On-line: гостей 0. Всего: 0 [подробнее..]
АвторСообщение
Aleera
Леди Тенебрарум


Сообщение: 15
Зарегистрирован: 27.06.07
Репутация: 1
ссылка на сообщение  Отправлено: 08.08.07 21:07. Заголовок: Темные Волшебники. Ч. 2. Сила. (1-6)


Название: Темные Волшебники. Ч. 2. Сила (1-6) (7-12) (13-17) (18-23) (24-28) (29-33) (34-38) (39-50)
Бета: Габриэлла Эстера
Автор: Aleera (Chirsine)
Пэйринг: ГП\ГГ, ДМ\БЗ, РУ\ЛЛ, НП\ДУ
Жанр: romance, adventure
Направление: Гет
Рейтинг: PG-13
Самари: Если бы все повернулось иначе и у Гарри Поттера был бы брат? Каким бы стал мир? Величайшие темные волшебники из ныне живущих объединяются против своего собрата, возжелавшего власти.
Размер: Макси.
Стаутс: Заброшен.

Обсуждение: Сюда

Aleera@lady Chirsine Спасибо: 0 
Профиль
Ответов - 6 [только новые]


Mamont
Le serviteur de l`obscurité!


Сообщение: 2627
Зарегистрирован: 22.06.07
Откуда: Прямиком из Ада., Алушта
Репутация: 15
ссылка на сообщение  Отправлено: 12.12.09 22:29. Заголовок: Вторая часть. Сила. ..


Вторая часть. Сила.

Глава 1. Нора.

Рон с явным нетерпением во взгляде выискивал кого-то в толпе. Рядом с ним, о чем-то перешептываясь, стояли Фред и Джордж. Туда-сюда расхаживал Перси, периодически натыкаясь на чей-нибудь чемодан. На вокзальных часах было без пятнадцати восемь. Повсюду ярко горели лампы, а за окном, над вечерним Лондоном, собирались грозовые тучи.
— Опаздывают, — прокомментировал старший из присутствующих на вокзале Кинг Кросс братьев Уизли.
— Это ведь не мама с папой, Персик… — весело ответил один из близнецов.
— …а взрослые дяди-авроры, да еще и в компании Сириуса Блэка, — закончил за него другой. — А Сириус по жизни…
— …со временем не в ладах, — договорил за брата Фред. — Так что торчать нам тут…
— …до морковкиного заговенья, — мрачно пробормотал Гарри Поттер, сидевший на чемоданах, уложенных друг на друга.
— Вот видишь, Персик, даже Поттер это понял! — воскликнул Джордж. — Кстати, давно хотелось узнать, а с чего это такая важная персона решила у нас остаться на лето?
— Чтобы вам обоим было о чем спросить, — отрезал Рон.
— Ронникс, не лезь, мы же не к тебе обращаемся! А тебя, Поттер, клятвенно заверяем — это лето будет самым веселым в твоей жизни! — близнецы переглянулись с каверзными ухмылками на лицах.
— Между прочим, помимо ваших глупостей у нас будет куча дел, — сказал Перси. — Мама оставила список всего, что мы должны сделать за это лето в ее отсутствие. И список этот, я вас клятвенно заверяю, не такой уж короткий, чтобы вы сутками напролет могли торчать в своей комнате и экспериментировать с вашей постоянно взрывающейся гадостью.
— Вообще-то, по плану, взрываться она не должна, — с умным видом протянул один из близнецов. — К тому же, Персик, мы за честное разделение труда, и поэтому предлагаем сделать вот так: ты, как главный «Кухонных дел Мастер» всех времен и народов, нас подкармливаешь, а мы, так уж и быть, в саду работаем. Как тебе такой расклад?
— Там одним садом дело не обойдется, — мрачно буркнул Рон, которого совершенно не радовала перспектива все лето копаться в земле.
— Так нам же, в случае чего, поможет Поттер, верно? — Джордж сделал умоляющее выражение лица.— Поттер, будь человеком, помоги нам бедным-горемычным! Мы тебя потом на руках таскать будем!
— Руки отвалятся, — хмыкнул на это Гарольд.
— Тогда не будем пытаться опробовать на тебе свои изобретения. Согласен? — спросил Фред.
— Не верь — все равно что-нибудь подсыпят или подложат, — громким шепотом предостерег своего друга Рон.
— Эх ты, Ронникс, неужели даже своим честным-пречестным и хорошим-прехорошим братьям не доверяешь? — оба близнеца изобразили на лице невинность.
— Вам поверь — себе дороже выйдет, — буркнул он.
— И все-таки, где застряли эти авроры? — хмуро спросил Перси, и, заметив оживление на лицах своих младших братьев, собравшихся, похоже, ему сказать, где именно находятся стражи магического порядка, быстро добавил: — Это был риторический вопрос.
— А с чего, кстати, нас вообще должен кто-то сопровождать? — поинтересовался у него Гарри.
— Мать с отцом попросили, — коротко ответил тот. — Они же знают, что Фреда и Джорджа без присмотра оставить нельзя. А если серьезно, то родители всегда были очень дружны с Сириусом Блэком, Ремусом Люпином и твоим отцом — поэтому попросили Блэка и Люпина за нами в течение лета одним глазом присматривать.
— Боятся, что мы напортачим, — в один голос понимающе усмехнулись близнецы.
— Идут, — мрачно изрек Рон, пнув оказавшийся рядом чемодан Перси.
И действительно, толпу спешащих на свои поезда магглов словно клином прорезали пятеро волшебников. Идущий с краю Ремус Люпин улыбнулся своему крестнику. Еще через несколько шагов он все-таки не удержался и с недовольством на лице покосился на своего друга Сириуса Блэка гордо вышагивающего в обнимку с какой-то белокурой девицей. Чуть отстав от них, шли еще двое авроров, знакомых Гарри Поттеру по их нередкому захаживанию на «стаканчик бренди» к его отцу.
— О-па! — присвистнул Фред. — И Эмми Глэдис здесь! Вот уж не думал, что отец ей поручит с нами возиться…
— А он и не поручал, — хмуро заметил Перси. — Мне он сказал только о Блэке и Люпине. Никаких Глэдис, Пристоу и Гордона здесь быть не должно.
— А что за Эмми Глэдис? — удивленно спросил Рон. — Эта та подчиненная отца, которая постоянно неизвестно где шатается?
— Теперь известно, — хмыкнул Джордж. — Может, сказать об этом папе? Из самых лучших побуждений, конечно же.
— Да ну, лучше подождать и посмотреть, как милую Эмми ждет большой облом…
— … Поскольку она, похоже, забыла, что Сириус Блэк — это не только аврор высшей категории и хороший друг Джеймса Поттера, — подхватил мысль брата Фред. — Но и владелец того самого «Великого и ужасного поместья». Поттер, ты знаешь, где обитает наш Блохастый друг?
— Знаю, и даже был там пару раз.
— О, ну тогда ты должен разделять наши опасения по поводу того, что бедняжка Эмми не знает, какое ее ждет разочарование в плане «семейного гнездышка»! Значит, ты у Блэка уже был… Думаю, таки воспоминания ты никогда не забудешь?
— Да уж, и другим не желаю — круглосуточно чихать от пыли и выслушивать мнение о себе от полоумных портретов!
— Привет, ребята! — Блэк махнул им рукой.
«Ребята» кисло улыбнулись в ответ.
— Хорошо Малфою — еще с платформы смылся порталом к себе домой, — буркнул Рон.
— В Нору мы поедем на маггловских машинах, — продолжил лучший друг Джеймса Поттера. — Так что…
— Теперь понятно, что тут делают Пристоу и Гордон, — шепотом прокомментировал Гарри.
— …найдите тележки для своих чемоданов, и мы пойдем к машинам.
— Сколько радости-то, — пробурчал Рональд, при помощи своего друга укладывая тяжеленный чемодан со школьными принадлежностями на тележку.
Судя по повышенной раздраженности младшего из братьев Уизли, ему не терпелось поскорее забиться в какой-нибудь дальний угол с «Черномагической Тактикой» и носу оттуда не показывать.
Несколько минут спустя, пятеро студентов и их сопровождающие вышли из здания вокзала на освещенную яркими фонарями улицу. Направились они к двум припаркованным неподалеку машинам, одним из которых был старенький бирюзового цвета фордик «Англия».
— И мы все сюда поместимся? — с сомнением спросил Гарри, которому в компании Рона, Ремуса, Фреда и Джастина Пристоу выпало ехать именно на фордике. — Что за раритет на колесах? Да он развалится, как только мы его заведем!
— Это машина Артура Уизли, — сообщил ему Ремус, открывая багажник. — Он ее заколдовал особым способом, так что я бы тебе рекомендовал поспешных выводов не делать.
Перси и Джордж уже занимались погрузкой своих чемоданов во вторую машину, которую, по словам Блэка, выделило Министерство.
— Заколдовал? Ну-ну, — усмехнулся Гарри. — И он, значит, работает в отделе «Незаконного применения маггловских изобретений»?
Рон широко улыбнулся.
— Ты бы знал, что мама ему устроила, когда выяснилось, что это машинка не так проста, как кажется на первый взгляд. Это чудо — ерунда по сравнению с тем, что находится в отцовском гараже, — мальчик похлопал фордик по крыше. — У него там такое творится…. Садись, по дороге расскажу.
— Так что у вас там, в гараже? — спросил Гарри, усевшийся на заднем сидении между Фредом и Роном.
— Что-то с чем-то! — фыркнул Рональд. — У него там куча разных маггловских штучек валяется.
— У отца от них слегка крыша поехала, — тихо сообщил Фред.
— Так вот, — продолжил Рон. — Папа их постоянно домой таскает и относит в свой гараж. Там он их разберет, наложит какие-нибудь чары и опять соберет, а потом любуется на дело рук своих.
— Если ему вдруг стукнуло бы в голову провести у себя обыск, ну, по службе, — давясь от смеха, сообщил Фред, — то ему пришлось бы арестовать самого себя.
Через пол часа езды по шоссе, Пристоу, управлявший автомобилем, свернул с шоссе на проселочную дорогу. Из темноты впереди показался сначала именитый гараж мистера Уизли, а за тем и дом Рона. Это было хлипкое на вид строение четырех-пяти этажей и держалось, пожалуй, на одной только магии. Похоже, что сначала это был какой-то одноэтажный кирпичный сарайчик, к которому со временем стали пристраивать новые этажи. По стенам, мимо окон, змеилось штук пять, периодически попыхивавших дымом, каминных труб.
— Ну, вот мы и дома, — пробормотал Рон. — И как тебе? Конечно, понимаю, что в сравнении с Малфой-Мэнором или твоим домом сильно проигрывает, но…
— Отличный дом, — прервал излияния друга Поттер.
Проржавевшие насквозь ворота гостеприимно распахнулись перед машиной. Проезжая мимо них, Гарольд заметил надпись, сделанную пооблупившейся краской надпись: «Нора».
— Фу-ух, добрались, хвала Мерлину, без приключений, — раздался голос только что вылезшего из машины Перси, за которым последовали Сириус Блэк, Эмми Глэдис, Джордж и Кевин Гордон.
После того, как фордик «Англия» был загнан в гараж, а пять внушительного размера чемоданов левитировано старшими в дом, вся компания, состоявшая из десяти магов, собралась на кухне. Перси, за неимением других кандидатур, занялся готовкой.
— Вы останетесь на ужин? — вежливо осведомился он, явно надеясь на обратный ответ.
— Конечно, — радостно закивала Глэдис.
Перси, судя по лицу, мысленно чертыхнулся.
— Тогда посидите пока в гостиной.
Фред и Джордж, переглянувшись, постарались как можно незаметнее передвинуться ближе к дверям — близнецы побаивались, что не слишком-то обрадованный таким поворотом событий Перси от доброты душевной их припашет к приготовлению ужина. Следом за ними решили слинять из кухни и Рон с Гарри.
— Ребята, а куда это вы собрались? — тоном, не предвещавшим ничего хорошего, осведомился «Персик».
Все четверо переглянулись.
— Мы чемоданы отнести хотим, — выпалил Рональд и, схватив за руку друга, быстро выскочил из кухни.
— Пронесло, — буркнул Поттер.
— Еще как.
— Не забудьте и мой чемодан! — раздался голос Перси.
— И наши! — вторили ему близнецы.
— Рано радовались, — констатировал Рон. — Слушай, а что если мы их до коридора дотащим. А потом по-тихому левитируем в комнаты?
— Тогда кто-нибудь должен наблюдать за аврорами, — оценил идею Гарри, — так как мне совершенно не улыбается, чтобы кто-нибудь знал о том, что моя волшебная палочка не зарегистрирована в Министерстве. Нет, вот ведь гады, хоть бы кто-нибудь догадался подойти и помощь предложить! А то в дом левитировали — и все, силы, видите ли, иссякли!
Из гостиной, куда Перси на время выпроводил «высоких гостей», показался Ремус Люпин с виноватым выражением лица. Гарри мгновенно покраснел.
— Ребята, вам случаем, помощь не нужна? — оборотень кивнул на чемоданы.
Поттер покраснел еще больше.
— Ну, было бы неплохо, — ответил за него Рон.
— Ремус, давай ты пока здесь постоишь и понаблюдаешь за коридором, а мы их левитируем наверх, — предложил Гарри.
— Уверены, что вам больше ни в чем не нужна помощь?
— Только в том, чтобы остальное население этого дома случайно не выяснило, что наши палочки не зарегистрированы в Министерстве.
В итоге, когда Ремус Люпин, облокотившись на дверной косяк, занялся обозрением коридора и части гостиной, видимой с его позиции, мальчики принялись за левитирование чемоданов. Заодно, чтобы не было слышно заклинаний, Люпин решил повеселить Рона и Гарри рассказами о тех временах, когда он учился в Хогвартсе. Так что пока они, стараясь как можно тише произносить чары левитации, открывали дверь той или иной комнаты и отправляли туда чемодан, Ремус рассказывал о смешных случаях, связанных с его учебой. Прекрасно зная, что его крестник про похождения Мародеров слышать не любит, оборотень ограничился историями только про себя.
В общем, когда злой как мантикора от обилия бесполезных советов Эмми Глэдис Перси Уизли выглянул в коридор и объявил, что ужин готов, Рон и Гарри умирали со смеху. Они как раз слушали самую кульминацию рассказа крестного Гарри о том, как он однажды задержался в библиотеке после отбоя, и, как заяц, потом бегал по замку от Филча. На кухне же дела обстояли не самым лучшим образом: «Кухонных дел мастер», как выразились близнецы, с мрачным видом ковырялся в своей тарелке. Фред и Джордж вообще выглядели на удивление тихими и спокойными, что почти сразу насторожило Рона. Блэк, размахивая вилкой, что-то пытался доказать Кевину Гордону. Изредка в эту бурную дискуссию вставляли слово Глэдис и Пристоу.
Рон и Гарри долго решили не задерживаться, несмотря на умоляющий взгляд Ремуса, которому, похоже, вся эта аврорско-министерская кампания так же стояла поперек горла.
— Вот теперь точно отмаялись, — сказал Рон, когда оба, под благовидным предлогом улепетнув из кухни, оказались в его комнате.
Гарри с интересом огляделся. В общей сложности, комнату Рона Уизли он представлял себе несколько иначе: как минимум, не обклеенные плакатами с членами команды «Пушки педдл» стены и отсутствие ярко-рыжего в остальной, довольно небогатой обстановке комнаты.
— Знаешь, Рон, я думал, что твоя комната выглядит немного по-другому… — произнес он.
Уизли нахмурился и, буркнув себе под нос, взмахнул волшебной палочкой.
В тот же момент двое мальчиков вместе с их чемоданами, коробками и клетками с совой и вороном оказались в совершенно другой обстановке. Как выяснилось, Рону тоже нравился серебряный цвет, но только в сочетании с темно-красным. Стены, вместо плакатов, были оклеены серыми обоями под «каменную кладку». Деревянный пол стразу перестал скрипеть на добрую сотню голосов и лишился двух пятен сомнительного характера. Комната, с которой сняли комплексное заклятие иллюзии, сразу стала выглядеть куда лучше. Во всяком случае, кресло перестало выглядеть так, будто на него уселся как минимум слон, а со стола исчезла плотная сеть царапин. Даже коврик на полу, на самом деле имевший бежевый, а не рыжий цвет, перестал выглядеть настолько затертым На подоконнике обнаружились составленные аккуратной стопочкой учебники, рядом с которыми лежали несколько коробок с ингредиентами. В углу стоял котел.
— Так лучше? — с улыбкой спросил Рон.
— Гораздо. Иллюзию накладываешь?
— Приходится. Иначе маме с папой будет достаточно увидеть это, — Рон кивнул в сторону второй стопки книг — на шкафу, — и моя вторая палочка отправится вслед за первой, а я сам улетучусь в какую-нибудь закрытую школу.
— М-да… — задумчиво протянул Гарри.
— Ну, вообще-то я хотел предложить тебе на время поселиться в комнате Джинни, — Рон занялся распаковкой чемодана, — но, в принципе, сюда можно поставить вторую кровать...
— Ну-ну. Кстати, а почему твои родители взяли с собой только Джинни? И куда они, поехали?
— Как и в прошлый раз — к Чарли в Румынию. Во-первых, Джинни нужно развеяться, особенно после того, что произошло. Во-вторых, они поехали по туристическим путевкам, а это, знаешь ли, не дешево, так что на всех денег не хватило.
— Даже после того, как ты им регулярно подсовываешь в хранилище галеоны? — Поттер уселся на кровать друга.
— Но ты ведь тоже «помогаешь» крестному в этом вопросе, а я что-то не заметил, чтобы в его внешнем виде что-то поменялось.
Снизу раздался грохот. Рон покосился на приоткрытую дверь. Парой секунд позже оба мальчика выбежали из комнаты и, облокотившись на довольно-таки хлипкие перила, попытались разглядеть, что происходит на первом этаже. От следующего взрыва весь дом тряхнуло так, что мальчики всерьез забеспокоились о том, устоит ли он. Следом раздался разъяренный вопль Перси:
— Хватит, я сказал! Немедленно прекратить!
Гарри и Рон переглянулись и, из осторожности выждав некоторое время, решили спуститься вниз. Их глазам предстало незабываемое зрелище: кухня была разгромлена начисто. С потолка плавно, крупными хлопьями, опускалась сажа. Повсюду битое стекло, остатки сервиза, обгорелые деревяшки….
— Убью, — пообещал Перси, глядя на откровенно веселившихся Фреда и Джорджа, — самым медленным и мучительным способом.
Гарри тихо присвистнул, оглядывая кухню.
— Ну вы и молодцы, — тихо произнес он. — Где остальные?
— Смылись, — радостно сообщил один из близнецов.
— Причем не в самом лучшем расположении духа, — сказал вошедший Ремус Люпин. — Все-таки зря вы это устроили.
— Сами устроили, сами и будете убирать! — рявкнул Перси.
У Фреда и Джорджа мгновенно вытянулись лица.
— Э-э, Персик, а как же мы без магии…? — спросил один из них. — Тут же столько работы, а нам колдовать летом нельзя!
— В самом деле, Перси, я думаю… — начал Ремус.
— Пусть сами убирают то, что тут устроили, — отрезал самый старший из присутствующих братьев Уизли, — и помогать им вовсе не обязательно.
— А кушать мы где будем? — грустно спросил один из близнецов.
— И самое главное — что именно? — тут же поинтересовался второй.
— У нас под боком маггловская деревня находится, — заявил Перси. — Так что до тех пор, пока вы тут не уберетесь, будем питаться там.
Круто развернувшись, он вышел из кухни, попытавшись при этом эффектно хлопнуть дверью. Не вышло. Бедная дверь, не выдержав свалившихся на ее древесную душу невзгод, отвалилась сама, вырвав вместе «с мясом» весь дверной косяк. Перси чертыхнулся и последовал к своей комнате.
— Ну, Гарри, что-то мне подсказывает — у тебя будет веселое лето, — улыбнулся Ремус, наблюдая, как мальчики осторожно левитируют в комнату Рона вторую кровать. — Хотя, учитывая Фреда и Джорджа, даже чересчур веселое. В общем, я к вам буду заходить и проверять, что еще вы тут взорвали, а пока, пожалуй, пойду домой.

* * *

Утро следующего дня началось со тука в дверь. Настойчивого такого стука, сопровождаемого не менее настойчивым призывом проснуться:
— Рональд! Уже десять утра! — Перси, похоже, надоело барабанить в дверь, и он попытался ее открыть.
К счастью, Рон догадался накануне ее запереть. Поэтому теперь у него было секунд пятнадцать, чтобы оторвать голову от подушки, нашарить волшебную палочку и использовать чары иллюзии. И, когда пару минут спустя, вместе с неимоверно сонным Поттером они открыли дверь, Перси ничего криминального не увидел: все та же комната младшего брата. Плюс еще одна кровать.
— Чего? — сонно моргая, осведомился Рон.
— Я сейчас ухожу, и примерно до обеда меня не будет, — сообщил Перси, — поэтому тебе, как самому ответственному, поручаю разобраться со списком дел и проконтролировать, чтобы Фред и Джордж убрались-таки на кухне.
Сунув плохо соображавшему спросонья Рональду свиток, он удалился, и вопрос «А как я это, собственно, сделаю?» повис в воздухе.
— Ладно, раз уж встали, давай-ка спустимся вниз и заглянем в «эпицентр погрома» имени твоих братьев, — решил Гарри. — Должно же там хоть что-то остаться съедобного?
Как выяснилось, растаскиванием этого самого «съедобного» уже давно занимались Фред с Джорджем, даже и не собираясь начинать ремонт кухни.
— Присоединяйтесь, — невнятно произнес один из близнецов, дожевывая кусок хлеба. — Тут есть все, что хотите: печеная картошка, жареное мясо, правда, слегка припорошенное сажей…
— … еще есть запеченные яблоки, — заявил второй, — и некое подобие яичницы.
Представив себе эту яичницу, Рон поморщился.
— Ко мне только что Перси заходил, — сообщил он, — и просил передать вам, чтобы кухню привели в порядок хотя бы к обеду.
— Он что, с Гремучей Ивы упал? — фыркнул Джордж. — Да тут дня три копаться, как минимум. К тому же мы мамин любимый сервиз грохнули, а это вообще полный …
— Это чем вы так умудрились-то? — недоверчиво спросил Рональд. — Я же знаю — у нее чары неразбиваемости на этот сервиз были наложены.
— Учись, младший братец, пока мы живы, — Фред наставительно поднял в воздух указательный палец.
— Чувствуется, это ненадолго, — хмыкнул Гарри и, прихватив с собой пару яблок, вышел вместе с Роном на улицу.
— Тэк-с, первый пункт — сад, — сказал он, заглядывая во взятый у Рона список «дел на лето». — Где у вас тут сад?
— За домом, — произнес Рон, жуя яблоко. — Только «садом» его может назвать человек с очень большой фантазией — это, скорее, поросший сорняками огород.
Помимо уже названных Рональдом сорняков обнаружился старый клен, наполовину вросший в ограду и угрожающе накренившийся в сторону дома. У его корней копошился вполне освоившийся в новой обстановке Шинзор. Неподалеку от клена стояли несколько яблонь.
— «Прополка грядок», — упавшим голосом прочел Поттер. — Да какая, к Мерлину, прополка? Здесь растет все, что угодно, кроме указанных твоей мамой в списке моркови и картошки! Где хоть эти грядки должны быть?
Уизли неопределенно махнул рукой в сторону клена.
— Слушай, а чего мы тут будем возиться? — наконец сказал он, выбросив огрызок в траву «в качестве удобряющего элемента». — Давай отправим сюда Фреда и Джорджа, а сами в два-три взмаха волшебной палочкой восстановим кухню?
— Они нас потом все каникулы дергать будут, чтобы мы им чего-нибудь наколдовали, а то и вообще всю работу по дому свалят. Иначе, выдадут с потрохами.
— М-да, — Рон с неприязнью посмотрел на прислоненные к стене дома лопату, грабли и мотыгу. Провести все лето на «полевых работах» ему совершенно не хотелось.
— Хотя, это, в принципе, идея отличная. Давай сделаем вот как: подождем, пока они от своей уборки кухни не взвоют, и только тогда с кучей условий согласимся им чем-нибудь помочь.
— Но сегодня нам все равно придется хотя бы пол дня поработать, потому что вправить Фреду и Джорджу мозги может только Перси.
— Ну, тогда давай разбирать инструменты. Кстати, а что это еще внизу за приписка про садовых гномов?
— Чего-чего? — Рон склонился над листком. — А, садовые гномы… это ерунда. Потом объясню.
Где-то пол часа спустя, когда со стороны калитки в «сад» до клена была прорублена широкая тропинка, ребята решили сделать короткую передышку.
— Теперь я точно уверен, что Фреду и Джорджу с этой кухней гораздо легче, чем нам, — заявил Рон, утирая со лба пот. — Тут еще работать и работать… кстати, видишь во-он там такое растеньице, ярко-желтое?
— Ага, — выдохнул Поттер, устало прислонившийся к дереву.
— Его не трогай и вообще лучше не приближайся — судя по тем фиолетовым жилкам, опять покормить забыли.
— Покормить? — удивленно переспросил Гарри, наблюдая за тем, как на один из огненно-желтых цветков опускается крупный шмель и забирается в него. Следом раздался «чпок» и тихий хруст.
— Ну, уже не так плохо, — прокомментировал Рон. — А называется это вечно голодное чудо — росянник, в смысле — росянка. Я его года два назад посадил.
— Так это у тебя тут собственный источник ценных ингредиентов?
— Вроде того, потому я тебя прошу в тот угол сада, где моя росянка обитается, вообще не лезть — там помимо нее еще несколько интересных растений есть. Я там сам покопаюсь попозже.
Из открытого окна кухни высунулись две рыжие головы — близнецам, оглашавшим все прошедшее время окрестности своим громким чихом, возиться на кухне надоело.
— Чем заняты? — осведомился один из них.
— Не хотите поменяться? — тут же спросил второй.
— Чем это? — Рон изобразил на лице искреннее недоумение.
— Ну, вы на кухне приберетесь, а мы в саду покопаемся, — Фред слегка наклонил голову вперед.
Вот теперь-то Рон удивился по-настоящему.
— Что, уже?
— Чего «уже»? — не понял Джордж.
Слизеринцы между собой переглянулись.
— Не-а, — Поттер отрицательно покачать головой, — мы лучше пока сами.
— Как знаете, — пожал плечами Фред, — мы вам хотели помочь — дать работу полегче, а сами бы в саду копались… дело ваше.
— Ага, «работу полегче», — передразнил Рональд, — самим, небось, уже надоело пыль глотать — вот и решили нас подрядить.
— Ничего, пусть еще до завтра покопошатся там, а дальше — посмотрим, — Гарри с тоской посмотрел на лопату. — Ладно, пошли, нам еще хотя бы четверть сада надо прополоть — для видимости активной работы.
Еще через два часа маханий лопатой и граблями, мальчики решили, что с них на сегодня хватит и отправились в дом. Им, в отличие от Фреда и Джорджа, четких временных установок по работе никто не давал.
Перси вернулся не к обеду, а гораздо позже — часам к четырем. Зато он принес с собой два увесистых пакета с едой в руках и противно каркающего Ракшаса на плече.
— Поттер, это твоя птица? — спросил он, обозревая замершую на пороге компанию. Судя по лицам присутствующих, они о чем-то спорили.
— Персик, ты вернулся! — Фред изобразил на лице радость. — А мы уже думали идти тебя искать…
Перси мгновенно покраснел.
— Много бы вы нашли… — смущенно буркнул он, проходя в гостиную и бросая пакеты на диван. Ракшас с его плеча мгновенно перебрался на плечо Поттера, настойчиво требуя от хозяина отвязать с лапы письма.
Пока Перси инспектировал проделанную близнецами работу, Гарри и Рон расселись в креслах.
— Кто пишет? — поинтересовался Рональд.
— Сорвин, мама и, как ни странно, Дурсли.
— Дурсли?
— Ну да. Помнишь, я вам с Малфоем рассказывал о Дадли? Так вот, мы с ним переписываемся. Только от его родителей мне никогда особо длинных посланий не приходило, во всяком случае, до сих пор, — произнес Гарри, распечатывая конверт.
— И что нового? — поинтересовался Рон.
— Погоди, сейчас… Мерлин!
— Что? — встрепенулся Уизли.
Поттер, тихо посмеиваясь, перебросил письмо в руки своему другу.
— Прочитай и скажи, что ты по этому поводу думаешь.
С кухни раздавались недовольные возгласы близнецов, прерываемые раздраженным Перси.
— С ума сойти! — Рональд всплеснул руками. — Они, что, больше не знают, куда его отправить на лето?
— Так ведь тетя Петунья написала, что Мардж в больнице, а никто целых два месяца с Дадли возиться не хочет, — развел руками Гарри.
— И ты думаешь, что ему можно будет у нас пожить эти самые два месяца? Гарри, ты с ума сошел!
— Что за шум, а драки нет? — Фреду слушать наставительные излияния старшего брата надоело, и он решил прогуляться до гостиной.
— Позови сюда Перси, пожалуйста, — попросил Рон.
— Еще чего не хватало! Он и так сюда придет! Дайте моим бедным ушам хоть на пару минут насладиться благословенной тишиной, — хмыкнул Фред.
— Откуда только таких умных слов набрался? — пробурчал Рон, еще раз перечитывая послание от Петуньи Дурсль.
— Мой непутевый братец, даже ты заговоришь высоким слогом после пятиминутного общения с Персиком на повышенных тонах. А вот, кстати говоря, и он.
— Перси, — осторожно позвал Рон старшего брата, который, судя по лицу, пребывал не в самом лучшем расположении духа. — У нас тут маленькая проблемка возникла.
Тот, смерив брата взглядом типа «чем еще вы меня сегодня обрадуете», обратился в слух.
— Тут родственники Гарри попросили его на лето приютить кузена…
— Он сквиб и более или менее разбирается в магии, — поспешно добавил Поттер. — И ему тринадцать-четырнадцать лет.
Перси замер с широко распахнутыми глазами, обдумывая ситуацию.
— А больше его отправить некуда? — слабым голосом спросил он несколько секунд спустя.
Гарри отрицательно помотал головой.
— Тетя Петунья и дядя Вернон уезжают на два месяца, а Дадли никто к себе брать не хочет — со свихнувшимся на магии подростком возиться…
— Стоп! — прервал его излияния старший из братьев Уизли. — Так его родители магглы?
— Да.
Перси с тоской посмотрел на пакеты с едой и плавно осел в ближайшее кресло.
— Погодите. Давайте рассуждать логически. Этот Дадли — сквиб, и, следовательно, чего бы вы там не говорили, в магии он ни в зуб ногой. Вы его хотите пригласить сюда. Во всей этой вашей затее, ребята, есть один… нет, два существенных минуса. Первый —сквибу в магическом доме (и это не упоминая про сад и отцовский гараж, куда вы все обязательно сунете свои носы) придется очень несладко. Второй — Фред и Джордж ему покоя не дадут.
— Верно, — хором сказали Фред и только что вошедший в комнату Джордж. — Покоя мы не дадим никому.
— Вас эти два пункта не убедили? — спросил Перси. — Судя по лицам — нет.
— Персик, да чего ты? — встрепенулся вдруг Джордж. — Одним сквибом больше, одним — меньше. Может, он нам даже с уборкой в доме в целом и на кухне в частности поможет?
— Но вы двое за него будете отвечать, — Гарри и Рон кивнули. — Ну, когда его надо забирать? И, что самое главное, как именно?
— Забрать Дадли просили завтра утром. Вообще, я думаю можно этот самый ваш фордик «Англия» взять.
— А ты водить умеешь? — ехидно осведомился Фред.
Гостиная снова погрузилась в сосредоточенное молчание.

* * *

В одиннадцать часов утра на Тисовой улице в доме номер четыре произошло нечто невероятное: из камина мистера и миссис Дурсль, который они давным-давно собирались поменять на искусственный, буквально-таки вывалились двое подростков, перемазанных в саже.
— Гарри, здравствуй! — Петунья Дурсль радостно заулыбалась при виде старательно стиравшего с лица сажу Поттера. Тем не менее, она благоразумно воздержалась от крепких родственных объятий.
— Здравствуйте, тетя Петунья, — ответил мальчик.
Вывалившийся следом за ним из камина Рон огласил гостиную громким чихом.
— Здравствуйте, — вежливо произнес он. — Я Рон Уизли — друг Гарри.
Сверху раздался грохот и, буквально кубарем скатившись вниз по лестнице, перед гостями предстал Дадли Дурсль. Не гнушаясь внешним видом своего кузена, он крепко обнял Гарри (который на его фоне выглядел худым, как щепка) и со счастливой улыбкой, сопровождаемой фразой «очень рад знакомству», пожал руку Рональду. Бедняга Уизли потом ее еще долго разминал после этого воистину богатырского рукопожатия.
— Я уже почти все книги упаковал, — объявил Дадли.
— Э-мм, это, конечно, очень хорошо, но мы ваш камин к общей сети подключили только на пол часа. Так что, если можно, давайте побыстрее? — попросил Поттер, который все утро выслушивал нудение Перси, кого, собственно, и надо было благодарить за подключение камина.
— Да-да, Дадлюсик минут через десять будет полностью готов, — проворковала Петунья, ласково гладя сына по волосам. — Вы бы пока чаю попили, мальчики.
«Мальчики» на чай согласились и даже к нему взяли бутербродов, поскольку кухня в Норе все еще представляла собой жалкое и неудобоваримое зрелище. После разговора о дрелях с Дурслем-старшим, которого Рон пообещал познакомить со своим отцом, и увещеваний тети Петуньи, что за «Дадлепусиком» нужно неусыпно приглядывать, всех троих мальчиков и гору чемоданов Дадли допустили до камина. Далее последовали слезные прощания с «Дадликом» (как будто отправлялся он не в гости к кузену, а, как минимум, на войну) сопровождаемые мудрыми материнско-отцовскими наставлениями, во время которых Рон уже начал с тревогой коситься на часы. Они едва-едва уложились в назначенные пол часа.
В половине двенадцатого вся дружная компания вместе с чемоданами в руках, зубах и зажатых между коленями, вывалилась из камина посреди гостиной Норы. Встречали их Перси, Фред и Джордж. Близнецы, выяснившие, что у их старшего брата есть знакомые в Министерстве Магии, уже битый час пытались у него выпросить имена этих «добрейшей души людей», чтобы самим иметь возможность пошаманить с каминами.
— Э-э, здрасте, — выдавил Дадли, когда три ярко-рыжие макушки споривших между собой братьев повернулись к нему.
Все оставшееся до обеда время, а это где-то около полутора часа, Уизли, не считая Перси и отправленного ему в помощь Поттера, были заняты обустройством их нежданного гостя в Норе. Все-таки комната Джинни пустой все лето стоять не будет — именно туда и «заселили» Дурсля. Пока Перси и Гарри возились на кухне, пытаясь сготовить на тамошних останках плиты хоть что-то приличное, близнецы вместе с Роном водили Дадли по дому, показывая, что где находится. Причем Фред и Джордж, судя по лихорадочному блеску в глазах, решили для себя, что Дадли будет лучшим кандидатом на роль подопытного кролика в их экспериментах.
Вторую половину дня обитатели Норы решили посвятить уборочной деятельности. Перси, скрепя сердце и тихо цедя ругательства в сторону близнецов, согласился им помогать убираться на кухне, а Дадли был направлен в сад.
— Классные у вас часы стоят в гостиной, — сказал он Рону, пока мальчики решали, откуда им сегодня начать.
— Ага, — кивнул Уизли, косясь в сторону ярко-желтой и хорошо покормленной росянки.
— И деления на часах необычные — вместо времени названия: «дом», «учеба», «отдых»…
— Их мама с отцом так заколдовали.
— А чего у вас, кстати, с кухней произошло? — видя отсутствие энтузиазма в разговоре, Дадли быстро сменил тему.
— Да так, близнецы баловались. Они у нас — ходячее стихийное бедствие. Все над чем-то экспериментируют в своей комнате, маму туда не допускают… В общем, я с содроганием жду того момента, когда они нам всем покажут результаты своей «работы». Поэтому, кстати, я вам обоим крайне не рекомендую брать что-либо у них из рук — себе дороже выйдет. Это раньше-то они за неимением лучших кандидатур все свои изобретения на мне испытывали, а теперь…
— Ты рассказывал, — отмахнулся Гарри.
— Угу, а вы с Малфоем надо мной смеялись, — мрачно буркнул Рональд, и, поскольку сегодня лопата досталась именно ему, принялся вскапывать землю. — Кстати, а что там тебе Сорвин интересного пишет?
— Что все в нашем хранилище в порядке, и он себе взял еще пару осколков Еиналеж для каких-то там их с Дамблдором дел, — ответил Поттер, лениво елозя граблями по пустой грядке. — Там еще коротенькое сообщение от Дамблдора. Тема практически та же. Ронни, а ты знаешь, что уважаемый директор, оказывается, в курсе всех наших поползновений с Философским камнем?
Рыжий мальчик кивнул.
— Так у вас есть Философский камень? — восхищенно воскликнул Дадли.
— Ты бы еще громче крикнул — вдруг в Лондоне тебя не услышали? — ехидно сказал Рон, косясь на кухонные окна, в которых мелькали Перси и близнецы. — Это, между прочим, большой секрет, поэтому держи рот на замке.
— Все-таки, что там с Дамблдором? — нетерпеливо переспросил Гарри.
— Все он, хитрый дядька, знает, и даже передавал тебе похвалу за нестандартное мышление.
— В смысле? Так выходит, он еще и доволен тем, что мы стащили Камень и осколки зеркала?
— А чего ему быть недовольным? Попросил у нас камушек — мы ему и дали, а так пришлось бы идти на поклон к Фламелю или вообще, не дай Мерлин, такую ценную штучку уничтожить. К тому же, мы им пользоваться не умеем и нам он как-то пока не особо нужен… Короче, вполне выгодный для него вариант развития событий.
— М-да, Дамблдор не перестает меня удивлять, — вздохнул Гарри.

Однажды пламя Ада доберется и до вас.
Торент - трекер BattleKnight Травиан
Спасибо: 0 
Профиль
Mamont
Le serviteur de l`obscurité!


Сообщение: 2628
Зарегистрирован: 22.06.07
Откуда: Прямиком из Ада., Алушта
Репутация: 15
ссылка на сообщение  Отправлено: 12.12.09 22:29. Заголовок: Глава 2. Письмо от М..


Глава 2. Письмо от Малфоя.

Эти летние каникулы для Дадли Дурсля были полны необыкновенных и удивительных событий. Жил он в доме семейства волшебников Уизли вместе со свом кузеном и не переставал удивляться каждой мелочи, начиная от обычных часов и заканчивая самопомешивающимся кастрюлями. Его приводили в искренний восторг магические шахматы, книги по волшебству, постоянно выдающее комментарии по поводу внешнего вида зеркало и еще множество других вещей, казавшихся обыденными любому волшебнику, но являвшие собой истинное чудо для мальчика-маггла.
Первая неделя каникул прошла на «полевых работах» в ожидании того, как Фред и Джордж, которым уже надоело разгребать результаты собственноручно учиненного взрыва, будут слезно умолять всех троих ребят поменяться с ними работой. Хотя, инициатором продолжения работы в саду был именно Рон, которому приспичило покопаться на грядке со своими растениями, каковые он втихаря ото всех выращивал. Причем, одной росянкой дело здесь не ограничилось. Так что Дадли имел удовольствие на протяжении нескольких дней подряд выслушивать лекции о магических растениях в исполнении Рональда Уизли, уже давно искавшего такого внимательного слушателя. Дурсль-младший вообще от Рона ни на шаг не отходил и едва ли не обожествлял его, благодаря тому, что Уизли его беспрестанно просвещал в травологии и зельях. Другое дело, конечно, что Дадли мало что понимал из слов Рональда, но это уже было не так важно.
Подошла к концу и вторая неделя. Близился день рождения Гарри Поттера, а писем от Малфоя до сих пор не было. У мальчиков создалось впечатление, что Драко просто-напросто растворился или куда-то забился поглубже и носу не кажет из Малфой-Мэнора. Что же до Рона — ему наконец-то надоело возиться в земле, и он все чаще стал поглядывать в сторону продолжавшей пребывать в нетронутом после своего разгрома состоянии кухни. Собственно, сия проблема объяснялась очень просто — Фред и Джордж даже и не пытались изобразить хоть какую-нибудь деятельность и весь день занимались тем, что устраивали на этом своеобразном «полигоне» свои эксперименты. Перси их унять даже и не пытался — знал, что это дело бесполезное, поскольку без чуткого и любящего материнского окрика близнецы потеряли остатки совести.
В последнее время к ним присоединился и Дадли, заинтересовавшийся деятельностью этого персонального стихийного бедствия многочисленного клана Уизли. На первых порах, конечно, Дурсль чаще становился объектом испытаний, а не одним из наблюдателей, но очень скоро его энтузиазм просто покорил сердца близнецов, и те его всюду таскали за собой. Никому даже в голову не пришло вопроса о том, чтобы отправить кузена Поттера домой пораньше.
Тридцатого июля, хотя вернее — уже тридцать первого (третий час ночи — аргумент серьезный, верно?), Гарри Поттера ожидал небольшой сюрприз. Впрочем, сюрприз этот не столько его ждал, сколько свалился как снег на голову. И был, надо признать, частично очень и очень неприятным. Поскольку население Норы давным-давно привыкло к тому, что спать все ложатся, в лучшем случае, под утро, к моменту «прибытия» Ракшаса вместе с увесистыми посылками, деятельность в гостиной была в самом разгаре.
— Поттер, твой птиц прилетел, — заметил один из близнецов, занимавшийся на кухне варкой какой-то неудобоваримой гадости, на которую Рон даже глядеть не хотел.
— Я знаю, — буркнул Гарри, отрываясь от пергамента с домашним заданием по трансфигурации. Как ни странно, думалось на такую серьезную тему лучше именно по ночам.
Кейнерил, неизвестно где пропадавший в последние дни, пару раз громко каркнул для порядка, чем переполошил развалившегося в кресле Фреда, задремавшего под своими конспектами по чарам.
— Что за чумная птица? — зевнув, пробурчал он. — Ни секунды покоя…
— Кто бы говорил? — риторически фыркнул Рон, игравший с Дадли Дурслем в шахматы. К несчастью последнего, серьезную конкуренцию Рону он составить не мог и уже в который раз терпел поражение.
На лестнице показался Перси Уизли.
— Угомоните это нечто! — возмущенно потребовал он, стараясь не обращать внимания на носившегося по гостиной с привязанными к лапам кулями Ракшаса. — Я не могу сосредоточиться и дописать…
— …любовное послание своей милой Пенелопе, — глумливо протянул Джордж.
— Какой Пенелопе? — встрепенулся Фред и вопрошающе уставился на брата.
— Пенелопа Кристалл — староста Когтеврана, — милостиво пояснил Джордж, — по совместительству — подружка нашего Персика.
— Что за вздор? — возмутился «Персик», стремительно при этом краснея и выдавая себя с головой.
Рон, Гарри и Дадли тихо прыснули.
— И вообще, это не ваше дело! — воскликнул Перси и удалился к себе в комнату. Через пару секунд наверху громко хлопнула дверь в его комнату.
— Обиделся, — констатировал Фред.
— Слушайте, так вы серьезно насчет этой Кристалл? — переспросил Рон.
— Ага, — Джордж отослал своего брата-близнеца на кухню и теперь сам вольготно развалился на диване. — Она же была одной из жертв, помнишь?
— Ну, такое не забудешь, учитывая, что мы с ней, как бы помягче выразиться, «попали под удар» одновременно, — неприятно улыбнулся Рональд.
— Так вот, наш Персик так страдал, так страдал, что даже нас с Фредди пробрало, — театральным шепотом произнес Джордж.
— Да уж, такое редко случается. Гарри, я, конечно, понимаю, что тебе очень интересно все это слушать, но может ты все-таки разберешься с Ракшасом? Посылочки-то у него не легкие, — протянул Рон, глядя на ухмыляющегося друга.
— А? Да, сейчас.
Через пару минут, когда все бечевки и ленточки были отвязаны, освобожденный от своей ноши Кейнерил на удивление быстро смылся через окно на улицу, опасаясь, видимо, что его еще чем-нибудь нагрузят.
— Ну?
— От Гермионы, — на тумбочку возле кресла опустилась прямоугольная посылка с письмом, содержавшая, судя по виду, увесистую книженцию.
— Ну-ка, ну-ка, — оживился Джордж. — Послание от нашей Мисс Заучки? От Мозга всея Гриффиндора? Это интересно…
— От Хагрида, — полупрозрачный мешочек с шерстью акромантулов почти мгновенно перекочевал в руки Рональда, сразу же принявшегося объяснять Дадли, что за ценности он имеет честь лицезреть. Письмо лесничего отправилось к письму Гермионы.
— Сорвин, — совсем уж тоненькая посылочка была положена туда же.
— И… ну и ну, Малфой!
— Наконец-то! — Рон вскочил со стула и навис над Поттером. — Читай быстрее — хочу узнать, почему эта зараза уже две недели молчком сидит в своем особняке.
Гарольд демонстративно посмотрел сначала в сторону Джорджа, а потом и на высунувшегося из кухни Фреда. Рональд досадливо отмахнулся.
— Ну, ладно, как знаешь, — Гарри распечатал конверт и развернул пергамент.
«Привет, Поттер.
Ну, как, вы с Уизелом без меня от скуки еще не умерли? Нет? Что ж, тогда позволь тебя поздравить с очередным днем рождения и пожелать… чего там обычно нормальным людям желают? Здоровья? Так ты и без того самый здоровый в нашей компании, если, конечно, не брать в расчет твою голову. Богатства? Мерлин, Поттер, не мне тебе этого желать. Тем более — в присутствии Уизли, который раньше как трясся над каждым кнатом, так и теперь продолжает жмотничать, если только дело не касается его драгоценных зелий. Удачи? Ну, уж нет. Во-первых, она и мне пригодилась бы, а, во-вторых, у тебя ее и так навалом. Что еще можно придумать? В общем, сам реши, чего бы ты хотел для себя, и считай, что именно этого я тебе и желаю. По этой причине, кстати, ничего не посылаю — уже просто не знаю, чего такого можно было бы изобрести. Да и Кейнерил твой вряд ли унесет то, что я сначала намеревался подарить — к тому времени, когда он ко мне прилетел, его и так успели порядочно нагрузить.
Кстати, вам с Ронни наверное до жути интересно, где это я уже вторую неделю кукую, угадал? Ключевой вопрос не «где», а «с кем». Так вот, нахожусь я в теплом семейном кругу, где старшие со мной круглосуточно делятся своим внушительным опытом по части выживания в тяжелых условиях. Вчера нас посетила моя дражайшая тетушка и, похоже, все лето будет реять надо мной аки коршун, засыпая ценными советами — она уже успела всех до белого каления довести своими закидонами. На ее фоне даже отец со своей вековой мудростью стушевался. А вообще, если хочешь повеселиться — почитай «Ежедневный пророк». Не поверишь, чего там только не напишут — такие «шикарные» статейки про мою родню проскальзывают!
P.S. Вспомнил вот одну замечательную поговорку, которую ты мне недавно рассказал — это просто гениально! Теперь каждый день тренируюсь в ее прямом исполнении, чего и тебе желаю.
P.P.S. А теперь к серьезному. До первого сентября мы с вами вряд ли пересечемся. Просто у меня дома уйма работы нашлась, так что вот вам с Уизелом мой наказ: дожить до этой знаменательной даты.
Как всегда ваш, потому что вы без меня все равно никуда не денетесь, Драко Люциус Малфой.»
— Я его убью! — с чувством произнес Рон, ударив кулаком по подлокотнику кресла. — Прямо на платформе! У-у, белобрысый гад! Даже в письме меня обхаять умудрился! Ну, я ему устрою!
— М-да, Драко — мастер писать письма, поднимающие настроение, — задумчиво пробормотал Гарри. — Эй, Джордж, ты куда это полез?
Один из близнецов, попытался незаметно стащить письмо Гермионы, пока Поттер был занят прочтением послания от Малфоя-младшего.
— Глянем-ка, что тебе пишет Леди Большие Зубы, — произнес он, предварительно отскакивая подальше от мгновенно разозлившегося Гарри. — «Милый Гарри…». Ух ты, многообещающее начало!
— Джордж, дай сюда письмо! — прошипел Поттер, поднимаясь с дивана.
Со старенькой хлипкой люстры свесился Шинзор, всерьез заинтересованный происходящим. Все три головы недоуменно переглянулись, а потом уставились на медленно звереющего Гарольда.
— « …Поздравляю тебя с днем рождения и желаю хорошо отдохнуть перед новым учебным годом. Кстати об учебе, посылаю тебе эту занятную книгу — думаю, учитывая, что мы вместе будем ходить на нумерологию, она тебе очень пригодится… », — продолжил чтение Джордж.
Громким смешком свое отношение к происходящему выказал Фред.
— Так, либо ты мне сейчас отдашь это чертово письмо, либо чьей-то мамочке придется основательно потрудиться, прежде чем соскрести остатки «сыночка» со стены! — Гарри с явной угрозой на лице приближался к Джорджу.
— О, я жутко испугался! — засмеялся тот и продолжил чтение:
— «Надеюсь, у тебя все в порядке? Мы с родителями сейчас во Франции. Здесь так интересно!... ». Так, рассуждения про жизнь французов мы опустим… Ага, а вот это уже гораздо интереснее…
— Accio, письмо Гермионы Грэйнджер! — сухо произнес Гарольд, направляя палочку в сторону Джорджа. Тут же искомый пергамент опустился в его руку.
Рон с укором посмотрел на друга.
— Поттер, ты чего? — удивился Джордж. — Летом же нельзя колдовать! Тебе из Министерства пришлют предупреждение!
Гарри, мысленно успевший себя отругать как следует за такую глупую выходку, нашел способ оправдаться:
— Думаю, у Министерства Магии сейчас есть проблемы посерьезнее какого-то там использованного подростком слабенького заклинания призыва.
— Это ты к чему клонишь? — на лестнице снова показалась рыжая голова Перси. — Кстати, Джордж, вернется мать — я ей все расскажу о вашем с Фредом идиотском поведении.
Вернувшийся с кухни Фред, притащивший с собой котел и водрузивший его в угол комнаты, только презрительно фыркнул.
— Расскажи, расскажи, а мы ненароком обмолвимся о том, что ты сохнешь по Пенелопе Кристалл. Вот и подумай, чья участь хуже: наша, или твоя, учитывая, что нас с братцем мама отчитает быстренько и забудет, а тебя терроризировать будет еще долго.
Перси нахмурился.
— Ой, зря ты… — начал Рональд, собираясь высказать своему другу все, что он думает о необдуманном поступке последнего, но его перебил Фред:
— Так что ты там говорил про серьезные проблемы у Министерства?
Все четверо Уизли, вместе с Дурслем, столпились вокруг Поттера. Тот в ответ загадочно ухмыльнулся и помахал в воздухе малфоевским письмом. Никто ничего не понял.
— О, знаю! — воскликнул вдруг Дадли. — Письмо зашифровано, так?
— Зачем Малфою письма шифровать? — недоверчиво спросил Рон. — Ему, что, заняться больше нечем? Дадли, ты, по-моему, насмотрелся маггловских шпионских фильмов.
— Вообще-то, я подозреваю, что он прав, — многозначительно произнес Гарри.
В глазах близнецов, обожавших всякие авантюры, мгновенно вспыхнул огонек.
— Поттер, рассказывай, — безапелляционно заявили они в один голос, садясь по бокам устроившегося на диване Гарри.
— В общем, на мысль меня навело его упоминание о пословице — есть одно такое высказывание по поводу слизеринцев и их качеств. Если вкратце: надо искать в словах слизеринца второй смысл.
Рон, который в отличие от других слышал полную версию «похода в Тайную Комнату», понимающе ухмыльнулся.
— Поэтому, — продолжил Гарри. — Письмо надо просматривать в этом контексте. Первый абзац — это вообще сплошная ерунда. Драко, похоже, писал первое, что ему в голову пришло или пытался заморочить голову кому-то, для чьих глаз написанное не предназначалось. Самое интересное — дальше. Выходит, что Малфой заперт дома и не может оттуда никуда деться, да еще и вынужден терпеть отцовские попытки его перевоспитать. Во всяком случае — терпел. До того момента, когда к нему заявилась эта самая «тетушка» и Люциус чуть ли не на его же защиту встал. Никто не знает, что это может быть за «родственица»?
— Ну, это, наверное, что-то вроде тети Мардж, — задумчиво протянул Дадли. — Это сестра папы. Она к нам иногда приезжает и просто покоя мне не дает своими нравоучениями. Ужас натуральный!
— Кстати, а куда это твои родители уехали? — улучил момент спросить Перси.
— А… ну, у папы родственник в Германии… дальний… ему там что-то плохо стало, и он папу с мамой туда вызвал — что-то очень срочное. Мне не говорили, почему надо именно на полтора месяца куда-то уезжать… но мне и у вас тут очень даже интересно каникулы провести, — поспешно добавил Дурсль-младший.
— Понятно, — протянул Фред, опасливо косясь на остывающий котел с неизвестным зельем. — Так что с письмом?
— Ну, если исключить то, что мы не знаем, кто такая милая тетушка Драко Малфоя, судя по письму, я могу точно сказать, что про нее будет упоминаться в «Ежедневном пророке», — Поттер указал на последние строчки. — А еще мне кажется, что именно из-за нее у Министерства Магии и есть эти самые проблемы.
В прихожей раздалось сразу несколько аппарационных хлопков. Гарри, спрятав от греха подальше послание от Малфоя в карман джинсов, достал палочку и осторожно шагнул в сторону дверного проема в коридор. Секундой позже его чуть не сшибла взмыленная Лили Поттер с яростно поблескивающими глазами, которая мгновенно сориентировалась в обстановке и уселась ближайшее кресло, скрестив руки на груди и изобразив абсолютную неприступность.
Следом за ней в гостиную пулей влетели Ремус Люпин и Сириус Блэк вместе с той же Эмми Глэдис.
— Прекрати нести чушь, Эванс! — Блэк в порыве чувств явно припомнил школьные годы. — Да что с ним станется-то?
— Слушай, Блохастый, не указывай мне что делать! Это мой сын и я сама решаю, кто, сколько и в какую смену будет тут дежурить и его защищать!
Уизли, рефлекторно сиганувшие за диван, с приоткрывшимися от удивления ртами наблюдали за разыгрывавшимся у них на глазах спектаклем.
— Лили, я думаю, Сириус прав, — осторожно сказал Ремус. — Я уверен, что Гарри лучше воспримет мои каждодневные появления, чем совершенно посторонних людей, которые к тому же…
— Э-э, я полностью согласен с Ремусом, — Поттер выбрался из-за спинки кресла, куда он шмыгнул при виде всей этой компании.
— Гарри, ты почему не спишь? Уже начало пятого утра! — возмутилась Лили Поттер, мгновенно переключаясь с одного на другое.
— Миссис Поттер, у нас тут никто не спит, — Перси, поправив рубашку, выбрался из своего укрытия, — Гарри не один такой.
Следом за «Персиком» на глаза авроров вылезли и близнецы с Роном и Дадли.
— Здравствуйте, — произнес Дурсль, смущенно потирая переносицу. — Я Дадли, моя мама — ваша сестра.
— Ах, так ты сын Петуньи? А что ты тут делаешь? — пока остальные гости разбрелись по гостиной, Лили продолжала «допрашивать» домочадцев.
— Мама попросила Гарри меня на каникулы к себе в гости забрать — им с отцом срочно понадобилось уехать…
— И он притащил маггла в магический дом? Твой сын совсем рехнулся? — воскликнул Сириус.
— Закрой рот, — процедила Лили.
— Сириус! — предупреждающе произнес Люпин.
— Нет, ну это уже никуда не годится! — молчавшая до сих пор Эмми Глэдис решила, что пришло время и ей вставить свое веское слово в разговор. — Мало того, что надо круглосуточно ошиваться поблизости в этой глуши деревенской из-за глупого мальчишки, так еще и за магглом присматривать? Вы, кстати, в курсе, что ваш сын нарушил закон, рассказав своему кузену о нашем мире?
— И что? Я Петунье тоже рассказывала о волшебстве! — воскликнула миссис Поттер.
— Но… — Глэдис явно собралась сказать еще что-то, но, заметив ехидно улыбающихся Фреда и Джорджа, с которыми она в прошлый раз совершенно не поладила, замолчала.
— А по какому поводу, собственно, паника? — несколько высокомерно поинтересовался Перси, которому весь этот балаган начал надоедать.
— Я хочу знать, как этот маггл оказался здесь! — продолжал настаивать Блэк.
— Персиваль, думаю, на днях вы все узнаете, — коротко ответил Ремус старшему из присутствующих братьев Уизли. — А нам пора обратно в Аврориат, не так ли, Сириус?
Тот, что-то недовольно бурча, скрылся вместе с Глэдис. Следом за ними, в компании Ремуса, ушла Лили, пообещав сыну, что заглянет в Нору после обеда и, поверив тому на слово, что вся компания уже собирается расходиться по кроватям. Стоит ли добавить, что после такого внезапного визита лучших авроров Британии, сон сам собой улетучился в неизвестные дали?
Поэтому время решили посветить уборке гостиной, так как этот пункт вместе с «обязательным выбиванием ковров» и «передвижением шкафа к стене с окном» стоял в «списке дел» Молли Уизли наравне с садовыми работами. С первой частью задания, благодаря мудрому разделению труда, справились без особых проблем. Куда больше неприятностей вызвала та самая передислокация большого шкафа-трюмо высотой почти до самого потолка, полностью забитого хрустальной и фарфоровой посудой, старыми скатертями и прочей ерундой. Сначала пришлось все вышеперечисленное из шкафа выложить и аккуратной кучей свалить на диваны, кресла и любые горизонтальные поверхности в гостиной, поскольку посуды оказалось на удивление много. Потом, когда общими силами стали двигать шкаф, выяснилось, что между камином, диваном и креслами его никак не протиснешь, а уж между диваном и стеной — и подавно. Сам же диван, в виду сваленной на него кучи посуды, готовой вот-вот с него навернуться, тоже никак двигать было нельзя. «Утварь» перекочевала обратно в шкаф.
В итоге, когда шкаф оказался возле нужной стены и его только оставалось задвинуть в угол, сорвавший командными окриками голос Перси обнаружил, что в том самом углу стоит котел Фреда и Джорджа, в котором продолжало побулькивать зелье, подозрительно попахивающее тухлыми помидорами. Больше того, часть зелья вылилась из котла и темно-бурой массой приклеила «треножник», держащий его, к полу. Отчаявшись его как-либо сдвинуть и, успешно проигнорировав мольбы близнецов не трогать их экспериментальное зелье, Перси хорошенько пнул котел.
В следующие пять минут Фред и Джордж, как последнего кота, загнали своего старшего брата, на этот злополучный шкаф, откуда он слезать категорически отказывался. Так что, когда угол этот гостиной был более или менее отчищен от остатков зелья, шкаф туда пришлось двигать вместе с сидящим на ним Персивалем. Старший из братьев Уизли даже оттуда умудрялся отдавать команды и совершенно не обращать внимания на ругань близнецов в свой адрес, завистливо косясь на мирно посапывающего на люстре руноследа.
Часам к шести утра окончательно умаявшиеся «борцы за чистоту», отключились, кто где сидел: Перси — прямо на шкафу (в обнимку с фотографией Пенелопы Кристалл, которую он даже дома носил с собой), Гарри — посреди наполовину разгруженного от посуды диване, Рон и Дадли — под столом, куда их отправили отчищать забрызганный зельем пол. Близнецы, улетучившиеся на кухню, мирно спали там — посреди учиненного ими же погрома.

* * *

Пробуждение произошло где-то в половине первого дня, когда у всех нормальных людей наступал самый разгар рабочего дня. Смилостивившись и наградив брата всего лишь двумя подзатыльниками, Фред и Джордж отправили Перси за продуктами. Сами же они, в компании с Гарри и Роном растолкали Дадли и занялись поисками наверняка уже пришедшей почты. Так что пока Гарольд пытался приготовить на дышащей на ладан плите гренки, остальные усердно перелопачивали кухонные руины, пытаясь найти, куда же сова сбросила новый выпуск «Ежедневного пророка».
— Кстати, раз уж мы здесь, почему бы нам не подправить бедствующее положение дел? — произнес один из близнецов, отряхивая с волос побелку.
— Раз уж ты говорил, Поттер, что использование заклятий Министерством пока не контролируется в виду других проблем… — сказал второй и понял палочку.
Прежде чем Гарри успел хоть что-то им на это ответить, Фред и Джордж синхронно использовании заклинание восстановления, направив палочки один — на плиту, другой — на кухонную стенку.
— Вот и замечательно, — пробормотал Фред, глядя, как прожженное пятно и вмятина на стене в мгновение ока оказались замазаны раствором и затянуты обоями.
— Э-эх, раньше бы так… — протянул Джордж, явно прикидывая в уме, чего бы еще восстановить.
— Слушайте, я не думаю, что вам стоит направо и налево использовать магию, — осторожно сказал Рональд, покосившись на окно — не летит ли Министерская сова. — Даже если они там и раз через раз пропускают использование магии несовершеннолетними, то злоупотреблять этим все равно не стоит: слишком сильную концентрацию магической энергии там вполне могут заметить.
Пока близнецы, пренебрежительно фыркнув, переглянулись, Рон втихаря показал Поттеру кулак и сделал большие глаза.
— Тоже мне — второй Персик растет, — буркнул Фред.
Они с Джорджем предупреждением Рональда пренебрегли и использовали чары очистки, убирая застилавшую пол ровным слоем пыль.
Хлопнула входная дверь, и через пару секунд на кухне появился красный, как рак Перси.
— Вы что, совсем рехнулись? — прошипел он, потрясая сумками с едой.
— Что случилось? — Фред сделал невинное выражение лица.
— Какого Мерлина вы магией напропалую пользуетесь? Летом несовершеннолетним магам колдовать запрещено!
— И что? Поттер же вчера использовал манящие чары, и ничего ему не было! — упрямо произнес Джордж.
— Так он их использовал только раз, и к тому же не вкладывал в них столько силы! — Перси швырнул сумки к стене. — Идиоты! Вам же придет предупреждение из Министерства!
Будто бы в подтверждение его слов, в окно летела темно-рыжая сипуха и, сбросив на пол послание, была такова.
— Это не честно! — воскликнул Фред. — Нам пришло из Министерства письмо, а…
— А я нашел сегодняшний выпуск «Ежедневного пророка», — прервал его Дадли, предпочитавший до сих пор в разговоре не участвовать.
Газета обнаружилась неподалеку от предупреждения из Отдела злоупотребления магией. Огромный заголовок и фотография на половину листа….
— «Побег из Азкабана», — прочел Дурсль.
— О-па! Ничего себе! — присвистнул Джордж, мгновенно забыв о письме. — Оттуда же невозможно сбежать!
— Дай-ка сюда, — Рон взял у Дадли из рук газету. — «Вчера вечером произошло поистине небывалое и ужасающее событие: из тюрьмы Азкабан, считавшейся воистину эталоном неприступности, совершен побег».
— Обалдеть, — с чувством произнес Перси, рухнув на стоявший у двери стул.
Гарри своего мнения не выразил никак, продолжая молча жарить гренки.
— «Из достоверного источника нам стало известно, что сбежали двое возможно самых опасных заключенных: Беллатрис и Рудольфус Лестранжи. Напомним, что они были осуждены на пожизненное заключение за убийство сорока магов и более сотни магглов во времена войны с Сами-Знаете-Кем, а так же являлись одними из его венных последователей. Досье на Пожирателей Смерти Беллатрис Лестранж и Рудофуса Лестранжа смотрите на страницах 3-7», — продолжал читать Рон.
— Стоп, братишка, Беллатрис — это та полоумная тетка, которая Лонгботтомов замучила? — спросил Фред.
— Ага, она самая, — мрачно кивнул Перси. — И, между прочим, почти сразу же после падения Сами-Знаете-Кого из-за Беллатрис Лестранж папа в больнице оказался.
— Да, помню, мама рассказывала что-то такое, — пробормотал Рональд и пояснил, заметив недоумение на лице Поттера и Дурсля:
— Она после смерти своего Лорда совсем мозгами тронулась и полезла прямо на рожон: аппарировала в Министерство, где ее, кстати, и повязали. Но с отцом она все-таки сразиться успела — ее в Азкабан забрали, а папу — в Святого Мунго. Он там месяца четыре лежал — никак не могли наложенное Беллой проклятие снять.
— Она вообще жутки вещи творила, — тихо произнес Перси. — Я в Министерском архиве пару раз бывал и натолкнулся на описание суда над ней и ее мужем. В документе с вынесенным приговором во-от столько статей упоминалось. Папе, можно сказать, еще повезло.
— Да уж, у нее арсенал заклятий тот еще, — поддакнул Рон, но, спохватившись, сразу сказал:
— Представляете, что она на свободе творить будет?
— Грюм, наверное, бесится, — протянул Гарри.
— Чего?
— Главным свидетелем на суде над Беллой Лестранж и ее мужем был именно Грозный Глаз, ну, еще и Сириус Блэк заодно. Так что представляю, как теперь Грюм бесится — он ее фактически самолично в Азкабан засадил, а она сбежала….
— Что как раз совершенно неясно, — прервал его Перси. — Я имею в виду — побег. Как они сбежали? Там же дементоры повсюду! Так ведь мало того, что из замка надо выбраться, Азкабан в открытом море находится — доплыть как-то до берега надо умудриться.
— Вот-вот, — фыркнул Джордж. — Это кто же так ушами хлопал, что ничего не заметил?
— На лапу дали — вот и прохлопал, — буркнул Рон.
— Очень может быть. Только кому это надо — выпускать на волю безумную Пожирательницу Смерти? — вздохнул Перси.
— Да, кому это надо? — Фред и Джордж уставились на Рона и Гарри, явно ожидая от них каких-нибудь версий.
— Я думаю… — начал Рональд, но тут же замолчал, наткнувшись на предупреждающий взгляд Поттера.
— Мы, пожалуй, пойдем в гараже вашего отца пошебуршимся — там, вроде, тоже надо было уборку небольшую сделать, — заторопился Гарри.
— Э-э… да? — младший из братьев Уизли, растерянно покосившись на сковородку с гренками, слез с подоконника.
Благо Дадли за ними не увязался, поняв, что его кузен собирается обсудить со своим другом нечто важное и его присутствия не требующее — Дурсль остался на кухне.
Оказавшись в гараже, Гарри плотно закрыл за собой и Роном дверь и не поленился наложить заглушающие чары, которые, увы, у него вышли так себе.
— Чего ты сюда-то дернулся? — спросил Рон, зажигая в гараже свет.
Небольшое помещение осветилось висящей под потолком электрической лампочкой. На прибитых в пять-шесть рядов вдоль стен полках громоздилась всевозможная маггловская техника: полуразобранные дрели, кофеварки, миксеры, уймы проводов, парочка стареньких переносных радио…. Оставалось загадкой, что тут со всем этим делала Артур Уизли.
— А то, что ты собирался как на духу выложить, что связываться с Пожирателями будем только мы да Малфои, не повод? — ехидно спросил Поттер.
Уизли нахмурился.
— И что тут такого?
— Не помнишь случайно, Драко нам о чем писал? — ласковый голос Гарри с его зверским выражением лица не вязался никак.
— О том, что к нему тетка на днях приехала…
— Ну и? Мозгами шевели, Рон!
— Чего «ну и»? Мы же не знаем, когда точно побег произошел! — всплеснул руками рыжий мальчик.
— Я всегда знал, что с головой у тебя все в полном порядке, — ухмыльнулся Гарри.
— За то ты страдаешь паранойей. Это, похоже, наследственное, по отцовской линии передается, — буркнул покрасневший Рон.
— Так вот давай на минуту представим, — Поттер пропустил реплику друга мимо ушей, — что Лестранжи сбежали из Азкабана именно позавчера, а Министерство попыталось это скрыть.
— Но какая-то хитрая сорока обо всем растрезвонила.
— Я не к тому разговор веду. Выходит, что Беллатрис — тетя Драко, и он уже который день наслаждается ее обществом.
— Короче, беглецов укрывают Малфои, — подытожил Рональд.
— Причем, Драко, похоже, заранее сообщили о том, что к ним на лето «родственники» нагрянут. Помнишь то письмо, которое он перед отъездом раз десять перечитывал?
— Ага, как такое забудешь — он бледный как моль ходил. Значит, именно из-за этого он нам и писать запретил и в гости приезжать?
— Вроде бы так. Знаешь, я ему даже спасибо за такую предусмотрительность сказать готов. Как представлю, что нос к носу с Беллатрис Лестранж столкнусь — жутковато становится, — Поттер поморщился. — Отец дома только про нее и говорил, так что я всех этих ужасов про ее «пожирательскую деятельность» порядком наслушался.
Скрипнула дверь. Мальчики повскакивали со стульев и бросились изображать уборку.
— Так вот вы куда делись… — облегченно пробормотал Ремус Люпин, заходя внутрь.
— А, Ремус! Фу-ух, ну ты нас и напугал! — заулыбавшийся Поттер плюхнулся обратно на место.
— Чего тут сидите? — поинтересовался Люпин.
— А мы уборку делаем, — неловко улыбнулся Рональд.
— Оно и видно, — понимающе хмыкнул Ремус, присев на край стола, и уже совсем другим тоном спросил:
— Обмозговываете свежую информацию?
— Ага, — Гарри даже отпираться не стал. — А что?
— Да так… Хорошо, что вы сюда успели сбежать — по дому Сириус носится и орет благом матом из-за публикации в «Пророке». У них там в Аврориате хотели на пару с Министерством эту информацию пока попридержать, но кто-то не удержался и сболтнул.
— Так вы же сами обещали, что мы все узнаем, — удивился Уизли.
— Вам хотела Лили рассказать — чтобы по незнанию опять во что-нибудь не влезли. Она, кстати, и была инициатором идеи поставить нас с Сириусом приглядывать за Норой.
— Надо маме большое спасибо сказать, — хмыкнул Гарри, — за то, что нам в результате последних событий еще целый месяц придется терпеть общество Блэка…
— Не думаю, что Сириус будет очень часто появляться в Норе, — покачал головой Люпин. — Он, скорее всего, будет либо с твоим братом в Поттер-Мэноре сидеть — Аластор его специально в отпуск отправил…
— Так Джереми под домашним арестом? — спросил Рон, чуть приподнимаясь со стула.
— В целях его безопасности — мы уверены, что он главная цель Лестранжей.
— Ах да, — досадливо протянул Поттер. — Мальчик-Который-Выжил, причина падения Темного Лорда…
— Впрочем, скорее всего Сириус не вытерпит и бросится самостоятельно разыскивать Беллу… на пару с твоим отцом, Гарри.
— Это на них похоже, — фыркнул мальчик. — А вы с мамой будете постоянно к нам наведываться?
— В меру своих возможностей, — пожал плечами Ремус. — Кстати, я, собственно, только что из Хогвартса, так что вам заодно передаю письма со списком учебников.
Обоих мальчиков практически синхронно посетила мысль о том, что в этом году их одних в Косой переулок не отпустят, а это значит, что и поход в Темную Аллею может не состояться. Словно прочитав их мысли, Люпин сказал:
— Думаю, в Косой переулок мы сможем сходить все вместе — так сохраннее будет. Тем более что Джеймс обещал лично нас сопровождать…
Гарри тихо завыл.
— А хорошие новости есть? — спросил он пару секунд спустя.
— Пожалуй, есть, — сообщил его крестный, таинственно улыбаясь, — в этом году Защиту от Темных сил у вас преподавать буду я.
— Ура! — воскликнули в один голос Гарри и Рон, радостно переглядываясь.
Что ж, все было не так уж и плохо.

Однажды пламя Ада доберется и до вас.
Торент - трекер BattleKnight Травиан
Спасибо: 0 
Профиль
Mamont
Le serviteur de l`obscurité!


Сообщение: 2629
Зарегистрирован: 22.06.07
Откуда: Прямиком из Ада., Алушта
Репутация: 15
ссылка на сообщение  Отправлено: 12.12.09 22:29. Заголовок: Глава 3. «Тетя» Белл..


Глава 3. «Тетя» Белла.

После получения предупреждения из Министерства, сопровождаемого коротенькой запиской от Муфалды Хмелкирк, что она-де собирается лично поговорить с Уизли-старшим о поведении его детей, Фред и Джордж злополучную кухню обходили стороной и предпочитали туда даже носу не казать. Посему восстановительные работы были возложены на Гарри и Рона, которым только этого было и надо — взмахнули пару раз волшебными палочками и дневная норма «ремонтных» работ выполнена. Дадли, до глубины души потрясенного модернизированными Артуром Уизли маггловскими техническими штучками, милостиво спровадили в гараж и позволили там безвылазно ковыряться в ящиках с техникой. Периодически он вспоминал о том, что обещал продолжить обучение своего кузена математике, и совал Поттеру в руки очередную тетрадь с формулами, определениями и примерами.
Перси в компании с близнецами занимались в саду сбором урожая. Хотя урожаем это мог назвать только человек с хорошей фантазией. Пока они собирали малину и чернику, Рональд вместе со своим другом втихаря обдирали растущую под окнами кухни вишню. В перерывах между игрой в «дурака» взрывающимися картами, они высовывались из окна за ягодами и подначивали успевавших извозиться в земле Фреда и Джорджа. Сам Рон изредка бегал к ним — проверить состояние своей растительной живности.
От Малфоя посланий больше не было, однако с грехом пополам разобравшиеся в ситуации, в которой находится их друг, Гарри и Рон иного и не ожидали. Тем не менее, послания приходили от Гермионы, которая явно была рада получить ответ на свое первое письмо Гарри Поттеру. Так что она с регулярностью в три-четыре дня отсылала со своей совой (Ракшас наотрез отказался постоянно мотаться туда-сюда между Англией и Францией) длинные письма о том, как проводит каникулы, и сколько нового она узнала. Рональду становилось скучно уже на четвертой строчке этого письма, а вот Гарри с увлечением строчил гриффиндорке в ответ еще большие по объему письма и каждый раз очень беспокоился за их доставку.
Разобрались и с подарками, которые Поттер-младший получил на день рождения. Сорвин, как оказалось, подарил дорогущие перчатки из кожи северного дракона (которые, вообще-то, во всем мире были официально объявлены вымершими), способные выдерживать экстремально низкие и высокие температуры, а так же в отличие от их аналога не поддавались воздействию никаких кислот и щелочей вообще. Гермиона осталась верна себе и своему общепризнанному школьному прозвищу — она прислала энциклопедию по нумерологии. А еще были подарки от матери, Ремуса и даже (достаточно своеобразный) от Фреда и Джорджа….
В двадцатых числах августа старшие наконец-то дали добро на поход в Косой переулок. Правда вот сопровождать Гарри, Уизлей и Дадли (его с собой решили взять за компанию, да и оставлять Дурсля одного в Норе было небезопасно) должны были пятеро коллег Поттера-старшего — его хорошие друзья и, естественно, как на подбор, все из «личной гвардии» Грозного Глаза Грюма с ним самим во главе. Хотя чего же еще было ждать, если почтить своим присутствием простых рядовых волшебников решил сам Великий Джереми Поттер, Мальчик-Который-Выжил и главная цель Беллатрис Лестранж в одном лице?
Организацию всего этого мероприятия (как обычно в таких вопросах) свалили на миссис Поттер. Поэтому весь день перед эпохальным походом за покупками Лили как угорелая носилась между Норой и Поттер-Мэнором, приходя в неистовство из-за каждой несогласованной мелочи. В общем, когда следующим утром Дадли, Фред, Джордж, Перси, Гарри и Рон в сопровождении Лили Поттер вышли из камина в «Дырявом Котле», она была готова растерзать голыми руками любого, кто попадется им на пути. Впрочем, в баре было не так уж и много посетителей…
— Мам, а может не надо? — нудил Гарри, недовольно поглядывая по сторонам. — Ничего хорошего из этого не выйдет…
— Все в порядке, — процедила Лили, судя по тону, пытаясь убедить в этом в первую очередь себя саму. — Мы спокойно пройдемся по магазинам, купим вам все необходимое для школы и никто… вам ясно?... никто между собой ругаться не будет.
— Ага, — синхронно хмыкнули близнецы Уизли. — А Глэдис будет просто молча стоять и любоваться открывающимся на Косой переулок видом.
— По магазинам пройдемся, — продолжал бурчать Гарри, ожидая, пока его мать коснется волшебной палочкой нужных кирпичей в кладке стены-прохода в Косой переулок. — А если мы ни разу ни в одном из них не были? Мы даже в Лютном-то по-нормальному были раза два от силы, сразу перемещаясь порталом к стражам?
— Что-что? — переспросил Перси, отрывая вз

Однажды пламя Ада доберется и до вас.
Торент - трекер BattleKnight Травиан
Спасибо: 0 
Профиль
Mamont
Le serviteur de l`obscurité!


Сообщение: 2630
Зарегистрирован: 22.06.07
Откуда: Прямиком из Ада., Алушта
Репутация: 15
ссылка на сообщение  Отправлено: 12.12.09 22:30. Заголовок: Глава 4. Новый учебн..


Глава 4. Новый учебный год.

Ближе к обеду Катрин вспомнила, что в ее обязанности входит патрулирование вагонов, и отправилась выполнять это самое патрулирование, перемежая его с инспекцией на наличие «сами-знаете-чего». Поскольку Мальсибьер протянуть ей руку помощи в этом тяжком занятии наотрез отказался, староста привлекла к делу Флинта, понадеявшись, что его внушительные габариты обладают не меньшей силой убеждения, чем волшебная палочка Дерека.
В общем, свободного места в купе ощутимо прибавилось. Мальсибьер, усиленно делавший вид, что спит крепким сном младенца, после ухода Катрин приободрился и, стянув со стола пакетик с драже «Берти Боттс», уселся рядом с Роном читать «Черномагическую Тактику». Уизли пару раз ненавязчиво предлагал ему заняться чем-нибудь другим, но отвадить Дерека от книжки у него так и не вышло.
— Дерек, а чего это Флинт ко мне с квиддичем прицепился? — поинтересовался Гарри, которого эта идея-фикс капитана слизеринской сборной наводила на очень и очень нехорошие мысли.
— Так Пьюси же школу окончил — ему кто-то на замену нужен, — невнятно ответил тот, бросив в рот сразу несколько конфеток «Берти Боттс». — Тьфу, гадость какая…
— С чем попалось? — спросила Блэйз, отрываясь от «Придиры».
По поводу этого журнала и отношения к нему Блэйз стоило сказать отдельно. В круг интересов этой юной леди не входило чтение статей об несуществующих животных или о талисманах-пробках от бутылок сливочного пива, способных защитить от нападок рогатых двуносиков. Но, помимо всей этой совершенно бесполезной для мисс Забини информации, в «Придире» иногда проскакивали очень даже интересные статейки, которые по той или иной причине отказывались печатать в иных журналах. Часто эти статьи отказывались помещать из-за излишне негативных высказываний авторов в сторону нынешних властей, попыток «подстрекательства к бунту против Министерства» и прочих незначительных факторов, так милых сердцу любого слизеринца, если он, конечно, являлся таковым до самого мозга костей. Как же такие статьи попадали в «Придиру»? Журнал, не ставящий для себя цели поднять общественность на борьбу с властью, а лишь предпочитавший скромно рассуждать о том, стоит ли опасаться нарглов и так ли уж хороши морщерогие кизляки? Для Блэйз, единственной, пожалуй, кто знал об этих статьях, сей факт оставался загадкой, ради решения которой она собиралась приложить все усилия.
Первое время над Блэйз Забини, спокойно читавшей «Придиру» во время трапез в Большом Зале, посмеивались. Кое-кто из гриффиндорцев даже интересовался, не собирается ли она, по примеру некоей «Лунатички», надевать пластиковые клипсы в виде редисок и делать себе ожерелье из тех же пробок? После короткого и очень содержательного разговора с Катрин Лестранж этот «некто», решил последовать принципу всех учащихся зелено-серебрянного факультета в отношении этого небольшого увлечения Блэйз: чем бы слизеринское дитя не тешилось, лишь бы из-за этого с факультета Ма

Однажды пламя Ада доберется и до вас.
Торент - трекер BattleKnight Травиан
Спасибо: 0 
Профиль
Mamont
Le serviteur de l`obscurité!


Сообщение: 2631
Зарегистрирован: 22.06.07
Откуда: Прямиком из Ада., Алушта
Репутация: 15
ссылка на сообщение  Отправлено: 12.12.09 22:31. Заголовок: Глава 5. Клювокрыл. ..


Глава 5. Клювокрыл.

Утро четверга началось с традиционной уже побудки. Только теперь объектами «приведения в сознательное состояние» были нынешние первокурсники и второкурсники, а роль живого будильника пришлось исполнять Гарри Поттеру. Катрин и Дерек опять куда-то сбежали еще с часов семи утра, так и не удосужившись даже словом обмолвиться с кем бы то ни было из слизеринцев.
К восьми, так и не дождавшиеся своих старост слизеринцы, всем «змеиным» факультетом «выползли» из подземелий на завтрак. Отчаянно зевали и терли кулачками глаза первокурсники, натыкаясь со сна друг на друга. По коридорам сонно брели где-то в самом конце зелено-серебряной процессии второкурсники. В числе первых спешили в Большой Зал самые бодрые из всех — третий и четвертый курсы. Ну а где-то между четвертым и вторым, в самой серединке, вышагивали пятикурсники, неожиданно ощутившие после речи декана невероятную жажду знаний, из-за чего поспешно уткнулись в учебники сразу же после выхода из гостиной. Следом за ними, в качестве «барьера» между первокурсниками и более старшим поколением, шел седьмой курс. По их одухотворенным лицам сразу можно было понять ход мыслей: как бы половчее извернуться и сдать ЖАБА, не напрягаясь при этом весь год с учебой?
Шестой же курс в полном составе предпочел остаться в кроватях и благополучно пропустить завтрак. Что ж, этих «героев учебы» можно было понять: до конца школы еще два года, никаких серьезных экзаменов на этом курсе сдавать не предстоит, так что и над собой измываться вовсе необязательно. Шестой курс — время вообще уникальное. Время, когда дозволено почти абсолютно все, когда накопленные за все время учебы знаний можно применить и для чего-нибудь совершенно к этой учебе не относящегося, когда еще есть возможность покуражиться, наплевав на правила, когда экзамены в конце года не станут решающим испытанием, после которого жизнь изменится в корне. В конце концов, еще не нужно прощаться с друзьями и выбирать свою сторону, тех же друзей меняя на врагов… Золотое время.
— Ждем-с, — произнес Драко, усаживаясь за факультетский стол. — Ждем-с наших старост и расписания.
— И ждать будем еще Мерлин знает сколько… — пробормотал Рон. — Нет, ну чего Снейп вчера такой злющий был?
— А того, что в Хогвартсе теперь обитаются двое из славной компании «Мародеров», которые, к тому же, стали преподавателями, — сказал Гарри. — Я, например, могу только догадываться, как это Снейп вчера прямо во время праздничного пира Блэка не придушил.
— Выдержка! — Малфой наставительно поднял указательный палец. — Так что там с расписанием? У нас осталось пятнадцать минут до начала урока.
— Ме-ерлин, дурдом продолжается, — выдавил Уизли, наблюдая за буквально влетевшим в Большой Зал Мастером зелий. — Сегодня еще хуже.
В дверях показалась голова Мальсибьера, который секундой позже, стараясь быть как можно незаметнее для преподавателей, направился к слизеринскому столу.
— Берите расписания, — тихо сказал он, опуская на стол кипу листков. При этом Дерек опасливо косился на своего декана, словно тот мог в любую секунду его проклясть.
— А что случилось? По какому поводу траур? — громко спросил Флинт, откровенно недоумевая, почему осторожничает его однокурсник.
— Тише! — взмолился староста.
— Э, сдается мне, это из-за вас с Катрин Снейп бесится? — еще громче Флинта поинтересовался Розье.
— Мерлин, да тише вы!
— Не «тише», Мальсибьер, а надо бы вам свою кипучую деятельность свернуть по-хорошему.
— Алекс, шел бы ты отсюда по своим делам, а? — нахмурился Дерек. — Без твоих мудрых советов управимся.
— Я-то пошел бы, — оскалился Розье. — Да вот кто ж вам, таким умным, объяснит, что ни к чему хорошему ваши с Катрин идеи ни приведут?
— Нервы не трать попусту, — посоветовал Маркус, наблюдавший за их перепалкой. — Дерек у нас упертый, почище любого осла. А Катрин еще и проклясть сгоряча может — гены-то известно чьи.
— Ребята, вы вообще, о чем говорите? — влез Малфой-младший.
Старшекурсники повернулись к нему.
— Ну, в смысле, чего вы разорались-то?
— Просто слегка друг друга недопоняли, — процедил Мальсибьер, бросив недовольный взгляд в сторону Розье. — Вашей неразлучной компании это мало касается.
— А вот их это очень даже касается! — рявкнул тот, вскакивая с места. — В конечном счете…
— В конечном счете, Алекс, пошли-ка, забежим в совятню перед уроком, — выразительно посмотрев на сокурсника, протянул Маркус. — А ты, Дерек, все-таки подумай, оно вам, что, так сильно надо? Спокойно не проживете без своих выкрутасов, что ли?
Флинт и Розье направились к выходу из Большого Зала. На пол пути их нагнал Мальсибьер, который, несомненно, собирался продолжить дискуссию.
— Что-то с ними не так, — сказал Драко. — Чтобы Мальсибьер с Розье и Флинтом ругался? Мерлин, что же у них там произошло?
— Понятия не имею, — Рон задумчиво уставился в тарелку. — Мне больше интересно, что же такого хотят сделать Катрин и Дерек, что этим второй раз Снейпа до белого каления доводят?
— А нам это обязательно прямо сейчас выяснять? — встрял Гарри. — Вы бы лучше взяли наконец свои расписания.
— Что, все так плохо? — насмешливо спросил Малфой, призывая к себе листочек с расписанием манящими чарами. — М-да, не фонтан, конечно, но бывало и хуже.
— Издеваешься? У меня теперь практически всю неделю по семь-восемь уроков!
— Где? — удивился Драко. — А ну давай сюда листок! Так все правильно, сегодня у нас сдвоенные чары, трансфигурация, УЗМС и астрономия после обеда. Кстати говоря, хорошо, что она у нас только раз в неделю и, что самое главное, не по ночам. Постой-ка, а почему у тебя завтра нумерология и древние руны? Седьмым и восьмым уроками?
— У меня тоже руны есть, — сообщил Рон. — Вторым уроком после обеда, а первым — прорицания. Ты у себя внизу листа посмотри — тоже, наверное, есть.
— Э? Ну да… Уизли, а ты разве тоже записался на прорицания?
— Мы вообще много куда записались, — хмыкнул Гарольд. — Я так понимаю, что на нумерологию я буду в гордом одиночестве ходить?
— Сами виноват — нечего было перед Синистрой умного корчить, — проворчал Малфой. — А на прорицания ты, получается, ходить не будешь?
— Мне нумерологии, древних рун, маггловедения и УЗМС продвинутого, на который мы все будем ходить, с головой хватает!
— Ты записался на маггловедение? — Малфой-младший насмешливо приподнял брови.
— Я — тоже, и что? — влез Рон.
— Да так… не ожидал от вас.… Ну, ладно, идем, Флитвик, конечно, добрый, но опоздания тоже не любит…
Как оказалось, на первом в году уроке Филиус Флитвик был готов простить своим ученикам абсолютно все — даже опоздание. Не особенно мудрствуя, профессор вообще решил ничего нового третьему курсу Слизерина и Когтеврана не давать и ограничиться повторением. Впрочем, повторением это было трудно назвать — студенты предпочли два урока кряду обсуждать, кто как провел лето. Только Драко Малфой, фанатично сверкая глазами, показывал профессору свои достижения в Чарах за лето, чем и заработал для Слизерина два десятка баллов. Расчувствовавшийся Флитвик пообещал своему ученику кучу дополнительных заданий и дал длинный список дополнительной литературы. Малфой добрых намерений преподавателя не понял и мысленно дал себе зарок перед Флитвиком знанием новых и необычных заклинаний не хвастаться.
Минерва МакГонагалл была настроена куда менее благодушно и сразу же дала новую тему, плавно перешедшую в практическую работу. Тут прелести школьной жизни в полной мере ощутил на себе Рон. Трансфигурацией он летом не занимался, исключая написание сочинения в самом начале каникул, а в учебник он не заглядывал и подавно. Это сослужило младшему из братьев Уизли злую службу. После сдвоенного урока профессор трансфигурации, пробежавшись глазами по его сочинению (наполовину списанному у Поттера, наполовину перекатанному из учебника), порекомендовала Рональду возобновить свои занятия с Гарри и Гермионой, а так же запомнить, что в его случае отсутствие постоянной практики равносильно самоубийству.
Следующим в расписании шло УЗМС, которого Гарри Поттер ждал, как манны небесной. Хотя, в отличие от своих друзей ни на трансфигурации (где они с Гермионой Грэйнджер опять без особого труда всем показали «класс» и первыми справились с заданием), ни на Чарах (где ему вообще ничего делать ни пришлось) он «неприятностей» на себя не навлек. Но к хижине Хагрида все трое шли с явным нетерпением — хотелось поскорее побывать на первом практическом уроке Ухода за Магическими Существами. Впрочем, не им одним было интересно, что же такого припас к уроку преподаватель...
Хагрид ожидал студентов возле своей хижины. Он прохаживался туда-сюда, всем своим видом выражая нетерпение. Клык же, напротив, мирно разлегся на пороге и тихо млел, греясь на теплом осеннем солнышке.
— Идемте скорее! — воскликнул Хагрид, когда ученики подошли достаточно близко. — У вас будет очень интересный урок! Все за мной!
Лениво поднявшись со своего места, Клык вместе со студентами последовал за Хагридом к просторному загону у края Запретного леса.
— Э-э… все тут? Никто не потерялся? Ладно, тогда встаньте все возле изгороди — чтобы видно было, — сказал Хагрид, проходя вдоль изгороди-частокола. — А теперь откройте учебники.
Разговоры между учениками стихли. Они недоуменно уставились на лесничего.
— Интересно знать, как же мы их откроем? — спросил Джереми, демонстрируя свой экземпляр «Чудовищной Книги о Чудовищах», крепко перевязанный бечевкой. Остальные последовали его примеру. Часть учеников предпочли стянуть их ремнем, другие использовали большие скрепки, а кто-то так же как Джереми использовал веревку.
Хагрид озадаченно почесал в затылке.
— И что, никто не может их открыть? — удивленно спросил он. — Ну-ка, Гарри, у тебя как с книжкой обстоят дела?
Тот с показным спокойствием достал из сумки свой учебник, свободный от каких-либо скрепляющих средств, и продемонстрировал его остальным.
— Ну, эта... молодец! Покажи остальным, как надо с книжкой обращаться, а я пока приведу кое-кого…
Лесничий, одобрительно хлопнув Гарольда по плечу, скрылся за деревьями.
— Что, и здесь не удержался от выпендрежа? — ехидно осведомился «гриффиндорский Крыс».
— Это не «выпендреж», а готовность к уроку, — отрезал Гарри. — Чтобы открыть книгу, вам достаточно будет просто погладить ее по корешку. Гермиона, дай, пожалуйста, свой учебник…
Джереми закатил глаза в притворном восхищении, наблюдая, как его брат гладит по корешку зловредный учебник и тот спокойно раскрывается на нужной странице.
— О-о! Всего лишь погладить! Как же мы не догадались? Это же так просто…
— Утихни, Поттер, а не то сейчас на тебя дементора натравим — будешь в больничном крыле до вечера валяться, страдалец ты наш, — влез Малфой.
Джереми под гоготание слизеринцев покраснел и что-то пробурчал, сделав вид, что последнее слово все-таки осталось за ним.
Тем временем вернулся Хагрид. За ним, на импровизированных поводках-цепях, следовали около десятка необычных существ — наполовину лошадей, наполовину орлов. Они постоянно порывались обогнать Хагрида и, с силой оттолкнувшись когтистыми передними лапами, взвиться в небо. Лесничий же был вынужден их постоянно одергивать, натягивая на себя «поводки». Оказавшись внутри загона, Хагрид надел большие кольца, которыми заканчивались цепи, на выступающий из частокола особенно крупный выступ.
— Знакомьтесь, ребятки, это — гиппогрифы, — лесничий довольно оглядел толпу изумленных учеников. — Красавцы, верно?
Отшатнувшиеся от изгороди при виде гиппогрифов, студенты, лучше разглядев этих диковинных зверей, стали подходить ближе — испуг и удивление сменились восхищением их изяществом и красотой.
— Кто хочет — подойдите ближе, — сказал Хагрид, с довольным видом потирая руки.
Вперед вышел Гарри. За ним, чуть позже, нехотя выдвинулись из толпы Рон и Драко. Из гриффиндорцев осмелилась приблизиться к гиппогрифам только Гермиона, и то ее постоянно одергивал Джереми.
— Самое главное, что вы должны запомнить, — сказал Хагрид. — Гиппогриф — зверь очень гордый. И очень умный, да. Никогда не грубите ему, иначе не долго вам и на тот свет попасть.
Джереми упорно продолжал гримасничать, на этот раз изображая своего брата, демонстрирующего как правильно работать с учебником по УЗМС. На урок и объяснения учителя гриффиндорцу и его друзьям было глубоко плевать.
— Гиппогрифы еще очень любят выдержанность, неспешность. Вот подойдешь ты к нему, — продолжал рассказывать лесничий, — и поклонишься. Потом ждешь, поклонится ли он в ответ. Если поклонился, можешь подойти и погладить — гиппогриф тебя не обидит. А вот если на поклон не ответит — уноси скорее ноги. Когти-то у них видели какие? Вот так вот. Ну, а теперь кто хочет с ними познакомиться?
Сочетание гриффиндорского безумия со слизеринской наглостью еще никому ничего хорошего не приносило — вызвался первым Гарольд.
— Э-э… а кроме Гарри? Неужели никто не хочет? Ну, тогда ладно. Иди сюда, Гарри, представим тебя Клювокрылу, — Хагрид указал на сизого гиппогрифа, смирно стоящего в стороне. — Сейчас я его отвяжу…
Гарольд бодро перемахнул через изгородь и с явным нетерпением приблизился к Клювокрылу. Гриффиндорцы, свято верившие, что такая явная наглость со стороны слизеринцев должна быть наказа, заулюлюкали, когда гиппогриф взмахнул передними лапами и царапнул острыми когтями воздух перед собой.
— Ты, Гарри, эта... потише и поспокойней — я же говорил, что любят они степенность и чинность, делают только то, что хотят. Гиппогрифа к чему-то принуждать, ей-Мерлин, гиблое дело! Ну, смотри ему прямо в глаза и постарайся не моргать — гиппогрифы не верят тем, кто часто моргает.
Когда Клювокрыл, в ответ на спокойный и уверенный немигающий взгляд Гарольда уставился на того своими ярко-оранжевые глазами.
— А теперь кланяйся, — подсказал Хагрид, наблюдая за поведением гиппогрифа.
Поттер послушно поклонился и снова поднял голову. Гиппогриф кланяться в ответ не спешил и очевидно раздумывал, чем ему лучше ответить на такое, по его мнению, нахальство. Но то ли присутствие Хагрида помогло, то ли врожденные способности Гарольда договариваться с животными сделали свое дело, но Клювокрыл низко поклонился.
— О, как хорошо вышло! Он тебя признал! — обрадовался лесничий. — Теперь можешь подойти и погладить Клювика.
Гиппогриф в ответ на осторожные поглаживания по клюву и голове зажмурился и даже пару раз курлыкнул от удовольствия. Слизеринцы в дружном порыве захлопали. Не обращали внимание на происходящее только спорившие друг с другом из-за какой-то мелочи Драко и Джереми.
— А теперь можешь его поводить по загону или даже покататься, — разрешил Хагрид, наблюдая за успехами своего ученика. — А пока может еще кто-нибудь хочет зайти в загон и познакомиться с гиппогрифом?
После триумфального успеха Гарольда, с искренним счастьем на лице водившего по загону Клювокрыла, желающих прибавилось. Студенты безбоязненно перелезали через изгородь и подходили к гиппогрифам, которых отвязывал для них Хагрид. После недолгой прогулки, Клювокрыла решили еще с кем-нибудь познакомить. На беду, этим «кем-то» стал Драко Малфой, не прекращавший своих препирательств с Джереми Поттером.
Одному Мерлину известно, как так случилось, но Гриффиндорский Крыс, на которого Малфой-младший уже готов был с кулаками наброситься, попытался спрятаться за гиппогрифом. Клювокрыл его тонкого юмора не понял и уже собирался было доходчиво объяснить мальчику при помощи удара копытами, почему не стоит ошиваться возле его крупа, как Малфой, плюнув в сердцах, обозвал гриффиндорца последним трусом и уродом. Клювокрыл принявший это на свой счет, сразу же потерял интерес к Джереми, который уже успел отскочить подальше и насмешливо показал язык несостоявшемуся противнику. Сверкнули серо-стальные когти, и Малфой с криком отшатнулся в сторону, зажимая кровоточащую рану на руке.
Хагрид с усилием оттащил гиппогрифа в сторону, снова надевая на него ошейник и проверяя, крепко ли держит цепь.
— Ты как? — Гарольд, помогавший успокаивать гиппогрифа, подошел к другу.
Малфой в ответ неопределенно махнул здоровой рукой, на больную же Блэйз Забини пыталась наложить хоть какие-то лечащие чары, чтобы уменьшить кровопотерю.
— Малфой, живой? Что с твоей рукой случилось? — побледневший Хагрид, подходя к столпившимся вокруг блондина слизеринцам.
— Все в порядке — мадам Помфри за пару минут все вылечит, — тот попытался изобразить на лице беспечность.
— Ты чем слушал-то? — стоявший в стороне Рон нервно кусал губы. — Тебе же сказали: гиппогрифы очень ранимы! Малфой, какого Мерлина ты к нему полез?
— Так я же не его имел в виду! — воскликнул Драко, морщась от боли в руке.
— А кого?
— Так за ним «Крыс» прятался!
— Моргана подери, Малфой, тебе палец покажи, и ты уже бесишься! — рявкнул Гарри. — Ты чем думал вообще?
— Отведите его в лазарет, — Хагрид, наконец, собрался с мыслями. — Урок окончен, можете расходиться, — добавил он.
— Хагрид, извини! — крикнул Малфой-младший в спину, удаляющемуся в лес вместе с гиппогрифами, лесничему. — Я не специально!
— Специально или нет, мы узнаем потом, — проворчала Блэйз. — а пока тебе надо к мадам Помфри. Драко, да идем же!
— Надо будет извиниться за Малфоя, — пробормотал Гарольд. — Мы ему первый урок сорвали… Ужасно.
Рон тяжело вздохнул, наблюдая за тем, как следом за остальными слизеринцами идут к замку и студенты Гриффиндора. От ало-золотой массы отделилась Гермиона Грэйнджер, решившая, видимо подзадержаться.
— Мальчики, мне так жаль! — сказала она, подходя к двум слизеринцам, ожидавшим возвращения Хагрида. — Это просто отвратительно со стороны Джереми так поступить!
— Да оба они хороши — друг друга живьем сожрать готовы, — Рональд передернул плечами. — И оба ничего из объяснений Хагрида не слушали! Откуда ж Клювокрылу было известно, что Малфой не к нему обращается, а к «Крысенышу»?
Гермиона в ответ могла только кивнуть.
— Я с ним поговорю, — наконец сказала она. — Нельзя, чтобы из-за этого происшествия Хагрида сместили!
— Малфой будет нем, как рыба, — мрачно пообещал Уизли. — Мы об этом позаботимся. Действительно, нам только еще не хватало, чтобы Хагрида сняли с преподавательской должности из-за его глупости!
— Ладно, идемте на обед, а там разберемся, что делать, — произнес Гарри.
Но и на обеде их поджидал не очень-то приятный сюрприз.
— Слушай, Гарри, а с чего это у нас ноль баллов? — спросил вдруг Рон, уже две минуты буравивший напряженным взглядом доску с названиями факультетов и количеством их баллов.
— Что? — невнятно переспросил Поттер. — Где «ноль»?
— Глянь на доску.
— Э? Что за новости? Да быть этого не может! У нас ноль, а Гриффиндору добавили еще двадцать! С какой такой радости? Мальсибьер!
— Что? — староста Слизерина, слушавший в пол уха пересказ Панси Паркинсон о произошедшем на уроке Ухода за Магическими Существами, повернулся к ним.
— Почему у нас ноль баллов?
— Как «ноль»? — Дерек поперхнулся пирожком. — Где вы это увидели?
Глянув на доску, он присвистнул.
— Не знаю, — выдавил Мальсибьер парой секунд позже. — Но седьмой курс тут не при чем. Мы даже, наоборот, сегодня сорок баллов заработали!
— С нас тоже баллов не снимали, — покачал головой Рональд. — Гарри на Трансфигурации двадцать заработал, да и Малфой на Чарах постарался… Это не мы.
— А где шестой курс? — Катрин, впавшая в прострацию при виде живописной картины «Факультет Слизерин: ноль баллов», наконец вернулась в реальность.
— Их еще нет.
— Как и Блэка, — заметил Гарри.
— А какой у них последний урок? — прищурился Мальсибьер.
— ЗоТИ.
Слизеринский стол погрузился в молчание.
— Я их убью, — пообещала Лестранж. — За два урока потерять полторы сотни баллов! Уму не постижимо!
— Посмотрите на Снейпа, — шепотом произнес Рон, кивая в сторону вошедшего в Большой Зал Мастера зелий.
Северус Снейп, направляясь к преподавательскому столу, скользнул взглядом по доске с баллами факультетов и… замер на месте. Нахмурившись, он еще раз посмотрел на доску, решив, что полное отсутствие вышеозначенных баллов у его факультета ему просто-напросто померещилось.
— О-па, вот так сюрприз, — пробормотал Рон, когда рядом со Снейпом остановилась МакГонагалл и удивленно уставилась на опустевшие песочные часы для баллов зелено-серебряного факультета. По ее вытянувшемуся лицу, медленно приобретавшему ярко-красный оттенок, можно было подумать, будто деканом Слизерина является именно она, а не Северус Снейп, что-то ей спокойно объяснявший.
Двери Большого Зала снова распахнулись. Красный, как флаг Гриффиндора, Сириус Блэк пулей метнулся к преподавательскому столу, не удостоив своих коллег даже кивком головы. За ним вошли в Зал шестикурсники Гриффиндора и Слизерина, затравлено озираясь по сторонам и неестественно тихие.
— Грисер, — прошипела Катрин, привлекая к себе внимание слегка осоловелой после занятий шестикурсницы.
— М-м? — Энни, мыслями явно далекая от мира сего, повернулась к ней.
— Какого черта наш факультет лишился всех баллов? — рявкнула Лестранж и с размаху воткнула вилку в кусок мяса на своей тарелке.
Энни нервно сглотнула.
— Мы ждем объяснений, — поторопил ее Дерек, дожевывая злосчастный пирожок.
На фоне кровожадно сверкавшей глазами Катрин он выглядел более чем миролюбиво, и Грисер, после недолгих раздумий, «доложиться» об «успехах» на ЗоТИ решила именно ему:
— Мы с профессором Блэком слегка не сошлись во мнениях относительно его предвзятости к нашему факультету.
— Вы что, ополоумели? Спорить с Блэком? С этим прогриффиндоренным до мозга костей прихвостнем Грюма? Да я вообще удивляюсь, как он вас из школы не исключил! — Лестранж вскочила с места, грозно нависая над Энни. — Большей глупости я в жизни не слышала! У вас, что, вообще головы на плечах нет?!
— Ну а чего ты на меня-то орешь? — Грисер максимально возможно отодвинулась от разъяренной старосты.
— Катрин, у вас просто еще не было уроков с Блэком, — вступился за подругу Джек Сандерс. — Он баллы снимает за любую мелочь: косо глянь — уже двадцатку, как пить дать, сдерет!
— Так с закрытыми глазами сидеть надо! — прошипела в ответ Катрин.
— Тише, тише, народ, это еще не конец света, — Розье усадил ее обратно на скамью и придвинул тарелку, недвусмысленно намекая, чтобы Като перестала орать на весь Большой Зал. — У нас еще куча времен чтобы отыграться…
— Ага! Весь год! Мы набираем баллы, а Блэк их подчистую снимает и добавляет Гриффиндору!
— Цыц, Лестранж, умолкни и не дергайся! Я уверен, Снейп это все так просто не оставит. Он гриффиндорцам на зельях апокалипсис локальных масштабов устроит. И у нас, между прочим, есть отличная возможность на это полюбоваться — после обеда будет сдвоенная алхимия с алознаменниками.
— Кстати, смотрите-ка — МакГонагалл Блэка отчитывает! — Грисер кивнула в сторону преподавательского стола.
— Это все ерунда, господа, этим мы не удовлетворимся! У меня уже есть парочка хороших идей, как отомстить Блэку! — заговорщитски произнес Мальсибьер, потирая руки.
— Кому и за что надо мстить? — к столу подошли порядком приободрившийся Драко и Блэйз, вернувшиеся из лазарета.
— Обернись и все поймешь, — посоветовал Рон, утыкаясь в учебник по трансфигурации.
Малфой-младший послушно обернулся и, разом переменившись в лице, покосился на свою перебинтованную руку.
— Это не из-за тебя, — успокоил его Поттер.
Драко с облегчением вздохнул и уселся на скамью рядом с друзьями.
— А кто тогда постарался? — спросила Блэйз, устраиваясь напротив.
— Шестой курс на ЗоТИ с Блэком. Так что, Малфой, отличился сегодня не только ты один…
— Кстати, тебя действительно полоснул когтями по руке гиппогриф? — спросила Катрин, показав кулак попытавшейся побыстрому сбежать из-под ее надзора Энни.
— Ну да, ничего страшного, скоро заживет, — быстро произнес Драко. — Так что там с шестым курсом?
Мальсибьер и Лестранж переглянулись.
— А поподробнее? — в один голос воскликнули они.
— Да что тут можно подробно-то рассказывать? — Малфою эта темя была явно неприятна. — Ерунда…
— Из-за этой ерунды, к твоему сведенью, у Хагрида будут большие проблемы, — хмуро сообщил Гарольд.
— Ну, извини! Я же сказал, что сожалею! Я не нарочно….
— Малфой, специально для тебя повторяю наш план на вечер: если мы еще будем живы после астрономии, заглянем к Хагриду — у него и будешь все эти свои «не нарочно» высказывать. А нам, вообще-то уже пора — через пять минут урок начнется.
— Поттер, а чего это ты так пессимистично к астрономии относишься? Ты же вроде бы неплохо разбираешься во всех этих расчетах… — спросил Эйвери, торопливо дожевывая котлету.
— Просто я в общих чертах себе представляю, чем мы с этого года будем там заниматься, — таинственно ответил Гарри.

* * *

Из кабинета астрономии, после двух уроков «вычислительной пытки», ученики выходили вразвалочку, на ощупь определяя где верх, где — низ, где — стены, а где и вовсе лестницы начинаются. Шли притихшие и присмиревшие, что для третьего курса Гриффиндора и Слизерина было из ряда вон выходящим. Никто никого не подначивал, не обзывал и не пытался поколотить. Казалось, мысли у толпы в тридцать человек были одни на всех: «Придти в гостиную, завалиться спать до ужина, домашнюю работу не делать и вообще отослать всех подальше к Мерлиновой бабушке».
Рон Уизли героически пытался согнать с себя сонное оцепенение, в которое он впал на второй минуте урока после короткого и непродолжительного шока от увиденных на доске формул. Малфой, из чистого интереса взявший конспекты урока у Гарри Поттера, поворачивая пергамент под разными углами, пытался разобраться в том, что на нем написано. Сам Гарольд вместе с Гермионой шли где-то в самом конце процессии, обсуждая заданный им обоим усложненный вариант домашнего задания.
— Как подумаю, что такой же ужас будет твориться на нумерологии, благодарю Мерлина, Моргану и родителей за то, что не записался на эту пытку, — несколькими минутами позже сказал Драко, наблюдая за тем, как от их дружной компании отделяется Гермиона Грэйнджер, надумавшая заглянуть в библиотеку.
— М-м? — спавший на ходу Рон повернул голову в его сторону. — Я с тобой полностью согласен. Особенно после того, как случайно на днях заглянул в тот замечательный талмуд, который Гермиона подарила нашему Поттеру.
— Не понравились формулы? — ехидно спросил Гарольд.
— Я, конечно, понимаю, что в зельеварении пропорции ингредиентов высчитывать сложно, поэтому, кстати, мы и напортачили с зельем в прошлом году, но в сравнении с тем, что творится в этой нумерологии… Мне же теперь кошмары сниться будут с этими уравнениями, которые надо будет подставить в универсальную формулу вычисления компонентов!
— Уизли, не пугай меня! Мне Флитвик и так задал к понедельнику откопать какие-то особые чары, о которых даже я ни слухом, ни духом…
— Кстати, как там поживает моя домашняя работа? Помнишь уговор?
Посмеиваясь, мальчики пересекли Холл и вышли наружу. До хижины Хагрида они добрались за несколько минут и, услышав в ответ на стук бормотание Хагрида, вошли.
— Эта... привет, — тоскливо произнес полувеликан. — Малфой, ты-то как?
— Отлично, — преувеличенно бодрым голосом отозвался Драко. — Серьезно, Хагрид, ничего страшного.
— Э-эх… ну я и молодец… проучетельствовал всего один день, а уже дров наломал… — Хагрид тоскливо покосился на плиту с закипающим чайником.
— Эй, ты о чем? Никто же тебя не уволит! — нахмурился Гарри. — Малфой жив-здоров, все нормально…
— Не, думаю я, за немногим стало... Всем уже известно, что случилось. Школьному начальству доложат — они точно скажут, что я не с того начал. Да и правы, наверное, будут — у вас самое первое практическое занятие.… Эх, я подумать должен был сначала, да больно уж не терпелось вам показать…
— Но Хагрид, я же не собираюсь никому жаловаться! С чего ты это взял? Я признаю собственную вину — я не слушал твои объяснения, и это только моя вина, — возмутился Малфой. — За спиной этого гиппогрифа прятался Джереми Поттер и я…
— Нет, я же все-таки учитель… моя это ошибка. Надо было с флоббер-червей начинать или еще с кого-нибудь посмирнее.
— Так, ну хватит! Объясни мне по-человечески, почему ты решил, что что-нибудь случится? Малфой же не пойдет на тебя никому жаловаться! — вспылил Гарольд.
— Дык ему самому вовсе необязательно жаловаться… — пробормотал лесничий, отводя глаза в сторону.
Малфой-младший ойкнул и зажал рот рукой.
— Что? — недоуменно спросил Рон. — Чего ты…
— Ме-ерлинова борода…. — Драко закусил губу. — Хагрид, я сейчас же пойду писать письмо родителям, чтобы они и думать не смели ни о чем таком…
— Ладно, не важно. Чаю-то будете, что ли?
Поттер облегченно вздохнул: если Хагрид переключился на чай, значит, все нормализуется.

Однажды пламя Ада доберется и до вас.
Торент - трекер BattleKnight Травиан
Спасибо: 0 
Профиль
Mamont
Le serviteur de l`obscurité!


Сообщение: 2632
Зарегистрирован: 22.06.07
Откуда: Прямиком из Ада., Алушта
Репутация: 15
ссылка на сообщение  Отправлено: 12.12.09 22:31. Заголовок: Глава 6. Предзнамено..


Глава 6. Предзнаменования.

От лесничего Гарри, Рон и Драко ушли почти перед самым ужином. Да и то, будь их воля — мальчики посидели бы у него до самого отбоя, но Хагрид ни с того ни с сего вспомнив о том, что времена нынче неспокойные, решил самолично довести троих слизеринцев до Большого Зала. В общем-то, никто не ожидал от него столь резкого перехода от уже почти трехчасовой лекции о сфинксах и мантикорах к недовольному бурчанию по поводу дементоров, от которых, по мнению все того же Хагрида, особого проку не было — одно расстройство в прямом и переносном смыслах.
В результате к ужину мальчики пришли одними из первых. Постепенно стали подходить и остальные студенты — кто-то группами, кто-то поодиночке. Некоторые даже осмелились явиться на ужин в компании библиотечных книг — этих счастливчиков (а точнее — любимчиков мадам Пинс) легко можно было отличить от основной массы учащихся благодаря тому, что их фолианты периодически вспыхивали бледно-желтым светом наложенных чар, защищающих от физических повреждений.
Где-то ближе к концу ужина в Большом Зале наконец-то появились старосты Слизерина, в очередной раз куда-то запропастившиеся сразу после сдвоенного урока зелий у семикурсников. Алекс Розье, в красках описывавший как, сколько и за что Снейп снимал баллы с Гриффиндора, прервал свой рассказ.
— Ну? Получилось? — спросил он.
— А то! Посмотри на преподавательский стол и сразу все поймешь, — самодовольно усмехнулся Мальсибьер. — Я же говорил — моя мстя будет ужасной! Можешь мне памятник ставить. Теперь я даже не сомневаюсь, что автоматом получу зачет по Чарам на ЖАБА.
— Во-первых, не мне, а — нам, — перебила его Катрин, — поскольку Флинт тоже не в носу ковырял, пока ты пытался накладывать заклинание на дверь кабинета Блэка…
— Стоп, ребята, по-моему, я пропустил что-то очень интересное, — к ним повернулся Монтегю. — При чем тут Блэк и дверь его кабинета? И, кстати, Мальсибьер, ты будешь или нет себе сосиски брать? Между прочим, есть хотят все!
Дерек на попытки товарища стащить прямо у него из-под носа блюдо с сосисками протестующее замычал.
— Вы еще передеритесь, — снисходительно сказала Катрин, решив

Однажды пламя Ада доберется и до вас.
Торент - трекер BattleKnight Травиан
Спасибо: 0 
Профиль
Тему читают:
- участник сейчас на форуме
- участник вне форума
Все даты в формате GMT  3 час. Хитов сегодня: 1
Права: смайлы да, картинки да, шрифты да, голосования нет
аватары да, автозамена ссылок вкл, премодерация откл, правка нет



Создай свой форум на сервисе Borda.ru
Текстовая версия



Снарри-форумЯмаSnape UnsnapedRussian Fan Fiction HistoryСказки...Семейные архивы СнейповКлуб Любителей СойераТайны темных подземелий
УсадьбаВидения Хогвартсафемслеш и юриДомианаСайт о Гарри Поттере.Всегда самые горячие новости. Отряд Дамблдора ждет тебя!Библиотека фанфиковХогвартс Нэт