On-line: гостей 0. Всего: 0 [подробнее..]
АвторСообщение
Aleera
Леди Тенебрарум


Сообщение: 15
Зарегистрирован: 27.06.07
Репутация: 1
ссылка на сообщение  Отправлено: 08.08.07 21:07. Заголовок: Темные Волшебники. Ч. 1. Триада. (23-28)


Название: Темные Волшебники. Ч. 1. Триада (1-10) (11-17) (18-22) (23-28) (29-31)
Бета: Габриэлла Эстера
Автор: Aleera (Chirsine)
Пэйринг: ГП\ГГ, ДМ\БЗ, РУ\ЛЛ, НП\ДУ
Жанр: romance, adventure
Направление: Гет
Рейтинг: PG-13
Самари: Если бы все повернулось иначе и у Гарри Поттера был бы брат? Каким бы стал мир? Величайшие темные волшебники из ныне живущих объединяются против своего собрата, возжелавшего власти.
Размер: Макси.
Статус: Закончен.

Обсуждение: Сюда

Aleera@lady Chirsine Спасибо: 0 
Профиль
Ответов - 6 [только новые]


Mamont
Le serviteur de l`obscurité!


Сообщение: 2613
Зарегистрирован: 22.06.07
Откуда: Прямиком из Ада., Алушта
Репутация: 15
ссылка на сообщение  Отправлено: 12.12.09 22:12. Заголовок: Глава 23. Ловец сбор..


Глава 23. Ловец сборной Слизерина.

После выполнения домашних заданий и сытного ужина в Большом Зале Рон Уизли и Гарри Поттер поднялись в спальни второкурсников.
— Говорил же, МакГонагалл его до ночи держать будет, — бурчал Поттер, всыпая на кровать еще не вернувшегося с отработки товарища гору пирожков. — А голодный Малфой — вдвойне злобный Малфой.
Рон, зарывшись в справочники по зельям всех мастей, буркнул что-то утвердительное.
— Слушай, а где дневник Риддла? — наконец поинтересовался он. — Я у себя смотрел — нету.
— У меня тоже, — отозвался Гарольд через некоторое время. — Так он у нашего белобрысого друга, наверное, лежит. Тот же его вчера вечером последним в руки брал.
— Ладно, вот он вернется, мы у нашего нового знакомого и спросим кое-что — не буду же я ради какого-то дневника в его вещах швыряться? Кстати, как там твой анемон поживает? — рассеяно поинтересовался Уизли, который, похоже, просто не знал, о чем еще поговорить.
— Сносно. Я его дома оставил от греха подальше — а то здесь я точно после того, как пару раз проснусь в начале пятого утра, с этим цветком что-нибудь сделаю.
— Слушай, ничего, что я у него пару листьев ободрал?
— В общем-то, ладно, но зачем тебе?
— Да тут слегка поэкспериментировать решил. Я летом умудрился-таки достать отвар из корня мандрагоры, и вот хочу кое-что сделать. Правда у меня этого отвара малюсенькая такая скляночка, так что вот теперь сижу и думаю, а может, ну его, лучше эксперименты на потом отложить и пока, на всякий случай, сохранить его?
— А, что, этот самый «всякий случай» может наступить? — спросил Гарри, выслушивая очередной комментарий Шинзора о происходящем.
— Я прямо и не знаю, что думать, — тоскливо ответил Рональд. — У нас ведь Малфой пророческой деятельностью занялся, ты в курсе?
— Нет, — в голосе брюнета послышалось искреннее удивление.
— Прогрессируют у него способности, а из-за этого башню сносит напрочь. Все лето он мне предвещал всякие ужасы.
— Что-то я не заметил, чтобы он в обмороки падал и что-то там пророчил.
— Так я этот твой амулет слегка подкорректировал. Ну, усилил его немного. Вот Драко в предсказательских припадках и не бьется.
На лестнице послышался чей-то топот и громкие голоса.
— Нотт с Эйвери и остальными, — определил Рон. — Видимо, они все-таки достали своими воплями Мальсибьера, и он их спать отправил.
— Опять, наверное, первокурсникам страшилки рассказывали, — ухмыльнулся Поттер.
Орава развеселившихся второкурсников ворвалась в комнату. Откуда-то из-под кроватей достали наборы игры в плюй-камни, колоды взрывающихся карт, и спальня мгновенно погрязла в веселом хаосе.
Ближе к восьми в спальне объявился Драко Малфой. Вид у него был слегка помятый. Собираясь что-то сообщить своим друзьям, он случайно заметил уже порядком поостывшие пирожки с капустой и мясом.
— Ну, надо же, догадались мне с ужина прихватить, — произнес он с набитым ртом. — Так, в общем, Уизли, купи себе напоминалку, иначе последствий твоего приступа склероза я просто не вынесу.
— Страдалец ты наш! — фыркнул Рон.
— Да вы просто не представляете, что мне пришлось вытерпеть за это время!
— Конечно, не представляем, а ты не травмируй нашу слабую детскую психику подробностями и просто скажи: куда ты заныкал дневник Риддла?
Драко на него глянул как на сумасшедшего и жестами стал ему что-то объяснять.
— Не понял, — честно ответил рыжий мальчик.
Сделав мощное глотательное движение, Малфой рявкнул на него:
— Ты соображаешь, что говоришь? Тут же народу полно!
— Ну и что? Когда тебе приспичит, значит, можно и в Большом Зале в нем у всех на глазах писать, а когда нам нужно — извините-подвиньтесь!
— Тише, успокойтесь. Малфой, ты не прав — в таком шуме нам как раз таки никто не помешает, и, раз уж у тебя взыграла паранойя, никто не подслушает. Так что доставай дневник живее.
С очередным пирожком в зубах, Малфой-младший полез под кровать — в свой чемодан. Оттуда он выбрался через несколько минут с крайне озадаченным видом. Поковырявшись в своей тумбочке, а затем, напоследок, посмотрев еще и под подушкой, Драко констатировал:
— Дневника нет.
— Что? — вскинулся Рональд.
— Ну, я имею в виду — его у меня нет. Может, он у вас с Поттером?
Рон и Гарри синхронно помотали головой.
— Тогда все очень плохо, — Малфой уселся на вытащенный из-под кровати чемодан. — Я-то думал, это вы его взяли….
— Так, давайте думать логически. Малфой, ты куда положил дневник, после того как брал его в последний раз? — Гарольд, вместе с возмущенно шипящим руноследом включились в разговор.
— Ну, вроде в чемодан.
— Не «вроде», а «точно».
— В чемодан, говорю же.
— А теперь его там нет. Посмотри, остальные вещи в нем так же лежат, как раньше?
— Так откуда я знаю? Я сейчас этот дневник искал и все вверх дном перевернул.
— Думается мне, его точно кто-то стянул, — покачал головой Уизли.
— Об этом мы уже догадались, — отрезал Драко, недовольный тем, что дневник Риддла украли именно из его вещей.
— Ну, тогда надо выяснить, кто это сделал.
Блондин демонстративно фыркнул.
— А что такого? — обиделся Рональд. — Я же знаю, что у тебя чемодан особыми чарами защищен — вот и проверь, кто их взломал.
Малфой сразу полез разбираться с чемоданом.
— Э-эх, жалко, что сам дневник любую магию отталкивает, — пыхтел он, склонившись над своими вещами. — А то бы мы его просто манящими чарами обратно призвали…
— Ну, какие результаты? — поинтересовался Гарри.
— Их полное отсутствие. Всей моей защиты как будто и не было — настолько ее аккуратненько сняли.
— То же самое было на платформе, когда Добби заблокировал магический барьер, — задумчиво произнес Рон.
— Вообще-то он просто снял все связующие чары…
— Вот и я об этом! Тогда ведь тоже следов никаких не нашли — решили, что просто срок действия заклинаний истек.
— Вы хотите сказать, что это опять Добби? — переспросил Малфой-младший. — У него снова взыграло желание нас от чего-нибудь уберечь?
— М-да, отвратительная ситуация… повезло тебе с домовиком…
— Наверное, его Люциус попросил с собой дневник прихватить, — сказал Поттер. — Помните, что он написал?
— Ну-ну, а может, стоит у него спросить?
— Да ничего он не ответит, — отрезал Драко, — конспиратор чертов!
— Знаешь, Малфой, по-моему, все дело в том, что у тебя руки кривые.
— Чего, пардон? — блондин от такого заявления даже опешил.
— Ты, наверное, опять опознающие чары неправильно наложил, вот мы ничего найти и не можем, — ехидно продолжил Рон. — Так что сделай доброе дело — найди Дерека и приведи сюда, он-то все умеет.
Слегка ошалевший после такого высказывания Малфой безропотно отправился в гостиную.
— Чего ты его так приложил-то? Пожалел бы аристократические гордость и самомнение, — хмыкнул Гарольд.
— Да ну, у него действительно все лето эти чары опознавания не выходили, а на платформе — это так, случайно получилось. И, к тому же, надо нашим старостам сообщить о таком вопиющем факте кражи.
— Только что вы распинались по-поводу той же конспирации, а тут уже собрались высшие инстанции к делу привлечь. Одному Мерлину известно, Добби это сделал или нет. Зачем балаган из этого устраивать?
— Перепроверить надо, — упрямо возразил Уизли. — К тому же мы не обязаны Мальсибьеру говорить, что пропал именно дневник темного мага, пятьдесят лет назад учившегося в нашей школе, — так, книжечка какая-то. Да и сам он направо налево о внутрифакультетских делах не болтает…. Я вообще не уверен, что дневник взял именно Добби — слишком уж простой это вариант. Так ведь и все наши проблемы на него одного свалить можно.
Через некоторое время в спальне второкурсников объявился недовольный староста, которому что-то втолковывал Малфой.
— Да что за бред? — возмутился Дерек. — Никто из слизеринцев не станет красть у своих! Ты эту свою книжку, наверное, просто потерял где-то.
— Да говорю же — не терял я! Она в чемодане лежала! А он, между прочим, находился под защитными чарами!
— И что, их сняли?
— Да!
Мальсибьер задумчиво уставился на малфоевский чемодан.
— А что хоть за заклинания-то ты наложил?
Драко ему что-то тихо сказал. У старосты в недоумении приподнялись брови.
— Ну, извини меня, об этих чарах слышали от силы человек десять из всей школы, за вычетом, конечно, преподавателей, — больно уж древние они и неудобные. А уж что касается того, как их снимать…. Я так думаю, твою книжку точно забрал этот домовой эльф — они отлично умеют напрочь сносить любую защиту. Раз уж ты говорил, что отец так из-за этой книженции переполошился, то он, наверное, эльфа этого для того и послал, чтобы он книжку с собой прихватил.
Рон тяжело вздохнул.
— Вот так вот. Слушай, Дерек, а все равно, наколдуй опознавательные чары, а? Нам от этого спокойней будет.
— Значит, своим не доверяете? — подозрительно спросил Мальсибьер.
— Доверяем, но проверяем, — успокоил его Гарри.
Повторная «экспертиза» дала тот же результат — никаких следов.
— Ну, удостоверились? — поинтересовался староста. — Ладно, я пошел.
Мальчики переглянулись.
— И что ты там говорил про то, как я заклинания накладываю? — сощурившись, переспросил Драко.
Уизли от него отмахнулся.
— Короче, предлагаю пока принять версию о том, что это был домовик.
— Но ты все равно думаешь иначе, — кивнул Гарольд. — Это мы уже знаем. Кстати, Драко, я, конечно, понимаю, что ты у нас жертва отработок и все такое прочее, но от домашних заданий тебя никто не освобождал. Рекомендую сделать хотя бы чары и трансфигурацию — ЗоТИ завтра все равно нет.

* * *

Приблизительно через неделю, во время завтрака, с Гарри Поттером произошла приятная неожиданность. Точнее, «неожиданностью» то, что Гермиона Грэйнджер с совершенно серьезным лицом уселась рядом с Гарольдом за слизеринский стол, было только для Драко и Рона. Сам Гарри даже и не удивился происходящему. И вообще, выяснилось, что гриффиндорка и, по-совместительству, лучшая подруга Джереми Поттера, стала подозрительно приветливо относиться к «слизеринскому трио». В результате, Малфой и Уизли стали подтрунивать над своим другом, шутливо предлагая ему поскорее обвенчаться с мисс Грэйнджер и получить, таким образом, шпиона в стане врага. Поттер милостиво на все эти «ребячества» внимания не обращал
Ко дню отбора новых игроков в сборную Слизерина, который Флинт назначил на третий четверг сентября, весь факультет буквально стоял на ушах. Первокурсники горестно вздыхали по-поводу упущенных возможностей, а вместе с ними, как ни странно, окончательно скис и Драко Малфой.
— Малфой, ты чего такой грустный? — поинтересовался Рон, когда мальчики после обеда отправились вслед за Маркусом на квиддичное поле.
Блондин что-то пробурчал и в дальнейшем ни на какие вопросы не отвечал.
Флинт оглядел собравшихся на поле слизеринцев. Из старой гвардии их осталось только трое: он сам, да еще и Пьюси вместе с Монтегю — остальные в прошлом году уже окончили школу.
— М-да… так, отбирать будем нового ловца, вратаря и загонщиков. Может еще и одного-двух запасных. Поэтому, давайте вы облегчите и себе и мне работу — разобьетесь по кучкам: кто на какое место будет пробоваться. Заранее всем премного благодарен за этот жест доброй воли.
Пьюси вынес на поле ящик с мячами, достал из него квоффл и «отцепил» из их креплений бладжеры, которые сразу же взвились в воздух, как две миниатюрные ракеты.
— Так, сначала разберемся с вратарем, а заодно и с загонщиками — убьем одним выстрелом двух зайцев, так сказать, — сообщил капитан сборной и практически тут же отослал куда подальше с поля семикурсников, во главе Домиником Эйвери, мотивировав это тем, что ему игроки на один год не нужны.
— Значит, вот как сделаем: мы трое, — Маркус указал на двух действующих охотников и себя, — поднимемся в воздух. Вместе с нами взлетит предполагаемый вратарь, плюс еще двое, те, кто собираются стать загонщиками. Первых двух кандидатов в усмирители бладжеров я выберу сам — Уизли и Малфой.
Со страдальческим лицом Драко уселся на новенький «Нимбус-2001». Вместе с ним, с куда большей радостью, на метлу взобрался Рон. К ним присоединился один из четверокурсников со звучной и многим известной фамилией Руквуд, собиравшийся пробоваться на место вратаря.
— Эй, Поттер, не хочешь в команду? — спросил Маркус, глядя, как второкурсник спокойно усаживается на трибуну со своей любимой «Историей Магический Искусств».
— Нет, спасибо, — мальчик отрицательно мотнул головой.
— Ну, как знаешь. Тогда, ребята, группируемся над центром поля.
Шестеро слизеринцев, все на новых «Нимбусах», которые Малфой-старший подарил команде, зависли над центром поля.
— Алистер, лети к вон тем кольцам, — скомандовал Флинт. — Порядок такой: мы попытаемся забить тебе десять-двенадцать голов. Твоя задача, естественно, не дать нам этого сделать. Малфой и Уизли в это время будут разбираться с бладжерами… э-эх, повезло же мне — большую часть команды заново набирать…
— Не дергайся, мы все устроим как надо, — ухмыльнулся Монтегю.
После первых трех пропущенных Алистером Руквудом голов оптимизма у Монтегю и Пьюси поубавилось. Флинт уже был готов в голос проклинать окончившего школу Блетчили, который, по его мнению, был вратарем из вратарей и мог поймать абсолютно любой гол.
В результате, еще через пятнадцать минут Алистер, с результатом девять из двенадцати, что, в сущности, как уверяли Маркуса все оставшиеся на поле слизеринцы, очень даже хорошо, спустился на поле.
— Малфой, Уизли, тоже спускайтесь! Загонщиков из вас делать бесполезно — десять минут с одним-единственным бладжером маялись, причем, оба чуть с метлы не навернулись, хотя вроде бы нормально летаете! А погоди-ка, нет, Уизли, пулей лети к воротам — посмотрим, чего ты стоишь на месте вратаря. Ты уж, Драко, сиди на трибуне, пока я не начну пробы на ловца.
Понурый Малфой только пожал плечами и уселся на скамью рядом с Поттером, то и дело поглядывающим на поле.
Трое охотников снова поднялись в воздух, взяв с собой еще двух возможных загонщиков. Первые пять мячей Рональд взял, что называется «влет», а вот ближе к концу расслабился и пропустил аж четыре гола и на землю опустился с результатом восемь из двенадцати.
— Пока что, исходя из предварительных выводов, в основной состав войдет Руквуд, а Уизли будет запасным. Что касается загонщиков, то на поле покамест останется Сандерс. Беркан и Боул могут идти. Извините, парни, но квиддич — это совершенно не ваша стихия. В пару к Сандерсу пойдет… да-да, Энни, я честный капитан и никакой дискриминации не устраиваю… а вот ты и пойдешь. Значит так, Сандерс и Грисер — загонщики, вратарь — Уорин.
Промаявшись так еще около часа, Флинт, наконец, разобрался со всеми желающими стать вратарем или загонщиком сборной Слизерина.
— Фу-ух, — привалившись к деревянному основанию трибун, Маркус Флинт отдыхал, попивая кем-то милостиво наколдованный лимонад. — Ребята, без обид, но я все решил так: как я уже сказал, вратарь — Алистер Руквуд, запасной — Рон Уизли. Загонщиками будут Джек Сандерс и Энни Грисер. Только Энни, я тебя умоляю, чтобы в день матча у тебя не случилось каких-нибудь неприятных неожиданностей, последствия которых для команды будут совершенно фатальными. Что значит, «что я имею в виду»? Ты прекрасно знаешь, какая у вас всех девчонок в случае чего любимая отговорка. Так вот, Энни, с квиддичем это не прокатит. Если придется, я тебя из замка под «Империо» на поле поведу. Понятно?
Девушка фыркнула в ответ.
— Значит, понятно. Так, осталось только выбрать ловца. Сейчас наши будущие ловцы будут по двое взлетать и пытаться поймать снитч. Малфой, ты меня слышишь? Твоя очередь пришла! Вместе с вами в воздух поднимемся мы — трое охотников, наши новые загонщики, все мячи и… Гарри Поттер — будем вам очень активно мешать. Поттер, дуй сюда, говорю! Меня твое мнение не волнует — все равно я должен хоть примерно знать, как ты летаешь, чтобы рассчитывать на тебя в самый последний из всех последних случаев. Да не беспокойся, не будешь на место ловца пробоваться, если так уж не хочешь.
Последующие двадцать минут остальные слизеринцы прохлаждались на поле, поскольку между Гарольдом и Маркусом разыгрался жаркий спор по-поводу полетов. В конце концов, Поттер шестикурснику уступил и, взяв один из «Нимбусов», поднялся в воздух.
— Так-с, сколько вас там… четыре… шесть… ага, как раз восемь. Ну, так вот, отбирать будем по степени убывания — сейчас по очереди взлетят все четыре пары, потом — те, кто поймал снитч в первый раз, а потом уже выберем лучшего.
Приблизительно еще через полтора часа, когда на улице уже окончательно стемнело, Флинт совершенно умаялся (чему в большей степени способствовал Гарри Поттер), и, прервав последнюю «воздушную баталию» между Малфоем и одним из шестикурсников, объявил, что он устал и ему еще домашнее задание делать надо. А вообще, ловцом будет Драко Малфой. Те же, кто с его решением не согласен, пусть сам занимает капитанскую должность и заново набирает всю команду. Все возражения в связи с этим сразу стихли.
В субботу Маркус Флинт вывесил расписание тренировок сборной, и по гостиной Слизерина снова пошли ученические «волнения», из-за того, что капитан назначил четыре тренировки в неделю по три с половиной часа каждая, а такое обычно происходило только в какой-нибудь форс-мажорной ситуации. Например, перед матчем с незабвенным Гриффиндором. Так что Рон Уизли и Драко Малфой были вынуждены все свои дополнительные занятия срочно переносить на четные дни недели — вторник, четверг и субботу, в том числе, пришлось просить Снейпа, чтобы он перенес дуэли. Третий «дуэльный час» теперь выпадал на субботу, так что отдохнуть в выходные несчастным жертвам квиддича не удавалось. Самое интересное было в том, что в воскресенье в полночь у слизеринцев-второкурсников была астрономия. С Гриффиндором, как водится. И по этому, измочаленные донельзя ловец и запасной вратарь (как сказал Маркус, то, что он только запасной, от тренировок и общей ответственности за команду Рона не освобождает) на занятиях профессора Синистры отсыпались или, продирая слипающиеся глаза, делали домашние задания по другим предметам.
Поэтому, когда у направлявшихся в сторону квиддичного поля на очередную воскресную тренировку слизеринцев возникли некоторые проблемы, никто из них особого сожаления не испытал. А эти самые проблемы заключались в том, что поле на данный момент было занято гриффиндорцами, и Оливер Вуд, похоже, заметил приход команды змеиного факультета. «Львы» спешно опустились на землю и, с истинно гриффиндорским порывом, быстрым шагом направились к своим соперникам. Впереди, наравне в Вудом и с таким же возмущением на лице, вышагивал Джереми Поттер.
— Здравствуй, Маркус, — судя по тону капитана гриффиндорской команды, желал он чего угодно, но не того самого здравия. — Позволь спросить, что вы тут делаете?
— Пришли на тренировку, — спокойно ответил Флинт.
— Но мы уже заняли поле!
— Ничего, оно достаточно большое — все поместимся, — похоже, сегодня шестикурсник-слизеринец был настроен на мирный лад.
— Судя по твоему лицу, Поттер, тебя что-то беспокоит, — из-за спины капитана показался Драко Малфой.
Джереми на него удивленно вылупился, растеряв заготовленные слова.
— Скажем, тебя, наверное, очень интересуют наши новые метлы. Между прочим, это «Нимбус-2001». Не то, что ваши допотопотные «Чистометы». Видимо, Джеймс Поттер оказался не настолько щедр, чтобы посадить вас на приличные метлы.
— Зря ты это ляпнул, — тихо прошипел ему подошедший Гарольд. — Теперь жди для нас больших проблем.
— А ваши «Нимбусы», наверное, Люциус Малфой купил, так? Тогда понятно, что при полном неумении летать ты делаешь в команде. Эй, Флинт, думаешь, раз у вас такие метлы и Малфой в придачу, значит, все матчи уже куплены? Ошибаешься!
— Я так и знал, что манерам тебя не обучили. Поэтому попридержи свой язык, пока разговаривают взрослые люди, — холодно произнес Маркус. — Вуд, у нас официальное разрешение от профессора Снейпа проводить тренировки по воскресеньям с половины третьего до семи.
— Это наше поле, — процедил сквозь зубы Джереми.
— Вот сначала заверьте это непосредственно у МакГонагалл, а потом и выражайте недовольство, — отрезал Гарри.
С поля показались еще четверо Гриффиндорцев — печально известные Дэви Маркс и Терри Робертс, а вместе с ними Гермиона Грэйнджер, почти сразу же дружественно махнувшая рукой Гарольду, и рыжеволосая веснушчатая девчонка.
— Джинни, — тихо произнес Рон Уизли, предпочитавший двум своим старшим братьям на глаза не показываться и скромно оставаться за спинами Пьюси и Монтегю.
«Крыс», заметив пополнение в своих рядах, охамел окончательно:
— Флинт, рекомендую вам отсюда убираться, причем немедленно. Поле — наше, и тренироваться на нем будем мы!
— Джереми, тебе не кажется, что раз у них официальное разрешение от профессора Снейпа, уйти с поля должны именно мы? — громким шепотом произнесла мисс Грэйнджер.
Ловец Гриффиндора покраснел до корней волос.
— Гермиона, мы ведь уже на эту тему говорили… — начал он.
— Грэйнджер, не лезь, — внезапно резко осадила ее Джинни Уизли, — мы не должны перед этими слизеринцами ковровой дорожкой стелиться! Джереми прав!
— Это кто тут недоволен? Рыжая малявка? Очередная поклонница Великого и Могучего Джереми Поттера? Интересно, Крыс, а чем ты ее так к себе расположил? Поделись секретом, а? — Малфой многозначительно глянул на гриффиндорца. Тот тонкой иронии не понял и гордо надулся. Слизеринцы, намек Малфоя-младшего прекрасно понявшие, засмеялись.
Разозленная Джинни попыталась проклясть Малфоя, но его быстрая реакция обратила действие заклинания против самой первокурсницы: у нее на щеках выступила россыпь безобразных прыщей.
— Упс, Уизли, извини, — ухмыльнулся Драко. — Но, думаю, такой ты своему Крысенышу даже больше нравишься!
Девочка разрыдалась и убежала в замок.
— Как ты посмел! — взревел Джереми, заглушая возмущенный ропот других гриффиндорцев своим воплем. Он рванулся в сторону Малфоя-младшего, но его совершенно случайно задела локтем Гермиона, и, если бы не отточенная реакция ловца, полетел бы «Крыс» прямехонько носом в грязь.
Слизеринцы снова обидно загоготали. Оливер Вуд покраснел и, что-то буркнув своим, направился к входу в школу. Задержалась одна Гермиона. Теперь уже смешки среди членов «змеиной сборной» пошли по поводу Гарри Поттера и его «подружки».
Презрительно фыркнув на подначки Малфоя и кивнув остальным, Гарри и Гермиона удалились на прогулку до хагридовой хижины.

* * *

— Ну, и как? — поинтересовался Поттер, забирая у девочки сумку с книгами.
— Все так же. Ты ведь сам видел — причем так постоянно. И, что самое главное, Джерри сам за ней бегать готов! — гриффиндорка пожала плечами. — И знаешь, когда он меня в вашей компании видит, явно раздражается, а стоит только мне все это прекратить, как снова носится со своей Джинни, как с писаной торбой.
— М-да, что-то невеселые дела выходят. Может, хватит тебе уже над собой измываться, а, Гермиона? Не надоело еще за Джереми бегать? Ты же помнишь, как он в конце прошлого учебного года поступил.
Девочка поморщилась.
— Ничего не могу с собой поделать, — произнесла она, наконец.
— Слушай, я ведь от своего обещания тебе помочь не отказываюсь, но от всех этих притворств тебе же хуже становится — ходишь вся бледная, нервная, осунувшаяся.
— Да ладно…
— Я вообще сильно сомневаюсь, что все твои придумки как-то помогут привлечь внимание моего братца, — Поттер задумчиво посмотрел в сторону озера. — Видимо, ему эта Джинни очень уж понравилась. Ты, конечно, не обижайся, но ты ему, кроме как постоянный источник для списывания домашних работ, больше не нужна.
Грэйнджер на это ничего не ответила.
— Ладно, мы все равно уже почти пришли. Здравствуй, Хагрид!
Из хижины высунулся лесничий.
— Гарри, Гермиона, заходите! На улице прохладно, я вам сейчас чайку горячего сделаю.
— Одно из достоинств Хагрида — это его умение заваривать классический черный чай, — продекламировал Поттер.
— Чего это ты мне такие комплименты раздаешь? Заходи быстрее, — полувеликан явно смутился. — Ну, рассказывай давай, что да как. Я, вот, приятелей твоих давно не видел, пропадают-то где они постоянно?
— Они на квиддичном поле безвылазно сидят, — фыркнул Гарольд, наблюдая, как Хагрид ставит на плиту свой гигантский чайник, а Гермиона устраивается на скамье. На колени к Гарри сразу положил свою огромную голову волкодав Клык. — Флинт, видимо, окончательно озверел и теперь каждую свободную минуту выгадывает, чтобы кого-нибудь из наших игроков на поле согнать. Рон теперь к Флитвику на дополнительные занятия уже почти не ходит — он и с алхимией-то едва успевает, да с обычными домашними заданиями…
— Э-э-э, а как там эти ваши… ну… — лесничий явно пытался подобрать правильные слова.
— Попытки вернуть расположение Джереми к мисс Грэйнджер? — ехидно переспросил Гарри. — Да никак.
— Все-таки, эта, не хорошо он поступает, — заметил Хагрид. — Не дело все это — так к хорошему другу относиться. Я, эта, полностью на вашей стороне.
Гермиона густо покраснела.
— Спасибо, Хагрид.
— Ты девочка умная, прилежная, авось и он поймет….
— Все-все, мы тебя поняли, — прервал его Поттер. — А у тебя-то самого как дела? Как у живности нашей? Я в Лесу уже недели две-три не был.
— Да так, ничего. Вон, недавно эта ваша Джинни заходила. Девчонка, ничего, вроде, тоже хорошая, но что-то ее иногда заносит… — полувеликан, налил своим гостям чаю.
— Э-э… а как тебе наш новый преподаватель по Защите? — как бы невзначай спросил Гарольд, видевший недавно Локонса возле хижины.
— Да, я если честно, уже собираюсь пойти и Дамблдора спросить, зачем он этого Локонса нанял, да! Приходил тут ко мне, все про книги свои толковал, что он, там, мол, изгонял кого-то, еще что-то делал. А по нему, ну, эта, никак не скажешь, что все, про что он понаписал, прямо так и совершил.
— А что он к тебе-то приходил?
— Да пытался меня учить, как тыквы выращивать правильно. Ну, на кой Мерлин мне его советы? Вот я ему и объяснил, что без его помощи обойдусь. По-моему, преподаватель из него, как из козла садовник.
— Хагрид! — возмущенно воскликнула Гермиона.
— Чего? — невинно отозвался лесничий. — А что я такого сказал?
— Профессор Златопуст Локонс очень хороший преподаватель!
— Знаешь, Гермиона, если бы ты не была влюблена в моего брата, я бы точно решил, что ты без ума от этого Локонса, — проникновенно произнес Гарольд.
— Да ну тебя! — смущено воскликнула девочка.
— Ну, эта, так насчет живности рассказать тебе хотел, — начал Хагрид. — Я на днях у Арагога был.
— У кого? — переспросила гриффиндорка.
— Арагога, ну, это царь племени акромантулов из Запретного Леса. Так вот, он чем-то очень обеспокоен.
— У меня Шинзор тоже последние дни буквально места себе не находит.
— Шинзор? — теперь Гермиона повернулась уже к Гарри.
— Помнишь, мы в прошлом году во время поездки в поезде разговорились? Я еще со змеей тогда был. Это мой ручной рунослед — Шинзор.
— М-да, как есть, зуб даю — происходит что-то, — подытожил Хагрид. — Причем что-то нехорошее.
Покинув общество гостеприимного лесничего, слизеринец и гриффиндорка направились в библиотеку, устроив там вместе со встретившимся им Эрни Макмилланом и Ханой Аббот консилиум по выполнению заданного профессором Макгонагалл сочинения. Причем Гарольд продолжал бросать мечтательные взгляды в сторону запретной Секции, куда он жаждал попасть еще с прошлого курса.
Ближе к семи, здраво решив, что друзья с тренировки вернутся только к ужину, Поттер в компании той же Гермионы Грэйнджер направился в Большой Зал. Но когда до огромных двустворчатых дверей оставалось пройти всего лишь несколько поворотов, Гарри внезапно остановился.
— Ты ничего не слышишь? — тихо спросил он.
— Нет, — девочка удивленно помотала головой.
— … поймать… растерзать… наконец-то… после такой долгой спячки…
— Что случилось? — настойчиво спросила Гермиона, похоже, уже не в первый раз.
— Я слышал… нет, ничего, ерунда. Забудь.
— Но Гарри…
Слизеринец быстрым шагом направился к большому Залу, прежде чем она успела закончить.
За столом Слизерина уже восседали Рон и Драко, оба усталые, но более или менее посвежевшие и довольные.
— О, вернулся наш Ромео, — ухмыльнулся Уизли. — Присаживайся, герой. Рассказывай, как ваше свидание прошло?
— Какое к Мерлину свидание? — рассеянно спросил Гарри, все еще мыслями возвращаясь к тому, что он слышал в коридоре.
— А, действительно, какое такое свидание? — это уже была Блэйз Забини, которая успела навострить ушки и сесть рядом с Малфоем.
— С Грэйнджер, — глумливо протянул Драко.
Глаза первой сплетницы Слизерина и будущей невесты того же Малфоя широко раскрылись.
— А вот с этого места поподробнее.
— По-моему, у вас двоих мозги после тренировки на место не встали, — заметил Поттер. — А у Блэйз желание что-нибудь разнюхать уже контролю не поддается. Никакого свидания не было. Просто сходили в гости к Хагриду, потом в библиотеке посидели…
— Ага! Вот оно что! Теперь все ясно, — Забини упорхнула к своим подругам — обсуждать полученные новости.
— Интересно, как ей может быть что-то ясно, если даже я ничего не понял, — пробурчал блондин. — Слушай, Поттер, а если серьезно? Вы же под ручку в последний месяц только так вышагиваете.
Гарольд хмуро посмотрел на друзей.
— Ладно. Дело обстоит так: Крыс с начала сентября за твоей сестрой, Рон, хвостом ходит и на Гермиону ни малейшего внимания не обращает. Вот она и попросила меня помочь — изобразить наличие каких-нибудь нежных и высоких порывов, дабы братишка, наконец, и в ее сторону глянул. Хотя бы из чисто собственнического инстинкта.
— Чисто девчачья логика, — хмыкнул Уизли. — Значит, говоришь, Джинни у нас новая фаворитка Его Величества? То-то он так на поле взбеленился, когда Малфой ее проклял.
— Ну а вы с Малфоем почему язык за зубами держать не можете? — со вздохом спросил Гарри. — Обязательно всем все разболтать надо.
— Что поделаешь, — Драко всплеснул руками.
— Ага, интересно, что ты будешь делать, если я сейчас на весь зал спрошу….
— Все-все, Поттер, я уже замолчал! Больше не скажу ни слова!
— Свежо предание, да верится с трудом, — усмехнулся Рональд.
А на следующий день, в пятницу, на последнем уроке, которым была Защита от Темных Сил, Поттера неожиданно похвалила Гермиона.
— Гарри, ты молодец, — тихо произнесла она, пока профессор Локонс, отвернувшись от сидевших на первой парте учеников, что-то вычерчивал на доске.
— То есть?
— Ну, что Блэйз рассказал. У нас в Гриффиндоре теперь все уверены, что ты меня на свидания приглашаешь. Джереми ходит красный, как рак, от злости.
— А! Знаменитая агентурная сеть Блэйзи Забини начала свою активную работу? Кто у вас там «по секрету всему свету» рассказал? Браун и Патил?
— Да. Знаешь, даже я сама лучше бы не придумала!
— Мерлин, мне твоя увлеченность этой идеей уже натуральную манию напоминает.

Однажды пламя Ада доберется и до вас.
Торент - трекер BattleKnight Травиан
Спасибо: 0 
Профиль
Mamont
Le serviteur de l`obscurité!


Сообщение: 2614
Зарегистрирован: 22.06.07
Откуда: Прямиком из Ада., Алушта
Репутация: 15
ссылка на сообщение  Отправлено: 12.12.09 22:13. Заголовок: Глава 24. Берегитесь..


Глава 24. Берегитесь, враги Наследника!

Жизнь в замке вошла в прежнее русло: квиддич, уроки, библиотека, посиделки в гостиных… Мало кто понял, что, собственно, уже подходит к своему логическому завершению второй осенний месяц — октябрь. Может быть потому, что на улице почти постоянно держалась теплая, солнечная погода, напоминавшая больше не о скором приходе зимы, а о до сих пор не ушедшем лете. Скоро должен был состояться первый матч сезона: Слизерин-Когтевран, а за ним, с разницей в неделю, воздушная баталия между Гриффиндором и Пуффендуем. Поэтому, не понаслышке знавшие грозный нрав Маркуса Флинта и его жесткую игру, когтевранцы буквально дневали и ночевали на поле, ползая по замку, как сонные мухи.
Тридцать первого октября, в Хэллоуин, погода, как назло, испортилась, да, причем, так, что половине школы, мгновенно простывшей на ледяном ветру, срочно потребовалось бежать к мадам Помфри в Больничное крыло. Ближе к обеду, успевшие продрогнуть на зельях и УЗМС студенты уже не могли мечтать ни о чем ином, кроме как устроиться в гостиной, закутавшись в плед, поближе к огню и блаженно попивать горячий чай.
Изобретатели-шестикурсники из Слизерина пошли еще дальше: дружно собравшись в гостиной, они попытались наложить на стены мощные греющие чары. У любимцев профессора Флитвика все вышло на редкость удачно — в подземельях такой жары не было давно. Со времен Основателей, наверное.
Поэтому настроение ко времени праздничного банкета у всех было приподнятое, и, с чувством гордости за свою слизеринскую гениальность, весь факультет в семь часов направился на ужин. Большой зал к этому времени был традиционно украшен большими тыквами со свечами внутри, парящими над столами. Под потолком парили стайки летучих мышей. Не было только хогвартских привидений, которые, вообще-то, в большинстве своем предпочитали этот праздник не пропускать.
— Как думаете, где они все? — поинтересовался кто-то из старшекурсников.
— Слышал, вроде, у кого-то из них Юбилей Смерти, вот все и там, наверное. Отмечают, — пожал плечами Дерек Мальсибьер, который, как иногда казалось, знал абсолютно обо всем, что творится вокруг.
— Юбилей Смерти? — заинтересованно переспросил Гарри.
— Ну, да. У призраков это что-то вроде дня рождения — отмечают дату своей смерти. Куча их народу собирается, юбиляру дарят подарки… в общем — веселятся. По-своему, правда. Я как-то был на одном таком Юбилее. Это было года четыре назад — справлял его наш Кровавый Барон. Специфический праздник, я бы сказал. На любителя.
— Может, стоит сходить и посмотреть, что это за Юбилей Смерти? — протянул Драко, задумчиво поглядывая на товарищей.
— Сходите, — староста пожал плечами. — Только лучше ничего не есть из того, что там подают, и прихватить с собой затычки для ушей, когда оркестр призраков решит исполнить какую-нибудь мелодию. Кстати, этот Юбилей как раз должен проходить где-то в наших подземельях.
— Интересно, а призраки там не изжарились после того, что вы устроили?
— А им-то что? На том свете, знаешь ли, как-т

Однажды пламя Ада доберется и до вас.
Торент - трекер BattleKnight Травиан
Спасибо: 0 
Профиль
Mamont
Le serviteur de l`obscurité!


Сообщение: 2615
Зарегистрирован: 22.06.07
Откуда: Прямиком из Ада., Алушта
Репутация: 15
ссылка на сообщение  Отправлено: 12.12.09 22:13. Заголовок: Глава 25. Слизерин-К..


Глава 25. Слизерин-Когтевран.

На следующее утро о происшествии с миссис Норрис знала вся школа. Большинство студентов находились в полнейшем шоке, во многом, даже, благодаря тому, что сам Аргус Филч постоянно прибывал где-то недалеко от «места преступления». Причем, по какой-то неведомой причине, Джереми не растрезвонил на весь Гриффиндор, что Рон Уизли эту самую кошку благополучно вернул из оцепенения в здравое состояние. Поэтому, когда ближе к вечеру какой-то загулявший четверокурсник-пуффендуец внезапно увидел перед собой желтые глаза незабвенной помощницы Филча, а за тем и всю ее целиком, беднягу такой удар хватил, что Аргусу пришлось его буквально на себе тащить в Больничное крыло, а не в свой кабинет, как предполагалось изначально поступить с нарушителем.
Когда же пуффендуец выбрался из цепких и заботливых рук мадам Помфри, пересуды по школе пошли с новой силой. Каждому хотелось «самолично взглянуть в глаза гаду, который оживил эту проклятущую кошку». Кто-то случайно припомнил, что тем роковым хэллоуинским вечером преподаватели в кабинет Локонса отправились вместе с Джереми Поттером и его друзьями. Постоянных расспросов от однокурсников не выдержал Терри Робертс (Джереми в отличие от него молчал, как рыба) и закатил истерику, мимоходом свалив все на «Слизеринское трио» вместе с Гермионой, понарассказав еще столько всяческих небылиц, что главные хогвартские сплетницы Лаванда и Парватти буквально рыдали от восторга, пересказывая услышанное от Робертса (естественно, в собственной интерпретации и плюс еще некоторые «размышления» по этому поводу) своим коллегам с других факультетов. Поэтому, в скором времени по школе разнесся мощный слух, что на кошку напал Гарри Поттер, заручившись поддержкой своих ближайших соратников — Рона Уизли и Драко Малфоя. Причем, согласно все той же сплетне, эти трое настолько запугали Филча, что он даже стал меньше придираться к слизеринцам, усердно делая вид, что их ночных прогулок по школе не замечает.
Как обычно, истина была погребена под толстым, непробиваемым слоем домыслов и предположений, ошибочно же за эту истину и принятых. Филч действительно к слизеринцам стал более снисходителен, но случилось это, по большей части, благодаря Рону, на которого завхоз школы теперь вообще поглядывал с истинным умилением, как будто появления такого чуда в Хогвартсе — его единоличная заслуга. Да и сами слизеринцы Рональда Уизли благодарили не раз, п

Однажды пламя Ада доберется и до вас.
Торент - трекер BattleKnight Травиан
Спасибо: 0 
Профиль
Mamont
Le serviteur de l`obscurité!


Сообщение: 2616
Зарегистрирован: 22.06.07
Откуда: Прямиком из Ада., Алушта
Репутация: 15
ссылка на сообщение  Отправлено: 12.12.09 22:13. Заголовок: Глава 26. Сварить зе..


Глава 26. Сварить зелье.

Драко Малфоя в лазарет несли как Слизеринского Национального Героя. Вокруг носилок с радостными воплями бегал Флинт, периодически мешая эти же носилки пронести вперед. Капитан слизеринской сборной был счастлив до безумия и искренне удивлялся, почему его счастье мало кто разделяет. На это ему отвечали, что в поимке снитча ничего хорошего нет — Малфой себе черт знает что переломал, и в замок может по случаю травмы «сыночка» прискакать его папаша. Маркус на это выдал гениальную вещь:
— Ну и что? Теперь я точно уверен — благодаря Драко наш факультет победит! И не важно, если он сам при этом расшибется в лепешку.
— Что сегодня и произошло, — пробормотала Энни Грисер, стараясь как можно деликатнее внешне, но, на самом деле, как можно больнее для самого Флинта выпихнуть его из Больничного крыла.
— Эй, ребята, без обид! Мы же победили! — пытался оправдаться Маркус, пока его дружно, все командой, выдворяли на лестницу.
Вахту над Малфоем-младшим приняла мадам Помфри. Она поохала, поахала, повозмущалась (как положено всякой медсестре при виде такого перемазанного в грязи, но довольного собой мальчишки) и приступила к своим непосредственным обязанностям. Помфри внимательно обследовала своего новоявленного пациента, что сопровождалось возмущенными криками последнего. Еще немного попричетав о том, что квиддич — игра опасная и ее стоит запретить, школьная медсестра (предварительно вернув юного мага в надлежащее ему лежачее положение) вручила ему бутылку с мутно-белой жидкостью и листочек с расписанием приема. Что-то типа: «в час по чайной ложке». Засим она, положившись на сознательность вверенного ей студента, отошла в другую часть лазарета, где находился ловец когтевранской команды, получивший во время матча от бладжера по самое «не хочу». В этот момент в Больничное крыло протиснулись, стараясь сильно не шуметь, Гарри Потт

Однажды пламя Ада доберется и до вас.
Торент - трекер BattleKnight Травиан
Спасибо: 0 
Профиль
Mamont
Le serviteur de l`obscurité!


Сообщение: 2617
Зарегистрирован: 22.06.07
Откуда: Прямиком из Ада., Алушта
Репутация: 15
ссылка на сообщение  Отправлено: 12.12.09 22:14. Заголовок: Глава 27. Джинни и р..


Глава 27. Джинни и рунослед.

После знаменательного урока с пикси, когда даже сам преподаватель позорно бежал вон из кабинета, оставив разбираться с синими нахальными малютками четверых второкурсников, Локонс предпочитал ограничиться пространными лекциями о своих подвигах. Спустя несколько таких уроков братья-затейники Эйвери с разных курсов решили слегка подкорректировать свое расписание и, вписав вместо ЗоТИ некий урок под названием «болтовня белобрысого придурка», успешно гуляли по территории замка, вместо того, чтобы смиренно придаваться сну на лекциях вышеозначенного «профессора». Конечно же, Катрин Лестранж их начинаний не поддержала и, скрепя сердце, сняла со своего факультета баллы, что она делала только в исключительных случаях. Не смотря на протест со стороны старосты, скоро уже большая часть шестого курса стала откровенным образом «гулять» уроки Локонса, и шестым курсом, а так же одними только слизеринцами, дело не ограничилось. Началась эпидемия «прогулов».
Свой промах Златопуст понял только к концу декабря, и, желая, по его словам, устроить ученикам подарок на рождество, профессор Локонс предложил идею дуэльного клуба. Директор эту идею одобрил, и, чуть больше недели спустя своей феноменальной во всех отношениях выходки, трое слизеринцев заметили на доске объявлений в Большом зале большой ярко-фиолетовый лист пергамента.
— И что это за гадость? — недоуменно спросил Драко, подходя ближе к доске, около которой уже толпились ученики.
— «Открытие Дуэльного клуба», — прочел Гарри Поттер. — Ну и новости! Так-так, Локонс собирается устроить первое занятие дуэльного клуба прямо сегодня. Пойдем?
— На бесплатный цирк посмотреть? Нет уж, увольте.
— А, по-моему, стоит, — пожал плечами Рон. — Смотри, здесь сказано, что помимо Локонса участвовать будет еще и наш декан, а это значит, что можно будет узнать что-нибудь интересненькое. Занятие будет после обеда, а сегодня нам все равно заняться нечем — профессор Флитвик дополнительные занятия отменил, а с тобой, Гарри, и с Гермионой я трансфигурацией занимаюсь как раз до обеда. Тебе же, Малфой, вообще делать нечего будет. Так почему бы нам не пойти?
Через пол часа после обеда, на котором Рон с довольным выражением лица рассказывал Нотту и Эйвери-младшему, что он уже кое-что может соображать в трансфигурации, а Драко вдрызг разругался с Блэйз, на удивление большая толпа учеников вернулась в главный зал Хогвартса. Обеденные столы вообще куда-то исчезли, а на небольшом возвышении, где ранее располагался преподавательский стол, находился дуэльный помост. У стены находились кресла преподавателей, где в состоянии боевой готовности (просто на всякий случай) пребывали МакГонагалл, Флитвик, Синистра, Спраут, ну, и, конечно же, Снейп. В углу скромно мялся Хагрид, так же пришедший посмотреть на дуэли.
А с помоста, белозубо улыбаясь, приветствовал студентов Локонс:
— Рад всех вас видеть! Подойдите немного ближе… так… отлично! Всем все видно и слышно? Итак, начнем. Сегодня состоится наше первое занятие в Дуэльном клубе. Я очень рад, что уважаемый директор одобрил мой небольшой проект, — преподаватель ЗоТИ поклонился Дамблдору, сидевшему на своем троне между МакГонагалл и Снейпом. — Так вот, в моем клубе вы научитесь защищать себя и окружающих в случае опасности. Будьте уверены, наши занятия не пройдут для вас даром! Ну, а моим ассистентом любезно согласился быть профессор Снейп. Прошу его подойти ближе.
Мастер зелий, мрачно глянув на Локонса, поднялся со своего места и прошествовал к помосту.
— Сейчас мы вам покажем настоящую дуэль. Мы будем использовать некоторые неизвестные вам чары, так что, несомненно, будет интересно посмотреть… И можете не беспокоиться, обещаю, что с вашим преподавателем зелий не случится ничего серьезного — я его вам верну в целости и сохранности.
— Это еще не известно — кого, куда и в каком состоянии надо будет возвращать, — саркастически ухмыльнулся Малфой, наблюдая за расходящимися в разные концы помоста профессорами.
— Уж не Снейпа точно, — поддакнул ему Гарольд.
Зельевар, точно услышав их слова, криво усмехнулся и поднял палочку.
— Внимательно наблюдайте за нашими позами, подмечайте каждую мелочь… Профессор Снейп, предлагаю начать на счет «три». Раз… два… три…
От «оглушителя» в исполнении Снейпа «профессора» ЗоТИ спасла только собственная неуклюжесть — он выронил палочку и нагнулся, чтобы ее поднять.
— Мне продолжить? — ехидно осведомился Мастер зелий.— Или вы уже сдаетесь?
— Нет-нет, дуэль продолжается, — ослепительно улыбнулся Локонс и добавил заговорщитским шепотом, так, чтобы его слышал весь зал:
— Палочку я уронил нарочно. Как вы можете видеть — иногда даже такой совершенно детский прием может спасти от заклятия.
Златопуст взмахнул волшебной палочкой и нарочито громко произнес заклинание оглушения и чары щекотки. Декан Слизерина их отбил, не сходя с места, а за тем, сделав молниеносное движение палочкой, связал своего «противника» и выбил у него из рук волшебную палочку. Локонс что-то промычал сквозь опутавшие его веревки, действовавшие, в том числе, и как кляп. Видя, что Северус Снейп его развязывать не собирается, преподаватель ЗоТИ повернулся к Дамблдору и снова что-то промычал. Правда, сначала ему пришлось «допрыгать» до своего края помоста, поскольку господин директор его просто не слышал.
— Что-что? Конечно, Златопуст, — с благожелательной улыбкой, директор Хогвартса взмахнул своей палочкой, и веревки исчезли.
— Как вы видите, — начал Локонс, потирая бывшие туго вязанными запястья, — профессор Снейп использовал чары связывания, в результате которых я был связан веревкой. Отличный ход. Конечно же, я сразу догадался, что вы хотели сделать, но ученикам полезно было взглянуть… — Снейп неопредленнно хмыкнул и гордо удалился с помоста. — Теперь я предлагаю вам перейти к самостоятельной практике. Я приглашу на помост несколько пар учащихся, чтобы они сразились прямо на ваших глазах. Первыми попрошу… так, да, вас юноша… вы староста, кажется? Перси Уизли? Встаньте рядом со мной. А вторым будет… да-да, вы подняли руку, молодой человек? Хотите сразиться с мистером Уизли? А ваша фамилия… да-да, Мальсибьер. Прошу вас на помост.
— И это Локонс назвал настоящей дуэлью? М-да, похоже, Драко опять был прав. Ну, а вот сейчас точно состоится эпохальное сражение, — усмехнулся Рон. — Перси жалко — Дерек ему накостыляет… Глядите, Катрин какая бледная! Она-то знает, что у Дерека зуб на моего брата.
Оба шестикурсника заняли свои места на помосте.
— Рон, ты Блэйз и Тео не видел? — поинтересовался Гарольд, краем глаза наблюдая за тем, как старосты на дуэльном помосте обмениваются «оглушителями».
— Они, вроде, где-то в той стороне были… — рыжий мальчик неопределенно махнул рукой в сторону кучки когтевранцев.
После поисков Блэйз Забини в стане «флитвиковцев», Поттеру сообщили, что она отошла поболтать со своей пуффендуйской подружкой. В нестройных рядах Пуффендуя ее тоже не обнаружилось. Еще через пару минут, когда Перси Уизли, все еще продолжая свою дуэль с Мальсибьером, щеголял со слоновьими ушами и хоботом, Гарри обнаружил главную сплетницу Слизерина в компании Гермионы, деликатно отошедших в сторону от основной ало-золотой массы.
— О, Поттер, привет! — слизеринка подалась ему навстречу. — Очень рада тебя видеть. Не хочешь мне поподробнее объяснить, о чем это лопочет мисс «Воронье гнездо»? А то что-то я ее заумных слов не понимаю.
— Блэйз, прекрати! Я ведь тебе сказала…
— Да-да, — Забини со скучающим видом п

Однажды пламя Ада доберется и до вас.
Торент - трекер BattleKnight Травиан
Спасибо: 0 
Профиль
Mamont
Le serviteur de l`obscurité!


Сообщение: 2618
Зарегистрирован: 22.06.07
Откуда: Прямиком из Ада., Алушта
Репутация: 15
ссылка на сообщение  Отправлено: 12.12.09 22:14. Заголовок: Глава 28. Раскол. ..


Глава 28. Раскол.

Трое слизеринцев быстрым шагом направились в гостиную. Быстрым же он был благодаря тому, что Драко Малфой, на которого крестный не «вылил» целый ушат помоев, постоянно подгонял своих товарищей. Рон вообще шел только потому, что с одной стороны его за локоть схватил Драко, а с другой тот же Драко «прицепил» к нему ничего не соображающего Гарольда. Судя же по чуть ли не мерцающим и лихорадочно посверкивающим серо-стальным глазам блондина, от него в самом скором времени нужно было ждать больших проблем.
Едва дотащив своих друзей до спальни, вынужденный по дороге натянуто улыбаться другим слизеринцам и отвечать, что у них-де все в полном порядке, Малфой, буквально толкнув в сторону кроватей Поттера и Уизли, наложил на дверь самые мощные из известных ему запирающие и заглушающие чары.
— Так, — тихо произнес он. На большее красноречия слизеринца не хватило.
Рональд, несколько секунд просто простояв у своей кровати, сорвал с нее полог и рухнул лицом в подушку.
— Дождался, да? — зловещим шепотом произнес Малфой-младший. — А, Поттер? Как тебе, очень нравится? Если бы я хоть знал, к чему приведет…
Не докончив, мальчик в сердцах плюнул на пол.
— Сидел бы в своем Малфой-Мэноре и носу оттуда не высовывал, да? — голос у наконец-то повернувшегося к своему другу брюнета был каким-то бесцветным.
— ДА К ЧЕРТУ МАЛФОЙ-МЭНОР, ПОТТЕР! ЗАЧЕМ ТЫ СОГЛАСИЛСЯ ПОМОЧЬ ГРЭЙНДЖЕР? — казалось, что этот крик не сдержат даже заглушающие чары.
— Какое твое дело? Что ты там собирался дальше спросить? Не от большой ли дури в голове я это сделал? Отвечаю: да! От дури, и больше не от чего!
— Все из-за твоей чертовой грязнокровки! Когда дело до нее доходит, ты даже нас ни во что не ставишь! Она только скажет что-нибудь, а ты уже готов по всему Хогвартсу ради нее бегать! И нас в любую ею задуманную гадость втравить!
— Хватит, Малфой, я тебя слушать не обязан. Если что-то не нравится — никто тебя не держит.
— Вот! Стоило мне только что-нибудь о твоей Грэйнджер сказать — и все, тебя словно подменили! Очнись, Поттер, тебе думать надо, как нас вытащить из того болота, в котором мы по уши увязли по твоей милости! Да ты вообще думаешь о ком-нибудь кроме себя и этой Грэйнджер? Почему ты ее перед Снейпом выгораживал, а не нас? Ты хоть в курсе, что Рону теперь благодаря тебе Гильдии Алхимиков как своих ушей не видать? А…
— Прекрати, — глухо произнес Уизли, продолжая лежать лицом в подушку.
— Э-э… Рон? — блондин опешил. — Между прочим, ты теперь вместо Поттера виноватый оказался, а еще и защищаешь его. Не слишком ли?
— Нет, — Уизли, такой же бледный, как и до этого, оторвал лицо от подушки и презрительно посмотрел на своего «товарища». — Если ты не в курсе, Малфой, такое понятие как дружба включает в себя еще одно очень немаловажную вещь: взаимовыручка. А если же ты считаешь, что все твои дружеские отношения со мной и Гарри ограничиваются раздачей тумаков и язвительных высказываний — повторю только что сказанные слова: тебя никто не держит.
— Отлично! — Драко всплеснул руками. — Просто прекрасно! В таком случае не буду вас больше отягощать своим присутствием!
Коротко поклонившись, явно неслучайно этим напомнив мальчикам о существовании Этикета Чистокровных Магов, Малфой-младший круто развернулся и вышел из спальни.
— Рон, извини меня, — произнес спустя несколько секунд напряженного молчания Поттер.
— Да, ладно — забудь. Я к этому как-то спокойнее, чем Драко, отношусь, хотя, конечно, в чем-то он прав.
Брюнет тихо взвыл.
— Слушай, ну, хочешь, я сейчас к Снейпу пойду и все ему расскажу? — с тоской в голосе спросил он. — Скажу, что ты и Драко не виноваты — это я вас подбил на кражу ингредиентов. Может, он тогда…
— Но согласились-то мы сами! Нет, тебе к нему ходить ни в коем случае не надо, — рыжий мальчик выдавил подобие улыбки. — Ты не подумай, я тебя не обвиняю ни в чем. В конце концов, даже Драко скоро одумается и извинится — я в этом уверен.
— Это мне перед ним извиняться надо — из-за меня с крестным поругался…
— Да ну тебя, Гарри, такого крестного не дай Мерлин получить, — Рон присел рядом с Гарольдом и ободряюще хлопнул друга по плечу. — А насчет Малфоя — забудь. Перебесится. Говорю же: через годик-полтора Драко с Блэйз, наконец, со своим «совместным» будущим свыкнутся, ругаться по каждому поводу перестанут, и он тоже ради нее будет на край света бросаться. Вот тогда-то мы вместе сядем поболтать, вспомним этот случай и еще даже посмеемся над своей глупостью….
— Стоп-стоп, это ты о чем…? — Гарри виденье будущего своим другом не совсем разделял.
— Э-эх, Гарри, все очень просто: Малфоя раздражает, что ты ради Грэйнджер готов…
— Я уже от него слышал, что именно готов сделать!
— Понял, меняю тему разговора. В общем-то, у меня есть серьезные основания думать, что внеплановая истерика Малфоя — это еще не самое страшное.
— Ну, и?
— Мне надо, похоже, зелье Поиска варить, и чем быстрее — тем лучше.
— Ах, да, Снейп же тебе сказал «результаты» предъявить… вот гад. И что теперь делать?
— Опять шкуру бумсланга неизвестно где добывать — вот что.
Оставив Гарольда после этих слов прибывать в искреннем изумлении несовершенством мира, Уизли полез в свою тумбочку.
— У меня рецепт зелья Поиска где-то тут был — я хотел материалы по нему в своем докладе по Оборотному использовать. Хотя какой уж тут доклад… Гарри, с тобой все в порядке?
— Погоди, сейчас в себя приду, — мрачно буркнул брюнет, развалившись на своей кровати. — Мерлин, опять эта чертова шкура бумсланга! Теперь-то ее откуда достать? И чего вы, зельевары, ее так любите?
— Короче, вот состав, смотри, — Рон уселся на кровать своего друга с потрепанным листочком пергамента в руках. — Значит так, зелье варится в два приема: сначала — «основа», а потом «направляющая». Первая часть как раз содержит шкуру бумсланга и задает основное направление действия зелья, вторая — избавляет отвар от побочных эффектов и увеличивает силу его действия. Причем, желательно не напортачить в обеих частях, иначе могут быть некоторые… скажем так… неприятности. Сейчас сверимся по списку ингредиентов и посмотрим, чего у нас нет помимо этой самой бумсланговой «шкурки»… Нуте-с, глянем. Красный крапивочник есть, между прочим, еще с прошлого года валяется где-то. Росянник тоже есть.… Спорыш после приготовления Оборотного зелья остался.… Так, еще кое-что из этого списка у меня есть. Ага, нужна чешуя руноследа.
— Чешуя будет — Шинзора попрошу.
— Тогда идем дальше. Шелк акромантула. Отлично, только близкого знакомства с пауками мне не хватало.
— Акромантулы — это еще ерунда. Сходим в Запретный Лес и попросим часть паутины отдать…
— Ага! Сходим! Попросим! А они еще и оплетут, и даже яду в подарок нацедят! Совершенно задаром! Ладно, Мерлин с ними, переходим к «направляющей». Кора железного дерева, семена бергамота, цветок акаланты, дымчатый ивняк, листья примулы…
— Ронни, ты мне лучше скажи, что нам с бумслангом делать и его дурацкой шкурой?
Рональд задумался. Обшарив рассеянным взглядом комнату, он вскочил и стал задумчиво туда-сюда прохаживаться между кроватями.
— По-моему, я все-таки что-то напутал, — наконец выдал Уизли, — ее точно чем-то можно заменить…
— Знаешь, Рон, я тебя сейчас убью, — пообещал Гарри, нашаривая рукой на тумбочке волшебную палочку. — Сам распинался перед Гермионой по-поводу того, что, мол, бумсланг этот относится к незаменимым ингредиентам…
— Погоди, я сейчас за алхимической таблицей сбегаю, — рыжий мальчик, опасливо покосившись на друга, скрылся за дверью, предварительно сняв с нее запирающие чары.
Вернулся он несколько минут спустя с плотно смотанным рулоном бумаги и двумя исписанными кривым почерком пергаментами в руках.
— Так, держи, а я пока таблицу расстелю…
— Что значит — расстелешь? — поинтересовался Поттер, принимая из рук Рональда пергаменты.
— Сейчас поймешь, — последовал ответ, сопровождаемый широкой ухмылкой.
Уизли, отойдя к дальним кроватям, закрепил углы книгами и начал раскатывать рулон. По длине получилось как раз до двери в спальню.
— Ничего себе, — присвистнул Гарри.
— Ага, — Рон уселся в центре огромной таблицы, выискивая в столбце с ингредиентами шкуру бумсланга. — И можешь себе представить, что Мастер зелий типа Снейпа все это в голове держит?
— Не могу. В смысле — представить. Какая хоть длина у этой гадости?
— Где-то десять футов. И четыре-пять — ширина.
— Жуть, — покачал головой брюнет. — Мне даже жалко Снейпа.
— Ты лучше меня пожалей — мне все это надо учить.… Хотя нет, надо было. Так что можешь не жалеть…
— Рон, слушай, я…
— Кстати, можешь меня не убивать, — усмехнулся Уизли, прервав своего друга. — Я был почти прав. Рог двурога и шкура бумсланга в сочетании друг с другом действительно становятся абсолютно незаменимыми ингредиентами. В Оборотном зелье, например, именно они, плюс еще златоглазка, и дают эффект превращения. В нашем же случае вполне можно попытаться что-нибудь да поменять…
— А кто говорил, что составы зелья столетиями оттачиваются?
— Зелье Поиска открыли десять лет назад, а это, поверь мне, дружище, срок очень незначительный. Так что, думаю, мы можем даже какое-нибудь полезное открытие сделать…
— …Или подорваться, — съехидничал Гарри. — Рон, а, может, ну ее — самодеятельность эту? Неужели больше бумсланга этого негде со шкурой его достать?
— Негде, — помотал головой Рыжий. — Точно негде. Я же в тот магазин алхимический в Темной Аллее запрос посылал, когда мы еще оборотное начинали варить — у них даже поставок таких не ожидается в ближайшие год-два. А отвар из корня мандрагоры я, между прочим, там купил.
— Ладно, тогда приступай к расчетам того, что именно надо нам в составе зелья менять.
Рональд сразу скис.
— У-у, чуется мне — будем тут до самого утра куковать. Ну, давай сюда чистый пергамент и перо с чернилами — посмотрю, что можно делать. Ты пока тоже чем-нибудь полезным займись… хотя, стоп, раз ты у нас гений счета, будешь пропорции ингредиентов рассчитывать. Так что садись рядом, только ботинки сними — если замараем таблицу, мне Эйвери-старший голову оторвет.
— Так ты у него взял? — Поттер, сбросив ботинки, уселся по-турецки рядом с другом.
— Больше не у кого.
— Тогда можешь радоваться — с Рождества ты станешь одним из уникальных обладателей таблицы алхимических элементов. Ну, то есть, я тебе ее подарить собирался.
— Спасибо, а где достал-то?
— У Сорвина.
Уизли понимающе усмехнулся.
— Ладно, давай-ка тогда приступим к делу. Главными составляющими являются шкура бумсланга и шелк (ну, или паутина) акромантула. Вместе они дают эффект поиска предмета, а другие ингредиенты «основы» их только между собой «скрепляют». «Направляющая» часть зелья растворяет ядовитую составляющую паутины акромантулов. Сравниваем с Оборотным зельем… и получаем вывод: главное свойство бумсланга — нацеливание на определенный предмет.
— Значит, в таком случае именно рог двурога в Оборотном обеспечивает превращение?
— Похоже, — Рональд, нахмурившись, глянул на таблицу. — Так как нам надо заменять именно бумслангову шкуру — ищи ингредиенты с похожим эффектом. Эффект ингредиента дается в крайней правой таблице, совместимость — центральная.
Оба слизеринца «расползлись» по разным краям таблицы и начали поиски. Где-то полчаса спустя они, рассевшись по кроватям и потирая затекшие спины, решили подвести итоги.
— Ужин мы, конечно, пропустили, — начал рыжий мальчик под аккомпанемент своего пустого желудка, — но это еще не так страшно. Куда хуже то, что я нашел только два более или менее подходящих вместо шкуры бумсланга ингредиента, но в случае их использования придется капитально менять весь рецепт зелья, иначе у нас черт знает что получится. А я говорю сразу: даже учитывая все мои, как вы с Малфоем любите выражаться, «алхимические дарования», я зелье Поиска по абсолютно новому рецепту сварить не смогу. А если и даже и смогу, то не гарантирую отсутствие побочных эффектов от его применения.
— М-да, новости неутешительные. У меня дела обстоят чуть получше. Значит так, более или менее подходит коготь химеры: придется только росянник в составе заменить — при попадании в один котел они дают выброс яда. Но когти эти так просто не добудешь — их в Европе почти не осталось, химеры-то ведь все повымерли. Идем дальше. Следующий вариант — волоски из шерстяного покрова акромантулов.
— Бе-е! Да ну…
— Не «да ну», а очень даже подходят, но тогда придется спорыш убрать вообще — одно в другом при попадании в одно и то же зелье растворяется.
— Точно «бе-е»! Где же я тебе найду ингредиент, сходный по свойствам со спорышем? Это же вообще из области фантастики! Тогда просто совсем другое зелье варить надо. Дальше давай, — Рон, свесившись с кровати, сосредоточенно шарил рукой в чемодане.
— Тогда еще можно использовать корень Нинруота.
— Чего-чего? Что-то я о нем не слышал…
— Разве такое бывает? — ухмыльнулся Поттер. — Ладно, не важно. В этом случае нам придется исключить из состава только листья примулы.
— Жалко, придется его чем-то посильнее заменять….
— Не придется. У этого корня Нинруота есть побочный эффект — выделение эссенции, называемой «ризора», а именно из-за нее, кстати, в составе зелья Поиска и есть примула.
— Это откуда ты таких знаний набрался? — Рон с наигранным изумлением уставился на друга.
— А, так, ерунда — в Запретном Лесу на этот корешок наткнулся и спросил потом про него у Хагрида.
— Ага, а Хагрид тебе прямо все это так и выдал?
— Ну, не совсем. Просто в том же самом Лесу примулу днем с огнем не сыщешь, а у Хагрида в хижине прямо-таки целый бидон «ризоры» стоит. Вот я у него и поинтересовался — откуда берет.
— Понятно. Значит, нам с этим корнем Нинруота очень крупно повезло — он растет в твоем любимом Запретном Лесу — наведаемся туда, и все дела!
— Что-то раньше ты такого сильного желания побывать там не изъявлял, — пробормотал Гарольд.
— А тогда производственной надобности не было, — парировал Рон. — К тому же нам теперь терять нечего — Снейп все равно….
— Рон, хватит, ладно? У меня уже такое чувство, что я до утра не доживу — совесть в конец умучает.
— Ладно, молчу. Кстати, ты в курсе, что подбор нужного ингредиента был только началом? Нам теперь все пропорции в зелье надо по-новой рассчитывать!
У Поттера картинно отвисла челюсть.
— Что, прямо-таки все? Мерлин, спаси и сохрани!
Распахнулась дверь в спальню, на пороге появились сытые и довольные «дуэльным зрелищем» слизеринцы-второкурсники.
— Стоп! — гаркнул Уизли, кубарем скатываясь с кровати. — На таблицу в ботинках не наступать!
— На таблицу? А я думал, что это новый ковер такой, — пошутил Нотт, осторожно пробираясь по узенькой полосочке каменного пола к своей кровати.
— Вы бы ребята ее убрали от греха подальше, — посоветовал Эдвард, признав в таблице главное сокровище своего старшего брата. — Если изгваздаете — братишка взбесится.
— Да поняли уже. Она нам все равно не нужна больше. Гарри, смотай это чудо и пошли в гостиную — здесь чем-либо серьезным сейчас заниматься будет совершенно невозможно — такой ор поднимется…
— Давайте, идите отсюда, — дружелюбно усмехнулся им в спины Роджер Мун, глядя, как Эйвери и Нотт уже успели затеять между собой перепалку. — Без вас обойдемся.
В гостиной факультета действительно было потише. Наверное, потому, что там сидели старшекурсники и выполняли заданные на каникулы задания. Рон Уизли, смерив скептическим взглядом камин, а особенно часто из него вылетавшие искры, предложил обосноваться за одним из столов у окна.
С расчетами мальчики мучались до полуночи, а потом, просто-напросто уснули в креслах.

* * *

Подошел к концу первый семестр, и на школу опустилась небывалая доселе тишина. Это легко можно было объяснить тем, что после нападения на Джастина Финч-Флетчли и Почти Безголового Ника на каникулы оставаться в замке почти никто не захотел, тем более, после того как выяснилось, что Джереми змееуст. Его теперь побаивались ничуть не меньше, чем его брата, открыто везде с собой носившего руноследа.
С Драко Малфоем Рон и Гарри так и не помирились, как, впрочем, и старались не попадаться на глаза Снейпу, который на последних уроках у старшекурсников, судя по их же рассказам, рвал и метал. Причем, несколько раз снял баллы даже со своего факультета, что было чем-то вовсе невероятным.
Рождественское утро двое друзей встретили в креслах гостиной, в очередной раз, уснув на кипе пергаментов с длинными столбцами вычислений. Потянувшись, размяв затекшие спины и хрустнув косточками, оба мальчика отправились в спальню — разворачивать подарки. Рону мать прислала очередной, по его словам, свитер, вместе с мешком сладостей и коротеньким письмом. Так же рыжему слизеринцу пришли подарки и от Билла с Чарли — двух его старших братьев. Первый выслал брату золотую статуэтку-сфинкса, а второй — несколько метров драконьей кожи вместе со склянкой драконьей же крови. Получив еще и обещанную Поттером таблицу ингредиентов, Рон находился на седьмом небе от счастья, забыв об обступивших его со всех сторон проблемах. Гарольда тоже ожидали подарки. Лили Эванс, потребовавшая в начале учебного года от сына подробных письменных отчетов о его «похождениях» и буквально засыпавшая его письмами, прислала большую энциклопедию магических животных. Ремус Люпин, которому в этом году тоже вздумалось быть лично осведомленным о каждом шаге своего крестника, ему подарил набор особых чернил, способных менять свой цвет и даже делаться невидимыми.
В этот раз, получая подарок от своего далеко небогатого крестного, Поттер наконец-то перестал чувствовать угрызения совести: он очень хорошо и основательно позаботился о том, чтобы Ремусу было на что отпраздновать Рождество, и чтобы он, наконец, перестал быть таким худым и осунувшимся, каким его видел слизеринец пол года назад перед отъездом в жаркие страны.
Рон и Гарри получили так же подарок от Хагрида: лесничий им презентовал перечень животных и растений Запретного Леса собственного составления. От Драко Малфоя оба мальчика ничего не получили, но и не особенно об этом переживали. Так что, поднимаясь в Большой зал на праздничный завтрак, они были полны радужных мечтаний. В Оборотное зелье оставалось только добавить златоглазки, и оно было уже готово. Вычислительные же работы над зельем Поиска постепенно подходили к концу, так что и здесь все было благополучно.
За слизеринским столом мальчиков уже ожидала решительно настроенная Блэйз Забини, а так же демонстративно не смотревший в их сторону и сидевший в гордом одиночестве на противоположном краю стола Драко Малфой.
— Доброе утро, — поприветствовал девочку Рон.
— Доброе? — Забини нахмурилась. — И это мне говоришь ты?
— А что не так? — осторожно поинтересовался рыжий слизеринец, усаживающийся за стол вместе с Гарольдом.
— Вы, что, с Малфоем поругались? — она села напротив двух товарищей, явно собираясь добиться от них информации.
— Похоже, что так, — вздохнул Поттер. — Кстати, Блэйз, извини, но наши планы придется несколько поменять. Я понимаю, что ты ожидала….
— Все в порядке, — неожиданно спокойно улыбнулась мисс Забини. — Я понимаю, мальчики. Но Малфою я все равно устрою разборку, как вы меня не отговаривайте! Я ему все выскажу, что думаю по этому поводу!
— Знаешь, что-то мне не кажется, что мы с Гарри в нынешней ситуации будем тебе препятствовать, — слабо улыбнулся Уизли. — Я, кстати, с ним пытался заговорить на днях… — на этих словах рыжий мальчик замолчал и уткнулся взглядом в какую-то мелкую щель в кладке стен Большого зала.
В общем-то, для ясности дела стоило бы добавить, что с Малфоем пытался помириться и Гарри Поттер. Причем, попытки эти предпринимались не раз, но ничего нового они не приносили: все извинения Поттера упирались в глухую стену под названием «Воплощенная гордость и самомнение всего славного рода Малфоев». Поэтому, темноволосый слизеринец, решив, что раз Малфой такой гордый, не надо на него тратить время и нервы.
— Я, если честно, вообще удивляюсь, как это вы до сих пор с ним не разругались! — слизеринка поджала губы и, слишком сильно взмахнув руками в порыве чувств, задела масленку. — Он временами совершенно невозможен!
— Эм-м, Блэйз, ты меня поправь, если я не прав, но вы с Малфоем, вроде бы, очень даже мирно сосуществуете… — произнес Гарри.
— Это только на первый взгляд, — пренебрежительно фыркнула девочка. — Вы с Ронни замечаете только положительные моменты наших отношений, которые, вообще-то бывают достаточно редко — большую часть времени мы ругаемся. А вообще у нас с Малфоем натуральная война идет, и это, несмотря на то, что я, в принципе, готова проявить о нем заботу.
На последних словах она весело усмехнулась. Поттер и Уизли обменялись красноречивыми взглядами.
— В общем, характер у него гадостный. А вы, ребята, не беспокойтесь так, я с ним хорошенько поговорю, — объявила Блэйз и, еще раз улыбнувшись мальчикам, отошла.
В Большой зал впорхнула стая сов, разносившая рождественскую почту. Поскольку ни одна птица громким карканьем и бессистемными метаниями из стороны в сторону из этой массы не выделялась, Гарри решил, что Ракшас опять мотается где-то по Запретному Лесу.
— Смотри, — Рон ткнул вилкой в сторону Малфоя-младшего, возле которого опустился большой черный филин. — Что это он бледный такой?
А Драко Малфой действительно не выглядел особенно обрадованным письму, которое он отвязывал от лапы почтовой птицы.
— Кстати, ты заметил, что Малфой без амулета ходит? — спросил Рон несколько минут спустя, когда оба слизеринца, доев пудинг, собрались идти в туалет Плаксы Миртл, чтобы добавить в Оборотное зелье последний ингредиент.
— Заметил, — кивнул Гарри. — Хочешь ему об этом лично сообщить?
Уизли закатил глаза, и, буркнув что-то вроде «не дай Мерлин», прошел к кабинке, в которой кипел на маленьком огне котел с Оборотным зельем. Достав из сумки бумажный пакет со златоглазками, Рон, что-то бурча себе под нос, начал их потихоньку высыпать.
Через несколько минут в дверях появилась Гермиона. Выглядела она порядком расстроенной.
— Ребята, вы здесь? — получив в ответ неразборчивое мычание Поттера, она вошла.
— Еще пара минут, и зелье будет готово, — сообщил ей Рональд.
— О, хм-м, хорошо. Я вообще-то…
— Кстати, первоначальный план придется слегка изменить — нам с Джинни лучше всего будет встретиться не в гостиной, а в библиотеке. И, да, еще кое-что: Малфой присутствовать не будет — у нас с ним…
— Так я об этом и хотела поговорить! — воскликнула Гермиона, нервно переминавшаяся с ноги на ногу.
— Ну? — Рон погасил огонь под котлом и посмотрел на гриффиндорку.
— Я хотела извиниться. У вас из-за меня случились очень большие проблемы…
— М-да? А кто это такой языкастый, что новости о наших проблемах даже до тебя дошли?
— Я в коридоре с Блэйз столкнулась, и она сказала…
— Мы догадываемся, что она сказала.
— Вот я и хотела перед вами извиниться…
— Да что ты, Грэйнджер, мы уже почти привыкли! — с сарказмом воскликнул Рон. — Уже второй раз мы на грани отчисления, а все благодаря тебе! Огромное спасибо!
— Я же не… — девочка покраснела до корней волос.
— Так, в общем, мы ждем Джинни за час до обеда в библиотеке. Секция Высшей трансфигурации. Все, пока, Грэйнджи!
И, схватив за руку молчавшего на протяжении всего этого диалога брюнета, Рональд рысью выбежал из девчачьего туалета и потащил друга в сторону библиотеки.
— Рон, отцепись от меня! — воскликнул упирающийся Гарольд.
— Нетушки, идем в библиотеку — мне как раз надо расчеты доделать по пропорциям ингредиентов.
— Я, между прочим, с Гермионой не договорил!
— Вот и замечательно! Пускай в этот раз она угрызениями совести подольше помучается — в конце концов, мы по уши в таком болоте благодаря ей увязли… и вообще, Гарри, у тебя вообще хоть какое-нибудь чувство гордости имеется в наличии?
— Тебе прямо сейчас его продемонстрировать? — мрачно осведомился мальчик.
— Нет, благодарю.
Под пристальным взглядом мадам Пинс оба слизеринца прошли к стеллажам с книгами по трансфигурации.
— Между прочим, — продолжал говорить Рон, — Блэйз надо большое человеческое спасибо сказать — правильно сделала, что воззвала к совести Грэйнджер, иначе не успели бы мы оглянуться, а она нас опять во что-нибудь бы втянула.
— Рон, видишь перед собой пергамент?
Рыжий мальчик, явно не понимая, что имеет в виду его друг, кивнул.
— Так будь добр — уткнись в него и молчи.
Уизли в ответ только вздохнул.
Лже-Блэйз, а точнее — Джинни Уизли появилась в секции Высшей Трансфигурации раньше срока. Видимо, Гермиона испугалась, что ее «товарищи» из Слизерина могут вдруг резко передумать и всю затею с Оборотным зельем пустить на ветер.
Смерив девочку подозрительным взглядом, а заодно и скосив глаза на осколок магического зеркала, Рональд тихо буркнул:
— Ладно, хоть догадались слизеринскую мантию и галстук на нее натянуть.
Джинни себя чувствовала крайне неуютно. Способствовать этому должен был тот факт, что Джереми уже, наверное, в истерике бьется, обнаружив у себя пушистые кошачьи уши и хвост. Неуверенно оглядевшись, Уизли-младшая направилась к мальчикам, стараясь воспроизвести непринужденную походку.
— Привет, мальчики, — гриффиндорка уселась на скамью рядом с Поттером.
— Ну, здравствуй.
— А Драко где? — сразу же осведомилась лже-слизеринка.
— Погулять ушел. А ты по какому поводу, собственно, нас вниманием удостоила? — отложив пергамент в сторону, поинтересовался Гарольд.
— Да так… поболтать захотелось.
— Вот и шла бы к своим подружкам — к Трэйси, Миллисенте и Амели.
— Просто мне интересно узнать ваше мнение по поводу нападений, — бесхитростно заявила Джинни. — А с девочками мы уже все обсудили.
— Какое тут может быть мнение? Ты же прекрасно знаешь, что мы только догадываться можем, кто это вытворяет…
— Догадываться? — у младшей Уизли загорелись глаза.
— Конечно. Это точно не мой братец, — фыркнул Гарри, мельком приметив, как на лице Джинни проступает облегчение. — И все эти слухи, что он Наследник Слизерина — полная чушь. Если уж кому и быть Наследником, то это мне, — получив под столом чувствительный пинок от Рональда, он предусмотрительно произнес: — Но ты сама знаешь, что я просто физические не мог организовать нападения — я был в совершенно другом месте.
— Я слышал, что Тайную Комнату последний раз открывали лет пятнадцать назад, — начал Рон, незаметно скосив глаза в сторону своей младшей сестры.
— Нет, ты, наверное, ошибся — это сделали пятьдесят лет назад, — прервала его девочка, но, поняв, что сболтнула что-то лишнее, быстро добавила: — Хотя, скорее всего, неправа именно я.
— Так вот, того, кто ее открыл тогда, упекли в Азкабан…
— Да нет же! Его просто из школы исключили! — Джинни вскочила со скамьи. — Это был Хагрид!
— Хагрид? Откуда ты знаешь? Ты, к тому же, с ним, вроде бы не особенно знакома… — неприятно ухмыльнувшись, спросил Гарольд.
— Я… так просто… слышала…
— И от кого?
Гриффиндорку передернуло, и вдруг в ней что-то изменилось. Мальчики сумели заметить эту перемену только благодаря тому, что постоянно за ней наблюдали.
— Я читала старые газетные подшивки, — тон Джинни был спокойным и уверенным, а ее неумелые попытки изображать из себя Блэйз стали ни с того ни сего наредкость убедительны. — Кстати, еще я точно узнала, что в тот раз убили одну из грязнокровок…
Рон и Гарри переглянулись.
— Спорим, и в этот раз кого-нибудь убьют? Было бы неплохо, если бы на это раз жертвой стала Грэйнджер!
— Вообще-то, до сих пор еще никого не убили, — заметил побледневший Рон. Ему не надо было быть эмпатом, чтобы понять — с Джинни что-то не так. — Даже филчеву кошку. Я ее, между прочим, лично воскресил.
— А у тебя еще осталось зелье из корня мандрагоры? — словно бы ненароком обронила девочка.
— Ты же знаешь, что нет! Его все-то малюсенькая скляночка была… — Уизли поздно спохватился и попытался исправить положение: — Но я легко могу сварить еще — я же врожденный алхимик.
— А как же ингредиенты? — невинно поинтересовалась Джинни.
— Их достать легче легк… — на этот раз пинок под столом получил уже Рональд. — В общем.… Кстати, а в газетах случаем не говорилось, кто выяснил о том, что Тайную Комнату открыл именно Хагрид?
— Это был Том Риддл.
Поттер поцокал языком. Судя по виду, ему явно не давала покоя какая-то мысль.
— Джи.… То есть, Блэйз, ты никуда не опаздываешь? — поинтересовался он, мельком глянув на часы и на медленно начавшие приобретать рыжий оттенок волосы лже-слизеринки.
— Ах, да, — девочка взмахнула рукой, словно бы отгоняя назойливую муху. — Мне действительно нужно идти…
Несколько минут спустя, удостоверившись, что она ушла, Рон спросил:
— Ну, и что ты думаешь по этому поводу?
— Черта с два это был Хагрид.
— Да я не про это. Ты заметил, как себя странно вела Джинни?
— Я заметил, как ты на нее сначала наложил заклятие «Lingua», а потом оно вдруг перестало действовать.
— Это она его сняла!
— Рон, глупостей не говори. Ты сам, наверное, его толком наложить не сумел — оно же, все-таки, не к «низшим» чарам относится.
— Слушай, я уверен, что…
— Да-да, я с тобой согласен, действительно что-то с ней произошло, но если мы не можем определить, что именно, может, стоит лучше обсудить то, о чем мы имеем хоть какое-то представление?
Уизли недовольно передернул плечами.
— Ты, Рон, между прочим, тоже хорош! Сидишь и преспокойно все ей выбалтываешь.
— Кто бы говорил! — фыркнул Рональд в ответ. — «Уж лучше Наследником быть мне»! Умник!
— Единственное, что меня действительно беспокоит — так это упоминание о Томе Риддле, — вздохнул Поттер, благополучно пропуская реплику друга мимо ушей. — Помнишь, он сам говорил, что учился пятьдесят лет назад? Теперь выясняется, что он еще и участвовал в «закрытии» Тайной Комнаты. Мне все это совершенно не нравится.
— Ну, предположим, не стоило бы так уж сразу верить моей сестрице — она могла откуда угодно взять это имя.
— А если предположить, что она сказала правду?
— Тогда надо просто-напросто идти к Хагриду и самим у него спросить! — Уизли смахнул пергаменты с расчетами в сумку. — Чего сидишь? Это ведь твоя идея была.
Слизеринцам повезло — лесничий был у себя в хижине, так что продрогшему по дороге Рону досталось теплое местечко у камина, а Гарольду — чашка горячего чая, который тот так обожал.
— Так вы, значит, эта, решили на каникулы остаться в школе, ага? А я смотрю — все студенты разъехались по домам.
— Ну, да. Все очень напуганы происходящим, — осторожно произнес Рон.
Полувеликан тяжело вздохнул и уставился в окно.
— Хагрид, мы тебя хотели кое о чем серьезном спросить.
— Ну, чего?
— Тебя ведь из школы исключили почти пятьдесят лет назад, так? — Поттер глянул на лесничего поверх своей ведрообразной чашки.
Тот от удивления выронил из рук сковороду. Во все стороны брызнуло масло и полетели куски подгоревшего картофеля.
— Вы… эта… откуда… узнали? — Хагрид, потеряв от волнения способность связно говорить, резко побледнел и попятился, уткнувшись спиной в комод.
— Газетные архивы проглядывали, — мрачно хмыкнул Рональд.
— Почему тебя исключили, Хагрид? — тихо спросил Гарри.
Лесничий практически рухнул в стоявшее неподалеку кресло.
— Так вы… эта… раз читали… знаете, наверное, за что…
— Мы газетам не верим, и хотим узнать правду. От тебя.
Замер даже громко чавкавший куском мяса Клык.
— Ну, дык… я даже не знаю… Меня, эта, обвинили в том, что я эту самую Комнату, ну — Тайную, открыл. Но это не правда! Честно говорю! Я просто в то время в школе акромантула небольшого держал — яйцо его в карты выиграл... Ну, я его обхаживал, растил… только он… эта… людей — ни-ни! Поклясться могу! А в школе как раз начались всякие… эти… ужасы твориться. На студентов нападали. Прямо как сейчас, да! Одну девочку с моего курса вообще убили.… Тогда директором еще Армандо Диппет был, так ему Попечительский Совет… эта… ну… ультиматум предъявил: или он убийцу найдет, или школу закроют.
Полувеликан замолчал, нервно теребя в руках свой безразмерный платок.
— Продолжай, Хагрид, мы тебя внимательно слушаем, — сказал Рон.
— Ну, тогда слизеринец один был… староста… его Том Риддл звали. Так он очень уж не хотел, чтобы школу закрывали — он сирота был, и, если бы школу прикрыли, ему пришлось бы тогда в приют возвращаться. Так вот, взялся Том Риддл расследовать — что к чему. Он вообще славный малый был.… Только, видимо, убийца этот Тому голову крепко заморочил, а сам решил свою… эта… деятельность прекратить — шуму больно много поднялось из-за убийства девочки. Так вот Риддл случайно на меня наткнулся, а я как раз хотел акромантула на свободу выпустить — тот уже вырос, самостоятельный стал более или менее, да и сам почему-то вон из школы рвался.…А Том меня с Арагогом и увидел. И решил, что Арагог — это тот самый Ужас из Тайной Комнаты.
— Постой, Арагог — это тот акромантул? — переспросил Гарольд.
— Ну, да. Он и сейчас в Запретном Лесу живет. Та колония, которую ты видел, Гарри, — его семейство.
Поттер присвистнул.
— Так вот, эта, Том решил, что во всем я виноват, и про меня директору рассказал. Диппет уж меня совсем хотел в Азкабан посадить, но профессор Дамблдор вступился… добрейшей души человек… к его мнению уже тогда прислушивались. Дамблдор меня попросил в школе оставить — в качестве лесника. Вот я тут и живу с того момента.
— Спасибо, Хагрид, — задумчиво протянул Поттер. — Так ты сказал, что в прошлый раз убили девочку, верно?
— Ну, да. Ее прямо… эта… то ли в коридоре… толи еще где…
— Хагрид, а вот ты про Арагога упомянул. Что он, мол, просился, чтобы ты его побыстрее выпустил…
— Было такое дело. Он действительно меня просил его подальше от школы оставить, да. Что-то ему не нравилось.… Дык, не он один такой был — я своими глазами видел, как из замка целые стаи паучьи убегают к Лесу Запретному.
— Прямо так и убегают? — удивился Рональд.
— Ага. И вот сейчас то же самое происходит... Стоп! Так вы, эта, опять что ли, куда не надо полезли? — встрепенулся вдруг лесничий. — Вам прошлого года мало было?
— Нет, мы никуда не лезем, — быстро ответил Уизли и тише добавил:
— Отбили все желание нос совать куда не надо.
— Вы, эта, не суйтесь! Если даже такому умному, как Том Риддл голову затуманили — вы и подавно в беду попадете! Мало ли что у этого преступника на уме…
— Все в порядке, Хагрид, нам просто стало интересно.
— Странные интересы у вас. Ладно, уж идите в замок — сейчас уже обед будет, а мне еще прибраться надо…
— Ну, и что теперь? — поинтересовался Рон, бодро огибая особенно большие сугробы на пути к зданию школы.
— Теперь поесть. А потом думать — долго и упорно. У меня есть такое чувство, будто мы что-то очень важное упустили. И с этим как-то связан дневник.
— Как раз таки дневник-то мы и упустили, Гарри…
Рона прервал недовольный возглас, донесшийся из главных ворот замка. К мальчикам бежала, впопыхах на себя натягивая теплую мантию, Гермиона Грэйнджер.
— Почему вы не сказали мне? — воскликнула она.
— О чем? — скептически осведомился Рональд. — Мы тебе, Грэйнджер, и так все свои планы выдаем на блюдечке с белой каемочкой!
— О Томе Риддле и о Хагриде! — гриффиндорка от возмущения притопнула ногой. — О том, что Хагрида из школы исключили именно во время того, когда в первый раз была открыта Тайная Комната. Вы мне ничего не сказали!
— Мерлин, Гермиона, мы сами об этом узнали от Джинни, а вот сейчас ходили проверять информацию... — пожал плечами Гарольд.
Девочка на него недовольно воззрилась.
— Мне Джинни сказала, что она все узнала от вас.
Слизеринцы переглянулись.
— Что-то обстоятельства меня совсем не радуют, — покачал головой Уизли.

Однажды пламя Ада доберется и до вас.
Торент - трекер BattleKnight Травиан
Спасибо: 0 
Профиль
Тему читают:
- участник сейчас на форуме
- участник вне форума
Все даты в формате GMT  3 час. Хитов сегодня: 5
Права: смайлы да, картинки да, шрифты да, голосования нет
аватары да, автозамена ссылок вкл, премодерация откл, правка нет



Создай свой форум на сервисе Borda.ru
Текстовая версия



Снарри-форумЯмаSnape UnsnapedRussian Fan Fiction HistoryСказки...Семейные архивы СнейповКлуб Любителей СойераТайны темных подземелий
УсадьбаВидения Хогвартсафемслеш и юриДомианаСайт о Гарри Поттере.Всегда самые горячие новости. Отряд Дамблдора ждет тебя!Библиотека фанфиковХогвартс Нэт