 0 
Профиль
Mamont
Le serviteur de l`obscurité!


Сообщение: 2648
Зарегистрирован: 22.06.07
Откуда: Прямиком из Ада., Алушта
Репутация: 15
ссылка на сообщение  Отправлено: 12.12.09 22:45. Заголовок: Глава 22. Происшеств..


Глава 22. Происшествия и их причины.

Буквально только что прибывший Ремус Люпин растянулся в хозяйском кресле, которое Снейп с заботливым оскалом на лице придвинул ближе к камину. Судя по выражению его лица, он успел за это время если не ножки подпилить у несчастной мебели, то точно сделать Люпину какую-нибудь гадость — сказывалось длительное пребывание в одном доме со вторыми после близнецов Уизли затейниками Хогвартса (а может быть даже и первыми — это с какой стороны оценивать выходки и тех, и других). Сам же Ремус, после долгого переминания с ноги на ногу и бессвязного мычания набрался наглости и потребовал себе чаю «исключительно в обогревательных целях», в подтверждение своих слов скорбно хлюпнув носом, — оборотни, мол, тоже насморку подвержены. Получив вожделенное «чайное ведро», это если судить по объему чашки и по нежеланию хозяина дома еще раз мотаться на кухню за второй порцией чая, Ремус еще скромнее покосился в сторону кухни. На это Снейп ехидно развел руками и сообщил, что малинового варенья к чаю он не держит, а последнее бодроперцовое зелье его горе-ученик превратил в неизвестных свойств желе, тем не менее, приятно попахивающее попеременно то лимоном, то земляникой.
— Хорошо у вас тут, спокойно, — оценил Люпин, невольно ежась под сверлящим взглядом крестника. Впрочем, оборотень имел полное право вот так вот расслабиться в кресле. В отличие от некоторых, последние несколько недель он провел в нечеловеческих условиях, по приказу Дамблдора отыскивая на территории Англии и Шотландии представителей Европейского Совета Стаи и, собственно, сами Семь Стай Британии. Найти удалось, и даже переговорить. Дальнейших же результатов оставалось только смиренно ждать, а заодно и надеяться, что загребущие рученки-«лапки» Сивого так далеко не добрались — хоть он сам и был одним из Вождей, слушалась его пока только его же стая, которая, кстати, «от лица всех оборотней» и выступила во время первой войны с Темным Лордом на его стороне. Ну а свалили все, как водится, на тех, кто из своих гор и пещер с лесами даже носу не высовывал.
— Считай, что тебе очень повезло, Люпин, — ты попал в период «ремиссии» всего этого балагана, — заметил Мастер Зелий. — Так что конкретно происходит? В Министерстве собираются хоть какие-нибудь меры принимать? Не поверю, что ты и туда свой длинный волчий нос не сунул.
— Вот именно, что министерские собираются. До сих пор все происходило только на словах.
— Ну а как же! — синхронно фыркнули Гарри и Рон. Они с этой системой знакомы были с самого детства и отлично знали, чем заканчиваются в правительственных кругах таких проволочки.
— Вообще-то, там больше панику разводят, чем конкретно что-то делают. Да и с последствиями Чемпионата разбираются. Служба безопасности очень сильно промахнулась, еще и авроры оплошали. Все требуют моральной и финансовой компенсации за ущерб. А в прессе что творится… Сущий ужас! Да и вы сами, наверное, видели — о чем только не пишут, — вежливый и деликатный Люпин остался верен себе. Пока он мирно прихлебывал чай и отогревался у камина, присутствующим оставалось только догадываться, какой же бедлам в Министерстве Магии творится на самом деле. — Хотя, по слухам, весь штат сотрудников подняли на ноги. Вроде деятельность какая-то все же идет.
— Фадж совсем свихнулся, что ли? — не выдержал Уизли, и, стойко игнорируя в общем-то не слишком укоризненные взгляды взрослых (один уже давно отчаялся повлиять на воспитание детей, а второй даже и не пытался — по себе знал, что в плане смены степени политкорректности у этих троих любые меры бесполезны). — Нет, что народ к делу подключился — это хорошо, не будут всякие там Эмми Глэдис по зданию бесцельно шататься. Другое дело, что половине сотрудников там и делать-то, в принципе, нечего. Да в Министерстве больше давка будет, чем напряженная работа! Если уж хотели развести бурную деятельность, так вполне достаточно было бы вызвать в полном составе отдел Планирования из департамента Предсказаний — вот и все проблемы. Планировщики им бы там быстро все устроили как надо. Но нет, на публику работают…
— Э, у нас, оказывается, департамент Предсказаний есть? — удивился Драко. — И чем они там занимаются, помимо раскладываний пасьянсов? Погоду на месяц вперед предсказывают?
— Ага, погоду, погоду, — хмыкнул Гарольд. — Ее, родимую, круглые сутки и предсказывают… В этом департаменте работают лучшие астрологи и предсказатели Британии — все масштабные развертки будущего проверяют кто как может.
— Что-то плоховато проверяют…
— Да просто их никто не слушает вовремя — там же пифий всяких истерично-психованных полно, вот и создают они себе крайне ненадежную и отрицательную репутацию. Так вот, все их расчеты-перерасчеты, звездные карты и прочие пророчества идут именно в отдел Планирования, чтобы те разобрали, сами просчитали, проверили в плане возможности, одобрили и начальству доложили. Работа адская, хуже ее нигде не найдешь. Зато уважение огромное — нумерологов все и так на руках носят, а тут вообще царское положение. Но спят люди по причине регулярного полномасштабного завала в бумагах часа по два-три в несколько суток. Их там измором берут. Хотя если что не так выходит, все валят тоже на них — мол, вовремя прогнозы не обработали, так что вы все такие вот бяки.
— Это ты откуда знаешь? — с ноткой ревности в голосе поинтересовался Рон. Он в плане таких точных знаний был обделен. Взрослые, обменивавшиеся за все время речи Поттера удивленными взглядами и совершенно не желавшие прерывать разговорившегося подростка, навострили уши.
— Нас с братом в детстве иногда родители с собой на работу брали: его — чтобы показать, где и чем «папочка занимается», а меня — за компанию, чтобы дом не разнес в их отсутствие. Так пока Джереми там закоулки Аврориата изучал — это же отдельное здание — я вдоль и поперек излазил Министерство. Даже как-то в Отдел Тайн забрел, но меня оттуда быстренько выставили. А потом мама везде с собой водила: она к планировщикам часто наведывалась — у нее там друзей полно было. В общем, народ там самый что ни на есть «головастый». Частично, кстати, держат под собой Отдел Тайн — они туда пророчества и прочую всякую секретную лабуду поставляют. Ведь в Отделе Тайн в основном ученые работают, и без исследовательского материала они там мрут со скуки как мухи, так что на планировщиков молятся, как на богов.
— У них еще вроде бы подчинение двойственное, — Уизли тоже решил блеснуть знаниями.
— Мерлин Великий и Всемогущий, Рон, да оно везде двойственное! С одной стороны Министр — с другой казна. И тянут каждый в свою сторону.
— Им-то зачем? Смену курсов галеона относительно фунта предсказывать? Экономистов грамотных не хватает? — недоверчиво спросил Драко.
— Да кто их всех знает.… В последнее время еще и Аврориат на себя одеяло тянет — им видите ли для просчетов операций нужна обязательная помощь всего департамента. Вот хоть в лепешку разбейся, а планировщиков с парочкой предсказателей в комплекте предоставь, — Гарри Поттер недовольно тряхнул головой. — Ну а совместная работа нумерологов и прорицателей — притом, что они друг друга терпеть не могут — это и вовсе полная труба. С ними все Министерство как на вулкане сидит — того глядишь, в глухие забастовки из-за постоянной нагрузки уйдут.
— Вас послушать, так у нас там вообще все на грани одного большого взрыва, — покачал головой Ремус.
— А что, разве нет? Люпин, ты прямо как с Луны упал — в Министерстве такая ситуация уже последние лет пять точно держится, — хмыкнул Снейп. Речи Поттера его порядком повеселили. — И все остальное на фоне этого — сущая ерунда. Думаешь, почему Фаджа на пост Министра избрали? Считали, справится со всем этим. Ан нет, не вышло.
— В общем, все без толку бегают, создают иллюзию высокой занятости, — Люпин попытался мирным путем свернуть дискуссию по поводу качества нынешней власти. — Авроры, кстати, за свой грандиозный провал на Чемпионате уже получили крепкий подзатыльник — они не то что предотвратить погром лагеря должны были, а и вовсе не допустить появления Пожирателей. Так что теперь Джеймс бегает как заяц по комиссиям, доказывает, что все сделано было исключительно на пределе возможностей. Финансовых. Ну а дальше идет старая песня о том, что казначейство окончательно потеряло совесть.
— Еще что-нибудь новенькое есть? — поинтересовался Гарри. — А то вопрос с финансами, знаешь ли, вечен — то Грюм, то отец регулярно такие ходки устраивают.
— Неделю назад состоялись похороны Маркса-старшего и Джастина Пристоу — они погибли во время сражения в лагере, да вы и знаете, наверное. Ребята, у меня к вам в связи с этим отдельная просьба: вы Дэви не слишком в этом году доставайте, ладно? Мальчик отца потерял.
— Да мы его и так не трогаем, — пожал плечами Рон.
— Х-мм…Ну ладно, слушай дальше. Грозный Глаз вообще заявил, что уходит в бессрочный отпуск и все обязанности взвалил на Тима Робертса. Неплохо придумал, правда? Думаю, лучшим другом Джеймса он пробудет не долго.… Учитывая, конечно, временами совершенно негриффиндорский характер твоего отца, Гарри. Точнее — некоторые его аспекты. Сам же Аластор собирается занять пост преподавателя Защиты от Темных Искусств.
— У-у, садюга! — Поттер от огромной «радости» навернулся со спинки дивана на пол. — На пару с отцом мне испоганили лучшие годы детства, теперь опять его терпеть… тьфу ты, Мерлинова борода! Подфартило же! И что ему в Аврориате не сиделось?
Судя по лицу Мастера Зелий, думал он примерно в таком же ключе, только лишь в несколько иных выражениях.
— Я думаю, все дело в Турнире… — Ремус осекся, не зная, стоит ли развивать тему дальше.
— Да знаем мы про Турнир Трех Волшебников, знаем, — отмахнулся Драко, на пару с Роном обсуждавший шепотом открывавшиеся перспективы, а точнее их полное отсутствие. — И про то, что участвовать будут Дурмстранг и Шармбатон. Тоже придумали: в стране творится. Моргана знает что, а они мероприятия масштабные устраивают! Нет, ну что там Грюму-то делать, объясните мне?
— Да как обычно, — отмахнулся Снейп. — Очередная перестраховка в его духе. Принимающая сторона на Турнире может выставить только определенное количество магов на защиту делегаций… узнать бы еще, кто эти правила придумал… ну и авроров должно быть заранее обговоренное число. Поэтому Грюм, видимо, решил использовать место преподавателя как лазейку — будет в непосредственной близости наблюдать за происходящим. Да и вообще, он, похоже, в кой-то веки уверился в правоте одного мудрого высказывания, гласящего: «Хочешь, чтобы что-то было сделано хорошо, сделай все сам».
— Да, а нам с этого только и остается бурный восторг изображать, — буркнул Рон. — Точно ведь — подфартило. На что угодно готов поспорить, Грозный Глаз нам и вздохнуть свободно не даст. Уж и с Блэком-то нам на уроках не сладко было, а тут вообще…
— Да, кстати, чуть не забыл! Меня тут попросили вам всю эту корреспонденцию занести, — Люпин полез в один из своих многочисленных бездонных карманов. — Э-мм, Северус, твои бумаги у Дамблдора, он просил передать, чтобы…
— Спасибо, Люпин, а то я уже порядком обеспокоился судьбой своих писем, — Снейп язвительно хмыкнул при виде кипы наполовину промокших конвертов.
— Драко, это тебе, — две самые увесистые «бандерольки» перекочевали в руки к Малфою-младшему, который при виде имени отправителя скривился как от зубной боли — Блэйз Забини была мастером писем «ни о чем», каждый раз разводя свои излияния на несколько футов пергамента. И теперь перед ним находилась парочка как раз таких посланий. Игнорирование писем Блэйз обычно грозило серьезными проблемами во всем, до чего могла добраться юная мисс Забини, а, учитывая, что семьи молодых людей в виду их уже относительно скорой свадьбы достаточно сильно сдружились, рычагов влияния на Малфоя-младшего у Блэйз только прибавилось. — Рон, твои письма.
Рональд получил на руки увесистую кучку посланий, судя по исходящим адресам, отправленную собравшимися одним скопом когтевранками. Пока близкие друзья и все семейство Уизли в целом (кроме хитрого и многоопытного Игнациуса) «гуляния» Рона пропускали мимо ушей и держали вне поля зрения, в Слизерине мирно рос очередной Казанова. Пока, конечно, до таких громких званий было еще далеко, но тенденция общего роста в плане знакомств с девушками уже была нешуточной. И это отлично иллюстрировалось посланиями юных представительниц чужого факультета с просьбами «как-нибудь встретиться в школе и обсудить зелья». «Обсуждение зелий» так же могло меняться и на просьбу о помощи — головастых было много, но камень преткновения в виде алхимии был и у них, и на ощутимую поддержку в изучении этой сложной и запутанной науки от самой юной мисс… Уизли откровенно веселился и признаваться в своем врожденном даре не перед кем не спешил, предоставляя некоторым особо желающим право «просветить» его в этой области.
— Гарри, держи, это тебе от кузена. Гермиона что-то не пишет пока, — то ли вся тактичность Люпина испарилась неизвестно куда, то ли он просто не понял, что у крестника это больной вопрос. На мгновенно покрасневшего Поттера Ремус посмотрел с искренним недоумением. Потом, конечно, о чем-то догадался и мысленно посетовал на свою глупость, но это все позже.
— Ну, как там Дурсль поживает? — Малфой разбор нудных писем своей «подруги» торжественно решил отложить на потом (когда совсем нечем заняться будет).
— Не поверишь, — на удивление бодро хмыкнул Гарри, быстро пробегаясь глазами по письму. — Вот это новости.… Помнишь, он в прошлом году в Норе все лето с нами провел?
— Ну да, вы с Уизли рассказывали…
— Так вот теперь Дадли объясняет, с чем это все связано. У дяди Вернона обнаружился какой-то дальний родственник за границей, причем родственничек совсем не бедный. Ну и в прошлом году он то ли при смерти находился, то ли еще что-то, и дал указание своим людям разыскать всех его троюродных-четвероюродных и так далее внуков-детей-племянников. Ясное дело зачем — чтобы было кого в завещание вписать, поскольку свои дети его чем-то крайне огорчили и он их отправил… куда подальше. Ну, решил всех родственников у себя собрать, познакомиться, что называется.
— Веселая у тебя родня, Гарри, — Рон с улыбкой покачал головой, — все один через один либо миллионеры, либо наследники древнего рода, либо еще какие-нибудь особо даровитые личности.
— Ага, повезло, Рон, очень, — в голосе друга явственно звучит скепсис. — Ну, вот прошлым летом тетя Петунья и дядя Вернон и уезжали — показаться на глаза этому дальнему родственнику. Дадли пишет, что несколько месяцев спустя пришло письмо — им отходит половина наследства.
— Видимо, они хорошо себя представили, — утвердительно хмыкнул Драко, очень хорошо разбиравшийся в подобного рода делах. — Или, что тоже немаловажно, на фоне всех остальных выглядели жалостливее и беднее всех.
— Короче говоря, последние месяцы они занимались исключительно всеми этими бюрократическими проволочками. Недавно съехали с Тисовой Улицы и вот приглашают на новоселье.
— Ну и ну.… А нас тоже приглашают? — Рона перспективы торчать практически целый месяц в обществе одних только книг и медленно, но верно звереющих в четырех стенах друзей как-то мало привлекали. — Съездили бы…
— Да это какой-то высокосветский раут намечается, к тому же, в сентябре. Если кто поехать и сможет, так это моя мать — у нее теперь свободного времени полным-полно.
— Уже светский? — поднял брови Малфой-младший. — Быстро устроились-то.
— Так, ну вы, надеюсь, обсудили все новости? — подал голос Люпин, до сих пор не мешавший разговору. Похоже, его лимит времени, отпущенный на общение с крестником, вовсе не был резиновым. — Я тут Гарри обещал давно уже объяснить некоторые моменты…
— И я давно уже жду, когда это осуществится.
— Так вот…
— Я, пожалуй, схожу в лабораторию, — скучающим тоном произнес зельевар, — мне анатомический и психологический портрет оборотня известен еще со школьных лет.
Рону и Драко, не слишком хорошо знавших подробности всех похождений знаменитых мародеров оставалось только недоуменно глянуть в спину Снейпу. Сами они уходить никуда не собирались, да и их никто особенно не гнал.
— Ну, начнем вот с чего. Какие у тебя ко мне есть вопросы?
От смеха фыркнули все трое.
— Насчет Грэйбека, — наконец сказал Гарри, — он ведь может превращаться и не в полнолуние, верно? Но почему трансформы так отличаются? Я имею в виду вот что: его внешний, х-мм, вид во время битвы после Чемпионата довольно-таки сильно отличался от того, что было, когда Пожиратели пытались похитить Джереми.
— Значит, вы все-таки сражались вместе со всеми, — констатировал Люпин. — Что ж… думаю, этим же можно будет объяснить и то, что в первую вашу встречу, ты умудрился серьезно ранить его и даже обратить в бегство. На всех оборотней очень сильное влияние оказывает луна, происходит это из-за так называемого внутреннего Зверя — некоей квинтэссенции всех тех изменений, которые происходят с магом, когда в его кровь попадает ликантропный яд.
— Короче говоря, раздвоение личности, — с напускным весельем «перевел» Гарри.
— Еще чего! Придумал тоже… ничего подобного. Зверь не может быть ни «второй личностью», ни отражением или чем-либо еще. Это просто совокупность обостряющихся животных инстинктов. Очень, между прочим, удобно все это обобщать под каким-то одним понятием. А вообще, вы же знаете, что в основе человеческого сознания лежат именно животные инстинкты: самосохранение, утоление голода — потребности в пище…
— Ремус, я знаю, что ты можешь нам по этой теме целый доклад выдать, но может, вернемся к теме разговора? С инстинктами все теперь ясно. И со Зверем тоже.
— Хорошо, больше распространяться на пространные темы не буду. С приближением полнолуния в оборотне крепнет этот самый Зверь. К здравому мышлению, к сознательности, постепенно начинают добавляться отголоски этих инстинктов. Нет, они конечно и в обычной жизни есть, но тут все происходит несколько иначе. Одно дело, когда ты эти инстинкты строго контролируешь, и они действительно служат основой для всего, а совершенно другое, когда они же, но частично — посторонние, да еще и усиленные многократно, давят на мысли. Не очень-то приятное ощущение. Чем ближе приход Полной Луны, тем сложнее с этим справляться. Поэтому перед полнолунием оборотней лучше не трогать.
— Ну, со среднестатистическими оборотнями все ясно, — прокомментировал Рон, все это время слушавший Люпина с самым наисерьезнейшим выражением лица. — А что с нашим уникальным дарованием в лице Гарри делать?
— Здесь, я так думаю, ситуация спорная, — Ремус со вздохом покосился на опустевшую чашку. Намека никто не понял. — С одной стороны, в крови есть достаточно большое содержание яда, а значит, частично Зверь должен быть. И так же его сила и влияние на разум к полнолунию должны возрастать. Но поскольку ты все-таки не совсем оборотень, — у Поттера явно обозначилось на лице «и здесь я отличился», — его влияние не должно быть таким явным. Отсюда, как мне кажется, да и не только мне, между прочим, может быть и увеличение физической силы, быстроты реакции… может, конечно, частично и проявится что-нибудь из чисто звериного арсенала, но под контроль инстинктов ты попадешь вряд ли. Тут, как это ни смешно, на все влияют десятые и сотые доли яда в крови. Если нет — значит, нет. Поэтому и Грэйбек к полнолунию как человек все хуже себя контролирует, но, поскольку Зверь в свои права еще не вступил, и находится «на подступах», в этом промежуточном состоянии любой оборотень, даже такой как Фенрир, заметно ослабевает. Ты же, как и те, кто так и не стал оборотнями в полном смысле этого слова, наоборот — получают большую силу.
— Ага, ясно. Вроде бы, — Гарольд кивнул в такт своим мыслям. — Нет, все-таки есть еще один момент. Почему я, если учесть эту самую «невероятную мощь», все полнолуние проспал без задних ног? Куда вся сила-то делась? Под пол ушла?
— А ты с Грэйбеком сталкивался после матча? Только ответь честно, Гарри — я ни в жизни не поверю, что вы трое где-то отсиживались, пока в лагере бои шли. Лили можешь какие угодно сказочки рассказывать, а меня от этого уволь. Да вы, наверное, в самой гуще событий оказались!
— Ну, вообще-то нет, — смутился Драко. — Но на Сивого мы все-таки наткнулись. Сначала с ним бился Гарри, а потом и мы с Уизелом подоспели. И он действительно какой-то странный был, а уж Поттера и вовсе едва ли не оттаскивать пришлось, когда Грэйбек деру дал…
— Вот и оно. Последний день перед полнолунием — для не-вервольфа пик силы. Да еще и эта ваша драка… раны Фоукс потом залечивал, наверное?.. Ты использовал максимум отпущенной тебе силы.
— Так это и был максимум? М-да, не велики уже у меня возможности! — поморщился Гарри.
— Прежде чем делать такие выводы учти, что это было твое первое полнолуние. Ты полностью выбился из сил — поверь, я знаю, что такое сражение с Фенриром и последствия от него — а сразу же после ночи Полной Луны — самая первая ночь полнолуния — вся сила идет на убыль. Ничего странного в этом нет. Ты, по-моему, вообще должен радоваться, что не страдаешь ежемесячно, как все нормальные оборотни, от постоянных превращений… Гарри, ты не поверишь, какая все-таки гадость, но гадость действенная, это «Lupusum ratio»! Тьфу… Каждый месяц его в себя галлонами вливать…
— А все-таки, почему Грэйбек выглядел по-другому? Я бы сказал, разница была заметная, — спросил Поттер.
— Это точно, — поддакнул Малфой. — Даже я помню: тогда, в июне, Сивый больше походил на этакую прямоходящую и поросшую шерстью груду мышц. А в этот раз он как-то даже больше по-волчьи выглядел.
— Влияние Луны, — пожал плечами Ремус. — На любой вопрос, в сущности, ответ именно такой. Приближение полнолуния затрагивает все — вплоть до трансформы. Вместе с усилением инстинктов происходит и внешнее изменение. Вам, кстати, повезло, что вы его в человеческом обличии перед полнолунием не видели — вид у него тот еще.… Да и у любого, в общем-то, оборотня тоже. В ночь Полной Луны, например, он и вовсе может в нормального, ну, практически нормального, волка перевоплотиться.
— А я не могу? — вкрадчиво спросил Гарольд.
— Не можешь. Вообще нем ожжешь никак и никогда. И тем более в полнолуние. На наше общее счастье, — успокоил его Люпин. — В общем, чтобы тебе про полнолуния не говорили, даже я, учти одно — на тебя все это оказывает совершенно противоположное действие. Вот и все.
— Это я так понимаю, краткий итог всей твоей речи?
— Вообще-то да. Теперь что касается практических занятий… и не надо делать такое удивленное лицо… Думаю, к началу учебного года я все-таки освобожусь. Так что придется с этим подождать — пока еще есть незаконченные дела. Только я тебя очень прошу, без глупостей и показной самостоятельности, ладно?
— Ремус, ну Мерлин побери, ты-то мне зачем об этом говоришь? Нам на эту тему и так все, кому не лень, промыли мозги!
— Ну, хорошо, хорошо, не буду тебе давать никаких наставлений. Так, что там по плану? — шутливо насупился он. — С крестником я повидался, все более или мене доступно объяснил… Лили к вам не забегала?
Все трое только развели руками.
— Я ее вообще не видел со дня Чемпионата, — вздохнул Поттер. — Она с Дамблдором поругалась и ушла. А куда ушла — неизвестно.
— Не беспокойся, — Люпин ободряюще улыбнулся, — у Лили еще со школы была потрясающая способность неизвестно куда пропадать, а после совершенно спокойно, как ни в чем не бывало, появляться снова, полностью осведомленной обо всем, что происходило во время ее отсутствия.
— Профессор Люпин, — обратился вдруг к нему Рональд, — позвольте к вам обратиться, как к специалисту по Темным Искусствам…
— Ну, Рон, во-первых, я уже не профессор, а во-вторых, можешь не подольщаться — спрашивай прямо, — вполне добродушно усмехнулся Люпин.
— Скажите, а входит ли в возможные последствия действия заклинания «Venenatus papilio» создание некоей опознавательной связи меду заклинателем и жертвой? — выпалил на одном дыхании Уизли.
Лицо Ремуса вытянулось от удивления. Он уже собрался спросить, зачем это Рону надо и откуда он узнал о таких чарах, но вовремя вспомнил, что вопросы это в такой компании совершенно бесполезные.
— Не совсем, — медленно и с расстановкой произнес он. — «Ядовитая бабочка» — это, в первую очередь, чары подчинения, — Рон удивленно на него вытаращился, — но применялись в случае использования… шпиона в стане врага, который, по идее, вернуться не должен был. То есть, при особых условиях, он мог поставлять «хозяину» информацию — пока яд заклинания окончательно не отравлял его. Отсюда и еще один эффект — возможное «переброжение» яда с последующим взрывом. Участь незавидная. Так что если и возможные какие-то разновидности связи, то ничего серьезного. Максимум, что может быть — «Узнавание Серлин», то есть подчиненный маг узнает хозяина, даже если тот сменит внешность с помощью магии. Ну и соответственно к «Ядовитой бабочке» относится целый комплекс подавляющих волю жертвы чар — раньше эта система заклинаний вообще считалась единым ритуалом…
Рональд позеленел и, впав в какое-то полупрострационное состояние, побрел по лестнице на второй этаж, бормоча себе что-то под нос.
— Вы случаем не собираетесь применять эти чары? — насторожился Ремус.
— Нет-нет, ни в коем случае! — сразу же сказал Гарри. — Просто Рон недавно это заклинание нашел, заинтересовался очень, а тут такая информация не слишком приятная… Ладно, Ремус, спасибо, и не беспокойся, — он обнялся с крестным.
— Что ж, в таком случае пора мне и честь знать… До встречи, ребята.
Накинув на плечи порядком пообсохший плащ, Ремус Люпин, пребывая в куда более благодушном расположении духа, чем когда прибыл в Паучий Тупик, вышел на улицу и аппарировал. Несмотря на оперативность его действий, дождь все же оказался быстрее — Люпин вымок мгновенно.

* * *

Последние недели перед каникулами промелькнули незаметно. Северусу Снейпу удалось таки загнать своих подопечных на общественно-полезные работы, окончившиеся выполнением домашних заданий в обстановке полнейшей безысходности и скуки. Даже Рон неожиданно для себя перестал считать написание доклада по трансфигурации адской мукой и ухватился за это занятие, как за спасительный круг. К лаборатории его по-прежнему не подпускали, так что Рыжий, несмотря на обилие письменных работ и постоянные научные дискуссии Драко и Гарри на тему Чар, впал в уныние. Письменная работа из Гильдии была отправлена в самый дальний угол и заброшена. Способствовало общей подавленности Рональда еще и знание полного «перечня» действий так полюбившегося ему заклинания, оказавшегося на проверку куда более коварным, чем кто-либо подозревал. Впрочем, изобретательный Поттер нашел другу вполне приемлемое занятие: выводить экспериментальные формулы противоядий к «Ядовитой бабочке» на пергаменте — Моргана не шутит, вдруг и это удастся юному дарованию, так легко выполняющему со своими друзьями то, что обычно считается невозможным? Бумажные ресурсы это съедало подчистую, зато больше ни у кого перед глазами не маячило кислое выражение лица Уизли. Самую главную проблему в лице язвящего напропалую Снейпа решили и «облагородили» одним очень простым и действенным способом: Гарри ему в качестве подношения за все воспитательные труды отдал шкуру закончившего линять руноследа.
Перед самым полнолунием появилась Лили в компании огромных пакетов — она, в отличие от остальных, о покупке новых учебников, мантий и прочих школьных принадлежностей не забыла. Откуда на такое разорение взялись деньги, оставалось загадкой. Впрочем, почему бы она ни смогла скопить за все время службы в Аврориате достаточное количество галеонов на собственном счету в Гринготтсе? Новый комплект учебников из рук матери Гарольд принимал с большим подозрением. Он почему-то был уверен, что на книги она как-раз-таки потратилась меньше всего — Лили совершенно спокойно могла быть знакома с ассортиментом и ценами Иллитриса. Вторым «открытием» послужило предупреждение бывшей миссис Поттер о том, что им в этом году понадобятся парадные мантии — для какого-то Святочного бала. Что это за бал такой и с чем его едят, Лили внятно объяснить не смогла. Зато довольно четко и понятно сообщила причину, по которой парадных мантий она никому не купила: свой наряд мальчики должны будут в первую очередь состыковать с нарядом партнерши, и никак не иначе. Так что им, соответственно, и карты в руки, когда придет время.
Ничего конкретного не было слышно и от старших Уизли. Наивные родители, судя по всему, считали, что их чадо с товарищами и знать не знает ни о каком Турнире, поэтому зажимали любую информацию на эту тему. Дамблдор безмолвствовал, однако, учитывая его предупреждение о том, что у них первого сентября должен будет состояться какой-то разговор, это странным не казалось. У Пожирателей тоже все было тихо: то ли заготовили какую-то большую гадость, то ли просто еще не отошли духовно и физически от встречи с буйноголовым отрядом авроров и Триадой. Министерство готовилось к грандиозному мероприятию, в которое Фадж хотел превратить Турнир Трех Волшебников. В Магической Британии наступило затишье.
Второе полнолуние, выпавшее на начало двадцатых чисел августа, в новом «состоянии» для Гарри Поттера прошло совершенно спокойно. Точнее, пришествия Полной Луны так никто кроме Гарри и не заметил — спохватились уже на следующий день, а сам он предпочитал помалкивать. Может быть, этому способствовала гиперактивность весь предстоящий вечер, выраженная в перетаскивании котла с зельем «Каменной кожи», потерю образца которого Северус Снейп пытался компенсировать изготовлением нового (естественно, Дамблдор на компоненты не поскупился — лишь бы только неугомонная детвора находилась хоть под чьим-нибудь присмотром). В сложности процесса приготовления зелья на своем опыте убедились все трое «подопытных», которых Мастер Зелий привлек к общему делу, несмотря на свои заверения о том, что и на пушечный выстрел к лаборатории никого не подпустит, — свободных рук не хватало катастрофически. Заодно выяснилось, что Лили Эванс, все таки не имевшая постоянной практики работы с зельями такого качественно сложного уровня, слегка напутала. Хотя слегка — это с какой стороны посмотреть. Зелье «Каменной кожи» на одном из этапов приготовления действительно требовало постоянной смены «климатическо-температурных условий», только вот временной промежуток выходил не четыре, а две с половиной минуты и требовалось постоянное помешивание. Этот крайне забавный и оптимистичный факт, а особенно — его практическое исполнение, чуть в могилу не свел своей закрученностью невольных участников процесса приготовления. Однако со стороны картина происходящего была донельзя уморительной: каждые энное количество минут Гарри Поттер перетаскивал из подвала на чистенький и облагороженный, благодаря чему — хорошо освещаемый, чердак, следом за ним туда же переезжала «походная ингредиентно-нарезочная лаборатория» в лице Рона, вместе с которым, накрыв чудо алхимической выдумки защитными чарами, полз Драко. Последним, с самым довольным выражением лица и неустанно раздавая направо и налево команды, вышагивал Снейп.
В общем, к концу каникул можно было с чистой совестью сказать, что время было потрачено не зря, но второй раз испытывать терпение Мастера Зелий Хогвартса своим постоянным мельтешением у него перед глазами не хотел никто. Да и обстановка не очень-то к этому располагала. В общем, первого сентября на платформу трое юных слизеринцев отправлялись едва ли не со вздохом облегчения. Малфой-младший нарадоваться не мог на наконец-то возвращенный ему портал — для такого перестраховщика как Драко не было ничего лучше, как возможность по первому же свисту прихватить в охапку своих друзей и в случае чего смыться куда подальше. Тихо выла и стенала на все голоса поттеровская живность. Отдельные представители в лице кейнерила Ракшаса и вовсе бесновались в клетке, залезать в которую после практически двухмесячной свободы не хотелось никак. Совсем обленившийся в отсутствие хозяйских приказаний и отправок писем Ракшас теперь охотно показывал любому, кто к нему сунется, насколько у магического «птица» испортился характер. Рунослед, за прошедшие годы вырос, а точнее — вытянулся в длину настолько, что в старую коробку не помещался вовсе, а таскать его на себе хозяину было слегка тяжеловато — три с половиной витка жирного, лоснящегося змеиного тела, толщиной едва ли не с руку самого Поттера весили порядочно. И это без учета трех болтливых голов, постоянно длящихся впечатлениями о происходящем. И эта процессия, переместившаяся на Кинг Кросс все тем же порталом, теперь радовала окружающих магов своим встрепанным видом.
Относительный покой Малфоя-младшего, выискивающего взглядом вагоны, занятые слизеринцами (обычно их легко можно было отличить по внешним и внутренним признакам от любых других), нарушила светящаяся от радости Блэйз Забини, повисшая у него на шее. Малфой впал в кратковременный ступор.
— Ну, и где? — спросила девочка, оглядывая фигуру своего вероятного супруга.
— Что «где»? — переспросил не понявший Драко.
— Подарок, балда!
— Какой? — вместе с Малфоем опешили даже и Рон с Гарри. — Блэйз, ты чего? Какие подарки?
Мисс Забини нахмурилась. В искренности удивления, написанного на лицах ребят, она ничуть не сомневалась. Значит, дело было в другом.
— Он что, письма мои не читал, да? — спросила она у Гарольда. Как ни странно, исторически так сложилось, что изо всей троицы именно его Блэйз считала самым главным и самым умным. Малфой для нее был объектом воспитания, из которого юная слизеринская валькирия обязана была самолично взрастить достойного спутника жизни — поэтому его высказываний в расчет можно было не брать. Рона Уизли Забини всегда и в любых обстоятельствах, несмотря на вполне очевидные дарования, считала «малышом Рончиком» и не упускала возможности это ему продемонстрировать — его слушать тоже было без толку. Вот и оставался гениальный и всегда-всегда предупредительно-понятливый Гарри Поттер, который при большом желании и отсутствии постоянной лени легко мог обуздать своих товарищей в их стремлениях. Как показывала практика, Блэйз зачастую в своих выводах была права.
— По-моему, не читал, — признал Гарри, однако тут же поспешил «прикрыть» друга от гнева слизеринки: — Но ты не представляешь, что у нас летом творилось! Мы же у Снейпа жили. Малфою там вообще не до писем было — его крестный так гонял…
И тут же, услышав о том, что ее бедный Дракусик был едва ли не насмерть примучан своим извергом-крестным, держащим без малого всю школу в постоянном страхе, Забини сменила гнев на милость, а милость на жалость.
— Бедняжка, — покачала она головой. — Я все понимаю. Ну, ничего, это даже хорошо, я тебе сама сейчас все подробненько объясню что и как должно быть…
— Блэйз, ты вообще о чем, а? — Драко уже заранее предчувствовал, какому испытанию подвергнется его выдержка.
— Панси в августе за Нотта просватали, и он ей подарил браслетик такой серебряный… с камушками вот здесь и здесь… — щебетала Блэйз, показывая на своей руке, где у предполагаемого браслетика должны были находиться «камушки», — такой красивенький браслетик — серебряный с красным, выглядит просто отлично! А ты мне до сих пор ничего не подарил! Я хочу такой же! Хотя нет, лучше, если это будут не рубины, а алмазы! И чтобы он золотой был. И в несколько витков. И да, чтобы вязь узорная была! Драко, ты же мне его подаришь? Ты просто обязан мне подарить что-нибудь в этом роде! А еще лучше в комплекте с кольцом….
Пока посмеивающиеся Гарри и Рон пытались изобразить на лице сочувствие, Малфой-младший, скрипя зубами, пытался понять, каким боком его касаются дела Нотта и Паркинсон и что теперь делать с Блэйз. Хваленая малфоевская выдержка, коей он и так был порядочно обделен, помахала ручкой и уплыла в неизвестном направлении.

Однажды пламя Ада доберется и до вас.
Торент - трекер BattleKnight Травиан
Спасибо: 0 
Профиль
Mamont
Le serviteur de l`obscurité!


Сообщение: 2649
Зарегистрирован: 22.06.07
Откуда: Прямиком из Ада., Алушта
Репутация: 15
ссылка на сообщение  Отправлено: 12.12.09 22:45. Заголовок: Глава 23. И снова в ..


Глава 23. И снова в Хогвартс.

В купе было тихо. Во всяком случае, первое время. Никто к ним не заходил, никто не предлагал сыграть в плюй-камни или во взрывающиеся карты. Никого из возможных соседей не интересовало, как провели лето «герои Слизерина». После такого триумфального окончания учебного года вообще сложно было предсказать отношение однокурсников и товарищей по факультету.
— Ну, рассказывайте, — протянула Блэйз, устраиваясь рядом с Малфоем-младшим, не далее чем минуту назад вынужденным выслушивать ее разглагольствования по поводу необходимости и важности подарков. — Что такого интересного произошло летом?
— Хогвартс принимает у себя Турнир Трех Волшебников, — сообщил Рон.
— Да ну? Ух ты!
— Странно, что ты этого не знаешь, — съехидничал Драко. — Уж кто-кто, а ты всегда в курсе событий, Блэйз.
— Так уж и всегда, — надулась девочка, однако надолго обиды не хватило — любопытство пересилило все: — Ну и кто будет принимать участие?
— Дурмстранг и Шармбатон — наши извечные противники. А где Дурмстранг, там и Крам — ни в жизни не поверю, чтобы его не включили в список кандидатов, — неприязненно скривившись, буркнул Поттер.
— И что вы все так на Виктора взъелись? — с усмешкой поинтересовалась Забини.
— Мерлин с ним, с Крамом, — поморщился Малфой. — А вот то, что там могут оказаться еще и Гербиус с Реджинальдом — это вам и вовсе не фонтан. Как будто и без них мало проблем… Ну, и что вы на меня так уставились? Это мои кузены! Я же рассказывал про братьев отца.
— М-да... — неопределенно хмыкнул Уизли. — Так ты же говорил, что один из кузенов тебя младше.
— Значит, одной проблемой меньше, — огрызнулся тот. — Крам, Грюм, Турнир, да еще и это! Прекрасно! Лучший учебный год в моей жизни!
— Ты-то чего бесишься? Подумаешь — родственник дальний, он же не… — Гарольд вовремя замолчал, представив, какую реакцию у его не в меру язвительных друзей вызовет фразочка типа «он же у тебя девушку уводить не будет».
— Ага, «подумаешь»! Ага, «дальний»! Да я в сравнении с этими двумя — ангел во плоти, Поттер!
— Что-то не верится, — тихонько пробормотал Рон.
— А чего удивляться-то? — пожала плечами Блэйз. — С чего им любезничать? От основной ветви рода отделили, наследства лишили, из страны вытурили… Ни тебе имени, ни поддержки семьи, ни денег, а ты еще от них чего-то хочешь.
— Ничего я не хочу ни от кого, — раздраженно буркнул Малфой и спешно перевел разговор на другую тему: — Уизли, ты вроде когда-то обмолвился, что в Дурмстранг думал поступать.
— Как думал, так и передумал, — передернул плечами Рональд. — Я же говорил — родня бы стеной встала, костьми легла, но не пустила. Даже дедушка. Он в вопросах образования вообще крайне принципиальный уникум — либо в Хогвартс, либо на домашнее обучение. И баста. Никаких больше вариантов. А родители найм учителей на дом в чисто финансовом плане не потянут даже сейчас, и это с учетом всех моих скромных «вливаний» в общий семейный бюджет. Раньше и еще печальнее было.
— Так дед бы твое обучение и проспонсировал, — фыркнул Гарри. У него таких проблем никогда не было, как не было и старших родственников. Постарались же на этот счет некие личности в белых масках и черных плащах с Метками на предплечьях.
— Еще чего! Чтобы дедушка маме с отцом деньгами помог.… Не смеши мои тапочки! Тут он еще более принципиален. Нет, Прюэтты, конечно, богатый род, но дед «просто так» деньги никуда не тратит. Мама же и так против его воли замуж пошла, вот он у нас и не показывается. Дедушка вообще был категорически против родства с Уизли. Как видите, его отношение к делу мало что изменило, поэтому он и отказывается хоть как-то помогать отцу — исключительно со своих малопонятных позиций. Раньше его хоть как-то бабушка Лукреция сдерживала, а после ее смерти дед и вовсе в свои какие-то ему одному ведомые умозаключения уперся и отца на дух больше не переносит, — насупился Рон. О Игнациусе Прюэтте он явно был очень высокого мнения, однако все эти семейные дрязги общее восхищение родственником порядочно омрачали. — Это со стороны мамы. Со стороны отца родственники погибли во время одной из облав Темного Лорда, так что им по поводу нынешнего положения дел сказать нечего… Вот так и обстоят дела, — неловко закончил он. — Не только у богатеньких Малфоев случаются казусы в семействе.
— Казусы, назвал тоже, — бодро фыркнул тот, стараясь хотя бы как-нибудь поднять настроение взгрустнувшему Рону. — Маразм это называется, а не казусы… И заявляю со всей ответственностью, только страдающий глубочайшей формой идиотизма человек сначала может выгнать из дому и страны своих детей, лишив их родового имени, а после к ним еще и жить заявиться.
— А что, прецеденты уже были? — Гарольд заинтересованно приподнял брови. Несмотря на общую степень болтливости, секреты семьи Драко хранил свято. И вытянуть из него что-нибудь о родственниках было зачастую не так уж и легко, поэтому и происходили вот такие вот «открытия» с периодичностью раз в полгода.
— А то! Ну, помните тот разговор Люпина и крестного про родственничков моих? Тогда еще Вальбургу Блэк — сестру деда Сигнуса — помянули недобрым словом? Я же вроде тоже рассказывал как-то, что это за история приключилась с Дореаном и Алексисом Малфоями. Вообще, дело было так: дед Абрахас с бабкой их и так не слишком жаловали, даром, что один старшим сыном был и вообще как бы главной «опорой семьи», а другой — чуть младше отца и тоже должен был быть «любимым младшим». Что-то видимо не сложилось с родительской любовью. Ну а в то время в рядах чистокровных, исключая, конечно же, таких узколобых приверженцев «Дамблдора Светлого и Великого» как Уизли, Поттеры и другие повышенно-магглолюбские семейки, было очень модно отдавать под знамена Темного Лорда своих возмужавших дочерей-сыновей. А дядям моим, как я знаю из отцовских рассказов, не особенно хотелось себе репутацию подобным образом нарабатывать. Короче говоря, наплевательски они ко всему этому отнеслись, что, естественно, деда с бабкой не особенно обрадовало. А там еще и с этим синдромом «стоячей крови» дело все крайне неприятно повернулось… Крайне гадостная штука — никогда не угадаешь, где и у кого он проявится. Мне вообще, что называется «подфартило» — и со стороны Блэков этот ген пошел, и со стороны Малфоев… С Блэками вообще не поймешь — в истории семьи ни словечка ни сказано. Партизанили они со всем этим до упора. На «свет Мерлинов» всплыла только история с бабкой Вальбургой. Ну, это случай сам по себе печальный, хотя крестный с отцом любят шутить на эту тему, что, мол, у нее и своего собственного «природного» яда аж через край было — даже ликантропный не спас. Дальше известен только случай выявления этого синдрома у тети Андромеды… слышали про нее? Странно как-то, ведь у бабушки Друэллы ничего такого не было. Хотя она ведь в девичестве Розье была, а у них «стоячей крови» не наблюдалось. В общем, у тети Андромеды все вроде бы обошлось. Счастливый билет, что называется, вытянула — подействовало э

Однажды пламя Ада доберется и до вас.
Торент - трекер BattleKnight Травиан
Спасибо: 0 
Профиль
Тему читают:
- участник сейчас на форуме
- участник вне форума
Все даты в формате GMT  3 час. Хитов сегодня: 3
Права: смайлы да, картинки да, шрифты да, голосования нет
аватары да, автозамена ссылок вкл, премодерация откл, правка нет



Создай свой форум на сервисе Borda.ru
Текстовая версия



Снарри-форумЯмаSnape UnsnapedRussian Fan Fiction HistoryСказки...Семейные архивы СнейповКлуб Любителей СойераТайны темных подземелий
УсадьбаВидения Хогвартсафемслеш и юриДомианаСайт о Гарри Поттере.Всегда самые горячие новости. Отряд Дамблдора ждет тебя!Библиотека фанфиковХогвартс Нэт