On-line: гостей 1. Всего: 1 [подробнее..]
АвторСообщение
Aleera
Леди Тенебрарум


Сообщение: 15
Зарегистрирован: 27.06.07
Репутация: 1
ссылка на сообщение  Отправлено: 08.08.07 21:07. Заголовок: Темные Волшебники. Ч. 2. Сила. (13-17)


Название: Темные Волшебники. Ч. 2. Сила (1-6) (7-12) (13-17) (18-23) (24-28) (29-33) (34-38) (39-50)
Бета: Габриэлла Эстера
Автор: Aleera (Chirsine)
Пэйринг: ГП\ГГ, ДМ\БЗ, РУ\ЛЛ, НП\ДУ
Жанр: romance, adventure
Направление: Гет
Рейтинг: PG-13
Самари: Если бы все повернулось иначе и у Гарри Поттера был бы брат? Каким бы стал мир? Величайшие темные волшебники из ныне живущих объединяются против своего собрата, возжелавшего власти.
Размер: Макси.
Стаутс: Заброшен.

Обсуждение: Сюда

Aleera@lady Chirsine Спасибо: 0 
Профиль
Ответов - 5 [только новые]


Mamont
Le serviteur de l`obscurité!


Сообщение: 2639
Зарегистрирован: 22.06.07
Откуда: Прямиком из Ада., Алушта
Репутация: 15
ссылка на сообщение  Отправлено: 12.12.09 22:34. Заголовок: Глава 13. Чья правда..


Глава 13. Чья правда сильнее.

…И вот опять он попался в ту же самую ловушку. Снова все пошло не так, как должно было, учитывая даже, что обычно все подобные проблемы решались «с наскока» и никаких проектов заранее никто не составлял. Разве что года два назад.… Тогда у Гарри Поттера был достаточно четкий и хорошо продуманный план, как завладеть Камнем и при этом, по возможности, отвести от себя все подозрения. Что уж говорить о том, что он во всех подробностях продумал, как поступить с Квиррелом. И та маленькая неприятность с Магической клятвой по большому счету ничего не изменила. Да и уверенность в собственных силах была не в пример прочнее. За Рона с Драко он не беспокоился совершенно, а уж за Гермиону — тем более, так как и подумать не мог, что она полезет к Пушку вслед за ними. И чего о ней было волноваться-то? Просто знакомая девчушка с факультета Гриффиндор, по уши влюбленная в его брата. Сам же Гарри был на сто (и даже на сто с хвостиком) процентов уверен в успехе и позволял себе не то что откровенно рискованные шаги, а и вовсе полнейшее безрассудство.
Тогда еще дружба с Роном и Драко не казалась чем-то таким запредельным, ради чего и не грех было пожертвовать всем имеющимся. А заодно и непривычное обилие готовых всегда подставить свое товарищеское плечо, поддержать в трудную минуту и печься о мальчишке-несмышленыше друзей-старшекурсников просто-напросто обескураживало. Что бы не происходило вокруг, Гарольд был четко уверен в своем превосходстве и умении сладить с ситуацией. Пускай и ценой больших потерь (хотя какие там могли быть «особо крупные» потери — для него-то, одиннадцатилетнего мальчугана?). Ему не требовалось ничьей помощи и дружеской поддержки: чуть-чуть произнесенных весело-ироничным тоном колкостей, поднимающих настроение, возможность перекинуться парой-тройкой фраз с человеком, который интересуется тем же, чем и он сам — этого вполне хватало. Но вот постепенно это состояние «в случае чего я — сам по себе, а вы все выкручивайтесь, как хотите» стало проходить. И незаметно так, даже не хлопнув на прощание по плечу, вся самостоятельность, самоуверенность и самодостаточность куда-то улетучились.
Первые тревожные звоночки, мелкие и колючие предупреждения о том, что пора бы свою общественную жизнь сворачивать и вернуться к гордому одиночеству, так хорошо знакомому и привычному с детства, были в прошлом году, когда сначала заерепенился обиженный Малфой, а потом и Рон попал под действие чар василиска. В довершение всего Джинни по указке Риддла привела Гермиону в Тайную Комнату… Да, тогда еще можно было гордо встать в позу, махнуть рукой и, презрительно скривившись, положиться на свою истинную натуру: «Разбирайтесь во всем сами, а я тут совершенно не при чем». Но все равно не вышло, и главный постулат всего Слизерина «в первую очередь заботься только о себе» был благополучно забыт и отослан куда подальше. А Поттер, не имея никакого предварительного плана, полез в Тайную Комнату, прихватив с собой еще и Малфоя — за компанию, чтобы не было скучно. И, что самое главное, наперерез самому себе, успевшему внутри не то, что обрести внутренний голос, а аж целых два: один медленно и нудно давил тем, что надо рвать когти и плевать на весь мир, а второй криком исходился, что Гермиону все равно надо спасать, а дальше то же самое — «после нас хоть потоп». Ну и получил, соответственно, хороший щелчок по носу, и еще один с небольшим перерывом от Дамблдора. А как еще прикажете воспринимать то, что этот престарелый маг наконец-то собрался с мыслями и вывалил на Гарри буквально ушат таких отборных… новостей, что отчетливо захотелось посоветовать ему обратиться в Святого Мунго?
И что же можно было сделать теперь? После того, как он весь год упорно делал вид, что воспринимает Гермиону Грэйнджер исключительно как однокурсницу и соседку по парте, а в перерывах тешил свое самолюбие тем, что скандалил с Флинтом и обижался на весь мир и на своих друзей, от которых неожиданно больно и неприятно стало принимать такие маленькие недомолвки. Что самое удивительное, обижаться было на что. А на данный момент? Чем могут помочь морально-психологические страдания и чувство вины? Надо и что-то полезное сделать. Помимо того, конечно, что Гарри Поттеру, лицом к лицу стоявшему с Беллатрис Лестранж, ничего не остается, как пытаться держать себя в руках и хотя бы относительно взвешивать свои действия, лихорадочно представляя, к чему они могут привести, дабы не подставить их с Гермионой под удар.
— Воспитанный, терпеливый и умненький мальчик, — с издевательским сюсюканьем протянула Беллатрис. — Ты, наверное, очень хочешь узнать, где же находится твой гадкий братец, из-за которого пришлось подвергнуть опасности свою подружку, верно? Питтегрю, девчонку ко мне, живо! — она указала место на диване рядом с собой.
Из-за спины Поттера, задев его плечо, юркнул вперед щуплый коротышка с жидкими бесцветными волосами едва ли не ниже ростом их с Гермионой. Следом за собой он буквально тащил за руку мертвенно-бледную от страха гриффиндорку.
— Вот она, госпожа Беллатрис, — подобострастно произнес Питер Питтегрю, четвертый из славной компании Мародеров, вопреки мнению общественности вовсе не погибший геройской смертью двенадцать лет назад.
— Палочку девчонки, — он мгновенно вложил в протянутую руку Лестранж волшебную палочку Гермионы. — Так-так… чего же мне ожидать от тебя? — женщина совершенно спокойно прокрутила в руках палочку и, добившись от нее дождя разноцветных искр, с презрительным хмыком вернула ее Питтегрю. — Олливандер. Увы, ничего особенного. Старик слишком привык работать на потоковое производство палочек. От него трудно добиться чего-то оригинального…. Ах да, какая я невежливая хозяйка! До сих пор не предложила нашему почетному гостю и его даме присесть! Не хочешь ли сесть вон на тот стул? Правда, я не ручаюсь за его крепость…
— Спасибо, я лучше постою, — процедил Гарольд.
У Гермионы такой свободы выбора не было. Беллатрис без лишних разговоров дернула ее за руку к себе, и девочке пришлось сесть рядом с ней. Палочка Беллы мгновенно уперлась ей в спину, вынуждая сидеть неестественно прямо.
— Вот оно, истинное воспитание! — насмешливо поглядывая на него, продолжала разглагольствовать Лестранж. — А чего же требовать от этой глупой грязнокровки с заурядной палочкой? Из них очень редко выходит толк… Так я что-то отвлеклась. Тебе, наверное, очень хочется узнать, Гарри, какой же хитростью тебя заманили сюда? О! Все очень и очень просто! Accio, Карта Мародеров.
Из его кармана мгновенно вылетел помятый пергамент, сложенный пополам. Белла, брезгливо взяв Карту за помятый край, бросила ее куда-то в угол.
— Благодаря этому замечательнейшему изобретению твоего отца и его благородных друзей. Представь себе, нам было достаточно лишь переколдовать его, благо Питер Питтегрю, столь любезно согласившийся помочь, знал, как обойти наложенные на Карту чары. Чему же удивляться? Он участвовал в ее создании, и, в отличие от вас, маленьких и глупеньких деток, решивших, что они постигли все глубины магии, действительно кое-что смыслит в колдовстве….
Польщенный Питтегрю заулыбался во все свои мелкие и острые тридцать два зуба.
— …Иначе как бы он мог все эти годы, подобно жалкому предателю, прятаться от своих друзей по оружию и своего Господина? — ледяным тоном продолжила Беллатрис, бросая на гордого собой Хвоста уничтожающий взгляд. — Ты спасен лишь потому, что вовремя оказал нам помощь, Питтегрю! Ни больше и не меньше! Впрочем, как я вижу, не меня одну поражает твоя невероятная живучесть. Хотите узнать, в чем секрет? — мило улыбнулась она, изображая радушную хозяйку светского раута. — Хитренькая крыса-Питтегрю двенадцать лет назад, набравшись наглости, предложил себя в качестве Хранителя Тайны Поттеров-старших.
Питтегрю сжался и забормотал что-то о том, что госпожа Беллатрис не должна ничего рассказывать «этому мальчишке». Его жалкий лепет был прерван одним взмахом руки Беллы, продолжавшей говорить:
— И действительно, кто бы мог подумать, что эта… ничтожная, трусливая пародия на волшебника окажется слугой Темного Лорда? Никто, даже его лучшие друзья, дорогие и замечательные друзья, исподтишка строившие ему гадости и обзывавшие его за глаза, ни о чем не догадались.… И вот, наш трусливый предатель наконец-то выдал местоположение Поттеров, добровольно нарушив клятву Хранителя, и даже самолично отвел своего Господина к маленьким розовощеким младенцам, один из которых в последствии должен был стать Мессией Света. Но Питер не был бы Питером, если бы поняв, что все пошло наперекосяк, не попытался бы инсценировать свою геройскую смерть. Надо сказать, получилось очень даже правдоподобно, если бы не неуемное любопытство и желание сделать еще лучше, чем есть. Ты никогда не слышал о таком высказывании, Питтегрю: «Лучшее — враг хорошего»? Нет? Жаль, иначе бы мы тебя так легко не обнаружили.
— Ты, чертов предатель! — Блэк сплюнул на пол, за что мгновенно получил болезненный тычок в ребра от Рудольфуса. — Да как ты посмел вообще в живых остаться! Гад! Мы тебя другом считали!
— Ах да, мой дрогой кузен все никак не успокоится, хотя пора бы уже зарубить на своем блохастом носу,… что здесь ты будешь говорить только тогда, когда я прикажу! — ее голос сорвался на фальцет. — Пара капель оборотного зелья делают просто невероятные вещи, не так ли? Ты очень любезно согласился придти сюда и даже прихватить с собой этого оборотня… этот позор для всего звериного клана. Кстати, Грэйбек, не теряй бдительности, ибо теперь у ручного вервольфа Дамблдора появился отличный стимул разнести тут все на куски, — теперь же она откровенно издевалась, — ведь здесь его драгоценный крестник, обделенный с самого детства любовью и вниманием!
Все-таки Рон был прав, говоря об его, Гарри, излишней импульсивности. Желание очертя голову броситься с кулаками на Беллу и все равно, что случится потом, сдерживала напряженная до предела под прицелом волшебной палочки леди Лестранж Гермиона. Зря она сегодня решила проявить свой истинно гриффиндорский героизм, ох, зря!
— Да-да, я вижу, как ты надулся, милый мальчик, — Беллатрис вновь перешла на сюсюканье. — Прости, тетя Белла не удержалась от маленькой короткой издевочки. А знаешь ли ты, кто заколдовал Карту? Нет и нет, Питер тут не причем. Конечно, на его же удачу, он обладает очень цепкой памятью, но вот приличным магическим даром Провидение его наделить не пожелало. Другое дело — мой будущий зять, умный и исполнительный юноша по имени Дерек Мальсибьер. Увы, и у него случались проколы, но мое доверие он полностью оправдал. Еще ему очень сильно помогла юная мисс Забини. Не спеши обвинять ее в предательстве — несмотря на свой острый ум, девочка и не предполагала, что, задержав тебя и твоих друзей у входа в гостиную, она окажет нам такую большую любезность. Какая жалость! Похоже, тебя буквально таки загнали в угол! И где же теперь знаменитая изобретательность Поттеров?
— Ждет своего часа, — сухо бросил Гарри. Примерная расстановка сил ему была ясна, только вот он никак не мог придумать, что со всем этим делать. Нужен был еще один фактор — какая-нибудь неожиданность, способная хотя бы на секунду отвлечь внимание Лестранжей и того оборотня. Люпин, видимо решив, что его крестник что-то задумал, ободряюще кивнул. — Так значит, ради этого вы сбежали из Азкабана? Сцапать моего брата, сбежать с ним куда-нибудь, а потом воскреси

Однажды пламя Ада доберется и до вас.
Торент - трекер BattleKnight Травиан
Спасибо: 0 
Профиль
Mamont
Le serviteur de l`obscurité!


Сообщение: 2640
Зарегистрирован: 22.06.07
Откуда: Прямиком из Ада., Алушта
Репутация: 15
ссылка на сообщение  Отправлено: 12.12.09 22:37. Заголовок: Глава 14. Маленькие ..


Глава 14. Маленькие трагедии. Часть первая.

Проснулся он совершенно внезапно. Да и проснулся ли? Вроде бы только что брел по Запретному Лесу, злобно глядя вслед убегающему Сивому, но вот он уже где-то лежит, а перед глазами знакомый каменный потолок. Для убедительности Гарри Поттер даже сосчитал трещины в стене напротив. Так и есть, он опять в Больничном крыле, на «своей личной», только для него зарезервированной койке. На подушке (аккурат возле головы Гарри) мирно спал рунослед — вспомнил под конец года о своем хозяине и теперь усиленно проявлял свое довольно-таки своеобразное змеиное участие и заботу. Поттер быстро закрыл глаза, пока никто не заметил, что он проснулся, и прислушался. Сбоку кто-то оглушительно хлопнул стеклянными дверцами шкафчика с медикаментами и с остервенением принялся перебирать стоявшие на полках бутылочки с зельями. Кстати о зельях. Судя по мятно-горькому привкусу во рту, его опять напоили отваром «снов-без-сновидений». Что ж, и на том спасибо, что не костеростом. Значит, не все так плохо.
Почти над самым его ухом чем-то до неприличия громко хрустели. Вместе со звоном флаконов с зельями и скрипом чьего-то раскачивающегося туда-сюда стула, этот звук резал уши. Нещадно болела голова.
— Ну, так что? — спросил один из присутствующих. Судя по голосу — Люциус Малфой.
— Я не собираюсь устраивать у себя дома ясли, — отрезал Мастер Зелий школы Хогвартс, еще раз хлопнув дверцами шкафчика, на этот раз — закрывая их.
— Мне еще раз повторить? — устало вздохнул Малфой-старший. — Твоему крестнику нельзя появляться дома. Вообще. Беллатрис его готова живьем съесть, что, впрочем, и не удивительно после тех неутешительных результатов, которые показал ее план.
— А чем я тут могу помочь? — язвительно переспросил Снейп. Гарольд не удержался и приоткрыл глаза. Тот стоял с извечным выражением лица «так и быть, снизойду до ваших мелких земных нужд».
— А куда еще, по-твоему, я могу его отправить?
— Понятия не имею. И, Поттер, если уж вы соизволили проснуться, облегчите мне работу — сядьте.
Гарольд, насупившись, сел и огляделся. На подоконнике сидел Рон, сосредоточенно жуя орехи. Вся правая часть лица у него была забинтована. У ширмы, на стуле, неестественно выпрямившись, с кислым видом устроился Драко Малфой.
— Отлично, теперь снимайте пижамную рубашку и постарайтесь при этом не сорвать все повязки.
Очень даже к месту внезапно вспомнилось, что его руку действительно довольно крепко чем-то задело. И стало понятно, почему последние две минуты, пытаясь пошевелить пальцами, он вместо руки ощущал нечто, больше смахивающее на перетянутый тканью кусок мяса. А заодно и почему он себя чувствует так, будто затянут в тугой корсет.
— Так это меня Сивый так мастерски исполосовал? — выдал Гарри, оглядывая сию неутешительную картину. — Видимо, крепко я с ним подрался…
— Ну, дракой это можно назвать с большой натяжкой, — хмыкнул Снейп, надевая перчатки из драконьей кожи. Он с явной опаской в движениях начал разматывать бинты на руке Гарри. — Но, по рассказам Люциуса, Грэйбека после вашей встречи успокаивающим зельем несколько дней отпаивали. Интересно знать, чем же вы его так достали, Поттер?
— Может, вернемся к нынешней проблеме, а Поттеру о его боевых подвигах кто-нибудь расскажет позже? — осведомился Люциус Малфой, скрестив руки на груди.
— Ладно, вернемся. Так с чего ты, собственно, взял, что ко мне, как ты выразился, никому наглости не хватит без спросу заявиться в гости? — с явной издевкой в голосе поинтересовался зельевар. — Поттер, не вертитесь, мне и так стоит больших трудов размотать эти художества на вашей руке! Такое ощущение, будто Помфри не рану бинтовала, а хотела вашу руку до конца жизни иммобилизировать. Да и вас тоже… в мумию превратить.
— Я это решил с того, — повысил голос Малфой-старший, — что на моей памяти Беллатрис к тебе ни разу не наведывалась. А это, само по себе, уже большое достижение.
— О чем это они? — шепотом спросил Гарри у Драко, пока Снейп, повернувшись к Люциусу, выдавал ему новую порцию колкостей по поводу Беллы, всей затеи в целом и самого Малфоя-старшего в частности.
— О том, куда нас на лето деть, — так же шепотом ответил Малфой-младший. — Уже второй день ругаются.… И чего спорят — Мерлин пойми.
— Все очень просто, сын. Твой крестный второй день никак не соглашается сделать доброе дело и проявить заботу о крестнике, — сказал Люциус, услышавший их короткий обмен репликами.
— Я добрых дел вообще никогда не делаю, — ехидно заметил Мастер Зелий, — а что касается заботы — ее лет на десять вперед уже напроявлял. Люциус, еще раз повторяю: отправь ты Драко к Морисе — она будет очень рада его появлению.
— Вот только этого мне и не хватало! Все лето нос к носу с Блэйз сталкиваться! — воскликнул Малфой-младший, очень трепетно относившийся к своему свободному времени и возможности летом нормально отдохнуть от школы. — И так весь год жизнь друг другу портим!
— А вы с ней не ругайтесь, и никаких проблем не будет. И вообще, пора бы друг к другу уже привыкнуть — как никак поженитесь, — наставительно заметил Люциус.
— Так что там с Морисой Забини? Почему ты так упираешься? — спросил Снейп, продолжая разматывать бинты. Последние несколько слоев, которые он снимал с руки Гарольда, были насквозь пропитаны какой-то маслянистой темно-фиолетовой гадостью, которая, вдобавок ко всему, еще и дымилась.
— Она и так этим летом занята будет, — туманно ответил Малфой-старший.
— Ну ладно, предположим, я соглашусь на лето приютить Драко у себя, — с явной неохотой произнес декан Слизерина. — И что дальше?
— Как — что?
— В следующем году он тоже у меня свои каникулы будет проводить?
— Насчет следующего года ты уже хватил лишнего — страсти к тому времени поулягутся, да и я, думаю, смогу как-то исправить то положение, в котором оказался Драко, — в конце фразы Люциус выразительно глянул на сына. — Так ты согласен?
— Посмотрим.
Малфой-старший всплеснул руками.
— Если хочешь получить более внятный ответ, подожди, пока я с Поттером разберусь. Рональд, слезайте с подоконника и идите сюда.
До сих пор молчавший Уизли покорно уселся рядом.
— Теперь смотрите внимательно. Видите, как меняется цвет заживляющей мази с темно-фиолетового на синий? У самой раны она принимает ту самую окраску, которую держит первые три минуты после приготовления, до того, как начинает густеть.
— Я знаю, — сказал Рон.
— Так почему в прошлый раз, когда мазь готовили вы, она была оранжевой?
— Э! Так на мне тут эксперименты ставят? — всполошился Гарри.
— Угомонитесь, Поттер, никто тут вашу драгоценную персону в своих экспериментах не эксплуатирует. Ваше счастье, что мадам Помфри догадалась проверить варево мистера Уизли до того, как стала пропитывать ею бинты.
— Ну, я думал, что концентрация тертого корня мандрагоры должна быть выше…
— Если бы вы хотели лишить мистера Поттера руки, то, возможно, это было бы верным решением.
— Но, сэр, вы же сказали, что точное количество корня мандрагоры вы пока еще установить не успели! Может быть, это было верное решение?
— Естественно, за два дня, мистер Уизли, никто ничего сделать не успеет, а то, ч

Однажды пламя Ада доберется и до вас.
Торент - трекер BattleKnight Травиан
Спасибо: 0 
Профиль
Mamont
Le serviteur de l`obscurité!


Сообщение: 2641
Зарегистрирован: 22.06.07
Откуда: Прямиком из Ада., Алушта
Репутация: 15
ссылка на сообщение  Отправлено: 12.12.09 22:38. Заголовок: Глава 15. Маленькие ..


Глава 15. Маленькие трагедии. Часть вторая.

После разговора с матерью, в течение которого от полученных «приятных» впечатлений впору было на стенку лезть, и сюсюканий мадам Помфри, окончательно выведших Гарри из себя, очень хотелось совершить какую-нибудь глупость мирового масштаба. Ну или на крайний случай хорошенько кому-нибудь врезать. Предпочтительно, чтобы этот «кто-то» оказался давним врагом или просто очень надоедливой личностью, которую таким способом можно было бы раз и навсегда услать подальше. Только вот почему-то никто не спешил пожертвовать собой ради успокоения нервной системы Поттера, и ему ничего не оставалось ничего кроме, как, тихо шипя себе под нос всякие гадости, нервировать руноследа вышагиванием туда-сюда. Шинзор беспокойно возился на кровати, каждый раз перекладываясь так, чтобы не видеть изображаемый его хозяином маятник. Не помогало.
— Хозяин, вам не стоит так сокрушаться, — наконец выдала левая голова. — Вы не услышали ничего качественно нового. Я, например, тоже ничего нового не услышал.
Правая и центральная головы сразу же зашипели на провинившуюся, точнее — на проболтавшуюся.
— Знали? — сузил глаза Поттер. — И что же это вы знали?
— Что наш хозяин принадлежит к великому гнезду Слизеринов, — честно ответствовала средняя голова. — Иначе как еще он мог бы говорить с нами?
— То есть, по-вашему, этот дар не мог передаться каким-нибудь посторонним способом.… Скажем, с магической силой?
Рунослед картинно почесал кончиком хвоста левую голову, изображая раздумье.
— Если бы хозяину язык змей передался с силой Темного Лорда, а не по праву наследника гнезда, то он не смог бы подчинить себе василиска, — безапелляционно провозгласила правая голова, скрежетнув на двух остальных своими зубами. — Король Змей починяется только Наследнику. Магов, получивших дар Слизерина иным способом, он всегда старается уничтожить, дабы они не оставили пятна на чести гнезда Слизеринов и даже самого ничтожного следа в истории. К слову, такое случалось не так уж и часто — змеиный язык очень трудно обрести каким либо иным способом кроме наследственности.
— В общем, вы с конца прошлого года все знали? — переспросил Гарри.
— Ну, почти что да, — теперь отчитывалась средняя голова. — Именно потому мы и хотели, чтобы хозяин сам поговорил с василиском.
— А если бы он меня все-таки сожрал? Или в камень превратил? Ведь из ваших слов следует, что магия василиска не действует только на истинных наследников.
Рунослед снова почесал концом хвоста голову. На этот раз — все три по очереди, и просто красивым жестом это не было.
— Ну, так он же этого не сделал, — робко сказала левая голова, явно не зная, как можно ответить иначе. — И вообще, мы хотели как лучше. Ведь все получилось очень хорошо, правда-правда, — затараторила она. — У хозяина появился новый зверь, у змей появился новый дом, а у Ангуиса наконец-то появился новый хозяин, который о нем так хорошо заботится. Всем хорошо, разве нет? К тому же хозяин в детстве уже однажды говорил с Королем Змей — это была Шесу, испокон веков жившая в селении Варга лорда Слизерина. Ведь Шесу не убила хозяина, а, будь он не настоящим наследником, она так бы и поступила — у василисков это на уровне инстинкта. Мы были уверены, что хозяин с блеском пройдет испытание…
Хлопнула входная дверь, и рунослед замолк. Покосившись на ширму, трехглавый змей заполз на подушку и, свернувшись кольцом, прикрыл глаза.
— Гарри, можно мне войти? Я тебя не сильно потревожу? — из-за ширмы со смущенным выражением лица появилась Гермиона Грэйнджер. Впрочем, заметив, что почетный пациент мадам Помфри вовсе не лежит на кровати, как ему и положено, а разгуливает в пижаме по отведенной ему территории Больничного крыла, все ее смущение мгновенно трансформировалось в праведный гнев. — А почему ты не в постели? Мне мадам Помфри сказала, что тебе еще рано ходить…
— Мало ли что она сказала, — проворчал Поттер, тем не менее, с ногами забираясь на кровать, — я себя преотлично чувствую.
— Я очень рада, что ты пошел на поправку, — сразу же сказала Гермиона. Кажется, ей что-то было нужно.
— Я тоже. Так ты, собственно… зачем пришла?
— Ну, как зачем — проведать тебя. И поблагодарить, конечно, тоже. Ты меня снова спас! Ты поступил как настоящий герой, — судя по всему, она ожидала от него какой-то реакции на эти слова.
— Ага, кончено, — как ни странно, слушать хвалебные речи не очень-то хотелось. Вообще, лучше всего было бы просто посидеть в тишине — можно было бы даже на периодически поглядывающего на хозяина с виноватым видом руноследа рукой махнуть и не продолжать допрос. — Скажи еще, что это было истинно гриффиндорское поведение.
— А почему нет? — удивилась девочка, явно не готовая к тому, что Гарольд может оказаться в не в духе. Собственно, она настолько привыкла, что даже в случае этого самого плохого настроения он относится к ней вполне благодушно, что подобная ситуация для нее была в новинку. Почти. Раздраженный Поттер (действительно доведенный каким-нибудь идиотом-самоубийцей до точки кипения) был способен на многое. Однако гриффиндорка решила повторить попытку и продолжить разговор. — Что такого в том, что я сравниваю тебя со студентами моего факультета? Если хочешь знать мое мнение, тебе самое место в Гриффиндоре.
— Спасибо на добром слове, — все тем же тоном произнес Гарри.
Н-да, после всего, что он услыш

Однажды пламя Ада доберется и до вас.
Торент - трекер BattleKnight Травиан
Спасибо: 0 
Профиль
Mamont
Le serviteur de l`obscurité!


Сообщение: 2642
Зарегистрирован: 22.06.07
Откуда: Прямиком из Ада., Алушта
Репутация: 15
ссылка на сообщение  Отправлено: 12.12.09 22:38. Заголовок: Глава 16. Начало кан..


Глава 16. Начало каникул.

Драко Малфой оглядел не внушающий никакого доверия пейзаж и презрительно сморщил нос. От буквально-таки легендарного в рядах Пожирателей своей неприступностью места обитания Северуса Снейпа он ожидал гораздо большего. И уж тем более он никак не думал, что настроенный лично Снейпом портал приведет всю их разношерстную компанию к замусоренному берегу грязной и полузасохшей речки.
— А мы… э-мм… туда попали? — осторожно осведомился он, оглядываясь с еще большей брезгливостью.
— Туда, — коротко бросил зельевар и двинулся в сторону ветхого моста, перекинутого одной Моргане известно в каком году через эту самую речку. — Магию не применять, сундуки нести самим.
Вслух возразить ему не посмели, однако и покориться безрадостной перспективе никто не собирался. Рон пытался при помощи магии как можно незаметнее если уж не поднять в воздух их чемоданы (чем Мерлин не шутит — магглы же вокруг), то хотя бы облегчить их вес. Ему досталось «нести» помимо собственных вещей еще и сундук Гарри Поттера, которому мадам Помфри строго настрого запретила таскать тяжести в ближайшие несколько недель (и еще успела отчитать за самовольные разгуливания по школе). Так что для Рональда вопрос веса всех вещей являлся едва ли не жизненно важным. Драко в этом плане повезло больше — из поттеровского добра ему досталась клетка с кейнерилом Ракшасом, хотя, учитывая милейший характер магической птички и ее непомерную глотку, распахивающуюся по каждому поводу, еще не известно, кому судьба благоволила больше. Сам же Гарольд с

Однажды пламя Ада доберется и до вас.
Торент - трекер BattleKnight Травиан
Спасибо: 0 
Профиль
Mamont
Le serviteur de l`obscurité!


Сообщение: 2643
Зарегистрирован: 22.06.07
Откуда: Прямиком из Ада., Алушта
Репутация: 15
ссылка на сообщение  Отправлено: 12.12.09 22:39. Заголовок: Глава 17. Неожиданна..


Глава 17. Неожиданная встреча.

Внутри магазина оказалось на удивление пусто и тихо. У прилавка никого не было. Все трое юных магов с облегчением стянули с голов капюшоны.
— Так, похоже, мы опять куда-то забрались без спросу, — сказал Рон, придирчиво оглядывая прилавок и оставленные на нем книг. — Сорвина нет.
— Он же обычно в своем магазине круглосуточно торчит! — изумился Малфой.
— За исключением тех случаев, когда зарабатывает себе репутацию в Темной Аллее. Помнишь, что про него тот мальчик говорил? Сорвин тут большая шишка, — хмыкнул Гарри, прохаживаясь вдоль полок.
— А заодно кроме тех случаев, когда он в Гринготтс к гоблинам наведывается, — произнес Рональд, задумчиво взвешивая в руках какой-то потрепанный томик. — И еще Сорвин иногда к Дамблдору на чай заглядывает. Или, вероятно, наоборот.
— Нет ну это форменное невезение! Сначала тетя Белла с Эйвери — из-за них по Темной Аллее нормально не походишь, теперь еще и Сорвин куда-то запропастился.
— Может, это нам прямой намек возвращаться обратно? — предположил Поттер. — А Снейп точно вернется только к вечеру, ты в этом уверен?
— Точно, не беспокойся ты так, — буркнул Драко. — Все равно ничего нового он нам не скажет. Да и вообще сам виноват — неизвестно где пропадает, а еще хочет, чтобы мы как тихие и примерные дети сидели круглыми сутками дома!
— Как выяснилось, хочет совершенно правильно, — начал Уизли, — если твоя тетка с остальными Пожирателями рыщут по Англии в поисках тех, на ком им можно отыграться за свой грандиозный провал…
— Рон, тихо! — прервал его Гарольд. — Я что-то слышу.
— Что? — Рональд обернулся. — Что да такое-то? Я вот не слышу ничего. Малфой, а ты?
Тот нахмурился и, для верности стиснув в руках амулет, оглядел помещение.
— Действительно… — удивленно произнес он. — Похоже, здесь кто-то есть. И этих кого-то несколько.
— Тогда пошли, — пожал плечами Гарри. — Звуки доносятся оттуда, — он указал на дверь за прилавком, малозаметную на фоне деревянных панелей, которыми были обшиты стены.
— Опять мы куда-то лезем, — вздохнул Рон, покорно следуя за друзьями. — Может, нам туда нельзя?
— Если бы туда было нельзя, Сорвин нам заранее бы об этом сказал, — проворчал Малфой-младший, открывая дверь. Впереди был полутемный коридор, выходящий в круглую, хорошо освещенную комнату. По деревянным перилам неспешно скользили солнечные лучи, оставляя, тем не менее, неосвещенной большую часть деревянной площадки. Чуть приглушенные расстоянием, из коридора доносились чьи-то недовольные возгласы, торопливая речь и позвякивание. — Небось, сейчас сидит в кресле, чай пьет и почитывает одну из своих книженций в компании таких же старичков-ценителей классической литературы, попутно споря с ними о какой-нибудь ерунде.
— Если бы Сорвин был здесь, то охранные чары магазина ему уже сообщили бы о посетителях, — отрезал Рональд, которого совершенно не привлекала идея ввязаться в очередную авантюру, результатом которой могли бы быть нежелательные проблемы с Фицджеральдом.
— Да ладно тебе! — отмахнулся Малфой-младший.
Они вышли на площадку, кольцом второго этажа проходящую по стенам комнаты. Сами стены представляли собой вделанные в камень шкафы с книгами. Уизли машинально начал высчитывать, сколько всего здесь может находиться книг, но очень скоро сбился и махнул на это рукой, отдав предпочтение общей оценке убранства комнаты. Уходящие вверх стены плавно изгибались, переходя в полупрозрачный купол-потолок, сквозь который комната и освещалась солнечными лучами.
Осторожно перегнувшись через перила, мальчики увидели самую причудливую из увиденных ими компаний (Малфой в своих предположениях был не так уж и далек от истины), рассевшуюся в креслах и распивающую чай. К счастью, присутствующие были слишком увлечены разговором, чтобы заметить притаившихся в темноте мальчишек, а защитные чары (если они были) помалкивали. Все трое, стараясь не шуметь и не привлечь к себе тем самым лишнего внимания, отошли глубже в тень.
В центре комнаты стоял низенький столик с фарфоровым чайником, сахарницей и тарелочкой сластей на нем. Вокруг него сидели, кто — в креслах, а кто — на стульях, хорошо знакомые троим слизеринцам торговцы из Темной Аллеи: и сам Сорвин, поскрипывая выглядящим нелепо в богатой обстановке комнаты креслом-качалкой столетней древности, и пухленькая неуклюжая Марания Оуэрли, хозяйка так нелюбимого Поттером магазина мантий, и Коноэл Меридан, владевший «Серой Кобылой» — местным трактиром, и Джонатан Киркан, изготовитель волшебных палочек.… Да кого тут только не было! Особенный интерес вызвал высокий старик в черном бархатном сюртуке с золотыми пуговицами и мантии, нервно постукивавший кончиками пальцев по подлокотнику кресла. Пожалуй, если бы не характерный прищур ярко-голубых глаз, лишенных своей обычной «ширмы» в виде очков-полумесяцев, вряд ли в нем можно было бы признать самого Альбуса Дамблдора. Его седые волосы были собраны в хвост и перевязаны узенькой ленточкой, да и борода лишилась своего привычного состояния. Выглядел Великий «Белый» Маг так, будто вот-вот собирался с боем прорываться к власти над всем миром (и то в качестве промежуточной цели). А еще он был чем-то очень недоволен, о чем не преминул высказаться собравшимся:
— Отвратительно, — коротко бросил он, откидываясь в кресле. М-да, в этом человеке Альбуса Дамблдора узнать можно было с огромным трудом. Куда делось привычное благодушие и терпение? Каким ветром унесло его извечное спокойствие и благожелательность? Определенно, это не мог быть тот же самый Альбус Дамблдор, которого знали трое слизеринцев, это вообще… неизвестно кто. Хотя, говоря о такой персоне как Дамблдор, с учетом всех фактов, ожидать можно было чего угодно.
— Ну, то, что Фадж — идиот, ни для кого не новость, — протянул Сорвин, раскачиваясь в кресле. — Надо утешаться тем, что у нас есть возможность узнать о его замыслах заранее и подготовиться к печальным результатам этой, с позволения сказать, «деятельности». Эх, верно было сказано: «Идиот — это плохо, но деятельный идиот — втройне хуже».
— Альбус, а вы никак на него… повлиять не можете? — робко спросила Оуэрли. — Он же, вроде бы, советуется с вами.
— Советуется, как же! У всего Министерства Хогвартс с его независимостью аки кость поперек горла стоит.
— К слову — Аврориат тоже, — заметил Киркан. — И Министр, насколько я знаю, готов до хрипоты ругаться с Грюмом по самому ничтожному поводу.
— А все дело в том, — наставительно поднял палец Сорвин, — что когда власть между собой делили, надо было думать хорошенько. Прошляпили свой шанс получить одного-единственного, но мудрого и сильного правителя, так вот расплачиваемся теперь, — он коротко посмотрел на скривившегося от этих слов Дамблдора. — Какой же у нас теперь расклад? Хогвартс — отдельно, Министерство — отдельно, даже Аврориат — и тот сам по себе. Непорядок.
— Самый главный непорядок заключается в том, к слову сказать, господин Сорвин, что спокойствия нет в стране, — произнес Августус Имари, хозяин магазина «Все для зелий». — Из-за побега Пожирателей. Я, конечно, лично ничего против семейства Лестранжей не имею, но, во-первых, если учесть, что они являются слугами Темного Лорда, а, во-вторых, подняли такой шум среди авроров, что даже нам стало совершенно невозможно спокойно продолжать заниматься своими делами… Выходит очень неприятная ситуация. И решение Министра Магии на фоне всего этого выглядит, мягко говоря, нелепым.
— Это просто Фадж спохватился и занялся внешней политикой, — фыркнул Киркан. — Решил укрепить имеющиеся связи.
— Дурак дураком, — вздохнул Коноэл Меридан, потягивая чай (Поттер с его внезапно обострившимся обонянием поморщился — в свою чашку Меридан влил не иначе как полбутылки коньяка). — Ну, кто ж так делает-то? У самого бедлам в стране творится, а он еще такие крупномасштабные мероприятия устраивает…
— Вот и я об этом! — Дамблдор ударил кулаком по подлокотнику. — Черт с ним, с Мировым Чемпионатом по Квиддичу — раз уж так Фаджу хочется покрасоваться, пусть проводит, но Турнир Трех Волшебников...! Да чем он думал?
— Что это за турнир такой? — шепотом спросил Драко.
— Позже, — начитанный Уизли, знавший обо всем на свете (или практически обо всем), отмахнулся, продолжая вслушиваться в разговор.
— Если «думалки» нет, то тут уж ничего не поделаешь, — ввернул Джонатан.
— Киркан! Коли уж собрался вставить свое веское слово в беседу, то говори по существу, — Фицджеральд предупреждающе поднял руку. — Так кто будет участвовать в турнире? — он повернулся к Альбусу Дамблдору.
— Шармбатон и Дурмстранг, — нехотя ответил тот.
— Французы и болгары.… Так, а кто у нас нынче директорствует в Дурмстранге? Каркаров вроде бы? Плохо.
— Еще бы! Все планы идут дракону под хвост!
— Ладно, Альбус, не распаляйся, мы твое мнение уже выслушали. В конце-то концов, если подумать, благодаря тому, что ты занимаешь директорское кресло, у нас не все так плохо.
— Легко тебе это говорить — сидишь тут все дни напролет, книжки читаешь, гоблинам регулярно мозги промываешь. Хорошо устроился, нечего сказать!
— В моем возрасте уже можно сложить кости на полку и никуда не соваться, — отрезал Сорвин. — А сам-то что жалуешься? Тоже очень неплохо пригрелся. Моими же стараниями, межу прочим.
— Ну-ну, Сорвин, далеко не только твоими. Еще немного, и твой ученик тебя по всем статьям превзойдет, — ехидно заметил Киркан.
— Это кто тут меня превзойдет? А ну-ка порошу без глупостей! — встрепенулся тот. — Научил тут на свою голову умников.… Кстати об учебе, как там ребятишки-то поживают?
— У Северуса Снейпа сидят, — пожал плечами Дамблдор.
— Да ну? — прищурился Сорвин. — А почему мне только что доложили, что видели в Темной Аллее каких-то очень подозрительных личностей? Причем, в количестве трех человек. Это, конечно, может быть и совпадением, но что-то плохо мне в это верится. Где твой Снейп и чем он занимается, если его подопечные буквально сами под нож лезут?
— Я его кое о чем попросил, но это не должно было занять много времени, и, отвечая на твой следующий вопрос, Люпин тоже занят — налаживает связи в Совете Стаи.
— Оборотни… да, очень полезные союзники. Так с мальчишками-то что? Как там с их силой? Уже дала о себе знать?
— А ты сам подумай, будь иначе, как бы они Беллатрис все планы сорвали?
— О, тогда у меня есть превосходнейшая идея! Почему бы нам не протолкнуть в Турнир в качестве кандидата от Хогвартса кого-нибудь из них?
— Но в Турнире Трех Волшебников можно участвовать только с семнадцати лет… — нахмурилась Марания. — Да еще и Кубок Огня с его магией…
— А то можно подумать, что Кубок нам не по зубам, — хитро ухмыльнулся Сорвин.
— Я категорически против их участия, — возразил Дамблдор.
— Я, конечно, понимаю, что это у тебя стиль такой — все мои решения на штыки принимать, но почему бы мальчикам, наконец, не начать действовать в открытую? Нет, я не имею в виду, что надо их силу напоказ выставлять, просто они вечно эти свои самопальные расследования проводят, действуют из-под полы и вляпываются потом по самые уши…
— Я все равно против, Джеральд. Изворачиваться ты можешь как угодно, но к участию я Триаду не допущу.
— Альбус, да имей же совесть! Нам нужен кто-то, кто будет изнутри…
— Этот «кто-то» найдется сам собой, если можно так выразиться — прервал его Дамблдор. — Я уверен, что слуги Волан-де-Морта не упустят возможности заслать к нам шпиона, который постарается протолкнуть в Турнир на место Чемпиона кого-нибудь из лояльных Пожирателям слизеринцев-старшекурсников. А вот тут-то нам ребята и помогут — на своем факультете они имеют очень весомое положение и смогут раскопать все, что понадобится. Но заруби себе на носу: я категорически против их участия в Турнире Трех Волшебников. Об этом можешь даже и не мечтать!
— Хорошо, так и быть, — недовольно проворчал Сорвин. — Так я и знал, что ты будешь мальчишек опекать…
— И ты туда же!
Внизу, под деревянной площадкой, на которой притаились Гарри, Рон и Драко, хлопнула дверь. В круге света появился запыхавшийся юноша, который при виде высоких гостей поспешил раскланяться.
— Ну и что там слышно? — Сорвин аж привстал с кресла от любопытства.
— Господин Сорвин, мой младший брат Реджи, — поспешно заговорил вошедший, — сообщил, что буквально пятнадцать минут назад проводил к вашему дому трех господ в черных плащах со знаком Аракны. Их лица были скрыты капюшонами, а разговор защищен особыми чарами. Возможно, это именно те, кто вам нужен.
Трое слизеринцев, засевшие наверху тише воды ниже травы, недоуменно переглянулись. Рон закатил глаза и едва удержался от того, чтобы поцокать языком. Он ткнул Малфоя локтем в бок и, в ответ на его недоуменный взгляд, указал на волшебную палочку, а потом покрутил пальцем у виска. Драко на это такой же мудреной пантомимой объяснил, что это не его рук дело. Грешить излишней подозрительностью на Поттера никто не решился.
— Больше твой брат ничего не сообщил? — спросил Дамблдор, обводя комнату рассеянным взглядом.
— Еще Реджи видел двоих слуг Темного Лорда — Беллатрис Лестранж и ее сопровождающего…
Из коридора, ведущего в книжную лавку, раздался звон — кто-то подходит к магазину и уже перешел невидимую грань, за которой работала магия магазина. Сработали оповещающие чары. Сорвин, взмахом руки отпустив своего информатора, бодро вскочил с кресла и направился, как предположили мальчики, к лестнице. Им же самим ничего не оставалось, как юркнуть в коридор и, плотно прикрыв за собой дверь, сделать вид, что они уже битый час слоняются по магазину и страдают высшей формой безделья, ожидая появления хозяина книжного. Фицджеральд, похоже, так и не заметивший присутствия на секретном собрании неприглашенных заранее лиц, замешкался и удивленно воззрился на трех юных магов — об их появлении чары тоже должны были предупредить. Рону, моментально понявшему причину немого удивления Сорвина и совершенную ими же самими ошибку, оставалось только мысленно чертыхаться.
От расспросов мальчиков спас вошедшие в книжный магазин Северус Снейп, цепким взглядом окинувший помещение и мгновенно приметивший невольно сжавшихся мальчиков, да седой сгорбленный старичок с тросточкой, в бороде которого угадывались огненно-рыжие пряди.
— Дедушка Игнациус? — удивился Рон. — А ты тут что делаешь? Дома что-то случилось? — деда своего Уизли видел редко, поэтому имел полное право позволить себе выразить очень большую порцию удивления.
— Мистер Прюэтт явился от лица Алхимической Гильдии, — сквозь зубы процедил Снейп, — дабы представить вас, Рональд, Высшему Магистрату, а вместо этого был вынужден мотаться со мной по всему магическому Лондону в поисках запропастившихся неизвестно куда безмозглых мальчишек!
Трое слизеринцев синхронно вжали головы в плечи — их «благодетель» был на взводе.
— А ты говорил, что он поздно вернется, — буркнул Поттер, неодобрительно косясь на насупившегося Драко Малфоя.
Рона же донимал растроганным сюсюканьем Игнациус Прюэтт, по совместительству оказавшийся его дедом.
— Вот ведь какой у меня внук растет! По моим стопам пойдет — вступит в Гильдию Алхимиков и станет лучшим зельеваром Англии, — продолжал Прюэтт, утирая выступившие от умиления слезы. — И взрослый-то уже какой стал! Сколько тебе годков-то, Рон?
— Четырнадцать, — не без гордости заявил тот.
— Ну, так точно взрослый! И самостоятельный, небось — весь в своего деда пошел. Тебя Молли своими заботами не сморила совсем?
Рональду оставалось только смущенно краснеть и что-то неразборчиво бормотать.
— И учишься хорошо — мне Молли рассказывала, что ты очень старательный юноша. Небось, девчонки за тобой бегают? — Прюэтт хитро улыбнулся. Гарри и Драко прыснули со смеху. Рон же по цвету стал больше напоминать вареную свеклу. — Ах да, надо бы нам с тобой поторопиться, внучек — и так уже порядочно задержались. Магистрат вечно ждать не будет. Пойдем-ка к камину. Фицджеральд сейчас пожалеет мои старые, немощные ноги и сам предложит старому Игнацису Прюэтту им воспользоваться, я правильно говорю, мистер Сорвин?
Тот с улыбкой кивнул и сделал приглашающий жест вглубь магазина, где находился его личный камин. Рон, выпавший в осадок после такой ошеломительной новости, как немедленное знакомство с Магистратом Гильдии Алхимиков, собравшимся исключительно ради его скромной персоны, на ватных ногах проследовал за дедом к камину.
— Вам опять не сидится? — осведомился Снейп у проводивших насмешливыми взглядами друга Гарольда и Драко. — Мне казалось, что случившееся этим летом послужит всем троим хорошим уроком, и что я вижу в результате? Вы хоть понимаете, в какое положение поставили меня перед Игнациусом Прюэттом? Он всю неделю уговаривал Магистрат собраться, дабы встретиться с очень перспективным молодым человеком, который в последствии даже сможет претендовать на одно из кресел магистров алхимии.
— И это если только мы не собьем Уизела с праведного пути, — громким шепотом произнес Драко.
— Драко, я бы на вашем месте не иронизировал на этот счет. Пора бы уже задуматься о будущем — вы и оглянуться не успеете, как придет время выпускных экзаменов, и нужно будет решать, что чем собираетесь заняться в дальнейшем, — Мастер Зелий решил сменить гнев на милость и разбор полетов заменил нравоучительной лекцией. — Рональду карьера обеспечена, а что вы делать будете?
— Если еще это будущее будет, тогда нам как-нибудь уж найдется, чем заняться, — пробормотал Гарри, отходя к одному из стеллажей с книгами.
— Что вы имеете в виду, мистер Поттер?
— Вам это должно быть известно ничуть не хуже меня.
— Поттер прав, — поспешно сказал Драко. — Впереди нас могут ждать не самые радужные перспективы. То, что Уизли обеспечили дальнейшую карьеру — это хорошо, но если Волан-де-Морт возродится…
— Во-первых, Драко, можете быть спокойны — не вас одних так беспокоит эта проблема. Будет сделано все, чтобы этого не произошло, — Снейп сузил глаза. Похоже, про Темного Лорда Малфой-младший упомянул зря. — Во-вторых, даже в таком случае…неизвестно чем все обернется. А теперь извольте прекратить философствования — нам пора возвращаться.

* * *

Со встречи с Магистратом Рон Уизли вернулся только к вечеру — с горящими глазами и улыбкой до ушей. Он был готов на каждом углу болтать о выпавшей ему удаче — сдавать первый из трех вступительных экзаменов в Гильдию Алхимиков вместо СОВ, хотя обычно документы на вступление в гильдию, согласно правилам, подавали как минимум через четыре года после окончания школы. А одновременно с ними еще и не менее пяти рекомендаций от известных и уважаемых алхимиков. Рональд находился в состоянии эйфории — если раньше, на первом-втором курсах периодические упоминания Снейпа о гильдии наводили на какие-то расплывчатые мысли о том, что может быть, он когда-нибудь и попадет в число известных алхимиков.… Теперь же перспективы были на удивление четкими. Вот примерно в таком ключе и высказывался перед друзьями Рон, не забывая буквально через каждое слово удивляться тому, как родители умолчали о таком важнейшем факте — его дед входит в Магистрат Гильдии Алхимиков! Впрочем, учитывая несколько прохладное отношение семейства Уизли к Игнациусу Прюэтту ничего иного ожидать не стоило.
Мальчикам за их самовольный «отгул», как ни странно, от Снейпа даже не влетело. Нет, он, конечно же, отчитал их за недостойное поведение, пригрозил в случае повторения таких загулов расправой, и на этом все закончилось. Причиной его повышенной благодушности, опять таки, послужил успех Рона в высших кругах Гильдии Алхимиков. Несколько же дней спустя в Паучий тупик заглянул Ремус Люпин, вернувшийся с задания Дамблдора. Выглядел он потрепанным и изможденным, но довольным собой. А еще он очень беспокоился за Гарри Поттера, на которого неизвестным каким образом могло повлиять полнолуние.
— Доброе утро, — в дом Мастера зелий Люпин переместился через подключенный прошлым вечером камин.
Поскольку в гостиной не нашлось никого, кто мог бы ответить на приветствие, Ремус, не особо мудрствуя, спустился в алхимическую лабораторию (благо, он знал, где располагается святая святых Снейпа) и не прогадал: вся «честная компания» находилась там. Малфой-младший, от усердия высунув язык, что совершенно не вязалось с его образом с детства обученного этикету сына аристократического семейства, строчил доклад по травологии. Перед булькающим котлом с вязким и неприятно пахнущим зельем, в котором Люпин мгновенно распознал несколько модифицированную версию того, чем поили его крестника в Больничном Крыле, с до крайности смурным выражением лица сидел Гарри Поттер. Тут же вокруг котла крутился Рон Уизли, постоянно порываясь добавить в него что-нибудь «для усиления эффекта». За всем этим безобразием пытался проследить и даже как-то его проконтролировать Северус Снейп, одновременно разбиравший какие-то бумаги. Люпина явно не ждали.
— Ну, как дела? — спросил он, оглядывая чем-то очень недовольного Гарольда.
— Меня продолжают травить какой-то гадостью, — мрачно ответил тот.
— Будьте благодарны, Поттер, за эту самую «гадость», поскольку благодаря именно ей вы не скачете по дому как умалишенный, изображая из себя живого волка.
— Все так серьезно? — насторожился Люпин.
— У мистера Поттера периодически случаются «прорывы» его волчьей сущности, во время которых он уже успел налакаться зелий из моей лаборатории, разнести пол чердака и, в довершение всего, в порыве чувств чуть не сиганул из окна. И случилось это всего лишь потому, что он отказался пить отвар, — будничным тоном произнес Снейп. — Не считая вышесказанного все в полном порядке.
— Гарри! — укоризненно воскликнул Ремус, смерив крестника недовольным взглядом.
— Но что самое удивительное, Люпин, ни один из ядов, которые Поттер соизволил испробовать, на него не подействовали. Хотя, насколько я знаю, у оборотней нет иммунитета к различного рода отраве. Мистер Уизли, это, конечно, распространяется и на то, что вы хотите сделать из данного зелья, добавив в него кристаллы лиловой соли, но не стоит ли отложить эксперименты на потом?
Смущенный Рон поспешно отошел от котла и сделал вид, что изучает содержимое баночек в шкафах. Со дня встречи с Магистратом Гильдии Алхимиков его так и подмывало сварить что-нибудь этакое и доказать (хотя этого и не требовалось — он и так уже успел сварить оборотное зелье и зелье Поиска), что он обладает уникальнейшими дарованиями в зельях. Страдала, естественно, от его начинаний в первую очередь лаборатория Мастера зелий.
— Обычно никакого иммунитета к ядам у нормальных оборотней нет. Единственное, что на нас не действует — оборотное зелье, как, впрочем, и на всех нелюдей и полукровок, (на тех же полувеликанов, например) или кого-то подобного. Именно на этот факт ссылалось в свое время Министерство Магии во время принятия закона об утверждении статуса нелюдей для оборотней. Но, поскольку Гарри фактически оборотнем не является… Подобные случаи — я имею в виду возникновение подобного иммунитета у инфицированных ликантропным ядом — уже были. Альбус Дамблдор говорил об этом, помните? В средние века с ликантропным ядом ставили эксперименты.
— Ну, такое помню даже я, — ехидно заметил Снейп. — Им, кажется, пытались лечить «Stupidus sanguis»— синдром «стоячей крови» — это распространенная в чистокровных семьях болезнь. Кровь, знаете ли, имеет свойство застаиваться от внутриродовых браков…
Малфой-младший, до сих пор внимательно прислушивавшийся к разговору, скривился и сделал вид, что очень занят написанием доклада.
— Да, в последний раз вытяжку из ликантропного яда использовали, когда пытались вылечить мать Сириуса Блэка — Вальбургу, — заметил Ремус. — Впрочем, ей это не сильно помогло.
— Да она и не очень-то хотела, чтобы ее лечили. Считала, что это ниже достоинства и позорно для почтенной матери из Древнейшего и Чистокровнейшего Рода Блэков, — презрительно бросил зельевар.
— А еще, если я не ошибаюсь, тем же методом пытались вылечить братьев Люциуса.
— Пытались-пытались, но престарелые родственники там им скандал закатили и выкинули из семьи без кната в кармане, а потом уже сочинили красивую легенду — мол, погибли, сражаясь за Темного Лорда.
— Я, конечно, понимаю, что вам непременно хочется обсудить дела моей семьи, — Драко, вскочил с места, переводя гневный взгляд со Снейпа на Люпина. — Но, может, хотя бы будете это делать в мое отсутствие? Не очень-то приятно сидеть и слушать, как моим родственникам перемывают косточки!
Захлопнув учебник по травологии, он схватил со стола исписанный пергамент и буквально вылетел из лаборатории, хлопнув дверью.
— «Фонит», однако, от вас, Поттер, — произнес Мастер Зелий, бросив взгляд на закрытую дверь, — даже амулет Драко пробивает периодически.
— Что ты имеешь в виду? — переспросил Люпин, не очень-то посвященный в ситуацию.
— Да Гарри в последнее время постоянно какой-то злобный ходит — огрызается на всех, язвит по каждому поводу. А Драко — эмпат, вот он периодически и попадает под эту отрицательную «волну» эмоций, — пожал плечами Рон.
— Мне тоже надо хорошенько дверью об косяк грохнуть, чтобы вы перестали говорить обо мне в третьем лице в моем же присутствии? — ядовито поинтересовался Поттер, тем самым явственно подтверждая слова Рональда.
— Извини, Гарри, — тут же сказал Ремус, одновременно с ним свои извинения пробормотал и Уизли.
— По-моему, это у Поттера нечто вроде реакции на приближающееся полнолуние, — произнес Снейп. — Кстати, Люпин, а ты хоть свое волчье зелье-то пьешь?
— Пью, конечно, пока ты мне его присылаешь. А насчет реакции на полнолуние… очень даже может быть. Меня это не удивляет. Видишь ли, Гарри, — он повернулся к скорчившему ехидную рожу Гарольду, — в крови Аделаиды находилось почти три четвертых от необходимого количества ликантропного яда для становления оборотнем. Как ты понимаешь, это очень и очень много. Поэтому у нее тоже была некоторая… неадекватность в поведении во время полнолуний.
— Неадекватность? — а вот теперь, случайно окажись Гарри василиском, в лаборатории окаменело бы абсолютно все — даже сейчас от взгляда, которым он одарил своего крестного, тому стало совсем нехорошо.
— Частая смена настроений, повышенная нервозность… я имею в виду, что ее поведение было несколько нестандартным…
— Так, пойду-ка я, пожалуй, к Малфою, — протянул Гарольд, вставая со стула. Дверью он хлопнул куда эффектнее, чем Драко — она чуть с петель не слетела.
— Вы не обращайте внимания. Все нормально — он позлится-позлится и успокоится, — робко и без особой уверенности в своей правоте произнес Рон. — Они еще с Малфоем сейчас переругаются, а потом вдвоем мириться и извиняться придут. Вот погодите — сейчас сверху вопли послышаться и грохот…
Но, против ожидания Рональда, было тихо. Уизли нервно передернул плечами — такого еще не было, чтобы Гарри с ним поругался и вместе с Малфоем-младшим объявил ему бойкот. А это, в нынешней ситуации, когда у Поттера мозги съехали набекрень, а следом за ним — и у Драко, это очень даже легко могло случиться.
— Перебесятся, — спокойно произнес Снейп, будто ему тут никто дверьми не хлопал. — Тоже мне — позеры, характер показать хотят… Ничего, еще придут с повинной. Тем более что Поттеру все равно придется за зельем спускаться.
— А он из чистого принципа никуда не пойдет — это же Гарри, — Уизли мрачнел прямо на глазах. — Он жуть, какой упертый. А Драко вообще на вас обиделся…
— Я ему запретил идти на Мировой Чемпионат по квиддичу, — пояснил Мастер Зелий. — И Драко тут вторые сутки по этому поводу истерит. Первое время он меня усиленно пытался переубедить, но сейчас сдался — финальный матч состоится послезавтра, и на чудо в виде резкой смены моего мнения уже никто не надеется.
— Ну, он очень расстроился, — попытался оправдать друга Рон. — Он нам заранее билеты бронировал, выбирал лучшие места. Обидно же очень — на это дикая сумма галеонов ушла и уйма нервов.
— Ну, там могут быть Пожиратели Смерти, а они, насколько я знаю, не очень-то тепло к вам троим относятся, — Люпин поддержал точку зрения Снейпа.
— Если нам мистер Малфой разрешил, значит, ничего такого там быть не должно.
— Вы уже уговорили Люциуса Малфоя? Он же в таких вопросах…
— У Драко большой опыт в агитации отца по поводу разрешений на какие-нибудь подобные глупости, — буркнул зельевар.
— Для него это очень важно, — гнул свое Уизли.
— Я не собираюсь менять свое мнение, — отрезал Снейп. — Прежде чем без разрешения сбегать из дома, вам надо было головой подумать, так что считайте это своего рода наказанием. А Драко вообще лучше бы занять свою голову чем-нибудь другим, кроме квиддича. Учебой, например — он порядочно съехал с баллами по годовому экзамену.
Рон вздохнул.
— Я лучше пойду с ними поговорю, — произнес он, направляясь к выходу.
Все-таки его не отпускали опасения по поводу друзей: вроде как они между собой ссориться уже зареклись, но кто его знает, какой фортель может выкинуть, уже который день находящийся на взводе Гарри Поттер? И Драко Малфой, которого одним единственным словом, сказанным не тем тоном, смертельно обидеть еще легче, чем самому Рону сделать элементарнейшую успокаивающую настойку. Тем более, эти двое могли задумать какую-нибудь глупость: Малфой, чтобы из чистого принципа доказать, что он все равно будет делать все так, как захочет, а Поттер — просто от скуки и периодически возникающей жажды риска.
Как Уизли и предполагал, они сидели в комнате Малфоя — Гарри устроился на подоконнике и тоскливо смотрел на улицу, а Драко метался из стороны в сторону, честя, на чем свет стоит, всех, начиная от Дамблдора и заканчивая собственным крестным.
— Ну, ничего, ничего! Я им еще покажу! Они все еще узнают, как со мной связываться! Я столько ждал! Билеты нам взял заранее, буквально из-под носа утянул у этих Министерских чинуш… А нам запрещают идти… Это несправедливо!
— Согласен, — вяло поддакнул Поттер, у которого приступ язвительности сменился унынием.
— Но мы все равно пойдем! Я… я наизнанку вывернусь, но на матч мы попадем! Да там даже семейка Уизела будет! Даже твой папаша с Крысенышем! А мы чем хуже?
— Ребята, может не стоит о своих планах весь дом оповещать? — спросил Рон, прикрывая за собой дверь.
— Явился, — раздувая ноздри от гнева, процедил Драко. — Ну, садись. Может и от тебя толк будет.
Тем не менее, враждебности как таковой по отношению именно к Рональду в его голосе не было — Уизли вздохнул с облегчением.
— Чего ты так разозлился-то? — осторожно спросил он у Малфоя.
— Чего-чего! Раздражают меня, да и не меня одного, разговоры о Дореане и Алексисе Малфоях. Кому до них какое дело? Нет, обязательно надо нос сунуть…
— Да что в этом такого? Мало ли что случилось…
— Просто не очень-то приятно, когда мне постоянно напоминают о том, как дед с бабкой по каким-то своим заморочкам выставили на улицу братьев отца и их семьи. И все только потому, что у них, видите ли, обнаружился этот самый распроклятый синдром, а применить вытяжку из ликантропного яда — это ниже достоинства Малфоев! Ну, вот им ничего и не оставалось кроме как буквально на смерть идти — без поддержки семьи они все равно ничего сделать не могли, а так хоть семьи как-то обеспечили…
— Я не знал, что на самом деле все было так, — потрясенно выдавил Уизли.
— Никто не знал, — сухо произнес с окна Гарольд. — О таком на каждом углу не болтают. Как и о моих родственниках.
— Отец сейчас поддерживает некоторые контакты с семьями Алексиса и Дореана Малфоев, помогает, чем может, — продолжал Драко, — но они все равно живут вне Англии и.… Все, ладно, что-то я разболтался. Это касается только моей семьи. Мы здесь другое обсуждать собирались.
— Ну и что будем делать? — спросил Рон.
— Послезавтра — сбежим на матч, — лаконично сообщил Гарольд, будто бы утверждая этим еще даже не разработанный план. — Мне тут сидеть надоело.
— И ладно бы, Снейп опять куда-нибудь свалил, — начиная распаляться по-новой, в порыве чувств Малфой-младший перестал следить за речью, — так нет ведь, сидит тут в лаборатории и нотации читает! Он, видите ли, задание Дамблдора выполнил, и теперь собирается остаток лета дома провести! Ну, я ему проведу…!
— И что предлагаете делать? — Уизли неуютно поерзал на краешке кровати, куда присел пару секунд назад.
— У меня есть портал, — сразу же объявил Драко. — И я был на том месте, где возвели новое квиддичное поле, так что этот вопрос решен. Более того, с маскировкой у нас проблем не возникнет, но я просто ума не приложу, как бы нам понезаметнее сбежать…
— Стоп-стоп, как это — с маскировкой вопрос решен? Что вы с Гарри придумали?
— Ничего особенного, — пожал плечами Поттер. — На мантии, которые мы купили в Темной Аллее, уже наложены маскирующие чары. Вот почему они стоили так дорого, и вот почему нас никто не узнал — даже Эйвери и Белла.
— К тому же, какие у нас места знаю только я — ни отец, ни, тем более, крестный, в это не посвящены. Так что если им взбрендит в голову нас выискивать и отлавливать, сделать это будет просто-напросто невозможно — им придется весь стадион обшаривать. К тому же, на самом видном месте они искать ни за что не догадаются, — он злорадно ухмыльнулся, уже представляя, какая пакость поджидает Малфоя-старшего и Снейпа, если они вздумают помешать.
— М-да, предусмотрительные вы, оказывается, — протянул Рон, судорожно соображая, чем может обернуться такой «поход» для них самих. То, что главным «сдерживающим элементом» вместо Малфоя теперь был он, Уизли категорически не нравилось. — Ну, с тобой-то все ясно, а как же Гарри?
— А что со мной не так? — набычился Поттер.
— Скоро ведь полнолуние…. Вдруг ты себя плохо почувствуешь? Или случится что-нибудь?
— Во-первых, Уизел, для этого есть мой портал, который я перенастрою обратно на Паучий тупик сразу же, как только мы окажемся на стадионе, — снисходительно пояснил Драко. — А, во-вторых, есть я с моей эмпатией и в случае чего…
— Да видел я уже, что с тобой в этом самом «случае чего» происходит. От тебя толку в такой ситуации полный ноль — у тебя же самого голова напрочь отказывается работать, — охладил его пыл Рональд. — Надо что-нибудь более действенное. И пока мы с этим не разберемся, планы побега я рассматривать отказываюсь.
— Это ты меня так агитируешь за употребление ваших со Снейпом зелий? — ехидно осведомился Гарри.
— Не вижу ничего смешного! — нахмурился Уизли. — Тебе надо принимать зелье как минимум два раза в день, и если ты не хочешь таскаться весь день по стадиону, бренча склянками в кармане, нужно будет каким-то образом усилить утреннюю порцию…
— Знаешь, Рон, чему я всегда поражался? Ты вечно умудряешься свести все мировые проблемы всего лишь к изготовлению какого-нибудь зелья!
— Ничего себе — «какого-нибудь»! Я как представлю, что мне за эти два дня надо провернуть.… Менять на свой страх и риск снейпов состав…
— Так у тебя же давно руки чесались, — подначил его Драко.
— Да еще и каким-то образом под носом у Снейпа сварить усиленное зелье… — с каждым словом Рональд оживлялся все сильнее: наконец-то нашлась достойная проблема, над которой можно поломать голову! — Короче, я уже примерно представляю, как нам все это провернуть.
— Тогда все нормально — если с нами Рон, значит, все получится, — ехидно произнес Гарри. — Ну да ладно. У нас есть практически двое суток, чтобы продумать план, а пока давайте-ка вернемся в лабораторию и изобразим глубочайшее раскаянье, чтобы никто ничего не заподозрил.

Однажды пламя Ада доберется и до вас.
Торент - трекер BattleKnight Травиан
Спасибо: 0 
Профиль
Тему читают:
- участник сейчас на форуме
- участник вне форума
Все даты в формате GMT  3 час. Хитов сегодня: 4
Права: смайлы да, картинки да, шрифты да, голосования нет
аватары да, автозамена ссылок вкл, премодерация откл, правка нет



Создай свой форум на сервисе Borda.ru
Текстовая версия



Снарри-форумЯмаSnape UnsnapedRussian Fan Fiction HistoryСказки...Семейные архивы СнейповКлуб Любителей СойераТайны темных подземелий
УсадьбаВидения Хогвартсафемслеш и юриДомианаСайт о Гарри Поттере.Всегда самые горячие новости. Отряд Дамблдора ждет тебя!Библиотека фанфиковХогвартс Нэт